Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

БЕСЕДА 2.

 

Святого отца нашего Иоанна, архиепископа Константинопольского, Златоустого, о покаянии ниневитян.

 

Благослови, отче!

Видя, как проходят дни без потребного поучения, когда болезнь заставила меня хранить молчание, я печалился и скорбел, подобно борцу, которому присутствующие на ристалище мешают выйти на место состязания. Я видел, что вы жаждете духовной пищи и что я не в силах подать ее вам. Я видел время купли и не мог предложить никакого товара. Видел большую добычу, а ловец не мог выйти на охоту, но весьма скорбя об этом, я признал за  лучшее оставить на время труды, чтобы потом я мог каждодневно приходить в церковь и участвовать вместе с вами в богослужении, чем, потрудившись через силу два, много три дня, снова лечь в постель и опять разлучиться с вами. Поэтому, после перерыва ежедневных бесед, снова, по милости Господа, приступаю к исполнению своего долга в отношении к вам. Хотя различным людям полезны разные советы, но врачество покаяния всем, думаю, потребно. Так как никто не свободен от греха, то имеет, очевидно, и нужду в покаянии. Для нуждающихся в нем необходим пример спасшихся посредством покаяния, показывающий, что этим же путем и они достигнут спасения. Итак, посмотрим на тех, которые, оставив нечестивую жизнь, прославились добродетелью. Посмотрим, как уподоблявшиеся зверям вступили в чин ангелов. Посмотрим на тех, которые, доведши город до гибели, воздвигли его любомудрием. Посмотрим на тех, которые из врагов Бога сделались Его друзьями, в отношении к которым Господь из карающего Судии обратился в защитника. Посмотрим на тех, которые, после произнесения над ними приговора, состязаются с Судией и приговор не приводится в исполнение. Посмотрим, как Бог по человеколюбию поступил вопреки Своему слову. Наперед послушаем, как проповедывал пророк, а город пришел в смятение и, подобно тому, как сильный ветер производит в море волнение, так раздавшийся среди ниневийского народа голос Ионы все приводит в сильное движение и смущение. Послушаем, как город, веря проповеди, не впал в отчаяние, а поспешил к покаянию и, не надеясь на свою безопасность, старался почтить и умилостивить Бога. Что же делалось для этого умилостивления? Это отчасти сказано. Нужно, однако, передать все сказанное: "И объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого[1]". (Иона 3:5). О, удивительное чудо, страшное для людей, но вожделенное ангелам! Представь вместе со мной многое множество мужей, и жен, и детей, облекшихся во вретище, собравшихся вместе, оставивших обычные занятия и человеческие дела; (представь), что никто ничего не делает, а все вместе воссылают моления, плач и вопль к небу. Представь исчезнувшим неравенство между господами и слугами, между начальниками и подчиненными; представь царя, в таком же одеянии находящегося среди народа и совершающего служение Богу, как какое-либо государственное дело. "Это слово дошло, говорит, до царя Ниневии, и он встал с престола своего, и снял с себя царское облачение свое, и оделся во вретище, и сел на пепле(ст. 6)". О, мудрый царь! Сам подает пример покаяния, чтобы внушить усердие всему городу. Кто, видя самого царя, пекущимся о спасении, мог пренебречь покаянием? Раны пурпура он врачует вретищем; грехи трона очищает сидением на пепле; болезнь гордости врачует скромностью одежды, постом - раны роскоши. И показавши это самым делом, он побуждает всех к такому же усердию чрез особое объявление. "И повелел провозгласить: "чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище и воды не пили" (ст. 7)". Новый царский закон: как врач, он назначает больным воздержание от пищи, а лучше - апостольским постановлениям о благочестивом посте подражает этот роскошный законодатель, повелевая бессловесным участвовать в посте людей для того, чтобы, при посредстве невинной природы, приобрести большую милость Божию. "И чтобы покрыты были вретищем люди и скот (ст. 8)". О, небесный строй! О, воинство, приводящее в страх демонов! Горько стало диаволу, когда он увидел все свое войско обратившимся к Богу и воюющим с демонами, когда в эту борьбу вступили и дети и жены, малолетние вместе с взрослыми, когда бессловесные животные в качестве соратников были привлечены к воинскому строю. И увидел диавол новое зрелище: скот содействовал людям в (достижении) праведности и постился о спасении хозяев. "Чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище". Сняв с себя знаки власти, царь встал в ряд священников; обратился к народу с речью, уча ниневитян любомудрию. Тяжелы, друзья, говорит он, настоящие бедствия; завладевшие всей вселенной, мы, как негодные, божественным приговором обречены на гибель; повелевая всеми людьми, мы как самые худые из всех, приговорены к необычайному виду смерти; счастливейшие из всех прочих, окажемся тогда всех несчастнее, сделаемся притчею у всех людей и предметом сказаний, так как прежняя слава не дает возможности скрыть наши несчастия. Во многих войнах одержав победы, тем с большею, о, ниневитяне, доблестью будем ныне ратовать за собственное спасение; в прежние времена мы делали все, чтобы приобрести господство над другими, теперь награда наша будет состоять в том, чтобы не погибнуть совершенно вместе с женами и детьми. При наступлении особой войны и сражаться будем особым способом: обратим к небу песнопения; вместо копьев устремим туда псалмы; вознесем к Богу молитвы; непрестанными слезами умилостивим Его гнев; разорвем сеть худых дел; разрушим твердыню зла; будем сражаться оружием добродетели; панциря праведности не пробивает стрела; щиту веры не наносит вреда молния; Бог не попускает сокрушить шлем надежды; вышний гнев не раздирает хитона смиренномудрия; угроза гибели не в силах разрушить стену исповедания; приговор осуждения, видя действительное раскаяние, тотчас рассеивается, как дым. Если так, о, друзья, и таким оружием будем сражаться, мы будем сильны как на земле, так и на небе. Дерзайте, ниневитяне, дерзайте! Человеколюбивый Царь воюет с нами; только победив упорных своих врагов, Он, оставив гнев, делается благодетелем их.

