Мистический элемент в средневековой мысли

 

Важную роль на всех этапах развития схоластики играют учения, в которых схоластико-рационалистический элемент уступает мистическому, культивирующему отказ от рационального знания в пользу созерцания богооткровенных истин, когда путь естественного (логического) человеческого разума исчерпан или невозможен из-за абсолютной трансцендентности предмета познания – Бога, единственная возможность познать которого – любовь. Одним из ориентиров для мистического направления стали слова ап. Павла: «Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать; но кто любит Бога, тому дано знание от Него» (1 Кор 8: 2-3). Мистическая составляющая, восходящая к первым векам христианства и имевшая место и в патристике (особенно ярко проявившись в V в. в богословии Псевдо- Дионисия Ареопагита), и в схоластике, наиболее сильное проявление находила в монашеско-аскетической традиции – у Петра Дамиани (ок. 1007 – 1072), Бернарда Клервоского (1090 – 1153), Гильома из Сент-Тьерри (ок. 1085 – 1148), у представителей Сен-Викторской школы мистического богословия – Гуго Сен-Викторского (ок. 1096 – 1141), Ришара Сен-Викторского (ок. 1123 – 1173), в учении Иоахима Флорского (ок. 1130/1135 – 1202), у позднесредневековых немецких мистиков ‑ Мейстера Экхарта (ок. 1260 – 1327), Генриха Сузо (ок. 1295 – 1366), Иоганна Таулера (ок. 1300 – 1361), у фламандца Яна ван Рюйсбрука (1293 – 1381) и голландца Томаса Хемеркена (Фомы Кемпийского, 1379 ‑ 1471), наконец, у испанских мистиков эпохи Контрреформации – у упоминавшейся выше Тересы де Хесус, Луиса де Гранады (1504 – 1588), Хуана де ла Круса (1542 – 1591) и др.

 

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 25.11.2014
Страница сформирована за 15 мс 
Яндекс.Метрика