Petrus Lombardus

Петр Ломбардский

(1095-1160гг.)

 

 

 

 

ЖИЗНЬ И ТВОРЕНИЯ

Петр Ломбардский, теолог-схоласт Х11 века, известный как Ломбардец - по месту его рождения, которым на самом деле, возможно, была Навара. Полагают, что в Ломбардии он оказался позже, приблизительно в 1105-1110гг. Он умер в Париже около 1160 (1164). Хотя его семья была бедной, он обрел могущественных покровителей, таких как св. Бернар, что позволило ему получать высшее образование в Болонье, затем в Реймсе во Франции и, наконец, в Париже. В Париже Петр изучал теологию в кафедральной школе собора Нотр-Дам, и именно там он нашел время для написания работ, о которых ниже пойдет речь. Даты их создания приблизительны. Наиболее известная из них - Libri quatuor sententiarum (Четыре книги высказываний) была, видимо, создана между 1147 и 1150гг., хотя она может быть отнесена и к 1155. О последних годах его жизни ничего точно не известно, за исключением того, что в 1159 он стал епископом Парижа. По враждебному свидетельству Уолтера Сен-Викторского, Петр получил должность за деньги, но более правдоподобно, что Филипп, младший брат Людовика VII и архидьякон Парижа, был избран, но отказался в пользу Петра, своего учителя. Дата его смерти не может быть достоверно установлена. Старинная эпитафия в церкви Св. Марселя в Париже указывает на 1164, но цифры производят впечатление написанных позднее.

Историческое значение Петра Ломбардского основывается на его "Сентенциях" и их месте в средневековой философии. Ранние догматические теологи, такие как Исидор Севильский, Алкуин пытались выработать учение о Церкви, исходя из текстов Библии и цитат из произведений отцов Церкви. В Х1 веке этот метод уступил место диалектической и спекулятивной работе над традиционными догматами. Петр Ломбардский появился на сцене в то время, когда эти методы и их диалектические уловки подвергались еще всеобщему осуждению, но когда жажда знания была чрезвычайно острой. Учебники и руководства появлялись один за другим, большинство их исходило или из школы Абеляра, или в какой-то степени вдохновлялось им. Из этих работ наибольшее влияние на Петра произвела та, которая была, для своего времени, великолепным компендиумом теологических учений. Она написана под огромным влиянием Абеляра, Гуго Сен-Викторского и "Decretum" Грациана. Знаком ли был сам Петр с ранними авторами, которых он цитирует, не известно. Петр был очень начитан, и работы отцов Церкви цитировались им достачно часто в текстах сентенций, что делало необязательным обращение к первоисточникам. Что до его современников, которых он знал досконально, то он обнаруживает влияние Абеляра как относительно его метода в целом, так и в бесчисленных деталях, тем не менее сохраняя критическое отношение к его наиболее резко выраженным странностям. C другой стороны, он следует за Гуго, часто текстуально, хотя и здесь также с намерением избегать чисто спекулятивных элементов.

***

Первая книга Сентенций имеет дело , главным образом, с космологической точки зрения, c доказательствами бытия Божия. Для обоснования учения о Троице он обращается к аналогиям, которые используются со времен Августина Тем не менее он отрицает, что какое-либо реальное познание этого учения может быть получено из этих аналогий без безусловного откровения и веры или без подчеркивания того факта, что человеческая речь не в состоянии дать удовлетворительное описание природы Бога. Иоахим Флорский утверждал, что Петр заменил Троицу Четверицей, и это обвинение было предметом обсуждения на Латеранском соборе в 1215г. Основанием для этого обвинения был способ, с помощью которого он разделял священную субстанцию на три ипостаси. Как реалист Ломбардец утверждал самостоятельную реальность этой общей субстанции. Иоахим обвинил его в добавлении этой субстанции к трем ипостасям Бога но Иннокентий III и совет решили, что он был совершенно ортодоксален. Взаимосвязь между предвидением Бога и событиями осуществляется таким образом, что ни то, что случается, не есть действительное основание предвидения, ни последнее не является таковым для первого, но каждое есть для другого причина - необходимое условие (causa sine qua non). Предопределение есть, таким образом, как священное избрание -- приуготовление к благодати и предвидение и приуготовление благословений Бога, через которые человек оправдывается. Нет такой вещи как заслуга, предшествующая благодати, нет даже в том смысле, что человек может заслужить (ее), не потерпев крушения. Всемогущество Бога состоит в том, что Он делает, что Он хочет, и не от чего не страдает. Различие делается между абсолютно беспричинной волей Бога, которая всегда закончена, и тем, что может быть названо Его волей в широком смысле. Со знаками благоугодного (signa beneplaciti) признаки последней, включая приказы, запреты, советы, действия, разрешения, результаты, не всегда согласовываются: "хотя Бог приказал Аврааму принести в жертву своего сына, Он не желал, чтобы это было сделано".

