ИУДАИЗМ

 

Гиллель (Hillel)

 

 

(вторая половина 1-го в. до н. э.-ок. первой четверти 1 в. н. э.), еврейский мудрец, наиболее известный комментатор Библии и истолкователь иудаистской традиции своего времени. Он был почитаемым главой школы, названной его именем - Дом Гиллеля, а его тщательно разработанная экзегетическая система стала называться семью правилами Гиллеля.

 

Гиллель родился в Вавилонии, где получил начальное и среднее образование. Молодым человеком он прибыл в Палестину с целью продолжить своё образование под руководством ведущих учителей Священного Писания и Устного Закона, принадлежавших к секте, или партии, фарисеев. Хотя мы и не можем составить биографическое описание его жизни в строгом смысле, ибо по сути каждое повествование о нём расцвечено легендами, тем не менее, сумма когерентно скомбинированных данных литературных источников даёт определённое представление о личности Гиллеля - первом деятеле талмудического иудаизма (направление еврейской мысли и традиции, в рамках которого был создан Талмуд, комментированный труд по Устному Закону), который предстаёт перед нами достаточно отчётливо. Говоря другими словами, дошедшие до нас сведения о жизни Гиллеля - это более, чем просто смутные воспоминания о каких-либо эпизодах из его жизни или упоминание имени вкупе с приписываемыми ему одним-двумя высказываниями.

 

Сохранилось много историй об искренней преданности Гиллеля учению. Так же как и большинству талмудических мудрецов, Гиллелю не приписываются чудеса или сверхъестественные деяния, но он предстаёт как личность, обладающая образцовыми, даже экстраординарными добродетелями. В традиционных описаниях он предстаёт как образец терпимости; даже при неоднократных попытках некоторых лиц оскорбить его, самообладание и вежливость Гиллеля остаются непоколебимы. Он изображается как непоколебимый сторонник миролюбия, человек, любящий всех людей, как скрупулёзный исследователь, приводящий убедительные доводы и всегда готовый помочь учитель, человек совершенной и чистой веры в Бога. Если говорить кратко, он предстаёт как образец идеального еврейского мудреца.

 

Данная идеализация образа Гиллеля не сводится целиком лишь к его восхвалениям рассказчиками. Критический анализ речений Гиллеля, двух его законодательных предписаний, направленных на облегчение экономических трудностей в обществе, а также тех мотивов, на которых делается особый акцент в сказаниях о нём, не оставляет сомнения в том, что этот мудрец на самом деле оказал глубокое воздействие на структуру еврейской жизни.

 

Хотя Гиллель нигде не упоминается как создатель правил, которыми исследователи должны руководствоваться при легитимной интерпретации Священных Писаний, он бесспорно являлся одним из наиболее влиятельных учёных-талмудистов, создавших и применяющих на практике чётко осознанную и тщательно разработанную экзегетическую систему, необходимую для корректного разъяснения содержания Библии. Использовавшиеся им "семь правил" - некоторые из которых напоминают методы, превалировавшие в эллинистических школах, где изучались и интерпретировались произведения Гомера - послужили основой для дальнейшей разработки правил герменевтики во 2-м веке. Из приписываемых ему проповедей и притч, Гиллель, предстаёт как превосходный педагог. (См. также Указатель: экзегетика.)

 

Наряду с другими талантами, Гиллель обладал эпиграмматическим даром, что явствует из его речений; во многом именно поэтому они запоминались надолго. Знаменательно, что в одном из наиболее почитаемых трактатов Мишны (авторитетное собрание Устного Закона), Пиркей авот ("Главы отцов"), Гиллель цитируется чаще, чем любой другой талмудический мудрец. В качестве главы школы, известной как Дом Гиллеля, ему удалось добиться широкого признания своей герменевтической методики, предполагавшей отход от сугубо буквалистской, строгой трактовки текстов и законов в сторону большей свободы и гибкости в их интерпретации; без него в унаследованных традициях могла бы развиться бескомпромиссная жёсткость и суровость.

 

Внимание, которое уделял Гиллель социально-экономическим нуждам своего времени, учёт большого спектра возможностей, присущих библейским установлениям и ценностным ориентирам, плюс его стремление убедительно и чётко излагать свою точку зрения привели к тому, что, за немногими исключениями, талмудистами принимались именно его воззрения, становившиеся правовыми нормами.

 

Талмудические источники говорят о том, что Гиллель получил титул патриарха после того, как доказал своё интеллектуальное превосходство над теми, кто носил этот титул до него. Во всяком случае, еврейские патриархи - римский термин для обозначения официальных лидеров палестинского еврейства - вплоть до 5 века, когда патриархат был отменён, являлись потомками Гиллеля.

 

Многие рассказы о Гиллеле, в особенности те, в которых он противопоставляется Шаммаю, стоят в ряду наиболее популярных талмудических историй еврейской литературы и фольклора.

 

 

БИБЛИОГРАФИЯ

 

 

W. Bacher, Die Agada der Tannaiten, vol. 1 (1890); A. Buchler, Types of Jewish-Palestinian Piety (1922); L. Finkelstein, Ha-Perushim ve-Anshe Keneset Ha-Gedoah (1950), англ. резюме, с. vi-viii; N. N. Glatzer, Hillel the Elder: The Emergence of Classical Judaism (1956); и J. Goldin, "Hillel the Elder", Journal of Religion, 26:263-277 (1946). Характер дошедших до нас материалов о Гиллеле не позволяет создать его целостную научную биографию. Даже лучшие работы о нём, перечисленные в настоящей библиографии, в конечном счёте носят умозрительный характер. Наиболее полезную сводку данных о Гиллеле можно найти в соответствующей главе сочинения Die Agada der Tannaiten (приведена выше).

 

Пер. и ред. И. Р. Тантлевский

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 25.3.2014
Страница сформирована за 31 мс 
Яндекс.Метрика