Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

ПОРЯДОК БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИИ

святого отца нашего Иоанна Златоуста[1].

Священнику, намеревающемуся совершать божественное таинство, должно, главным образом, быть исповедавшимся (в грехах) и примирившимся со всеми, соблюдающим, насколько есть силы, своё сердце чистым от худых помыслов, воздер­жавшимся (от пищи) вечером и в бодрственности до времени священнодействия. Когда наступило это время, он, по соверше­нии обычного поклона[2] предстоятелю, входит в храм и, в соединение с  диаконом, делают вместе три поклонения к востоку пред образом Спасителя и пресвятой Богородицы, и двум хорам по одному (поклонению). Когда покланяются, тихо говорят такую молитву: "Господи, Боже наш! Простри руку Свою из святого жилища Своего и дай мне силу на предлежащее Твоё служение, чтобы, неосужденно представ пред страшным Твоим алтарём, совершил я безкровное священнодействие, так как Тебе принадлежат сила и слава во веки веков. Истинно".

Войдя в святилище[3], берут каждый своею рукою свой стихарь, и делают три поклонения на восток, говоря про себя: "Боже! будь милостив ко мне грешнику!" (Лук. 18:13).

Потом диакон, наклонив голову, держа также правою рукою стихарь с орарем, подходит к священнику, говоря: "Благослови, владыка, стихарь с  орарем".

Священник, благословляя рукою, говорит: "Благословен Бог наш, постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Потом диакон отходить сам по себе на одну сторону святилища и облачается в стихарь, молясь так: "А моя душа будет радоваться о Господе" (Пс. 34:9); "Он облек меня в ризы спасения, одеждою правды одел меня, как на жениха возложил венец и, как невесту, украсил убранством" (Ис. 61:10)[4] .

И, поцеловав орарь, возлагает на своё левое плечо. Также сам священник, взяв стихарь[5], благословляет его, и, поцеловав, облачается (в него), говоря про себя раньше сказан­ный псалом, подобно диакону. И взяв нарукавники, священник, (беря один из них) правою рукою, говорит так:

"Десница Твоя, Господи, прославилась в силе: десная Твоя рука, Господи сокрушила врагов, и множеством славы Твоей стер супостатов"[6] (Ис. 15:6): "десница Господня творит силу!" (Пс. 117:15), - левой рукой, говорит так: "Руки Твои сотворили меня и устроили меня" (Пс. 118:73).

Потом, взяв епитрахиль[7], благословив, целует; и, по­лагая на свою шею, говорит: "Благословен Бог, изливающий благодать Свою на священников Своих, "как драгоценный елей на голове, стекающий на бороду, бороду Ааронову, стекающий на края одежды его; как роса Ермонская, сходящая на горы Сионские, ибо там заповедал Господь благословение и жизнь на веки" (Пс. 132:2, 3).

И, взяв пояс и благословив, целует и говорит: "Бла­гословен "Бог препоясывает меня силою" (Пс. 17:33) и изливающий благодать Свою, постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Потом, взяв набедренник[8], - если (облачающийся) есть протосинкел[9] великой церкви[10], или кто-либо иной, имеющий какое-нибудь достоинство, - и благословив его, поцеловав, говорит: "Препояшь Себя по бедру мечом Твоим, Сильный, славою Твоею и красотою Твоею, и в сем украшении Твоем поспеши, воссядь на колесницу ради истины и кротости и правды, и десница Твоя покажет Тебе дивные дела" (Пс. 44:4,5), постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Потом, взяв фелонь[11], и, благословив, целует и говорит: "Священники Твои облекутся правдою, и святые Твои возрадуются" радостью (Пс. 131:9), постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Потом, отойдя в предложение, они моют свои руки, го­воря: "буду омывать в невинности руки мои и обходить жертвенник Твой, Господи, чтобы возвещать гласом хвалы и поведать все чудеса Твои. Господи! возлюбил я обитель дома Твоего и место жилища славы Твоей. Не погуби души моей с грешниками и жизни моей с кровожадными, у которых в руках злодейство, и которых правая рука полна мздоимства. А я хожу в моей непорочности; избавь меня, и помилуй меня. Моя нога стоит на прямом [пути]; в собраниях благословлю Господа" (Пс. 25:6 - 12).

Диакон приготовляет священные (принадлежности): святой дискос[12] на левой стороне, чашу на правой, и остальное с  ними. Потом, совершив три поклонения пред (столом) предложения, говорят каждый: "Боже! будь милостив ко мне грешнику!" (Лук. 18:13), и помилуй меня"; и (ещё): "Ты, Спаситель наш, искупивший нас "от клятвы закона" (Гал. 3:13) чест­ною Твоею кровью, пригвождённый ко кресту и копьём про­нзённый, сделавшийся для людей источником безсмертия, слава Тебе".

Потом, диакон говорит: "Благослови, владыка". И священник благословляет: "Благословен Бог наш, постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Потом, священник берёт левой рукой просфору, а пра­вою святое копье[13], и, делая им знак (креста) поверх знака печати на просфоре, трижды говорит: "В …воспоминание" (Лук. 22:19) Господа и Бога и Спасителя нашего, Иисуса Христа".

И тотчас вонзает святое копье на правой стороне печати, и, (сверху) надрезая, говорит: "как овца, веден был Он на заклание". Одинаково, вонзая святое копье на левой (стороне), говорит: "И как овца" незлобивый "пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих".

Вонзая святое копье на верхней сторон печати, говорит: "От уз и суда Он был взят". Опять, вонзая святое копье на нижней стороне печати, говорит: "род Его кто изъяснит" (Ис. 53:7, 8)?

Диакон, при каждом надрезании, говорит: "Господу по­молимся". После этого, держа свой орарь правою рукою, диакон говорит: "Подними (вырезанный агнец), владыка".

И священник, вдвинув святое копье с боковой правой стороны просфоры, поднимает (вырезанный) святой хлеб, го­воря так: "Он отторгнут от земли живых" (Ис. 53:8), постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно". И, по­лагая его навзничь (т. е., мягкою стороною вверх) на святом дискосе, - после того, как диакон скажет: "Принеси в жер­тву[14], владыка", - священник приносит его в жертву кресто­образно, говоря: "Приносится в жертву Агнец Божий, Который берет [на Себя] грех мира" (Ин. 1:29), за жизнь мира и спасение". И поворачивает на другую сторону, с крестом наверху, и диакон говорит: "Вонзи, владыка".

Священник, вонзая в него святым копьём с правой стороны, говорит: "И "один из воинов копьём пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода" (Ин. 19:34). Диакон вливает в святую чашу вина[15] и воды, сказав прежде священнику: "Бла­гослови, владыка, это соединение". И священник благословляет.

Потом, священник, взяв вторую просфору, говорит: "В честь и память преблагословенной, славной нашей Владычицы, Богородицы и Всегда-Девы Mapии, ходатайством которой прими, Господи, эту жертву на Свой пренебесный жертвенник".

И, вынимая частицу святым копьём, полагает (её) с  левой стороны святого хлеба. Потом, взяв третью просфору, говорит: (В честь и память) "честного, славного пророка, предтечи и крестителя Иоанна, святых славных и всехвальных апостолов, святых священноначальни-ков, отцов наших: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, Афанасия, Кирилла, Николая Мирского, и всех святых священнона­чальников, святого апостола, первомученика и архидиакона Сте­фана, святых великих мучеников: Георгия, Димитрия, Феодора, и всех святых мучеников, благочестивых, богоносных на­ших отцов: Антония, Евфимия, Савы освященного, Онуфрия, Арсения, Афанасия афонского, и всех благочестивых, святых и безсребренников исцелителей: Косьмы и Дамиана, Кира и Иоанна, Пантелеимона и Ермолая, Сампсона и Диомеда, Фаллалея и Трифона, и прочих, святых и праведных богоотцов Иоакима и Анны, святого такого-то (дневного), и всех святых, молениями которых, Боже, призри на нас".

И так (как прежде), вынимая частицу, полагает её внизу, на левой стороне. Потом, взяв другую просфору, говорит: "За нашего apxиепископa, такого-то, честное пресвитерство, Христово диаконство, и весь священнический чин, за память и отпущение грехов (достойных) всегдашней памяти владетелей этой святой обители (здесь священник поименно вспоминает и живых, и умерших, которых желает), и прости, человеколюбивый Господи, всем православным отцам и братиям нашим, усопшим с  надеждою на воскресение и вечную жизнь в общении с  Тобою". И так, вынимая частицу, полагает ее внизу, на левой стороне.

