Albertus Magnus

Альберт Великий

(1206-1280 гг.)

 

 

 

 

ЖИЗНЬ И ТВОРЕНИЯ

Альберт Великий - ученый, философ, богослов; род. около 1206г., умер 15 ноября 1280 г. в Кельне. Его называют "Великим" и "Doctor Universalis" в знак признания его исключительного гения и обширных познаний, поскольку он был знатоком во всех областях знания, развивавшихся в его время, и превосходил всех своих современников, кроме, может быть, Роджера Бэкона (1214-1294) в области изучения природы. Один из его современников, Ульрих Энгельберт, называет его чудом и потрясением для своего века: "Vir in omni scientia adeo divinus, ut nostri temporus stupor et miraculum congrue vocari possit" (De summo bono, tr.III, IV).

Жизнеописание

Альберт - старший сын графа Боллста родился в Лауингене в Швабии в 1205 или 1206 году. [многие историки считают датой его рождения 1193 год].

О его начальном или подготовительном образовании ничего в точности не известно, он получил его либо в родительском доме, либо в одной из школ по соседству. Юношей он был отправлен в университет Падуи для продолжения занятий; этот город был выбран либо потому, что там жил тогда его дядя, либо потому, что Падуя была известна своей культурой и развитием искусств, к которым юный шваб имел пристрастие. Время этой поездки в Падую в точности определить невозможно.

В 1223 г. он вступил в орден св. Доминика; его привлекли туда проповеди блаженного Иордана Саксонского, второго генерального настоятеля ордена. Историки ничего не сообщают о том, где Альберт продолжил свое образование: в Падуе, Болонье, Париже или Кельне.

По окончании учебы он преподавал богословие в Гильдешейме, Фрайбурге (Брейсгау), Ратисбоне, Страсбурге и Кельне. В 1245 году, когда он находился в монастыре в Кельне, где занимался переводом "Книги изречений" Петра Ломбарда, он получил повеление отправиться в Париж. Там он получил докторскую степень в университете, который особенно славился как школа богословия. Как раз в этот период становления в Кельне и Париже в числе его слушателей был св.Фома Аквинский - в то время молчаливый, задумчивый юноша, в котором он уже тогда распознал гений и предсказал его будущее величие. В 1245 году ученик поехал вместе со своим учителем в Париж, а в 1248 г. вместе с ним вернулся в Кельн в новый "Studium Generale", куда Альберт был назначен регентом, в то время, как Фома стал вторым профессором и "Magister Studentum" (учителем студентов). В 1254 г. Альберт был избран Провинциалом своего ордена в Германии. В 1256 г. он совершил поездку в Рим, чтобы защитить нищенствующие ордена от нападок Вильгельма Сент-Амурского, чья книга "De novissimus temporum periculis" была осуждена папой Александром IV 5 октября 1256 г. Во время своего пребывания в Риме Альберт занимал должность магистра Святого дворца (гофмейстера Святого престола) и проповедовал Евангелие от Иоанна и канонические Послания. В 1257 г. он оставил должность Провинциала, чтобы посвятить себя научным занятиям и преподаванию. На генеральном капитуле доминиканцев, проходившем в 1250 г. в Валансьене, он вместе со св. Фомой Аквинским и Петром Тарентасийским ( ставшим впоследствии папой Иннокентием V) он установил правила, определяющие направления обучения и учреждение системы присвоения степеней в Ордене.

В 1260 г. он был назначен епископом Ратисбона. Гумберт Романский (Humbert de Romanis), генеральный настоятель доминиканцев, которому не хотелось терять прекрасного учителя, пытался помешать этому назначению, но ему это не удалось. Альберт управлял общиной (диоцезом) до 1862 г., когда после принятия его отставки, он добровольно вернулся к обязаностям профессора в "Studium" в Кельне. В 1270 году он послал в Париж статью, чтобы помочь св. Фоме в его борьбе против Сигера Брабантского и аверроистов. Это был его второй специальный трактат, направленный против этого арабского комментатора (Аверроэса), первый же был написан в 1256 г. и назывался "De Unitate Intellectus Contra Averroem".

