Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

БЕСЕДА 9

Его же, о том, что не должно ходить на ристалища, ни на зрелища. И огорчив их, потом на собрании, бывшем после того воскресенья, уступив сказать епископу, прибывшему из Галатии, и помолчав, также на этом (собрании) огорчив, сказал эту беседу в великой церкви на слова: "Отец Мой доныне делает, и Я делаю" (Ин. 5:17) [1].

 

1. Недавно, в беседе о зрелищах и ристалищах, я сильно вас затронул; потому радуюсь и веселюсь по апостольскому выражению, которое гласит: "…если я огорчаю вас, то кто обрадует меня, как не тот, кто огорчен мною" (2 Кор. 2:2)? Ведь потому я вижу большой плод, произрастающий от этой печали. И лекарства, исцеляющие раны, сначала тоже кусают нарывы, а потом освобождают от гноя; так и слово, поражающее слушателя, де­лается началом исправления. Как в нашем теле омертвелая часть нечувствительна ни к разрезанию, ни к лекарствам, ни к прижиганию, - потому, будь хотя бы бесчисленное множе­ство (лекарств), она не может возвратиться к здоровью, потеряв начало и основу для врачебного ухода, - а чувствующая железо, огонь, лекарства может быстро возвратиться к здо­ровью, - так и в душах: одни, находясь в бесчувственном состоянии, не легко могут быть изменены; другие же, умеющие стыдиться и краснеть, скорбеть и огорчаться во время порицаний, доставляют нам величайшее доказательство, что они скоро будут удалены от порочности. Потому именно и блаженный Павел, зная это, опечаленных сильно одобрял и радовался за них, а иначе настроенных отвергал, говоря: "Они, дойдя до бесчувствия, предались распутству так, что делают всякую нечистоту с ненасытимостью" (Еф. 4:19). Heyмеющий скорбеть как может быть исправлен когда-нибудь, если только он прежде не на­учится этому самому? Так как в этом вы преуспели, мы весьма спокойны за вашу любовь, - потому что если одна беседа, так уязвила и в такую привела тревогу, что вы беспокоитесь, волнуетесь и смущаетесь, то вполне ясно, что присоединенная вторая и третья освободят от всей болезни. И знайте, что, не льстя вам, это говорю: тем, что вы обнаружили недавно, вы засвидетельствовали истину сказанного нами. В самом деле, будучи так уязвлены, так огорчены, находясь в такой скорби и беспокойстве, вы в следующее затем воскресенье устроили для нас более блестящее зрелище, собрание более много­численное и с большим усердием, и все вы были в восторге, все льнули к нашему языку, точно птенцы-ласточки, уцепившиеся за своё гнездо. Потом, когда, чествуя нашего брата, пришедшего из Галатии, мы и по самому церковному закону, повелевающему так принимать гостей, и по почтенной седине его уступили слово, - вы с шумом удалялись, жалуясь на несчастие, как перенесшие долговременный голод, и желая нашей речи резавшей, порицавшей, поражавшей, огорчавшей, - делая то же самое, что делает дитя, которое, несмотря на удары и на брань, не может отстать от матери, но следует с визгом, держась сбоку за одежды матери и волочась за нею со слезами. Потому я радуюсь, окрылён удовольствием и говорю, что счастлив, подвизаясь между такими любителями, между вами, так уцепившимися, за мою речь. Это для меня слаще вот этих лучей, это приятнее света, это жизнь, - именно быть с такими благоразумными слушателями, желающими не просто рукоплескать, но исправляться, не убегающими от порицаний, но прибегающими к порицателю. Потому именно и сам я с большей готовностью берусь за беседу к вам, и желаю сегодня отдать остатки недавно вам сказанного, оставив теперь порицание, чтобы, опять обвиняя нерадивых и употребляя всю бе­седу на их обличение, не причинить вреда усердным. Если бы даже ничего не было нами сказано, бывшее вчера уже доста­точно, чтобы даже сильно безумствующих и неистовствующих на счет цирка удалить от этой неуместной страсти. Убийство, случившееся вчера в цирке, наводнило наш город трагедией, привлекло толпы женщин, наполнило площадь многим воплем, когда именно посреди народа несли в таком жалком виде рассеченного колесницами. Он, как я узнал, на следующий день намеревался зажечь брачные светильники, опочи­вальня была уже расцвечена и всё было приготовлено для брака, - и вот по приказанию податного начальника,[2] перебегая ристалище внизу, когда неожиданно наскакивали возницы, друг с другом состязавшиеся, он попал в средину и претерпел эту насильственную и жалкую смерть, лишившись головы и оконечностей.

