Хронологические рамки и формы средневековой философии.

 

История философии не является интеллектуальным слепком с истории общества и хронология историко-философского развития не совпадает с хронологией этапов социальной истории. Это в полной мере относится к средневековой философии, генетически связанной с христианством.

Начало христианского мышления относится к концу I‑II в. Оно связано с деятельностью  апостольских отцов – Климента Римского, Игнатия Антиохийского, Поликарпа Смирнского и др. и с появлением первых произведений раннехристианской литературы. Начиная со II в., в борьбе с языческой религией, античной философией, еретическими учениями внутри христианства, начинает складываться патристика.

Патристика (от греч. πατήρ – отец), совокупность учений отцов Церкви ‑ первая крупная форма средневековой философии, включающая учения апостольских отцов, апологетов, вселенских учителей и церковных писателей до папы Григория Великого на Западе (ок. 540‑604) и Иоанна Дамаскина на Востоке (ок. 675‑753), т.е. охватывающая конец I – середину VIII вв.

По сложившейся на Западе традиции отцами Церкви в строгом смысле могли считаться лишь христианские богословы, жившие не позднее III вв., отличавшиеся исключительной святостью и бесспорными вероучительными взглядами (не вступившими в противоречие с более поздними церковными установлениями и сформировавшейся в последующие столетия богословской традицией). К богословам, жившим позднее, но получившим общее признание Церкви, как на Востоке, так и на Западе, применяется титул вселенских учителей: это Афанасий Александрийский (293‑373), Василий Великий (ок. 330‑379), Григорий Назианзин или Богослов (ок. 329‑390), Григорий Нисский (ок. 335‑394), Иоанн Златоуст (ок. 344‑407), Иларий Пиктавийский (ум. 367), Иероним Стридонский (ок. 340‑420), Амвросий Медиоланский (ок. 340‑397), Августин Аврелий (354‑430), а также упоминавшиеся папа Григорий Великий и Иоанн Дамаскин.

В число отцов Церкви и вселенских учителей не попали вполне отвечающие критерию древности Климент Александрийский (ум. в 215 г.), Ориген, Тертуллиан (между 150 и 165 – ок. 240), историк ранней Церкви Евсевий Кесарийский (ок. 260‑340) и др. Их учения, в силу неортодоксальности некоторых идей, не получили полного одобрения Церкви, поэтому их отмечают иначе – как церковных писателей (лат. ‑ scriptores ecclesiastici; это выражение, вероятно, первым стал употреблять Иероним Стридонский). К церковным писателям Римско-католической церкви относятся также богословы XI-XII вв., такие как Ансельм Кентерберийский (1033‑1109), Бернард Клервоский (1090‑1153), мыслители XIII в. Альберт Великий (1193‑1280) и Фома Аквинский (1225/1226‑1274), и даже богословы и церковные деятели XVI ‑ начала XVII в. В числе последних, например, Тереса де Хесус (Тереса Авильская, 1515‑1582) и Роберто Беллармино (1542‑1621). Почитанию признанного списка церковных писателей не противоречит положение о том, что этот перечень еще не закрыт, поскольку Церковь всегда имеет благодатные силы для появления новых выдающихся богословов.

В православном богословии нет специального канонического постановления об отцах Церкви.

В истории философии не принято столь скрупулезное деление, поэтому термин «патристика» объединяет богословско-философские учения как западных, латинских, так и восточных, грекоязычных, раннехристианских авторов, исходя из установленных хронологических рамок (конец I – середина VIII вв.) и несмотря на различия в их статусе с точки зрения церковных традиций.

Патристика, формируя в ходе богословских споров принципы и содержание христианского философствования, закладывает основы последующего – схоластического – этапа средневековой философии. У истоков схоластики, однако, помимо отцов Церкви, стоят и другие христианские авторы, которых можно называть раннесредневековыми в той же мере, в какой и позднеантичными. Наиболее известными мыслителями этой группы были Марциан Капелла (ок. 410 – после 439), Исидор Севильский (ок. 560 – 636), Беда Достопочтенный (672/673 – 725). Особую роль в формировании схоластического метода сыграл Боэций Северин (480 – 524).

Схоластика (от греч. σχολή – школа; σχολαστικός –школьный, ученый) – следующий за патристикой этап развития средневековой философии, характеризующийся сохранением и развитием богословско-философской тематики, оформившейся в патристике, и более систематическим, упорядоченным изложением основных философских вопросов. Принято выделять раннюю (IX-XII вв.), высокую (зрелую) (XIII вв.) и позднюю ( XIV-XV вв.) схоластику. Отдельно следует рассматривать вторую схоластику (XVI – начало XVII в.).

К крупным представителям ранней схоластики относятся Иоанн Скот Эриугена (ок. 810 – после 871), Ансельм Кентерберийский, Гильом из Шампо (ок. 1068‑1121), Росцелин Компьенский (1045/1050 – после 1120), Петр Абеляр (1079‑1142) и др. Значительную роль как ведущий центр учености играет Шартрская школа, основателем которой стал Фульберт Шартрский (ок. 960 – 1028), а видными представителями были Гильом из Конша (ок. 1080 – ок. 1154), Гильберт Порретанский (ок. 1075/1080 – 1154), Теодорик Шартрский (ок. 1100 – ок. 1150).