Потом, диакон, взяв кадильницу и ладан[16], говорит священнику: "Благослови, владыка, ладан"; и "Господу помо­лимся". И священник говорит молитву: "Ладан Тебе приносим, Христос Бог, "в воню благоухания" (Ис. 29:25) духовного, которую прими, Владыка, на святой, пренебесный и мысли­мый Свой жертвенник; и за то ниспошли нам богатую Свою милость, Своё милосердие, и одари ими нас, Твоих рабов, призывающих Твоё имя, Отца и Сына и Святого Духа, постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Диакон: "Господу помолимся". И священник, окадив звездицу[17], полагает её поверх хлеба и говорит: "И "пришла" звезда и "остановилась над [местом], где был Младенец" (Mф. 2:9), лежащее, постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Диакон: "Господу помолимся". Священник, окадив пер­вый покров, закрывает (им) святой хлеб и говорит: "Господь царствует; Он облечен величием, облечен Господь могуществом [и] препоясан: потому вселенная тверда, не подвигнется. Дому Твоему, Господи, принадлежит святость на долгие дни" (Пс. 92:1,5), по­стоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Диакон: "Господу помолимся. Покрой, владыка". И священник, окаждая второй покров и закрывая святую чашу, говорит: "Покрыло небеса величие Его, и славою Его наполнилась земля" (Авв. 3:3), постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Диакон: "Господу помолимся. Закрой, владыка". И священник, окаждая воздух[18], и закрывая то и другое, говорит: "За­крой нас "в тени крыл Твоих" (Пс. 16:8), Боже наш, по­стоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Потом, они оба, сложив свои руки крестом[19] и благоговейно поклонившись, говорят: "Благословен Бог наш, так благоволивший, постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Диакон по поводу предложения честных даров (говорит): "Господу помолимся". Священник (говорит) молитву предложения: "Боже, Боже наш, пославший в пищу для всего Mиpa небесный хлеб, нашего Господа и Бога Иисуса Христа, Спасителя, искупителя и благодетеля, благословляющего и освящающего нас, сам благослови это предложение и прими его на Свой пренебесный жертвенник, вспомни, как  добрый и человеколюбивый, принесших и за которых они принесли, и сохрани нас неосуждёнными в священном совершении божественных Твоих тайн". Громко: "Так как  пребывает в святости и славе всечестное и величественное имя Твое, Отца и Сына и Святого Духа, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

И после молитвы (священник) окаждает предложение, и заканчивает[20], говоря: "Слава Тебе, Христос Бог, наша надежда". Диакон: "Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Священник: "Христос, истинный Бог наш да помилует нас, как добрый Бог и человеколюбивый, ходатайством всесвятой, чистой, преблагословенной, славной нашей Владычицы, Богородицы и Всегда-Девы Марии, силою честного и животворящего креста, и (молитвами) всех святых". Хор (поёт): "Истинно".

И так, взяв кадильницу, диакон отходит и окаждает, крестовидно, кругом, святой престол, говоря про себя: "Ты, Христос, наполняющий всё, безграничный, (был) во гробе телом, а во аде, как Бог, душою, а в раю с разбойником, и на престоле господствовал с Отцом и Духом". И говорит пятидесятый псалом: "Помилуй мя, Боже…".

И, окадив святилище и весь храм, входит опять во святой алтарь, и, опять окадив святой престол и священника, полагает кадильницу на её место, а сам подходит к священ­нику; и, вместе став пред святым престолом, поклоняясь и молясь про себя, говорят: "Ты, Царь небесный, Утешитель, Дух истины (Ин. 14:16,17), всюду присутствующей и всё наполняющий, сокровищница добра и податель средств для жизни, приди и поселись в нас, очисти нас от всякого пятна и спаси, добрый, наши души"; ещё: "Слава в вышних Богу, и на земле…" (Лук. 2:14), дважды; и: "Господи! отверзи уста мои…" (Пс. 50:17), и прочее -однажды.

Потом священник целует Евангелие, а диакон - святой престол. Потом диакон, наклонив голову пред священником, и держа свой орарь тремя перстами правой руки, говорит: "Время совершения (молитвы) Господу. Владыка, благо­слови". И священник, делая над ним знак (креста), говорит: "Благословен наш Бог, постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Диакон: "Помолись, владыка, за меня". Священник: "Господь да направит "стопы" (Пс. 118:133) твои". И опять диакон: "Вспомни, владыка, меня". Священник: "Пусть вспомнит тебя Господь Бог в Своём царстве, постоянно, теперь и всегда, и во веки веков". И диакон: "Истинно, истинно, истинно". И, трижды поклонившись, говорят про себя: "Господи! отверзи уста мои…", и прочее.

И после этого, диакон выходить из алтаря, и, трижды поклонившись, говорит громко: "Благослови, владыка". Священник говорит громко: "Благословенно (есть) царство Отца и Сына и Святого Духа, теперь и всегда, и во веки веков". Хор (поёт): "Истинно".

Диакон громко: "Мирно Господу помолимся". Хор: "Го­споди, помилуй". Диакон: "За небесный мир и спасение наших душ Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "За мир (для) всего мира, постоянство святых Божиих Церк­вей и единство всех Господу помолимся". Хор: "Господи, по­милуй". Диакон: "За этот святой дом и с верою, благоговением и страхом Божиим входящих в него Господу по­молимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "За нашего apxиепископа, такого-то, честное пресвитерство, Христово диаконство, весь клир и народ Господу помолимся". Хор: "Господи, по­милуй". Диакон: "За благочестивейших и богохранимых наших царей, весь царски дом[21] и войско их Господу помо­лимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "За помощь на войне и подчинение под их ноги всякого врага и неприятеля Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "За эту святую обитель, всякий город и страну и по вере живущих в них Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "За благорастворённость воздуха, плодородие земли и мирные времена Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "За находящихся в плавании, путеществии, болеющих, трудящихся, пленённых, и спасение их Господу помо­лимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "За избавление нас от  всякого горя, раздражения, опасности и неизбежности Го­споду помолимся". Хор: "Господи, помилуй".

Молитва первого антифона[22], тихо: "Господи, Боже наш, Которого могущество нельзя представить, и славу нельзя обнять, Которого милость нельзя измерить и о человеколюбии рассказать, сам, Владыка, призри, по Своему милосердию, на нас и на этот святой дом, и окажи к нам и молящимся с нами богатую свою милость и своё сострадание".

Когда священник в алтаре говорит тихо молитву, в это же самое время диакон вне алтаря говорит мирные (прошения); * а если нет диакона, священник говорит молитву после этих мирных (прошений) и возглашения[23].

Диакон: "Возьми к Себе, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Своею благодатью". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Мы, вспомнив о всесвятой, чистой, преблагословенной, славной нашей Владычице, Богородица и Всегда-Деве Марии со всеми святыми, отдадим Христу Богу самих себя, друг друга и всю нашу жизнь". Хор: "Тебе, Господи".

Священник громко: "Так как  Тебе приличествуют вся­кая слава, честь и поклонение, Отцу и Сыну и Святому Духу, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно".

После мирных (прошений), хор поёт первый антифон, или, если воскресный день, образные (псалмы)[24], или дневное.

Молитва второго антифона, тихо: "Господи, Боже наш, спаси Свой народ и благослови Своё "наследие" (Ис. 19:25), сохрани Церковь Свою в её полноте, освяти любящих красоту Твоего дома; Ты прославь их за это Своею божественною си­лою, и не оставь нас, надеющихся на Тебя". Заметь себе: и здесь так же, как  во время первой молитвы, есть ли диакон, или нет.

Диакон: "Ещё и ещё мирно Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Возьми к Себе, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Своею благодатью". Хор: "Господи, по­милуй". Диакон: "Мы, вспомнив о всесвятой, чистой, пребла­гословенной, славной нашей Владычице, Богородице и Всегда-Деве Марии со всеми святыми, отдадим Христу Богу самих себя, друг друга и всю нашу жизнь". Хор: "Тебе, Господи".

Священник громко: "Так как  Твоя есть власть, и Твои царство, сила и слава, Отца и Сына и Святого Духа, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно".

После вторых мирных (прошений), хор поёт второй антифон, пли, если воскресный день, второй образный (псалом), или дневное.

Молитва третьего антифона, тихо: "Ты, даровавший нам эти общие и согласные молитвы, обещавший выполнять просьбы, при согласии во имя Твое двух и трёх, и теперь Сам исполни прошения Своих рабов, сообразно с пользою (их), доставляя нам средства в настоящем веке к познанию Твоей истины, и имея даровать вечную жизнь в будущем (веке)". Заметь себе: и здесь так же, как  во время первой и второй молитвы, есть ли диакон, или нет.

Диакон: "Ещё и ещё мирно Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Возьми к Себе, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Своею благодатью". Хор: "Господи, по­милуй". Диакон: "Мы, вспомнив о всесвятой, чистой, преблагословенной, славной нашей Владычице, Богородице и Всегда-Деве Mapии со всеми святыми, отдадим Христу Богу самих себя, друг друга и всю нашу жизнь". Хор: "Тебе, Господи".

Священник громко: "Так как  Ты пребываешь добрым и человеколюбивым Богом, и Тебя мы прославляем, Отца и Сына и Святого Духа, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно".

Здесь хор поёт третий антифон, или третью — шестую (песнь канона)[25]; а если также воскресный день, поёт блажен­ства[26] и (в честь) дневного святого. Когда хор дойдёт до "Слава Отцу", священник и диакон делают пред святым престолом три поклонения. Потом священник, взяв святое Евангелие, даёт (его) диакону, и, выйдя так чрез дверь северной стороны (алтаря), идут на обычное место, совершают малый вход и оба наклоняют свои головы, - и, когда диакон, держа также вместе орарь тремя перстами, тихо скажет: "Господу помолимся", (тогда) священник говорит молитву входа.

Молитва входа святого Евангелия, тихо: "Владыка, Господи, Боже наш, установивший на небесах, на служение Твоей славе, чины и воинства ангелов и архангелов, — сделай, чтобы с нашим входом был вход святых ангелов, служащих вместе с нами и сопрославляющих Твою доброту". Громко: "Так как  Тебе приличествуют всякая слава, честь и поклонение, Отцу и Сыну и Святому Духу, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно".

