ИУДАИЗМ

 

Иоханан бен-Заккай (Johanan ben Zakkai) (1 век н. э.), палестинский еврейский мудрец, основатель академии и раввинистического синедриона с законодательными функциями в Ямнии; оказал решающее влияние на развитие традиционного иудаизма после разрушения Второго Храма в Иерусалиме (70 г. н. э.).

 

Об Иоханане бен-Заккае сохранилось очень мало достоверной биографической информации. То же можно сказать и о всех других талмудических учителях (раввинах, занимавшихся интерпретацией и практическим применением Устного Закона): в талмудических и мидрашистских источниках (сочинениях, содержащих, главным образом, комментарии и интерпретации священных текстов) главное внимание уделялось учениям мудрецов и тому, интересы какого течения они представляли, а не их жизненному пути. О рабби Иоханане нам известно следующее. Ещё до 70 г. н. э. он становится одним из основных представителей фарисеев в полемике со жреческими и саддукейскими авторитетами. (Фарисеи настаивали на ригористичном соблюдении Закона и придании устной традиции нормативного статуса; они также стремились путём интерпретаций традиционных установлений приспосабливать их к изменяющимся условиям жизни. Саддукеи, элитарная консервативная группа, признавали авторитет только Писаного Закона и в меньшей степени, нежели фарисеи, позволяли себе отходить от буквального смысла текста при истолковании Торы.) Школа рабби Иоханана была столь авторитетна, что люди, стремившиеся к учению, готовы были при необходимости пойти на любые лишения, лишь бы быть в неё принятыми. Иоханан бен-Заккай находился в оппозиции к тем, кто стремился к войне с Римом любой ценой. Согласно сообщениям большинства источников, он покинул осаждённый Иерусалим в возрасте 70 лет (хотя возможно, что ему было тогда ещё 68) и, появившись в римском лагере, сумел каким-то образом получить у римлян разрешение на учреждение академии в Ямнии (Явнэ), близ иудейского побережья Средиземного моря. Здесь к нему присоединилось несколько его любимых учеников. Двоим из них, Елеазару бен-Гиркану и Йошуа бен-Ханании (согласно преданию, им удалось вынести своего учителя из осаждённого Иерусалима в гробу), суждено было стать в конце 1-начале 2 века н. э. ведущими религиозными учителями своего поколения и оказать большое влияние на крупнейших религиозных учёных следующего поколения.

 

Не впадая в преувеличение можно констатировать, что учение рабби Иоханана не сводится лишь к нескольким приписываемым ему речениям; при воссоздании его концепций следует также учитывать многочисленные восходящие к нему идеи, получившие своё отчётливое выражение уже во 2-м веке: например, что добрые деяния искупают грехи не менее эффективно, чем храмовые жертвоприношения, и что именно они являются основой мироздания с момента его творения; что изучение Торы (Божественного Учения или Закона) являются главной целью человека и высшей формой служения Богу; что ряд ритуалов и установлений, ранее ограниченных Богослужением в Храме, после разрушения Святилища должны быть приспособлены к новым условиям и "служить в качестве напоминаний о Храме"; что несмотря на уникальную святость Иерусалима, теперь, после разрушения Храма, основные решения, касающиеся ритуалов и учения, должны приниматься на заседаниях авторитетных религиозных учёных, проводимых там, где им позволят собраться обстоятельства. Эти поистине радикальные представления становятся нормативным раввинистическим учением и составной частью иудаистской религии.

 

Таким образом, можно констатировать, что, учредив в Ямнии главную палестинскую академию и раввинистический синедрион с законодательными функциями, рабби Иоханан, тем самым, создал условия для развития основополагающих иудаистских традиций после разрушения Храма; кроме того, своевременно почувствовав необходимость в реинтерпретации унаследованных традиций применительно к новым обстоятельствам жизни, он заложил основы для развития талмудического и раввинистического иудаизма.

 

Главным занятием Иоханана бен-Заккая и его учеников было изучение и дальнейшее развитие Закона (Галахи). Они также занимались изучением Аггады (повествовательных раввинистических текстов), особенно в связи с библейской экзегезой (Мидрашом), разъяснением и интерпретацией библейских произведений. Помимо этого, рабби Иоханан и некоторые из его учеников интересовались эзотерическими темами, связанными с проблемой Творения и видениями Меркавы (Божественной Колесницы, образ которой восходит к 1-ой главе книги пророка Иезекиила). И наконец, по крайней мере в период до разрушения Храма (а возможно, также и после этого), Иоханан, по-видимому, время от времени организовывал заседания, на которых обсуждались некоторые этико-философские вопросы, т. е. проводились типичные для эллинистическо-римской аудитории философские дискуссии. В своих гомилетических интерпретациях Священного Писания Иоханан умел блестяще соединять символические и рационалистические элементы. Почему не разрешалось использовать отесанные камни для постройки жертвенника? Потому что железо является орудием разрушения, а алтарь Бога предназначен для того, чтобы нести мир, отвечал Иоханан. Почему в ухе того, кто предпочитает рабство свободе, должно быть проделано отверстие? Потому что мы, рабы Божие, собственными ушами слышали Синайские заповеди. Так пусть же не прислушавшееся ухо будет проткнуто. Вот типичные примеры комментариев рабби Иоханана бен-Заккая к библейским законодательным текстам. Хотя он и выступал против того, что, как ему казалось, является ничем не подтверждаемыми мессианскими прокламациями, тем не менее, одно предсмертное речение этого рабби позволяет заключить, что и ему не были чужды рассуждения на мессианские темы.

 

Рабби Иоханан бен-Заккай был, по-видимому, наиболее значительной фигурой среди всех палестинских еврейских мудрецов 1 века н. э. и оказал наибольшее влияние на последующие поколения религиозных учёных и духовных лидеров. В истории талмудической литературы и раввинистических учений Иоханан справедливо рассматривается как продолжатель традиции Гиллеля, однако, это не следует понимать в том смысле, что он воспринял только учение Гиллеля.

 

БИБЛИОГРАФИЯ

 

Jacob Neusner, A Life of Yohanan ben Zakkai, ca. 1-80 C. E., 2nd ed. rev. (1970), Development of a Legend: Studies on the Traditions Concerning Yohanan ben Zakkai (1970) и First Century Judaism in Crisis: Yohanan ben Zakkai and the Renaissance of Torah (1975, переиздано в 1982).

 

Пер. и ред. И. Р. Тантлевский

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 25.3.2014
Страница сформирована за 31 мс 
Яндекс.Метрика