Оживление хозяйственной и политической жизни в Европе, рост городов и городского населения, развитие монастырских, кафедральных и городских школ, учреждение первых университетов стали импульсом к новому подъему схоластики. К этому времени относится появление одного из самых значительных систематических изложений христианской догматики «Четыре книги Сентенций» Петра Ломбардского. Переходу к высокой схоластике также способствовало – через переводческие школы (коллегии) в Толедо и Палермо ‑ влияние арабской и, в меньшей мере, еврейской схоластики. К арабским «учителям» средневекового Запада следует отнести Аль-Кинди (ум. 873), Аль-Фараби (ум. 950), Ибн Сину (Авиценну) (980‑1037), Ибн Рушда (Аверроэса) (1126‑1198) и др. Еврейская средневековая философия, оформившаяся во многом благодаря арабам, представлена именами Исаака Исраэли (865‑ ок. 955), Саадии бен Йосефа (892‑942), Соломона ибн Гебироля (1021‑ ок. 1058), Моше бен Маймона (Маймонида) (1135‑1204) и др. (Формально выпадая из истории западного мышления, эти самостоятельные течения схоластической мысли оказываются в ряде пунктов тесно связанными с европейской схоластикой.)

Высокую схоластику характеризует освоение аристотелевского наследия, малоизвестного до тех пор, пока основной корпус сочинений Аристотеля не стал распространяться на Западе сначала в переводах с арабского на латынь, а затем, в конце XII – начале XIII в., на языке оригинала ‑ греческом. Зрелую схоластику представляют целый ряд направлений и школ. Христианско-платоническое августинианское направление, воспринявшее арабо-еврейское и аристотелевское наследие, получило развитие в трудах Александра Гэльского (или Александра из Хэйлза, 1170/1185 – 1245), «отца-наставника» францисканской богословско-философской школы, узаконившего ставшую позднее традиционной схему постановки и доказательства вопросов в схоластических трактатах. Августинианство в большей мере было характерно для мыслителей францисканской богословской традиции, в том числе представителей Оксфордской школы Роберта Гроссетеста (1168/1175 – 1253) и Роджера Бэкона (ок. 1214 – ок. 1292). Особое место в францисканском богословии занимает Дж. Фиданца, более известный как Бонавентура (ок. 1217 – 1274). Попытку более глубокого интегрирования аристотелевских идей в христианскую богословско-философскую систему предпринял Гильом Овернский (ок. 1180/1190 – 1249). Аристотелизм успешно усваивается доминиканскими докторами, в первую очередь, Альбертом Великим (1193 – 1280) и Фомой Аквинским (1225 – 1274). Достойное место в этом ряду занимают и латинские аверроисты ‑ Сигер Брабантский (ок. 1235 – ок.1281) и Боэций Дакийский (ум. до 1284). Расцвет схоластики в XIII в. – это расцвет средневекового миросозерцания, прочно закрепившего «готическое» (устремленное вверх, обращенное к Богу) строение вселенной, иерархию сущих, где каждой сотвореной вещи предназначено свое место[1], установившего давно отыскиваемую гармонию между верой и разумом, божественным Откровением и человеческим знанием.

Переход к поздней схоластике олицетворяют учения Иоанна Дунса Скота и Уильяма Оккама (ок. 1300 – 1349/1350). В XIV в. происходит разделение схоластической мысли на так называемые «старый» и «новый» пути (via antiqua и via moderna). К старому пути относятся в XIV-XV вв. в целом следовавшая Дунсу Скоту августинианская схоластика, наиболее крупными представителями которой были Эгидий Римский (ок. 1247 – 1316) и Григорий из Римини (ок. 1300 – 1358), а также томизм (учение последователей Фомы Аквинского, от латинского написания его имени ‑ Thomas) в лице Иоанна Капреола (ок. 1380 – 1444), Томмазо де Вио (Каэтана, 1468 ‑ 1534) и др. Новый путь был задан номиналистическим учением Оккама, получившим развитие в учениях таких мыслителей XIV-XV вв. как Николай из Отрекура (ок. 1300 – ок. 1350), Жан Буридан, Петр д’Айли (1350 – 1420) и др. Своим путем, тоже «новым», но параллельным оккамовскому, шли Дуранд из Сен-Пурсена (ок. 1270 – 1334) и Петр Ауреол (ок. 1280 – 1322).

Напомним, что схоластическая философия, ставшая к XIII столетию университетской, то есть, во-первых, школьной, в самом прямом и строгом смысле включенной в систему образования, во-вторых, корпоративной, соседствует XIV-XV вв. с ренессансной гуманистической и естественнонаучной мыслью в различных ее формах. В XVI в., когда в истории Европы общезначимым становится переход от «осени Средневековья» (выражение голландского историка и теоретика культуры И. Хейзинги) к раннему Новому времени, Реформация и, как ответ на нее, Контрреформация (особенно начиная с Тридентского собора 1545‑1563 гг.), происходит схоластический «ренессанс», в котором определяющую роль играют Франсиско де Виториа (1492 – 1546), Доминго де Сото (1495 – 1560), Габриэль Васкес (1549 – 1604), Луис де Молина (1535 – 1600), Роберто Беллармино (1542 – 1621), Педро да Фонсека (1528 – 1599), Франсиско Суарес (1548 –1617) и др. Это возрождение схоластики стало преимущественно иберийским явлением, имеющим, однако, общеевропейское значение, и получило название второй схоластики, которую, несмотря на ее фактический «нахлест» на Новое время, нельзя отрывать от контекста средневековой философии. Завершение в первые десятилетия XVII в. этой последней крупной формы средневековой мысли сопровождалось утратой схоластикой культурообразующего для европейской мысли интеллектуального значения, присущего этой форме философии на протяжении предшествующих восьми веков.

 

 


[1] О том, что готический стиль в архитектуре адекватно выражает мировоззрение высокого Средневековья см. статью немецкого историка и теоретика искусства Эрвина Панофски: Панофски Э. Готика и схоластика // Богословие в культуре Средневековья. Киев, 1992.

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 25.11.2014
Страница сформирована за 46 мс 
Яндекс.Метрика