По совершении молитвы, диакон говорит священнику: "Благослови, владыка, святой вход", - показывая также вместе орарем на восток. И священник, делая крест по восточной (стороне), говорит: "Благословен вход Твоих святых, по­стоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Потом диакон подходит к епископу, если он присутствует, и (тот) целует Евангелие, - или священник целует; и, по исполнении последнего тропаря[27], диакон входит на сре­дину, и, став пред священником, немного поднимает свои руки и громко говорит, показывая святое Евангелие: "Премуд­рость прямая"[28]. Потом сам он и священник позади его, поклонившись, входят во святой алтарь; и диакон полагает святое Евангелие на святом престоле, a поющие говорят обыч­ные тропари и (в честь) дневного святого. И, когда дойдут до последнего, диакон, наклоняя голову и держа рукою орарь, говорит священнику: "Благослови, владыка, время трисвятого"[29]. И священник, делая над ним знак (креста), говорит: "Так как  Ты, Бог наш, свят, постоянно, теперь н всегда". По исполнении тропаря, диакон идёт близ святых дверей и показывает орарь вне (стоящим), громко говоря: "И во веки веков". Хор: "Истинно".

Когда хор поёт трисвятое, священник молится тихо.

Молитва трисвятого, тихо: "Ты, святой Бог, покоющийся между святыми, воспеваемый святейшим голосом Серафимов, прославляемый Херувимами, принимающий поклонение от  всякой небесной силы, приведший всё из несуществования в существование, создавший человека по Своему образу и подобию и украсивший (его) всяким Твоим даром, дающий премудрость и разум просящему, непрезирающий согрешающего, но назначивший (ему) покаяние с целью спасения и удостоивши нас, низких и недостойных Твоих рабов, стать также в этот час пред славою святого Твоего жертвенника и приносить Тебе должное поклонение и прославление, - сам, Владыка, прими трисвятую песнь и от  наших грешных уст, посети нас Своею добротою, прости нам всякое, вольное и невольное, прегрешение, освяти наши души и тела и дай нам благочестиво служить Тебе во все дни нашей жизни, по ходатайству святой Богородицы и всех святых, от  вечности сделавшихся угод­ными Тебе". Громко: "Так как  Ты, Бог наш, свят, и Тебя мы прославляем, Отца и Сына и Святого Духа, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно".

По окончании этой (молитвы), когда хор поёт "Слава и теперь", также сами, священник и диакон, поют трисвятое, делая в то же время и три поклонения пред святым престолом. Потом, диакон говорит священнику: "Благослови, вла­дыка"[30], и отходят к седалищу[31]. И священник, отходя, говорит: "благословен грядущий во имя Господне" (Ин. 12:13). Диа-кон: "Благослови, владыка, небесное седалище". И священник: "Благословен Ты на престоле славы царства Своего, "седящий на Херувимах" (4 Цар. 19:15), постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

И после исполнения трисвятого, диакон, дойдя до двери, говорит: "Будем внимательны". И священник: "Мир всем". Диакон: "Премудрость". И чтец начинает: "Хвалите Бога. Псалом Давида"[32]. * И опять диакон: "Будем внимательны". Чтец (говорит) прокимен[33] апостола и дневной. И опять диакон: "Будем внимательны". И, по исполнении апостола, священник громко говорит: "Мир тебе". Диакон: "Премудрость". И хор: "Хвалите Бога. Псалом Давида"[34]. И диакон, взяв ка­дильницу и ладан, подходит к священнику, говоря: "Благо­слови, владыка, ладан".

Когда священник благословляет, и скажет эту молитву: "Ладан Тебе приносим, Христос Бог наш, в "воню благоухания" (Иса. 29:25) духовного; за то ниспошли нам божествен­ную благодать всесвятого Твоего Духа, постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно"[35], - диакон кругом окаждает святой престол, всё святилище и воздух[36]. И после этого, отложив кадильницу, идёт к священнику, и, наклонив к нему голову, держа также верхними перстами орарь со святым Евангелием, то есть на том месте святого престола, говорит: "Бла­гослови, владыка, благовестителя святого апостола и евангели­ста, такого-то". Священник, совершая над ним знак (креста), говорит: "Бог, по ходатайству святого, славного апостола и евангелиста, такого-то, пусть даст тебе, при твоём благовестии (со) многою силою, слово для благовестия"[37]. И диакон, сказав: "Истинно", благоговейно поклонившись святому Евангелию и выйдя, в предшествии светильников и ладана, чрез святые двери, идёт и становится вверху на амвон[38], или на назначенном месте. Священник, стоя пред святым престолом, смотря на запад, громко говорит: "Премудрость прямая. Послушаем святого Евангелия". И диакон: "Из (Евангелия) по такому-то святому Евангелию чтение". И священник: "Будем внимательны". По исполнении Евангелия, священник говорит диакону: «Мир тебе". И диакон, дойдя до святых дверей, отдаёт святое Евангелие священнику.

Потом, став на обычном месте, (диакон) начинает так: "Скажем все от всей души, и скажем от  всего помышления". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Господь Вседержи­тель, Бог отцов наших, молимся Тебе: выслушай и помилуй". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Помилуй нас, Боже: по великой Своей милости, молимся Тебе, Господи: выслушай". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Ещё молимся за благочестивейших и богохранимых наших царей, (за) власть, победу, постоянство, мир, здоровье, спасение их, и особенно (за) содействие Господа, Бога нашего, их успеху во всём и подчинение под их ноги всякого врага и неприятеля". Хор: "Господи, помилуй".

Священник говорит эту молитву, тихо: "Господи, Боже наш, прими от Своих рабов это напряжённое моление, по­милуй нас по множеству Своей милости и ниспошли Своё милосердие на нас и на весь Свой народ, ожидающий от Тебя богатой милости". Громко: "Так как Ты пребываешь милостивым и человеколюбивым Богом, и Тебя мы прославляем, Отца. и Сына и Святого Духа, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно".

Диакон: "Наставляемые[39], помолитесь Господу". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Мы, верующие, помолимся за наставляемых, чтобы Господь помиловал их". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Пусть Он наставит их слову истины". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Пусть откроет для них Евангелие правды". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Пусть соединить их со Своей святой, всеобщей и апостольской Цер­ковью". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Спаси, помилуй, возьми к Себе и сохрани их Боже, Своею благодатию". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Наставляемые, наклоните ваши головы пред Господом". Хор: "Тебе, Господи".

Молитва (за) наставляемых, пред святым возношением (даров), которую священник говорит тихо: "Господи, Боже наш, живущий в высоте и презирающий низкое, пославший спасением для человеческого рода единородного Сына Своего, Бога, Господа нашего Иисуса Христа, - посмотри на Своих на­ставляемых рабов, наклонивших пред Тобою свою шею, удо­стой их в удобное время купели возрождения, прощения грехов и нетленной одежды, соедини их со Своею святою, все­общею и апостольскою Церковно и сопричисли их к Своему избранному стаду". Громко: "Чтобы и они славили с нами всечестное и величественное Твоё имя, Отца и Сына и Святого Духа, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно".

После этого возглашения, священник берёт илитон[40] и, по обычаю, развертывает (его). Диакон: "Которые (суть) наста­вляемые - подойдите[41], наставляемые - подойдите, которые (суть) наставляемые - подойдите. Пусть никто из наставляемых не останется (здесь). Которые (суть) верующие, ещё и ещё мирно Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй".

Первая молитва (за) верующих, которую священник говорит тихо, после того как  развернуть илитон: "Благодарим Тебя, Господи, Боже сил, и теперь удостоившего нас стать  подле святого Твоего жертвенника и припасть к Твоему мило­сердию по поводу наших грехов и неведений народа; прими, Боже, нашу молитву, сделай, чтобы мы были достойными при­носить Тебе молитвы, моления и безкровную жертву за весь Твой народ, и, силою Духа Своего Святого, сделай нас, которых Ты назначил на это Тебе служение, способными безукоризненно, безошибочно, с чистым свидетельством нашей совести, при­зывать Тебя к себе во всякое время и (на всяком) месте, чтобы, выслушивая нас, Ты был милостив к нам, по мно­жеству Своей доброты".

Когда священник молится, диакон, если есть, говорит мирные (прошения) на обычном месте, вне святого алтаря: "Еще и еще мирно Господу помолимся". Хор: "Господи, поми­луй". Диакон: "За эту святую обитель, всякий город и страну и по вере живущих в них Господу помолимся". Хор: "Го­споди, помилуй". Диакон: "За благорастворённость воздуха, плодородие земли и мирные времена Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "За находящихся в плавании, путешествии, болеющих, трудящихся, пленённых, и спасение их Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "За избавление нас от  всякого горя, раздражения, опасности и неизбежности Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Возьми к Себе, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже. Своею благодатью". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Пре­мудрость". Священник громко: "Так как Тебе приличествует всякая слава, честь и поклонение, Отцу и Сыну и Святому Духу, постоянно, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно".

Вторая молитва (за) верующих, которую священник говорит тихо: "Опять и часто припадаем к Тебе, и молимся Тебе, добрый и человеколюбивый, чтобы Ты, посмотрев на нашу молитву, очистил наши души и тела от  всякого плотского и духовного осквернения, и дал нам невинное и неосуждённое стояние возле святого Твоего жертвенника. Одари же, Боже, и молящихся с нами желанным успехом в жизни, вере и духовном разуме; дай им, при постоянном служении Тебе со страхом и любовью, невинно и неосуждённо участвовать в святых Твоих тайнах, и удостоиться Твоего небесного царства".

Когда священник  молится, диакон  говорит  мирные (прошения) вне  святого алтаря.

Священник  громко: "Чтобы, постоянно сохраняясь под  Твоею властью, Тебя мы прославляли, Отца и Сына и Святого Духа, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно".

После  этого возглашения, (священник ) говорит молитву про себя, певцы поют  херувимскую песнь, а диакон, подошедши к  священнику, ладаном  окаждает  святой престол  кругом, крестовидно, святилище и священника. И после  этого, благо­говейно становится налево от  священника, ожидая исполнения молитвы.