Вторая книга Сентенций имеет дело с творением и учением об ангелах. Петр, следуя Гуго, рассматривает "образ" и "подобие" Бога как различающиеся качества, ноне решает в пользу какого-нибудь из трех объяснений этого различия, которые он цитирует. Он отвергает клеветническую теорию происхождения человеческой души. Он называет волю свободной, так как она "имеет силу желать и выбирать без принуждения или необходимости, что указывает на основание разума". Но он отрицает теорию Абеляра о том, что моральный характер деяния зависит от воли делающего. Определенное значение имеет то, что он особенно подчеркивал действительно греховный характер природы, имеющий началом Адама, вместе с осуждением положения Абеляра о том, что "мы наследуем от Адама не вину, а наказание". В отношении благодати он высказал независимое суждение, которое имело влияние на более поздние учения. Благодать (gratia operans) есть сила (virtus), которая освобождает и исцеляет волю, давая ей возможность совершать добрые и достойные дела. Из благодати и воли благодать более значима.

Третья книга Сентенций имеет дело с Христологией, представляя традиционные ортодоксальные концепции, но с некоторым влиянием Абеляра. Одна часть его рассуждений вызвала подозрение в его нихилианизме. Он был обвинен Джоном Корнуэльским и Уолтером Сен-Викторским, и не один собор рассматривал этот вопрос, не придя к какому-нибудь заключению. Обвинение в несторианстве, которое Герхох Райхерсбергский выдвинул против Христологии своего времени, было сделано также и против Ломбардца. Относительно искупления он прилагал усилия к тому, чтобы следовать до конца принятой системе своих дней и вместе с тем ввести в оборот предложения Абеляра. Христос заслужил славу благодаря своей жизни, и через Его смерть человек входит в рай, освобождается от греха и наказания за него и от власти дьявола. Христос как человек - совершенная и достаточная жертва для достижения примирения через откровение Божественной любви, осуществленной в Его смерти: "смерть Христа тогда оправдывает нас, когда через нее в наших сердцах просыпается любовь". Далее, Христос освобождает человека от вечного наказания, но освободить человека от временного наказания, которое уменьшается крещением и смягчается наложением епитимьи, "епитимьи накладываются на тех, кто сожалеет о том, что самой по себе Церкви было бы недостаточно, если бы Христос не пожертвовал Собой, чтобы освободить нас". Не достает ясности относительно всего этого предмета, идеи Абеляра (Ансельм не упоминается) явственно проступают через все усилия сохранить объективность в вопросе об искуплении.

Четвертая книга рассматривает таинства. Здесь Петр следует Гуго и "Декретам" Грациана. Его учение имело большое значение для дальнейшего развития теологии. Он был, возможно, первым, кто дал классификацию семи и только семи таинств. Он сделал так, что над догматическими вопросами стал задумываться каждый, и он вынес на рассмотрение и сделал объектом обсуждения сакраментальную догму, которая прежде была предметом церковного закона. Относительно евхаристии он говорит о "превращении" одной субстанции в другую, без дальнейшего уточнения, и отрицает как символический подход, так и учение об окончательных доказательствах некоторых последователей Беренгара. В своем учении об эпитимье он следует за Абеляром в поисках теоретического оправдания той перемены, которая в это время осуществлялась на практике.

Несмотря на осторожную объективность учения в целом, некоторые положения "Сентенций" воспринимались как заблуждения в течение ряда лет. Уолтер Сен-Викторский утверждает, что на Латеранском соборе 1179г. Было предложено осудить "Сентенции", но другие дела не позволили развернуться дискуссии по этому предложению. С середины Х111 века Парижский Университет отказывался дать свою санкцию относительно "восьми положений" из-за их слишком технического характера, что является правдой, а Бонавентура был склонен настаивать на них. Впоследствии были добавлены и другие, но эти возражения не мешали всеобщей популярности работы, которая так возросла во времена Роджера Бэкона (1267), что он мог жаловаться, что занятия, посвященные "Сентенциям", отодвинули на задний план лекции по Библии.

***

Кроме "Сентенций" другие работы Петра Ломбардского: "Комментарии к псалмам Давидовым" и "Собрание заметок, посвященных всем письмам Д. Паитла. Два собрания в стиле средневековых Catenae (цепь, ряд), с цитатами из отцов Церкви и ранних средневековых теологов, с редкими независимыми замечаниями. Несколько неопубликованных рукописей, некоторые из них сомнительной аутентичности, остались в разных местах. Из них наиболее важны для полного представления об авторе две рукописи, одна относится к началу Х111 века, другая - к Х1У, в Национальной библиотеке в Париже, содержащие двадцать пять праздничных служб, представляющих умеренный тип средневековой мистической теологии с преобладанием аллегорических толкований, но дающих знание ряда превосходных практических моментов.

 

 

 

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 25.3.2014
Страница сформирована за 31 мс 
Яндекс.Метрика