  Такими увещаниями царь побуждал народ к покаянию. Ниневитяне с готовностью исполняли приказания: "покрыты были, говорится, вретищем люди и скот и крепко вопияли к Богу". И это было не так, что слово было готово, а ум занят был другим, язык произносил слова, а мысль не участвовала в них, звуки голоса раздавались, а душевное расположение не соединялось с ними, но - так, что то и другое усиленно умоляло Бога. Наступившая ночь, увеличившая страх, прогоняла сон и тем усерднее возносила гимн. День, снова являвший небо мрачным, непрерывными молниями и громом приводил всех в необычайный страх и возбуждал величайший вопль. Колебание земли приводило души в большое смятение. Все малые дети, из страха припадающие к грудям матерей, и плачущие на руках, вызывают у смотрящих на это слезы и горе. Стада волов, овец и весь скот, лишенные корма и пойла, своим разнообразным ревом приводят в содрогание самых крепких людей. Несмотря, однако, на то, что все приняло угрожающий вид и внушало страх, добрая надежда их не покидала. "Кто знает, может быть, еще Бог умилосердится[2] и отвратит от нас пылающий гнев Свой, и мы не погибнем (ст. 9)?" Из глубины сердца они взывали к Богу: Царь, Владыка жизни и смерти, мы достойны произнесенного приговора и заслуживаем всякого наказания, не познав Тебя, истинного Бога, и ведя развращенную жизнь. По безмерному Твоему милосердию останови определенное нам наказание, победи нелицеприятное правосудие благостию, а наше незнание - человеколюбием. Если бы внезапно навел казнь, слово заключало бы кару[3], поражены были бы чужие (т. е. не исповедывавшие истинного Бога) и нечестивые. А ныне, назначив по благости определенный срок[4], поразишь ли обратившихся, погубишь ли не чужих, а Своих? Нечестивых хранил, - погубишь ли ставших верующими? Когда мы были порочны, спасал, - истребишь ли делающих добро? Город, служивший идолам, возвысил и воздвиг царство, - ниспровергнешь ли, когда он сделался Твоим? Не зная Тебя, мы через Тебя овладели вселенной, а поклоняясь Тебе ныне лишимся и самой жизни? Побереги имя Твое, Царь, чтобы наказывая ниневитян, не сделать благочестия чем-либо таким, чего, как бесполезного, нужно избегать, - чтобы, подвергая нас заслуженной каре, не запереть для людей двери покаяния. Если мы, имея законодателя и учителей, погрязли во многих пороках, подвергай неминуемой гибели; не делай снисхождения умоляющим; наводи кару более тяжкую, чем какою угрожал. А если неучившиеся и ненаставленные живем мы худо и нечестиво, не карай так, Царь, наше неведение. Справедливо Ты в древние времена погубил людей потопом, - потому что они не внимали наставлениям Ноя. Ты наперед объявил гибель, а они не оставили греха. Содомлян по заслугам Ты истребил огнем, так как они не хотели слушать советов Лота. Египтяне, погибшие в море вместе с фараоном, понесли должное наказание, так как не верили словам Моисея, подвергаясь многим казням и испытывая на себе действия Твоей десницы. А разве осмеливались мы противоречить в чем-либо? Одного только послал к нам и при том не учителя, а провозвестника бедствий; мы поверили ему и всенародно с честию совершаем Тебе служение. Назначил нам небольшой срок и в продолжение его мы показали весьма большую перемену. Когда объявлена была нам гибель, мы не усомнились в Твоем человеколюбии. Когда пророк предсказал разрушение города, мы сохранили надежду на Твою милость. Не посрами же, Благостный, надежды. Не отними языков, желающих славословить Твои благодеяния. Не умертви мужей, всецело стремящихся возвещать Твою благость. Не лиши нас возможности сделаться учителями благочестия для всех наших. Не пребывай при прежнем ограничении[5] в отношении к тем, которые не остались прежними. Изменились мы, изменись и Ты. Оставь гнев, как мы - заблуждение. Прекрати наказание, как мы - зло. Довольно вразумил нас страхом, дай нам время показать любовь к Тебе. Пощади скот, ревущий от голода. Пощади невинных детей, измученных рыданиями. Пощади несовершеннолетних, ослабевших от поста. Не погуби невинных вместе с виновными. Помилуй матерей, не дающих вследствие Твоего гнева молока самым дорогим(т. е. детям). Родители отказали им в милости, чтобы получить от Тебя помилование. Все люди держатся тех же худых обычаев, как и мы. Если не примешь нашего покаяния, то разрушишь надежды всего мира. Такие, вероятно, наставления слышали от начальников ниневитяне. За словами следовали соответствующие дела: пост, вретище, усердная молитва, слезы, удаление от зла. "Вопияли, говорит, прилежно к Богу, и обратился каждый от пути своего лукавого и от неправды сущей в руках их". Обращаются к любомудрию, к самым высшим вопросам любомудрия, и венец добродетели делают основанием добродетели. Каждый старался исполнить всякое доброе дело, всего более угодное Богу. Видели начавшуюся войну неба с ними и укрепили себя добрыми делами, как стену. Сверкавшим вверху молниям они противопоставили внизу молитвы и прошения; ударам грома - звуки песнопений. Пост сделался для них крепкою башнею. Потоками слез смыли множество грехов. Врагов сделали друзьями, чтобы примириться с Богом. Сами оставили гнев на оскорбивших их, чтобы прекратить гнев на них Владыки. Книгу долгов разорвали здесь, чтобы там получить отпущение грехов. Дали рабам свободу, чтобы самим освободиться от наказания. Делились с бедными имуществом, чтобы сделать безопасным свое достояние. Бросив роскошь, держались воздержания. Избегая своеволия, полюбили скромность. Возненавидев кичливость, приняли все вид скромный и печальный. Занимавшиеся торговлей, договорами и всякими делами служили Богу. Злодеи сами без всякого принуждения сознавались в своих разбоях. Судьи не подвергали этих сознававшихся наказанию. Все, как расстающиеся с жизнью, рассказывали свои худые дела. Богатство оставалось без охраны и нигде не являлось воров. Золото раздавалось нуждающимся; приобретения избегал каждый, как убытка. У всех был один предмет забот - спасение. Все - богатые и бедные - стремились и хлопотали об одном - о (сохранении) жизни. Все, не относящееся к этому, оставлялось, как бесполезное и худое. Неизвестно было спасение и, как желаемое, было предметом усердного искания. Не надеялись на успех покаяния и, как желающие жить, всецело отдались всякому доброму деланию. О, философы-варвары! О, мудрые невежды! Без научения поняли то, что нужно; без законодателя переменили к лучшему свою жизнь; без учителей исправились, из бездны зла обратились к небесной жизни. "Вот изменение десницы Всевышнего"(Пс. 76:11). Одна грозная туча, и ниневитяне произрастили бесчисленное множество добрых плодов. Переплавились, как старинные какие-нибудь статуи. Они переменились вследствие покаяния, из грешников сделались праведниками, любезными ангелам, угодными Богу. Установили колеблющийся город, подняли падавший, укрепили потрясенный. Обратились и не извратились; переменились и не погибли. "И увидел,  говорит, Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел." Чудное дело! Судия изменил решение, отменил смертный приговор и постановил оправдательный. Покаялись ниневитяне и раскаялся Бог. Покаяние отменило грозное повеление. Отвергли те зло, Бог отверг приговор. О, всемогущее покаяние! Совершается оно на земле и производит перемену на небесах. Так и мы, возлюбленные, покаемся; так и мы будем поститься; присоединим к посту добрые дела; не будем делать худого, убоимся угрозы геенной; путем покаяния будем стремиться получить от Бога спасение. Ему слава и держава во веки веков. Аминь.