Молитва, которую говорит  священник  тихо, во время пения херувимской (песни):

"Царь славы! Из связавшихся плотскими пожеланиями и удовольствиями никто недостоин  подходить, или приближаться, или служить Тебе, так  как  служение Тебе велико и страшно даже для самих  небесных  сил. Но, однако, по несказанному и неизмеримому Своему человеколюбию, Ты сделался человеком, без обращения и изменения, назвался нашим первосвященником и, как Владыка всех, передал нам  священнодействие этой служебной и бескровной жертвы, так как Ты только, Господи Боже наш, владычествуешь над небесным и земным, носимый на херувимском престоле, Господь Серафимов, Царь израилев, единственно святой и покоящийся между свя­тыми. Поэтому, со страхом  прошу Тебя; единственно доброго и скорослушающего, посмотри на меня, грешника и негодного Своего раба, очисти мою душу и сердце от лукавой совести, и сделай меня, облечённого благодатью священства, способным  стать, силою Святого Твоего Духа, возле этого святого Твоего престола, и священнодействовать святое, чистое Твоё тело и честную Твою кровь. Молюсь Тебе, наклонив свою шею, и умо­ляю Тебя, чтобы Ты не отвратил  Своего лица от  меня и не исключил  меня из  (звания) Своих  слуг, но удостой, чтобы эти дары были принесены Тебе мною, грешником  и недостой­ным  Твоим  рабом. Ты (есть) приносящий и приносимый, при­нимающей и раздаваемый, Христос, Бог наш, и прославляем Тебя с безначальным Твоим Отцом и всесвятым, добрым и животворящим  Твоим  Духом, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

По исполнении молитвы, молятся вместе херувимскою песнью, трижды поклоняясь во время произношения её; потом, пятиде­сятый также псалом, тихо. И, поклоняясь трижды, отходят  к  предложению, в  предшествии диакона с  ладаном; и (диакон ), окадив  святые (дары), молясь про себя: "Боже! будь милостив ко мне грешнику!" (Лук. 18:13), говорит священнику: "Подними, владыка".

Священник, подняв  воздух, полагает  (его) на левое плечо диакона, говоря: "Воздвигните руки ваши к святилищу, и благословите Господа. Благословит тебя Господь с Сиона, сотворивший небо и землю" (Пс. 133:2,3), постоянно, теперь и всегда, и во веки веков". Диакон: "Истинно".

Потом  диакон  со вниманием  берёт  на свою голову свя­той дискос, держа в  своей правой руке, одним  перстом, кадильницу, а священник  поднимает  только святую чашу. И, проходя чрез  храм, оба молятся за всех, говоря: "Пусть вспомнит  всех нас[42] Господь Бог в  Своём  царстве, по­стоянно, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно", И часто это говорят, пока исполнится великий вход. Входя в святой алтарь, говорят про себя: "Благословен грядущий во имя Господне" (Ин. 12:13).

Потом  диакон  опять, наклонив  голову к священнику, говорит: "Вспомни, владыка святой, меня, грешника". И свя­щенник: "Пусть вспомнит тебя Господь Бог в Своём  царстве, постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Потом  и сам  поставляет  святую чашу на священном  престоле, приговаривая также такой тропарь: "Прекрасный Иосиф, сняв  с  креста Твое чистое тело, положил  в  новом  гробе, завернув  в  чистое полотно и покрыв  благовониями".

Потом  священник  снимает  покровы с святого дискоса и святой чаши; взяв  воздух  с  плеча диакона и окадив его, покрывает им святые (дары). Потом  диакон  трижды окаждает  святые (дары), говоря так: "Облагодетельствуй по благоволению Твоему Сион" (Пс. 50:20). Потом  трижды поклоняются пред святым престолом, молясь: "Боже! будь милостив ко мне грешнику!". И священник  стоит, а диакон, наклонив  шею, говорит священнику: "Помолись, владыка, за меня". Священ­ник  говорит: "Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя" (Лук. 1:35). Диакон: "Тот  же самый Святой Дух  будет  служить вместе с  вами и нами[43], постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно. Вспомни, владыка святой, меня". Священник  говорит: "Пусть вспомнит  тебя Господь Бог  в Своем  царстве, постоянно, теперь и всегда, и во веки веков". Диакон: "Истинно, истинно, истинно".

И, поклонившись, (диакон) идёт  на обычное место, говоря: "Исполним  нашу молитву к  Господу". Хор: "Господи, поми­луй". Диакон: "За предложенные честные дары Господу помо­лимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "За этот святой дом и с верою, благоговением  и страхом  Божиим  входящих в него Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "За избавление нас от  всякого горя, раздражения, опасности и неизбежности Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй".

Проскомидийная молитва, которую говорит священник тихо, после поставления божественных даров на святом  престоле:[44] "Господи, Боже Вседержитель, единственно святой, принимающий жертву хвалы от  призывающих  Тебя всем  сердцем, прими также молитву (от ) нас, грешников, и принеси (её) на святой Свой жертвенник, и сделай нас  способными принести Тебе дары и духовную жертву за наши грехи и за неведение народа; удостой нас, чтобы мы были угодны пред Тобою, (так ) чтобы наша жертва сделалась приятною для Тебя, и чтобы добрый дух Твоей благодати пребывал на нас, на этих  предлежащих  дарах  и на всём  Твоём  народе".

Диакон: "Возьми к  Себе, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Своею благодатью". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Попросим  у Господа в овсём беспорочного, мирного и безгрешного дня". Хор: "Подай, Господи". Диакон: "Попросим  у Го­спода мирного ангела, надёжного путеводителя, стража наших  душ  и тел". Хор: "Подай, Господи". Диакон: "Попросим  у Господа прощения и отпущения наших  грехов  и прегрешений". Хор: "Подай, Господи". Диакон. "Попросим  у Господа прекрасного и полезного для наших  душ  и для Mipa мира". Хор: "Подай, Господи". Диакон: "Попросим  у Господа, (чтобы) за­кончить остальное время нашей жизни миром  и покаянием". Хор: "Подай, Господи". Диакон: "Попросим  у Господа христианского, без болезни, безукоризненного, мирного конца на­шей жизни и прекрасного оправдания при страшном судебном  седалище". Хор: "Подай, Господи". Диакон: "Мы, вспомнив о всесвятой, чистой, преблагословенной, славной нашей Владычиц, Богородице и Всегда-Деве  Mapии со всеми святыми, отдадим  Христу Богу самих  себя, друг  друга и всю нашу жизнь". Хор: "Тебе, Господи".

Священник  громко: "По милосердию единородного Твоего. Сына, с  Которым  Ты благословен, с  всесвятым, добрым  и животворящим Твоим  Духом, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно". Священник: "Мир  всем". Диакон: "Возлюбим  друг  друга, чтобы нам  единомысленно призна­вать". Хор: "Отца, Сына и Святого Духа, единосущную и не­раздельную Троицу".

Священник  поклоняется трижды, тихо говоря трижды: "Возлюблю тебя, Господи, крепость моя! Господь - твердыня моя и прибежище мое" (Пс. 17:2,3). И диакон  целует свой орарь, поклоняется трижды и присоединяет  громко: "Двери, двери; во (время) премудрости будем  внимательны"[45]. И хор: "Верую". И, по исполнении святого символа (веры), диакон  говорит  громко: "Будем  хорошо стоять, будем  со страхом  стоять, бу-дем  внимательны, (чтобы) мирно приносить святое возношение". Хор: "Елей мира, жертву хвалы"[46].

Священник  громко: "Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святаго Духа" пусть будет  "со всеми вами" (2 Кор. 13:13). Хор: "И с  твоим  духом". Священник: "Будем  иметь свои сердца высоко". Хор: "Бу­дем  иметь у Господа". Священник: "Будем  благодарить Го­спода". Хор: "(Дело) достойное и справедливое поклоняться Отцу, Сыну и Святому Духу, единосущной и нераздельной Троице".

Священник, в  наклонении, молится тихо: "Достойное и справедливое (дело) Тебя воспевать, Тебя благословлять, Тебя хвалить, Тебя благодарить, Тебе поклоняться на всяком  месте Твоего владычества: Ты Бог  невыразимый, непостижимый, не­видимый, необъятный, всегда существующий, существующий таким  же самым  образом, Ты и единородный Твой Сын  и Святой Твой Дух. Ты ввёл  нас  в  существование из  несуществования, уклонившихся опять восстановил, неотступно всё делая, пока возвёл  нас на небо и дал, как  дар, Своё имею­щее быть царство. За всё это благодарим  Тебя, единородного Твоего Сына и Святого Твоего Духа, за всё, что знаем  и чего не знаем, (за) явные и неявные благодеяния, бывшие до нашего времени. Благодарим  Тебя также за это служение, которое Ты удостоил  принять из  наших  рук. Хотя пред  Тобою стоят тысячи архангелов, неисчислимое множество ангелов, херу­вимы и шестокрылые, многоочие, парящие в  воздухе, опе­рённые серафимы", громко: "поющие, взывающие, восклицающие и говорящие песнь (в честь) Твоей победы", хор: "Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его! (Ис. 6:3); осанна[47] на высочайших  (небесах), "осанна! благословен  грядый во имя Господне" (Ин. 12:13) на высочайших" (небесах).

Диакон  берёт  звездицу, делает (ею) крестовидно на святом  дискосе и, отёрши её губкой на илитоне  и поцеловав, полагает  её с  воздухом. Потом  переходит на правую сто­рону и веет  поверх святых  (даров), благоговейно, опахалом; а если нет  опахала, делает это покровом.