Папа Григорий Х пригласил его участвовать в Лионском Соборе (1274), где он принимал активное участие в дискуссиях. Объявление о смерти св. Фомы в Росса Нуова, заставшее его в то время, когда он участвовал в Соборе, было для Альберта тяжелым ударом, и он заявил, что "Свет Церкви" погас. Было вполне естественно, что он очень любил своего выдающегося святого ученика и, говорят, что в последствии он не мог сдержать слезы при любом упоминании имени св.Фомы. Его былой дух и живость отчасти вернулись к нему в 1277 году, когда было объявлено, что Стефан Темпиер и другие желали осудить писания св. Фомы под тем предлогом, что к ним слишком благоволят неверующие философы, и он отправился в Париж, чтобы защитить память своего ученика. Некоторое время после 1278 года (в котором он составил свое завещание) он страдал от провалов в памяти; его могучий ум постепенно помрачался; его плоть, изможденная постами, аскетической жизнью и многими трудами, не выдержала тяжести лет.

Он был причислен к лику блаженных папой Григорием в 1622 г.; его память празднуется 15-го ноября. Епископы Германии, собравшиеся в Фулде в сентябре 1872 г., послали петицию к Святому престолу (Ватикану) о его канонизаци; он был окончательно канонизирован в 1931 г.

Труды

Было опубликовано 2 издания полных собраний сочинений Альберта (Opera Omnia); одно - в Лионе, в 1651 г., в 21 томе Фолио, изданном отцом Петером Дисамми, О.Р; другое - в Париже в 38-х томах кварто, опубликованных под руководством Августа Бергне, община Реймса. Paul Von (Lod eume) дает хронологию сочинений Альберта "Analecta Bollandiada" (De vita et scripts B.Alb.Mag.,XIX, XX и XXI). Логический порядок дан по Мандонне, О.Р. в "Dictionnaire de catholic" Ватикана. Следующий список указывает предметы различных трактатов.

Трактаты по логике : Физические науки "Physicorum". "De Coelo et Mundo", "De Generatione et Corruptione". "Meteorum" ."Mineralium";"De Natura locorum" , "De animalibus"; "De mortibus animalium", "De nutrimento et nutribili", "De aetate", "De morte et vita", "De spiriti et respiratione".

Психология: "De Anima" , "De sensu et sensato", "De Memoria et reminiscentia", "De somno et vigilia", "De Natura et origine animae", "De intellectu et intelligibili", "De unitate intellectus" . Вышеуказанные предметы, за исключением логики, были в краткой форме изложены в сочинении "Philosophia pauperum" .

Мораль и политические науки: "Ethicorum" ; "Politocorum" .

Метафизика: "Metaphysicorum", ; "De causus et processu universitatis".

Теология: "Комментарии к сочинениям Дионисия Ареопагита" ; "Комментарии к сочинениям Ломбардца" ; "Summa Theologiae"; "Summa de creaturis"; "De sacramento Eucharistiae" ; "Super evangelium missus est".

Экзегетика: "Комментарии к псалмам и пророкам" , "Комментарии к Евангелию", "Об апокалипсисе" . Наставления . Сочинение " Quindecim problemata contra Avveroistas" было издано Мандонне в его "Сигере Брабантском" (Фрайбург, 1899). Аудентичность следующих работ не установлена: "De apprehensione"; "Speculum astronomicum"; "De alchimia"; "Scriptum super arborem Aristotelis"; "Paradisus animae"; "Liber de Adhaerendo Deo"; "De laudibus B. Virginis"; "Biblia Mariana" .

Влияние Альберта.

Влияние, оказанное Альбертом на ученых своего времени и последующих веков, было воистину огромным. Его слава частично явилась результатом того, что он был предтечей, руководителем и учителем св. Фомы Аквинского, но он был велик и сам по себе, его претензия на распознавание (добра и зла, божественного и не божественного) была признана его современниками и последователями. Замечательно, что этот средневековый монах посреди своих многочисленных обязанностей религиозного человека, Провинциала своего ордена, епископа, и папского легата, проповедника крестового похода, совершая множество деловых поездок из Кельна в Париж и Рим и частые экскурсии в разные части Германии, смог составить истинную энциклопедию, содержащую научные трактаты относительно каждого предмета, демонстрируя проникновение в природу и такое знание богословия, которое поражало его современников и до сих пор вызывает восхищение ученых мужей в наше время. Он был воистину Doctor Universalis. Было бы справедливо сказать о нем: Nil tetigit quod non ornavit; и нет преувеличения в похвалах современного критика, который написал : "рассматриваем ли мы его как богослова или как философа, в любом отношении Альберт был несомненно одним из наиболее выдающихся людей своего времени; я сказал бы, одним из наиболее удивительных и гениальных людей, которые появлялись в прошлом "( Jourdain, Recherches Critiques).