2. Видишь ли плод цирка? А как, спросишь, относится это к нам, вверху сидящим? К вам больше всего: если бы не усердствовали вы все бежать (туда), не совершалось бы этого и внизу. Но, чтобы опять не делать слово очень тяжелым и не растравлять рану, постараюсь, предоставив это вашей совести, отдать остающееся от сказанного вам недавно. Итак, о чём было недавно сказано? Я говорил, что Христос называется основанием, как носящий всё, держащий и взвешивающий; те­перь желаю это показать из другого апостольского изречения.

Сказавши так, объясняя это изречение, говорит: "Сей, будучи сияние славы и образ ипостаси Его и держа все словом силы Своей, совершив Собою очищение грехов наших, воссел одесную престола величия на высоте" (Евр. 1:3). Что значит: "держа"? Управляя как возница, руко­водя как кормчий, распоряжаясь как домом, сдерживая, держа, взвешивая. Не только приводит всё из несуществующего в существующее, но даже наперёд знает происходящее, как родивший Его Отец. Потому и объясняя это, Он говорил: "Отец Мой доныне делает, и Я делаю" (Ин. 5:17). Потому и иудеи ещё больше старались Его убить, не только за то, что Он нарушал субботу, но что и Отцом Своим называл Бога, делая самого Себя равным Богу.

Где теперь еретики, безумствующие во вред своему спасению и отделяющие Его от равенства с Его Отцом? Пусть выслушают голос евангелиста, - а когда я говорю: евангелиста, разумею Христа, возбуждающего его душу, - пусть выслушают, постыдятся и прекратят такое свое безумство. Как иудеи пре­следовали Его за то, что Он называл самого Себя равным (Отцу), так и эти готовы задавить себя из-за того, что мы, на­ставленные Им, воздаём Ему эту славу. Но, говорят, это было мнение не Его, и не евангелиста, а иудеев. Если даже и иудеев, то это в особенности и составляет твою величайшую вину и крайнее осуждение, что ты, сам желая быть слепым, не видишь того, что неблагодарные иудеи сразу поняли, как вывод из этих слов. Не от себя они это прибавили, но заключая из того, что Христос говорил им. А чтобы ты знал, что это изречете даже не иудеев, но евангелиста, как мнение, так и речь, - а когда я говорю: евангелиста, разумею Христа, возбу­ждающего его мысль, - исследуй эти самые слова. Отец мой. Не очевидно ли всякому, даже весьма неразумному, что Он сказал: "Отец мой",  чтобы объявить (Его) Своим собственным? А что Он прибавил опять: "доныне делает, и Я делаю", - ужели (это не слова) делающего вывод о равенстве? И не сказал: делает Он, а Я содействую; делает Он, а Я помогаю, - но: Он делает, и Я делаю. Видишь ли, почему сказанное не было умозаключением иудеев, но выводом из Его слов? Если бы некоторым ошибочным предположением и мнением иудеев было, что Он делает Себя равным Богу, если бы сам Он не желал быть в этом заподозренным, а иудеи, когда Он не желал этого, подозревали бы, думая о другом, помимо того, что Он сам желал вывести, - евангелист так, без поправки этого не оставил бы, но отметил бы и сказал это ясно. Ведь обычай так поступать свойствен им, - и им, и Иисусу; из одного - двух примеров я попытаюсь сделать это для вас ясным, т.е., что когда скажет что-нибудь Христос, и иначе Он это скажет, а иначе понимают иудеи, - евангелист исправляет. Чтобы тебе понять это ясно, выслушай самого Иоанна, объясняющего это самое. Когда Он вошёл в храм Божий и, сделав бич, изгнал меновщиков, говоря: "…возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли" (Ин. 2:16), - книжники и фарисеи, подойдя, говорили: "…каким знамением докажешь Ты нам, что [имеешь] [власть] так поступать"? Что же Он? "…разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его" - говоря так о Своём собственном теле. Но они этого не поняли, и что говорят? "…Сей храм строился сорок шесть лет, и Ты в три дня воздвигнешь его" (ст. 18 - 20)? - разумея храм иудейский, сделанный из камней, потому что он был устроен в течение сорока шести годов, по возвращении из Вавилона, когда строители затруднялись иноземными кознями, и, по прошествии многого времени, этот храм был окончен. Итак, когда Иисус говорил о Своём собственном теле, объ­являя о Своём кресте и воскресении, - а это именно значит: "…разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его", - они же предпола­гали о храме иудейском, почему и говорили: "…Сей храм строился сорок шесть лет, и Ты в три дня воздвигнешь его"? - видишь ли, как евангелист не обошёл этого, но прибавил поправку, говоря: "А Он говорил о храме тела Своего" (ст. 21). И не сказал Он: разрушьте это тело, но – "храм", чтобы показать Бога, обитающего (в нём), - разрушьте церковь, много лучшую иудейской. Тот (храм) имел закон, а этот Законо­дателя; тот - букву убивающую, а этот - дух животворящий; тот -  жезл Ааронов, а этот - жезл Иессеев.