Священник  молится тихо: "Владыка человеколюбивый, с  этими блаженными силами и мы взываем  и говорим: Ты свят и всесвят, - Ты и едино­родный Твой Сын  и Святой Твой Дух, - Ты свят и всесвят, и величественна Твоя слава; (Ты), Который возлюбил свой мир  так, что дал Своего единородного Сына, чтобы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел  вечную жизнь; (Сына), Кото­рый, пришедши и исполнив всё Своё домоправление о нас, - в  ту ночь, в которую предавался, а лучше, предавал  самого Себя за жизнь мира,—взяв  хлеб Своими святыми, чистыми и безукоризненными руками, поблагодарив и благословив, освятив, разломив, дал святым Своим ученикам и апостолам, сказав" (священник  наклоняет  свою голову и, благоговейно поднимая свою правую руку, благословляет  святой хлеб, говоря громко): "приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое" (1 Кор. 11:24) для отпущения грехов". Хор: "Истинно".

Диакон, берясь за свой орарь, сам показывает также со священником (на) святой дискос, и подобным образом на святую чашу. Таким же самым образом и (тогда), когда свя­щенник будет громко говорить: "Твои (дары) от Твоих (рабов)".

Священник  тихо: "Подобным  образом "и чашу после вечери, и сказал" (ст. 25),- держа сверху руку свою благоговейно и бла­гословляя, священник говорит громко: "пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов" (Mф. 26:27). Хор: "Истинно".

Священник, наклонив  голову, молится тихо: "Итак, в памятовании этой спасительной заповеди и всего за нас происшедшего: креста, гроба, тридневного воскресения, восхождения на небо, седения по правую (сторону) Отца и второго опять славного пришествия", громко: "Твои (дары) от  Твоих  (рабов ) приносим  Тебе по всему и за всё" (сказанное выше). Хор: "Тебя воспеваем, Тебя благословляем, Тебя благодарим, Го­споди, и молимся Тебе, Боже наш".

Священник, наклонив  опять голову, молится тихо: "Ещё приносим  Тебе это разумное и безкровное поклонение, и призываем, молимся и умоляем: ниспошли Святого Своего Духа на нас и на эти предлежашие дары".

Диакон  полагает опахало, которое держал, или покров, в сторону, ближе идёт к  священнику, и оба трижды покло­няются пред святым престолом и, молясь, говорят  трижды про себя тихо: "Боже! будь милостив ко мне грешнику!" Ты, Го­сподь, ниспославший в третий час всесвятого Духа апостолам, - не отними Его, добрый, от  нас"; и (ещё): "Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и дух правый обнови внутри меня" (Пс. 50:12). Потом, диакон, наклонив  голову, указывает орарем (на) святой хлеб, и говорит тихо: "Благослови, владыка, свя­той хлеб".

И священник, став  прямо, трижды делает знак (креста) над святыми дарами, говоря тихо: "Сделай этот  хлеб честным телом Своего Христа". Диакон: "Истинно". И диакон  опять: "Благослови, владыка, святую чашу". Священник, благо­словляя, говорит: "А то, что в  этой чаше, - честною кровью Своего Христа". Диакон: "Истинно".

И диакон, опять указывая орарем (на) то и другое святое, говорит: "Благослови, владыка". Священник, благословляя ру­кою то и другое святое, говорит: "Изменив  Своим  Святым  Духом". Диакон: "Истинно, истинно, истинно". И диакон, на­клонив  голову (к) священнику и сказав: "Вспомни, владыка святой, меня, грешника", переходит на место, на котором прежде стоял, взяв опять также опахало, как  прежде. Священник  молится тихо: "Так, чтобы причащающимся было (это причащение) в  трезвенность души, в  отпущение грехов, в общение (со) Святым  Духом, в полноту небесного царства, в  откровенность пред Тобою, не в суд, или в  осуждение. Ещё приносим  Тебе это разумное поклонение за почивающих по вере: праотцов, отцов, патриархов, апостолов, проповедников, евангелистов, мучеников, исповедников, воздержников  и всякий дух, скончавшийся по вере", громко: "пре­имущественно (за) всесвятую, чистую, преблагословенную, славную нашу Владычицу, Богородицу и Всегда-Деву Марию". Хор  поёт: "Достойное (дело) насколько истинно ублажать Тебя, Бого­родицу"; или песнь дневную. Диакон кругом окаждает святой престол и помянники[48]; вспоминает  из  усопших и живых, которых желает.

Священник, в  наклонении, молится тихо: "(За) святого пророка, предтечу и Крестителя Иоанна, святых  и всехвальных  апостолов, святого, такого-то, которого память также совершаем, и всех Твоих  святых, молениями которых  призри на нас, Боже, и вспомни всех до этого времени усопших с наде­ждою на воскресение вечной жизни". Здесь священник  вспоминает, которых хочет, - из  живых и умерших; за живых говорит: "За спасение, призрение, отпущение грехов раба Божия, такого-то"; за умерших  говорит: "За покой, прощение души Твоего раба, такого-то, - упокой её, Боже наш, в  светлом месте, где  нет  печали, сетования, и упокой её, где  взирает  свет  Твоего лица. Ещё просим Тебя: вспомни, Господи, всякое православное епископство, прямо объясняющих слово Твоей истины, всё пресвитерство, Христово диаконство и всякий священнический чин. Ещё приносим Тебе это разумное поклонение за вселенную, за святую, всеобщую и апостольскую Церковь, за пребывающих в непорочности и почтенной жизни с  другими, за самых  преданных  вере и христолюбивых царей наших, весь царский дом и войско их; дай им, Господи, мирное царствование, чтобы и мы, при тишине их, проводили тихую и спокой­ную жизнь, со всяким  благочестием  и почтенностью". Диакон  поворачивается к  двери святого алтаря, держа орарь тремя верхними перстами, и говорит: "И (за) всех (мужчин ) и (за) всех" (женщин). Хор  поет: "И (за) всех и (за) всех"

Священник громко говорит: "Между самыми первыми вспомни, Господи, нашего apxиепископа, такого-то, которого, как дар, дай святым Твоим церквам невредимым, при мире, - почитаемым, здоровым, долгодневным, прямо объясняющим слово Твоей истины". И диакон, став к двери, говорит: "(За) такого-то, священнейшего митрополита, или епископа, - кто бы ни был, - и за приносящего эти святые дары, благоговейнешего священника, такого-то, - за спасение благочестивейших и богохранимых наших царей, и всех (мужчин) и всех" (женщин). Хор: "И всех и всех".

Священник молится тихо: "Вспомни, Господи, город, в котором живём пришельцами, всякий город, страну и по вере живущих в них; вспомни, Господи, находящихся в плавании, путешествии, болеющих, трудящихся, пленённых, и спасении их; вспомни, Господи, благотворителей и украсителей святых Твоих церквей[49], и памятующих о бедных, и на всех нас ниспошли Свои милости". Громко: "И дай нам одними устами и одним сердцем славить и воспевать всечестное и величественное Твое имя, Отца и Сына и Святого Духа, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно".  

Священник поворачивается к двери и, благословляя, громко говорит: "И милости великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа будут на стороне всех вас". Хор: "И на стороне твоего духа". И диакон выходит - если он есть, или священник - и, став на обычном месте, говорит: "Вспомнив всех святых, ещё и ещё Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "За принесённые и освящённые честные дары Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Чтобы наш человеколюбивый Бог, приняв их на святой, пренебесный и мыслимый Свой жертвенник, "в воню благоухания" (Ис. 29:25) духовного, за то ниспослал нам божественную благодать и дар всесвятого Духа, Господу помолимся". Хор: "Господи, по­милуй". Диакон: "За избавление нас от всякого горя, раздражения, опасности и неизбежности Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй".                     

Священник молится тихо: "Владыка человеколюбивый, пред Тобою (у ног) мы полагаем всю нашу жизнь и надежду, и призываем Тебя, молимся и умоляем: удостой нас прича­ститься небесных и страшных тайн этого священного и ду­ховного престола, -(причаститься) с чистою совестью в отпущение грехов, в прощение прегрешений, в общение (со) Святым Духом, в получение небесного царства, в откровенность пред Тобою, не в суд, или в осуждение". Диакон: "Возьми к Себе, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Своею благода­тью". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Попросим у Господа во всём безпорочного, святого, мирного и безгрешного дня". Хор: "Подай, Господи". Диакон: "Попросим у Господа мирного ангела, надёжного путеводителя, стража наших душ и тел". Хор: "Подай, Господи". Диакон: "Попросим у Господа прощения и отпущения наших грехов и прегрешений". Хор: "По­дай, Господи". Диакон: "Попросим у Господа прекрасного и полезного для наших душ и для мiра мира". Хор: "Подай, Госпо­ди". Диакон: "Попросим у Господа, (чтобы) закончить остальное время нашей жизни миром и покаянием". Хор: "Подай, Господи". Диакон: "Попросив себе единодушия (в) вере и общения (со) Святым Духом, предадим Христу Богу самих себя, друг друга и всю нашу жизнь". Хор: "Тебе, Господи".

Священник громко: "И удостой нас, Владыка, осмеливаться призывать к себе откровенно, без осуждения, Тебя, не­бесного Бога, и говорить": Хор: "Отче наш…" (Mф. 6:3). Священник громко: "Так как Твои суть царство, сила и слава, Отца и Сына и Святого Духа, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно". Священник: "Мир всем". Хор: "И с твоим духом". Диакон: "Наклоните ваши головы пред Господом". Хор: "Тебе, Господи".                        