Философия во времена Альберта была главной наукой , включающей все, что могло быть познано естественными силами ума - физику, математику и метафизику. В его сочинениях - это правда - мы не можем найти разграничения между науками и философией, которое делается теперь. Было бы, однако, уместно рассмотреть его талантливость в трех областях его творчества: а) в экспериментальных науках; б) его влияния на схоластическую философию; в) на богословие.

IV. Альберт и экспериментальные науки.

Ничего удивительного, что Альберт должен был пользоваться источниками информации, которых требовало его время и, в особенности, научными сочинениями Аристотеля. Он говорит: "Цель естественных наук - не только просто принимать утверждения (narrata) других, но исследовать причины, которые действуют в природе" (De Miner). В его Трактате о растениях он излагает свой принцип: "Experimentum solum, certificat in talibus" (Эксперимент - единственное надежное руководство в таких исследованиях) (De Ved.VI.tr.i). Глубокий знаток богословия, он заявлял: "В изучении природы мы должны проникнуть не только в то, что Бог-Творец мог сделать, поступая по Своему произволению, используя Свои создания для сотворения чудес и показывая тем самым Свою силу ,- мы должны больше постигать то, что может принести Природа естественным путем, движимая своими имманентными причинами" (De Coelo et Mundo, I, tr, IV,X). И хотя в вопросах естественных наук он предпочел бы Аристотеля св. Августину (B 2, Sent.dist.13, C.art.2), он, не колеблясь, критиковал греческого философа. "Если кто-то верит, что Аристотель был бог, он должен тогда верить, что тот никогда не ошибался. Но если кто-то верит, что Аристотель был человек, то тогда несомненно, что он и был способен ошибаться, как все мы" (Physic.lib. VIII, tr.1,XIV). Фактически, Альберт посвятил длинную главу тому, что он назвал "ошибки Аристотеля" ( Sum. Theol. P.II, tr.i, quaest.IV). Одним словом, его восприятие Аристотеля было критическим. Он заслуживает доверия не только тем, что доводит до внимания средневековых ученых научные знания Стагирита, но также и тем, что указывает метод и дух, которыми эти знания были получены. Подобно своему современнику Роджеру Бэкону (1214-94), Альберт без устали изучал природу и со всей энергией предавался экспериментальным наукам, достигая таких замечательных успехов, что в результате его даже обвинили в пренебрежении к мистическим наукам (Henry of Gheut, De scriptoribus ecclesiasticus, JJ, X). Разумеется, ходило много легенд, которые приписывали ему связь с магическими силами или источниками. Д-р Сигхарт исследовал эти легенды и постарался отделить правду от вымышленных или преувеличенных историй. Другие биографы удовлетворяются тем, что отмечают тот факт, что познания Альберта в физических науках были основанием, на котором строились эти легенды. Истина лежит между этими двумя крайностями. Альберт усердно культивировал естественные науки: он был автором работ по физике, географии, астрономии, минералогии, химии (алхимии), логике, физиологии и даже френологии. Его эрудиция во всех этих предметах была исчерпывающей, и многие из его наблюдений до сих пор имеют ценность. Гумбольдт отдает дань его знанию физической географии (Cosmos, JJ, vil.) Мейер пишет в "Истории ботаники": "Ни один ботаник, живший до Альберта, не может сравниться с ним, даже Теофраст, с которым он не был знаком; а после него никто не описывал природу такими живыми красками и не изучал ее так основательно, вплоть до времени Кондрата, Геснера и Чезальпини. Вся хвала поэтому человеку, который добился такого поразительного прогресса в естественной науке, т.к. на протяжении трех столетий не найдется никого, кто бы мог сравниться с ним, уже не говоря о том, чтобы превзойти его.