[1] Ενέδυσαν  τον  σάκκον  απο  μικρου  αυτων  και  εως   μεγάλου αυτων,  согласно с Александрийским и Маршальанским греческими списками, вместо:  ...απο  μεγάλου  αυτων   εως  μικρου  αυτων = от велика их даже до мала их, как читается в еврейском тексте, древнейшем Ватиканском и некоторых других списках.

[2] Читаемому затем в Славян. Б. выражению:"и умолен будет" нет соответствующего в тексте Златоуста и в унциальных греч. списках.

[3] Здесь читается в издании Миня: λόγος  τά  της  κολάσεως  ειχε; если бы вместо λόγος стояло λόγον, слова эти имели бы смысл, более соответствующий контексту речи святителя: "наказание было бы понятно".

[4] Разумеется Ионы 3:4: "еще три дня и Ниневия превратится". В синод.: "еще сорок дней и Ниневия будет разрушена".

[5] В издании Миня читается: Μη  διαμείνης  δριζόμενος  ομοίως  προς  τους  ουκετι τοις  αυτοις  διαμείναντες . Следует, вероятно, читать, ...οργιζόμενος,  т. е. "при прежнем гневе".

В начало Назад На главную

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 25.12.2013
Страница сформирована за 78 мс 
Яндекс.Метрика