Диакон, наклонив немного голову, и видя священника поклоняющимся, поклоняется также сам. Священник, в наклонении, молится тихо: "Невидимый Царь, благодарим Тебя. (Ты), создавший всё неизмеримою Своею силою и приведший всё вместе из несуществования в существование, по множе­ству Своей милости, - сам, Владыка, посмотри на склонивших пред Тобою свои головы: они склонили (их) не пред плотью и кровью, но пред Тобою, страшным Богом. Итак, Владыка, предлежащее для нас всех уровни на добро, по соб­ственной нужде каждого: будь с находящимися в плавании, путешествующим сопутствуй, болеющих исцели, Врач душ и тел". Священник громко: "По благодати, милосердно и человеколюбию единородного Своего Сына, с Которым Ты благословен (и) со всесвятым, добрым и животворящим Своим Духом, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно".

Священник молится тихо: "Господь, Иисус Христос, Бог наш, обрати внимание из святого Своего жилища и с славного седалища (в) Своём царстве, и (Ты), сидящий на небе вместе с Отцом и невидимо присутствующий здесь с нами, приди для освящения нас; удостой преподать нам могуществен­ною Своею рукою (часть) чистого Своего тела и честной крови, и чрез нас всему народу". Потом священник поклоняется, также диакон, на каком месте находится, - тихо говоря трижды: "Боже! будь милостив ко мне грешнику!". Подобным образом и весь народ благоговейно поклоняется. Когда диакон увидит священника протягивающим руки и берущим святой хлеб для совершения святого возвышения (хлеба)[50], - громко говорит: "Будем внимательны". И священник: "Святые (дары) для святых". Хор: "Один святой, "…один Господь Иисус Христос" (1 Кор. 8: 6), "…в славу Бога Отца" (Флп. 2:11). Истинно".

Потом хор поёт причастен[51] дня, или святого. И диакон опоясывается своим орарем крестовидно и, став справа от священника, держащего хлеб, говорит: "Разломи на части святой хлеб, владыка". Священник, разламывая его, со вниманием и благоговением, вчетверо, - говорит: "Разламывается и разделяется на части агнец Божий, Сын Отца, разламываемый и неделимый, постоянно ядомый и никогда неистощаемый, но освящает[52] получающих часть" (от него).

Тогда (священник) берёт одну часть святого хлеба и держит в руке. И диакон, указывая орарем на святую чащу, говорит: "Сделай полною святую чашу, владыка". Священник говорит: "Полнота веры Святого Духа". И делает крест (частью св. хлеба) над (чашею)[53] и опускает (её) в святую чашу. Диакон: "Истинно". И, принимая горячую (воду), говорит священнику: "Благослови, владыка, эту святую теплоту"[54]. Священник благословляет, говоря: "Благословенна теплота Твоих святых, постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно". Диакон крестовидно вливает в святую чащу, говоря: "Теплота веры полна Святого Духа. Истинно". И делает это три раза; и, ставя в сторону горячую (воду), останавли­вается немного издали. Священник говорит: "Диакон, по­дойди". И диакон, подошедши, делает благоговейно поклон, прося прощения. Священник, держа святой хлеб, даёт диакону. И, поцеловав руку, дающую ему (часть)[55], диакон берёт святой хлеб, говоря: "Дай мне, владыка, (часть) честного и святого тела Господа, Бога и нашего Спасителя, Иисуса Хри­ста". Священник говорит: "Даю тебе (часть) честного, святого и чистого тела Господа, Бога и нашего Спасителя, Иисуса Хри­ста, в оставление грехов, в вечную жизнь".

И отходит (диакон); наклонив голову позади священного престола, молится так же, как священник. Подобным образом священник берёт святой хлеб, и, наклонив голову перед священным престолом, молится так:

"Верую, Господи, и признаю, что "Ты - Христос, Сын Бога Живаго" (Mф. 16:16), "пришел в мир спасти грешников, из которых я первый" (1 Тим. 1:15). Сын Божий, возьми также меня, сегодня, в участники Своего таинственного обеда; нет, не скажу Твоим врагам тайны, не буду целовать Тебя, как Иуда, но, как разбойник, признаю Тебя: "помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!" (Лук. 23:42); и я недостоин, Господи, чтобы Ты вошёл под грязную кровлю моей души; но, как допустил Ты, что был положен в пещере и яслях неразумных (животных), и (возлежал) в доме прокаженного Симона, когда допустил также приходящую к Тебе блудницу, грешницу, по­добную мне, (так) сам удостой войти в ясли неразумной моей души и в запятнанное моё тело, (меня) мертвого и про­каженного. И как не погнушался грязных уст блудницы, целующих чистые Твои ноги, так, Владыка, Боже мой, не по­гнушайся и меня, грешника, но, как добрый и человеколюбивый, удостой меня сделаться участником (в принятии) Твоего всесвятого тела и крови. Сделай послабление, Боже наш, от­пусти, прости мне, грешнику, мои падения, сколько я Тебе согрешил охотно и неохотно, или сделал с знанием, или незнанием, или словом, или делом, или пожеланием, - всё мне прости, как добрый и человеколюбивый, ходатайством Твоей всечистой и Всегда-Девы Матери. Сохрани, чтобы я неосуждённо принял честное и чистое Твое тело, в исцеление души и тела, так как Твои суть царство, сила и слава. Отца и Сына и Свя­того Духа, теперь и всегда; и во веки веков. Истинно".

И так они причащаются святого хлеба; подобным образом и (из) святой чащи. И причащается прежде священник, тремя глотками, одним наклонением; и с первым глотком -говорит: "Во имя Отца"; со вторым: " Сына"; с третьим: "и святого Духа" (Mф. 28:19). И, после причащения, отирает покровом вместе святую чашу и свои уста, осторожно и благоговейно, говоря: "это коснулось уст" моих, "и беззаконие" моё "удалено" от меня, "и грех" мой "очищен" (Ис. 6:7), постоянно, те­перь и всегда, и во веки веков. Истинно".

Держа святую чашу, (священник) зовёт диакона, говоря: "Диакон, подойди". И диакон идёт, и поклоняется однажды, говоря: "Вот подхожу к безсмертному Царю"; и (ещё): "Верую и признаю", все. И священник говорит: "Причащается раб Божий, диакон, такой-то, честного и святого тела и крови Го­спода, нашего Спасителя, Иисуса Христа, в отпущение своих грехов и в вечную жизнь". По причащении диакона, священ­ник говорит: "это коснулось уст твоих, и беззаконие твое удалено от тебя, и грех твой очищен", - как сказал также от­носительно самого себя.

Тогда диакон, взяв святой дискос, весьма хорошо стирает святою губкою (с него) над святою чашею, со вниманием и благоговением, и закрывает святую чашу покровом. Подобным образом, полагает также на святой дискос звездицу и покровы. И открывают дверь святого престола; и диакон, поклонившись однажды, берёт благоговейно чашу, идет к двери и, возвышая святую чашу, показывает её народу, го­воря: "Со страхом Божиим и любовию подойдите". Хор: "Истинно, истинно, истинно. "Благословен грядущий во имя Господне" (Ин. 12:13). И священник благословляет народ, громко говоря: "Спаси народ Твой и благослови наследие Твое" (Пс. 27:9). И хор: "На много годов, владыка".

И диакон со священником поворачиваются к святому престолу; и священник окаждает (чашу), трижды говоря про себя: "Будь превознесен выше небес, Боже; над всею землею [да] [будет] слава Твоя" (Пс. 107:6). Потом, взяв святой дискос, полагает на голову диакона. И диакон, взяв его с благоговением, отходит к (столу) предложения, смотря вне к двери, ничего не говоря, и полагает его (там). Священник, поклонившись, взяв святую чашу и поворотившись к двери, смотрит на народ, говоря: "По­стоянно, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно".

Когда поют: "Пусть наполнятся", святые (дары) отно­сятся в предложение, в предшествии диакона, при чём свя­щенник тихо говорит эту молитву: "Человеколюбивый Вла­дыка, благодарим Тебя, благодетеля наших душ, (за то), что и в настоящий день Ты удостоил нас Своих небесных и безсмертных тайн; сделай наш путь прямым, укрепи всех нас в Своем страхе, охрани нашу жизнь, сделай не­поколебимыми наши шаги, молитвами и умолением славной Богородицы и Всегда-Девы Марии, и всех Своих святых".

И диакон, окадив святые (дары) и отложив кадильницу, говорит, став на обычном месте: "С должным вниманием причастившись божественных, святых, чистых, безсмертных, небесных и животворящих тайн, по достоинству поблагодарим Господа". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Возьми к Себе, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Своею благодатью". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Попросив себе дня вовсе безпорочного, святого, мирного и безгрешного, предадим Хри­сту Богу самих себя, друг друга и всю нашу жизнь". Хор: "Тебе, Господи". Священник громко: "Так как Ты наше освящение, и Тебя мы прославляем, Отца и Сына и Святого Духа, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно". Диакон: "Мирно подойдем" [56]1); и опять: "Господу помолимся".

Молитва, громко говоримая священником позади амвона, вне алтаря:                                           

"Ты, Господи, благословляющий благословляющих Тебя и освящающий положивших на Тебя свою надежду, "Спаси народ Твой и благослови наследие Твое" (Пс. 27:9); сохрани Свою Церковь в её полноте, освяти любящих красоту Твоего дома; Ты про­славь их за то Своею божественною силой, и не оставь нас, надеющихся на Тебя; одари миром Свой мiр, Свои Церкви, священников, наших царей, войско и весь Свой народ, так как "Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов…" (Иак. 1:17); и Тебе воссылаем славу, благодарность, и поклонение, Отцу и Сыну и Святому Духу, теперь и всегда, и во веки веков". Хор: "Истинно".