Список его опубликованных работ является достаточным доказательством, чтобы защитить его от упреков в пренебрежении к богословию и Священному Писанию. С другой стороны, он выражает презрение ко всему, что имеет привкус волшебства или какой-то магии: "Non approbo dictum Avicennae et Algasel de fascinatione, quia credo quod non nocet faseinato, nec nocere potest ars magica, nec facit aliquid ex his quae fimentur de talibus " (См. "Qu eacute; tit, J.167). Тот факт, что он не допускал возможность получать золото с помощью алхимии или использования философского камня, подтверждается его собственными словами: "Одним искусством нельзя произвести вещественную форму" ("Non est probatum hoc quod eductur de plumbo esse aurum, eo quod sola ars non potest dare formam substantialem.- De Mineral.)

Роджер Бэкон и Альберт сделали для мира все, чтобы Церковь не встала в оппозицию к изучению природы, чтобы вера и наука могут идти рука об руку; их жизнь и их сочинения являются воплощением важности эксперимента и исследования. Бэкон был неутомим и смел в исследовании, иногда его критицизм бывал острым. Но об Альберте он сказал: "Studiossimus erat, et vidit infinita, et habuit expensum, et ideo multa potuit colligere in pelago auctorum infinito" (Opera, ed.Breweri 327). Альберт уважал власть и традиции, был осторожен в демонстрации результатов исследований и поэтому сделал гораздо больше, чем Бэкон, для прогресса науки в XIII в." (Turner, Hist. of Phil.) Его методология в науке была по характеру исторической и критической. Он собрал не только обширную энциклопедию всего, что было известно в его время, но и выразил свою собственную точку зрения, в основном в виде комментариев к трудам Аристотеля. Иногда, однако, он колебался и не выражал собственного мнения, вероятно потому, что боялся , что его теории, которые были "передовыми" для того времени, могли вызвать изумление и нехорошие отзывы. " Dicta perioatecorum, prout melius potui exposui: nec aliquis in eo potest deprehendere quid ego ipse sentiam in philosophia naturali" (De Animalibus, lirca finem). В великолепной книге Августа Теодосия Драна "Христианские школы и ученые" есть интересные заметки о "некоторых ученых взглядах Альберта, которые показывают, сколь многим он обязан своему феноменальному наблюдению природных явлений и насколько он опередил свое время.." Говоря о Британских островах, он допускает (полностью затем подтвердившуюся мысль), что остров - Тиле или Туле - существует в Западном океане, необитаемый из-за своего ужасного климата, "но на который, - говорит он ,- может быть еще не ступала нога человека". Альберт дает обоснованную сферичную модель земли, и возможно, именно этот его взгляд привел к открытию Америки (Mandonnet Thomiste", 1, 1893, 46-64, 200-221).

V. Альберт и схоластическая философия.

Более важным, чем вклад Альберта в развитие естественных наук, было его влияние на изучение философии и богословия. Он больше чем кто-либо дугой из великих схоластов -предшественников Св. Фомы, потрудился над христианской философией и придал богословию формы и методологию, которые они в большой степени сохраняют до сего дня.

В этом отношении он был предтечей и учителем Св. Фомы, который превзошел егоо во многих качествах, делающих его прекрасным христианским ученым. Прокладывая путь, которым последовали другие, Альберт разделил славу первопроходца с Александром Галесским (ум.1245), чья "Summa Theologiae" была впервые написана после того, как все труды Аристотеля стали известны в Париже. Применение ими аристотелевских методов и принципов к изучению божественной доктрины дало миру схоластическую систему, которая воплотила согласованность между разумом и ортодоксальной верой. После неортодоксального Аверроэса, Альберт был официальным комментатором трудов Аристотеля, чьи сочинения он изучил в высшей степени тщательно, чтобы систематизировать богословие, под которым он подразумевал научное толкование и защиту христианского учения .

