Заключение

 

В нашей работе мы преследовали две взаимосвязанные цели: во-первых, представить читателю философа, обойденного вниманием отечественной науки, и, во-вторых, описать на материале ключевых моментов метафизики Суареса ситуацию зарождения новой парадигмы в философии. Представляется, что достаточно простая схема рассуждений, которой мы старались придерживаться, позволяет ограничиться кратким заключением.

Заметим, что при всей симпатии и искреннем интересе к предмету нашего исследования, мы не склонны идеализировать фигуру Суареса или сравнивать его с гениями философии Нового времени, рассуждая о том, не был ли он столь же велик, как Кант, или "всего лишь" достоин сравнения с Вольфом[1]. Тем не менее, очевиден факт: Суарес - один из наиболее глубоких и оригинальных мыслителей своей эпохи, а эпоха XVI в. оказывается важным, неотъемлемым звеном историко-философского процесса.

Одним из свойств философии Суареса является излишне пространное изложение материала, "избыточный вес" его сочинений. Нужно понимать, однако, что многословие Суареса было выражением его профессионализма, который требовал, чтобы все мнения были представлены, затруднения разрешены, возражения рассмотрены. В результате "Метафизические рассуждения", "О душе" и другие произведения, которые в самых существенных местах демонстрируют читателю блестящий уровень мышления, удручают того же читателя многостраничными деталями, которые следовало бы опустить. Складывается впечатление, что иногда и сам Суарес не мог адекватно оценить свой вклад в историю мысли; он просто двигался в русле средневековой традиции, предписывавшей исследователю быть скромным и непритязательным в отношении авторства, руководствуясь основной задачей - поиском истины. В "высвечивании истины", а не в закреплении авторства видел Суарес цель своей работы.

О полноте охвата рассматриваемого предмета свидетельствует широкий круг авторов и произведений, которые вводит в свои сочинения Суарес. Так, в "Метафизических рассуждениях" наряду с Аристотелем и Фомой, которые цитируются соответственно 1735 и 1088 раз[2], упоминаются Платон, Августин, Аверроэс, Дунс Скот, Каэтан и десятки других философов, в том числе и ренессансных (Пико делла Мирандола, Фичино и Помпонацци). То же можно сказать по поводу трактата "О душе"[3] и других произведений Суареса.

И все же, в чем заключается фокус метафизики Суареса или, точнее, что в этот фокус попадает с нашей точки зрения? Ответ на этот вопрос давался нами многократно, но, тем не менее, ответим еще раз: индивидуальное сущее. И в этом плане наиболее важным является то, что принцип индивидуации содержится в самой вещи, а сущность и существование (эти традиционные "элементы" описания сущего) в вещах имеют лишь мысленное (концептуальное) различение.

Уточним, что для Суареса важным является не только метафизический статус бытия "этой вещи", но и психологический процесс, в ходе которого она, эта вещь, познается. Более того, с этим связаны логико-гносеологические проблемы классификации универсальных понятий, к которым относятся в первую очередь род, вид, индивид[4] и др.

Метафизическая доктрина Суареса стала теоретической основой деятельности ордена иезуитов, как в свое время система Дунса Скота явилась тем же самым для францисканцев, а Фомы Аквинского - для доминиканцев. Суаризм (suarism, иногда на русский переводят как суаресизм или даже суаресианство) был и остается важным течением в католической мысли, действующим "в общем поле с томизмом"[5]. Общей целью, стержнем всей теоретической работы Суареса было переосмысление итогов развития средневековой философии, вызванное необходимостью внутренней реформы католицизма и новой ситуацией в мире - Новым временем[6].

И последнее, о чем необходимо сказать. За рамками нашей работы осталось очень многое. Метафизика была "схвачена" нами лишь в одном моменте[7]. Но помимо метафизики существует значительное наследие, о котором мы лишь кратко упомянули: Суарес чрезвычайно важен и как теолог, и как социально-политический мыслитель, и как теоретик права. Мы полагаем, что его современность в начале XXI столетия, когда мир вновь находится в ожидании перемен - в социальных, межнациональных, межконфессиональных отношениях, в экономике, науке, технике, - должна быть оценена и востребована.



[1] Имена, которые мы упомянули, казалось бы, в шутку, на самом деле не случайны. Некоторые исследователи не только обнаруживают влияние Суареса на "новоевропейского схоластика" Вольфа, но даже объявляют Суареса "интересным предшественником концептуализма Канта" (Ross J.F. Suarez on "universals". Р. 748).

[2] Fraíle G. Op. cit. P. 364.

[3] См. именной указатель: Suarez F. De anima: En 3 vols. Vol. 3. P. 543-563.

[4] Вспомним об универсальном понятии единичной вещи.

[5] Pérez Goyena A. Suarez // The Catholic encyclopedia: En 16 vols. New York 1912. Vol. 14. P. 319-320.

[6] О влиянии метафизики Суареса на философию Нового времени мы уже говорили во "Введении" к нашей работе. Напомним лишь, что до начала XVIII в. его труды являлись необходимой частью университетского образования как в католических, так и в протестантских странах.

[7] Хотя, едва ли не в самом важном!

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 25.12.2013
Страница сформирована за 0 мс 
Яндекс.Метрика