Когда говорится эта молитва, диакон стоить пред свя­тыми Дверями и, держа свой орарь, как часто говорено, имеет свою голову в наклонении до исполнения молитвы; и хор три­жды поет: "Да будет имя Господне благословенно отныне и вовек" (Пс. 112:2), - и псалом: "Благословлю Господа…" (Пс. 33); или (песнь) дневного святого.

Молитва во время потребления святых (даров), тихо:

"(Ты), исполнение закона и пророков, сам пребывающий, Христос, Бог наш, исполнивший все отеческое домоправление, наполни радостью и весельем наши сердца, постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно".

После молитвы, священник выходит и, став на обычном месте, даёт антидор[57]; потом заканчивает, говоря: "Слава Тебе, Христос, Бог наш, наша надежда, слава Тебе". И хор: "Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно". И если воскресный день, священник говорит: "Воскресший из мёртвых Христос, истинный наш Бог". А если нет воскресной (службы), говорит: "Христос, истинный наш Бог, ходатайством всечистой Своей Матери, божественною силою честного и животворящего креста, (молитвами) святых, славных и всехвальных апостолов, днев­ного святого, святого нашего отца, Иоанна Златоуста, архиепископа константинопольского, святых и праведных Богоотцов Иоакима и Анны, и всех святых, помилуй и, как добрый и человеколюбивый, спаси нас".

И, благословив народ, входит (в алтарь). После окончания[58], если нет диакона, священник входит в предложение и внимательно, благоговейно потребляет оставшееся в свя­той чаше; и трижды омывает святую чашу вином с водою, и смотрит, чтобы не осталось называемое маргаритом[59]. Тогда говорит: "Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко" (Лук. 2:29), все.

И собирает святые (принадлежности): чашу, дискос с покровами, по обычаю. Если есть диакон, он сам делает (это). А священник отходит в сосудохранилище и разоблачается, трижды говоря: "Святый Боже…", и (ещё): "Всесвятая Троица…"; и (ещё): "Отче наш…" (Mф. 6:9).

Тогда говорит окончательную (песнь в честь) Златоуста: "Воссиявшая благодать твоих уст, как огненная, осветила вселенную, мiру дала сокровища несребролюбия, нам показала высоту смирения. Но, отец Иоанн Златоуст, наставляя своими словами, ходатайствуй пред Христом Богом, чтобы, наши души были спасены".                   

Потом контак[60]: "Благочестивый, блаженнейший Иоанн Златоуст, ты принял с небес божественную благодать, и учишь своими устами всех поклоняться в Троице одному Богу; по достоинству хвалим тебя: ты руководитель, как уясняющий божественное". Или говорит дневную (песнь), или вос­кресную, если воскресный день; и тихо (говорит) окончание, как обычно. Тогда, одевшись в свою священническую одежду, выходит в двери святого алтаря, и поклоняется, говоря: "Боже! будь милостив ко мне грешнику!". И, поворотившись к народу, благословляет, громко говоря: "Пусть сохранит Господь Бог всех вас Своею благодатью и человеколюбием, постоянно, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно". Весь народ, наклоняя го­ловы, говорит: "По молитвам святых отцов". И мирно отходят со святым Богом.

 



[1] В переводе (не предназначающимся для употребления при богослужении) преследуются две цели; 1) воспользоваться по возможности чисто рус­скою речью и 2) дать объяснения, в которых может нуждаться обыкновенный читатель. В виду первой цели, вместо славянизмов и гебраизмов, как-то: ныне и присно, аминь, употребляются: теперь и всегда, истинно. Славянскими остаются лишь "Господи", "Боже" и целиком приводимые изречения Св. Писания. В виду второй цели, берём из Еΰχολόγιον Goar'a, (edit. sес. Venetiis. MDCCXXX) самое необходимое.

[2] μετάνοια, что значит собственно перемена мыслей = покаяние. Но прежде всего монахи стали различать: поклон земной (μ. μεγάλη) и поясной (μ. μιχρά). Поклон земной от покаянного поклона ничем не отличался в древности, а равно монашеский поясной поклон был то же, что обычное у мирян προχΰνημα (поклонение). Отсюда, термин μετάνοια стал сначала обозначать также земной непокаянный поклон, а потом и поясной поклон, который разумеется в данном случае. Goar, p.p. 10, 23 (§§ 9, 13).

[3] ίερατείον; но неясно, что собственно так называли древние греки (Goar, p.p. 14, 15). Во всяком случае, внутреннее расположение древне-гре­ческой церкви нужно себе представлять на подобие нашей церкви. Что мы называем алтарём, у греков называлось άγιονβήμα (святое место Небесного Судии), которое отделялось также иконостасом от средней части церкви (ναός= корабль, потом храм). В иконостасе иконы Спасителя и Божией Матери были там же, где и у нас. Но в древности за иконостасом, на­право, и налево от алтаря, были особые помещения: направо, сосудохранилище (σκευοφυλάχιον) и налево предложение (πρόθετις) или жертвенник (θυσιαστήριον). По нашему, это—ризница и жертвенник. Отсюда, древняя ризница вероятно то же, что ίερατεϊον (Goar, чертеж  р. 11 и объясн. p.p. 10, 15).

[4] Так по нашему служебнику и греч. подлиннику. По слав. Библии читается (в зависимости от греч.) собственно немного иначе: 1) Душа моя возр., 2) яко на жениха возложи на мя вън.

[5] Священнический стихарь у нас называется подризником; он немногим отличался и отличается от диаконского: рукава узкие и длинные; и сам должен быть белого цвета (знак чистоты, необходимой для души). Название στοιχάριον указывает на прямой, как стих, строка (στοϊχος), покрой этой одежды. Другая диаконская одежда есть лентообразный покров на левом плече. Название её ώράριον древние объясняли различно, но са­мое вероятное, что оно построено на греч. ώρά= время года, час. Древний диакон давал знак этою одеждою о времени молитвы и др. свящ. действий (Goar, pp. 95, 96. §§ 8, 9).

[6]  В слав. Библии читается: сопротивных (вм. Супостаты - по нашему служебнику).

[7]  Eπιμανϊχια = нарукавники; επιτραχήλιον = нашейник. Нару­кавники - небольшие ручные повязки, стягивающие собою концы рукавов. Название составилось из греч. 'επϊ = на + лат. manicae = рукава. Епитрахиль по виду похож на диаконский орарь, но только в нём оба конца спу­скаются наперед, и соединены вместе. Следовало бы назвать его нашейником (так как: 'επϊ = на + τράχηλος = шея), но это название нехорошо в данном случае звучит (Goar, ibid. §§ 12, 13).

[8] Вернее читать έπιγονάτιον = наколенник, чем ΰπογονάτιον. Это четырёхугольный плат, свешивающийся на правом бедре. В древности и теперь служит знаком отличия (Goar, p. 96. § 15).

[9] Σΰγγελος из συν - κελος = сокелейник (κέλλιον = келья). Представители высшей церковной власти в древности имели при себе приближенных лиц, которые обычно были первыми кандидатами на замещение этой высшей цер­ковной должности. Первый между такими лицами назывался πρωτοσΰγγελος (Goar, ibid. §§ 16, 17.-Du Cange, Glossarium etc. Lugd. MDCLXXXVII, ed. 1471).

[10] Под великою церковью разумеется константинопольский храм в честь святой Премудрости (ή άγία Σοφία); т. е., Сына Божия. Он так назы­вался по своему значению и по грандиозности своей постройки (Goar, ibid. § 18).

[11] Верхняя священническая одежда, греческое название которой (φαινιον, или φαινώλιον = φαίνεται), по своему значению, не совсем ясно. В древности она была колоколообразной формы, и без рукавов; нынешняя фелонь отличается большим вырезом спереди (Goar, р. 97. § 20. См. к этому изображение св. Сампсона, ibid. p. 98).

[12] Под таким названием (δίσκος), восходящим к глубочайшей дохрист. древности, древние греческие христиане употребляли небольшое блюдо, для св. хлеба. Свою древнюю христ. форму он сохранил до нас. (Goar, р.98. § 24. См. рисунок дискоса р. 99).

[13] Так, именно, λόγχη, древние греки назвали небольшой ножичек, имеющий, действительно форму копья, в воспоминание голгофского (Goar, р.99. § 30).

[14] Так описательно передаем греч. θζσον, точное значение которого заколи  или зарежь (Goar, р. 100. § 36) неудобно. В слав.-русск. жертва, пожри скрывается также это первое значение.

[15] В этом случае древние греки называли вино не οϊνος, a νάμα = живой источник воды. Этим названием они хотели выразить истечение крови из пронзённого бока Иисуса Христа (вино красно, как и кровь). Goar, р. 101. § 39.

[16] Точно передаются θυμιατήριον чрез курильница и курение; но эти выражения слишком у нас опрощены.

[17] Звездица = άστερίσχον в древности и теперь представляет из себя две металлических дуги, сложенных крестообразно в центральной своей точке (См. у Goar'a рисунок, р. 99).

[18] В древности и теперь различаются три покрова для св. даров: два малых и равной величины, - для дискоса и чаши, - и один большой, который со всех сторон закрывает малые покровы. Его название воздух есть пере­дача греч. άήρ = воздух; назывался он также у греков νεφέλη = облако. Оба названия объясняются в символическом смысле (Goar, p. 105. § 51).

[19] Так передаём: δήσαντεκτάς χεϊρας, что сам Goar переводит: actis in crucem manibus (p. 51. § 51). Но это выражение во всяком случае не­достаточно ясно, и замечательно, что оно не отразилось на нашем служебнике (см. издание 1890 года).