Выбор в качестве учителя - Аристотеля- вызвал резкую оппозицию. Еврейские и арабские комментаторы трудов Аристотеля привели к такому числу заблуждений в XI-м и XIII вв., что на многие годы (1210-25) изучение аристотелевской "Физики" и "Метафизики" в Париже было запрещено. Альберт, однако, знал, что Аверроэс, Абеляр, Альмарик и др. сделали неправильные выводы из сочинений философа. Он также знал, что было бы невозможно поставить плотину стремлению к изучению философии, поэтому он решил очистить труды Аристотеля от рационализма аверроизма, пантеизма и других заблуждений и, таким образом, так скомпоновать языческую философию, чтобы она служила на благо божественной истине. В этом он следовал канону , изложенному св. Августином (Jl De Doct. Christ.XL), который заявлял, что истина, обнаруженная в сочинениях языческих философов, должна быть воспринята защитниками истинной веры, с тем, чтобы их ошибочные взгляды были отброшены или объяснены христианской наукой (См. Св. Фома, Summa Theol., J.Q.J xxxiv, a.5). Все низшие (естественные) науки должны быть на службе богословия, которое есть владычица и госпожа ( там же, 1p, tr.1, quaest.6). Выступая против рационализма Абеляра и его последователей, Альберт подчеркивал различие между истиной, познанной естественным путем, и мистической истиной Троицы и Воплощения, которые не могут быть познаны без Откровения (там же, 1 P, tr. JJJ, quaest.13). Мы знаем, что он написал два трактата против аверроизма, который уничтожал индивидуальное бессмертие и индивидуальную ответственность, проповедуя , что существует только одна разумная душа для всех людей. Пантеизм был опровергнут наряду с аверроизмом, когда философами- схоластами была принята доктрина универсализма, система, известная как умеренный рационализм. Эта доктрина основывалась Альбертом на различии между универсальным "ante rem" (идея или архетип в уме Бога), "in re" (существующее или способное существовать во многих личностях) и "post rem" (как концепция, извлекаемая умом и усваиваемая личностями, которыми она может быть утверждаема). "Universale duobus constituiter, natura, scilicet cui accidit universalitas, et resceptu ad multa, qui complet illam in natura universalis" (Met., lib.V, tr.vi cc.v.vi). А.Т. Драган дает замечательное объяснение этой доктрине : "Хотя Альберт и был последователем Аристотеля, он не отвергал Платона. "Scias quod non perficitur homo. Ошибочно говорить, что он в большой степени был "подражателем" (similins) Аристотеля. "В знании Божественных вещей вера предшествует пониманию Божественной истины, авторитет предшествует разуму (I.Sent, dist.JJ, a.10); но в делах, которые могут быть узнаны естественным путем, философ не должен придерживаться мнения, которое он не готов защищать разумом" (Там же, XII, Periherm,1, J.tr.J.c.i.)

Логика, согласно Альберту, была подготовкой к философии, научающей, как мы должны использовать разум для того, чтобы переходить от познанного к непознанному : " Docens qualiter et per quae devenitur per notum ad ignoti notitiam " (De praedicabilibus, tr.J, c IV). Философия является или умозрительной, или практической. Умозрительная философия включает физику, математику и метафизику; практическая (моральная) философия является монашеской (для личности), домашней (для семьи) или политической (для государства, общества). Исключая физику, которая теперь представляет собой особую область знания, авторы в наше время все еще придерживаются старого схоластического разделения философии на логику, метафизику (общую и особую) и этику.

VI. Богословие Альберта.

В богословии Альберт занимает место между Петром Ломбардом, мастером изречений, и св. Фомой Аквинским. В систематическом порядке, аккуратности и ясности он превосходит первого, но уступает собственному блестящему ученику. Его "Summa Theologia" означает прогресс в сравнении с обычаями его времени в том, что касается научных наблюдений, устранения бесполезных вопросов, ограничения аргументов и возражений; однако, все еще остаются многие из (impedimenta) помех, или камней преткновения, которые Св. Фома считал достаточно серьезными, чтобы указывать в новом руководстве по богословию для начинающих - ad eruditionem incipientum, как Фома Аквинский скромно отмечает в предисловии к своей бессмертной "Summa". Ум Альберта, Doctor Universalis был настолько переполнен знанием многих вещей, что он не всегда мог приспособить свои объяснения истины к способностям новичков в богословской науке. Он выучил и направил ученика, который дал миру краткое, ясное и абсолютно научное изложение и защиту христианского учения; с Божьей помощью, поэтому мы обязаны Albertus Magnus появлением "Summa Theologica" Св. Фомы.

Статья Д.Дж. Кеннеди из Католической энциклопедии. 1913.

Перевод выполнен Прохоровой И. М. Март 1997 г.

 

 

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 25.3.2014
Страница сформирована за 46 мс 
Яндекс.Метрика