Античные критики христианства: Кельс, Юлиан Отступник, Порфирий

 

Становление христианского мировоззрения проходило в состоянии жестокой борьбы идей, в ходе которой античные мыслители нередко выступали с чувствительной критикой христианства.

Так Кельс (Сelsus, по-русски часто пишется и читается как Цельс), о личности которого почти ничего неизвестно, философ-эклектик II в., усвоивший идеи эпикуреизма и платоновской школы, в своем сочинении «Истинное слово» (ок. 150) собрал аргументы, свидетельствующие в пользу ложности христианского учения, которое он понимал как одно из ответвлений иудаизма. Об этом сочинении мы знаем благодаря написанному позднее в ответ произведению Оригена «Против Кельса», в котором подробно излагаются мысли оппонента.

Согласно Кельсу, противоречивость христианства – в его нерационализируемой мифологичности. Грубым мифом, противным здравому смыслу он считает непорочное зачатие девы Марии. Библейские описания чудес – сказочные повествования, рассчитанные на малограмотных бедняков (каковыми и являются в большинстве своем приверженцы христианства). Боговоплощение в Иисусе, по его мнению, принижает образ Бога, ставя его в зависимость от низменного – плоти и крови; да и человек – не та персона, ради которой Отец стал бы обрекать на страдания своего Сына. Для Кельса, представителя античной культуры, человек – не особое творение, а часть космоса. Христианское учение о Царстве Божием, по Кельсу, представляет собой искаженное учение платоновской школы об идеях вперемежку с мифологией персидских магов, учение о дьяволе – следствие неправильно понятых мыслей Гераклита о борьбе как принципе устройства вселенной. Со своей стороны Кельс демонстрирует приверженность древним богам, олицетворяющим, по его мнению, традицию и единство полисного общества, столь необходимые Римской империи. Интересно, что среди аргументов Кельса можно найти и не только логические, но и эстетические (в частности, чисто античная мысль о том, что Боговоплощение должно было бы произойти в более совершенном, атлетически сложенном человеческом теле, нежели тело Христа).

Говоря о критиках христианства, следует упомянуть о Флавии Клавдии Юлиане (331-363), императоре Юлиане Отступнике, который во время своего короткого правления (361-363) провозгласил принцип свободы вероисповеданий, на время лишив христианство статуса официальной религии в Риме. В сочинении Юлиана «Против христиан» воспроизодятся мысли, схожие с аргументами Кельса. В частности, Юлиан критикует Заповеди, обращая внимание на их обыденный морализирующий характер и подчеркивая, что присущие ветхозаветному Богу черты, в т.ч. ревность к поклонению «другим богам», не достойны Творца, разбирает другие библейские сюжеты и обнаруживает в них противоречия. По мнению Юлиана, христиане не дали ничего нового ни в философии, ни в литературе, ни в науке.

Самым известным философом, критиковавшим христиантво, был Порфирий 232/233 – ок. 304), представитель неоплатонической традиции, ученик основателя неоплатонизма Плотина (205-270). У Порфирия критика также строилась на анализе библейских текстов, в первую очередь Евангелий, Посланий ап. Павла, а также апокрифического «Апокалипсиса» ап. Петра. Порфирий отрицает возможность чудес («Вознесение противоречило бы порядку вещей»), ужасается неточно приводимой им самим фразе «Если не будете есть плоти моей и крови моей» и отстаивает культы римских богов.[1] Тема взаимовосвязей между неоплатонизмом и раннехристианской мыслью требует, однако, более широкого рассмотрения.

 



[1] Ранович А.Б. Первоисточники по истории раннего христианства. Античные критики христианства. М., 1990. С. 241.

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 25.3.2014
Страница сформирована за 15 мс 
Яндекс.Метрика