[20] Греческ. ποιεϊ άπόλυσιν, чему в нашем служебнике отвечает творит отпуст, Goar понимает, как finem imponit = полагает конец (всему богослужению, или отдельной части его), заканчивает (р. 105. § 53).

[21] παλατϊου есть огрецизированное латин. palatii, по поводу которого Du Cange замечает, что только иногда здесь разумелось высшее чиновничество (ibid. col. 1082).

[22]  άντϊφωνον значит собственно ответное пение (что у латинян responsatorium). Один хор отвечал пением другому хору. В древней Церкви так пелись псалмы (с прибавлением новозаветных стихов), но постишно, или целиком - это неясно (Gоаг, р. 106. § 63).

[23] Выдержка под звёздочками (которой нет у Goar'a, см. р. 53) читается так (в своей второй половине): μετάτήν εΰχήνλέγειτήν έκφώνησιν, καί μετά ταΰταείρη νικά. Вероятно, здесь нарушен надлежащий порядок слов. Ещё нужно заметить: 1) Είρηνικάэто ряд прошений, начинаю­щихся прошением о мире, и они различаются πρώτα (первые) и δεύτερα (вторые); 2) εκφώνησις есть громко произносимое заключение молитвы (возглашение). Goar, p. 107. §§ 65, 67.

[24] Под образными = τυπικά разумеются псалмы XXII (πρώτα τ.) и CXLV (δεύτερα τ.). Греч. τύπоς { означает в данном случае норму, образец (Gоar, р. 28. § 74). Эти псалмы так назывались потому, что они в случае нужды брались из особого последования άκολουθία τών τυπικών, совершавшегося после междучасия (μεσώριον) за шестым часом (Goar, p. 107. § 69).

[25] Τριξέκτη, или τριτέκτη есть 3-я и 6-я песни утреннего канона, который берутся в данном случае потому, что литургия должна совершаться между 3-м и 6-м часами дня (Goar, р. 108. § 72. Du Cango там же, col. 1605).

[26] Μακαρισμαί - это Mф. 5: 3—12 (Goar, ibid. § 73).

[27] Τροπάρίον есть общее название для песнопений; Goar его передает чрез modulus == мелодия. В данном случае разумеется: Приидите, покло­нимся (Goar, р. 26. § 47; р. 108. § 76).

[28] Есть два чтения: σοφίαόρθή и σοφία όρθοί Первым указывается, что Евангелие есть истинная премудрость; вторым призываются молящиеся, чтобы они были с прямым, т. е., приподнятым духом (ibid. p. 108. § 77).

[29] Святый Боже, и прочее.

[30] У Goar'a читается: Κέλευσον, δέσποτα (вм. Eΰλόγησον, δ.), и в нашем служебн. Повели, владыко (изд. 1890 г.). Goar, p. 55.

[31] θέδρα = седалище. Небесное седалище Иисуса Христа как бы изобра­жалось запрестольным возвышением, под самым алтарным сводом (место служащего епископа). См. у Goar'a рисун. р. 11, литера G.

[32] Евр. аллилуия и Псалом Давида литургически равнозначны между собою (ibid. р. Ш, §§ 89, 90).

[33] Προκείμενον = предлежащее (апостольскому чтению). Разумеются главным образом псаломные стихи (до 2-х). Ibid. § 91.

[34] Выдержка под звёздочками в нашем тексте повторена второй раз с точностью.

[35] В нашем тексте и у Goar'a различаются краткая (как здесь) и пространная (во время приготовления даров) формы этой молитвы (срв. Goar, рр. 53, 55; у нас стр. 399, 406); но в нашем служебнике удержана только краткая форма.

[36] Разумеется большой покров на св. дарах. (Goar, p. 55).

[37] В словах диакона: "Благослови, владыка, "благовестителя", и проч. под благовестителем разумеется сам диакон; так и y Goar'a (p. Ш, §98); по-гречески: Еΰαγγελιστήν

[38] άμβων = (место) для восхождения. В древней церкви устраивалось как раз против святых дверей, на средине храма, возвышение. См. у Goar'a, рис. р. 17.

[39] Οί κατηχοΰμενοι (у нас неточное оглашеннии) в древней Церкви назывались лица, принимавшие христ. веру, но до крещения обучавшиеся истинам св. веры.

[40] Είλητόν  - кусок материи (по идее его, должен быть холщевой), на ко­торый поставляются дискос и чаша (Goar, p. 112, § 103).

[41] У нас трижды читается: προσέλθετε (=подойдите), а у Goar'a трижды: προέλθετε (= выступите вперёд, т. е., уйдите). Goar, p. 57. Не по­лучали ли наставляемые благословения пред выходом? Тогда προσέλθετε резонно.

 

[42] У Goar'a также: πάντων ήμών (p. 59).

[43] У Goar'a также: ύμίν καί ήμίν (ibid.).

[44] Προσκομιδή = приношение. Помимо того, что в  древней Церкви хлеб и  и вино для таинства приносились верующими, в  самом  этом  богослужении различаются три момента, имеющих  характер  приношения Богу: 1) в  предложении, когда дары приготовлены, 2) перенесение даров  на престол  и 3) пред  престолом, когда дары уже освящены, и священник  говорит: Твоя от  твоих, и проч. Для первого и второго момента имеются особые молитвы, как  проскомидийные (Goar, p. 115, § 115).

[45] Слова: Тάς θύρας, τάς  θύρας = "двери, двери" понимают: или прямо - чтобы входные двери храма были закрыты, или перепосно- чтобы двери сердца были: или открыты для премудрости, или закрыты для всего земного (Сгоаг, р. 116, § 119). Естественнее первое, прямое объяснение.

[46]  У нас  читается: έλαιον είρήνης, а у Goar'a: έλεον είρήνης = милость мира (р. 60). Держатся обычно последнего чтения, и объясняют, между прочим, так: будем  приносить Богу не столько жертву, сколько ми­лость, сострадание, которое рождается от  твердого и чистого мира (ibid. § 122). Но священнические молитвы все в одно слово говорят о дарах, о жертве. Не вернее ли чтение: έλαιον? Смерть Иисуса Христа была и есть для человечества то же, что έλαιον милосердного самарянина для израненного (Лук. 10:34).

[47] Евангельское ωσαννά есть псаломное = (О, Господи), спаси же (Пс. 117:25).

[48] δίπτυχα = вдвое сложенное. Так  назывались у древних  греческих  христиан  помянники, представлявшие из  себя, действительно, две сложенных  таблицы (на подобие скрижалей Моисея); на одной из  них  были имена живых, на другой—умерших  (Goar, p. 123, § 145).

[49] В передаче τών ηαρποφοροϋντων ηάί ηαλλιεργοϋτων мы придерживаемся понимания этих слов Goar'ом, - что здесь разумеются христиане, содействующие Церкви, как обществу, духовною и материальною помощью (р. 124. § 152).

[50]  Нужно различать: άναφορά = возношение и ΰψωσις = возвышение. Пер­вое слово употребляет диакон, когда говорит: Станем добре — святое возношение в мире приносити (стр. 413). Им выражается возложение даров на небесный жертвенник. Наоборот, вторым словом обозначается поднятие Господа на крест; и священник в это время немного приподнимает св. хлеб над дискосом, и потом полагает опять на прежнее место (Goar, р. 125. § 158).

[51] Κοινωνιηόν = KЇNONIK нашего служебника (изд. 1890 г.). Это - песнь, предшествующая причащению, и, именно, её момент пред самым разламыванием святого хлеба (Goar, р. 126. § 161).

[52]  У Goar'a (р. 65) читается: άγιάζων = освящаяй (нашего служебника).

[53] У Goar'a (ibid.) не читается: διά, которое здесь не излишне.

[54] Так и у Goar'a (ibid). Передача ζέσιν = кипение чрез принятое в служебнике теплоту неточна, но у нас нет лучшего выражения.

[55]  Τήν μεταδιδοΰσαν. Глагол μεταδίδωμι и далее μεταλαμβάνω можно передать только описательно. Нужно себе наперёд представить, что св. хлеб разделён на части, и кругом стоят готовые принять эти части, а раздаятель сам Господь. В предлоге μετά вся сила выражения - оба раза. В первом случай им обозначаются все участники, которым Господь протягивает, так сказать, руку со Своим святым телом; во втором случае - все участники, которые из протянутой руки Господа сейчас получили в свои руки святое тело. В нашем служебнике взяты для первого преподаж и преподается, для второго причащаются.

[56] У нас опять читается: προσέλθωμεν, а у Goar'a: προέλθωμεν (р. 68). Заменить одно другим мы не нашли особенного основания. Сразу за этим приглашением, священник читает заамвонную молитву, единственную, которую он читает вслух за все это время. Для древнего времени, и ещё при тогдашней обстановке храма, это был весьма торжественный момент, и стоило сказать наперёд: подойдите. К этому у Goar'a р. 131. §§ 187, 186.

[57]  Из молящихся не все причащались. Таким, вместо дара = άντίδωρον, давали части благословленного хлеба (Goar, p. 132. § 190).

[58]  Мετάτήν άπόλυσιν т.е., после сейчас произнесённого благословения. См. к этому 3-ю заметку на стр. 400.

[59]  μαργαρίτης = перл, жемчуг. Так, из уважения, называется, какая-либо из очень мелких частиц св. хлеба.

[60]  Κοντάκιον = КОНДАК (нашего служебника). Это слово производят то от лат. canticum (песнь), то от греч. Κοντός (шест, копье). Применительно к последнему, понимают здесь краткое (как копье) изложение похвал в честь прославляемого (Goar., p. 133. § 191).

В начало Назад На главную

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 25.12.2013
Страница сформирована за 125 мс 
Яндекс.Метрика