3. В другом опять месте, по совершены Им чуда над хлебами, отплыв с ними (учениками), Он переправился на (другой) берег, и говорил ученикам: "…смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской" (Mат. 16:6). Они же, услышав о закваске, предполагали о хлебах; а Он говорил не о хлебах, но об учении фарисеев. Так как иначе Он сказал, а иначе они предполагали, то смотри, как Он исправляет это, говоря: "…что помышляете в себе, маловерные, что хлебов не взяли? Еще ли не понимаете и не помните о пяти хлебах на пять тысяч [человек], и сколько коробов вы набрали? ни о семи хлебах на четыре тысячи, и сколько корзин вы набрали", но об учении фарисеев, чтобы внимать (Mат. 16:8-10; 16:11-12)? Видишь ли, что как евангелист относительно храма, так здесь Он сам исправляет предположение заблуждавшихся? Так и в том, что Он делает Себя равным Богу: если бы Он не делал Себя равным Богу, а иудеи это предполагали на основании сказанного, то евангелист исправил бы это предположение, и сказал бы, что иудеи думали, что Он делает Себя равным Богу, а Он не делал этого и не давал повода. Чтобы ты узнал из самого изречения, что это (богоравенство) особенно Он желал укоренить в умах людей, обратимся к прежнему слову и узнаем, в каком некогда обвинении Он так защищался. Что (такое) некогда было, за что Он обвинялся? Что в субботу совершал дела: "…искали убить Его за то", - сказано, - "что Он делал такие [дела] в субботу" (Ин. 5:16). Что именно "такие"? Что Он исцелил расслабленного, повелел ему взять свою постель и отойти в свой дом. Потому и говорили, спрашивая его: кто приказал ему де­лать это в субботу? А он говорил: "…Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и…" иди в дом твой (ст. 11). Пресле­довали Его, сердясь за это, - что Он приказал в субботу то, что казалось преступлением и разрушением закона. Что говорит Христос, защищаясь? "Отец Мой доныне делает, и Я делаю", - хотя много другого Он мог бы сказать, если бы желал только защищаться, а не показать Свое равенство. Часто суббота нарушалась, и прежде всего в городе Иерихоне. Когда они под­ступили к стенам, им было велено семь дней с трубами обходить стены, - и так город был разрушен. А что между этими семью днями, откуда бы мы ни сделали начало, необхо­димо случиться субботе, всякому очевидно. Отсюда ясно, что суббота была нарушена. Опять (Бог) повелевал обрезываться человеку в восьмой день; и здесь необходимо опять нарушение субботы, потому что неизбежно, чтобы родившийся в субботу был обрезан в другую субботу. А священники даже несрав­ненно больше её нарушали, когда, опять-таки по повелению, они приносили жертву в субботу; где была жертва, там необходимо было: снимать кожу, жечь, возлагать на жертвенник, носить воду, колоть дрова, выносить золу и делать много другого, - и тем нарушалась суббота. К этому и сама тварь нарушала суб­боту: солнце работает в субботу, луна совершает своё течение, появляется пестрый хор звёзд, ветры дуют, источники изливаются, реки текут, море волнуется, семена и растения произрастают, рождают - земля, всё неразумное и род человеческий. Когда женщина рождает в субботу, природа никогда не выдерживает этого закона, не ожидает, чтобы миновала суб­бота, и тогда разрешились бы потуги родов, но делает своё дело и во время субботы. И небесные силы служат в субботу, исполняют своё служение непрерывно. Итак, для чего, скажи мне, имея столько поводов к защите, Он не пользуется никаким из них, и не говорит: за что вы Меня обвиняете, что Я нарушаю субботу? - и священники в Иерихоне нарушили, и нарушают в храме; за что вы Меня обвиняете, что Я нарушаю субботу? - и солнце нарушает, луна, звёзды и вся тварь небес­ная и земная, - но, всё это оставив, Он обратился к Отцу, говоря: "Отец Мой доныне делает, и Я делаю"? Он желал не только защититься, но и показать Свою равночестность. Потому не сказал: Я делаю, потому что и тварь делает, - так как Он не принадлежал к твари, - но: Я делаю, потому что и Отец делает, - так как Он был такого же существа и власти.

4. Потому Он защищается, не как принадлежащий к твари, но как истинное рождение Его. И чтобы ты знал, что сказанное не догадка, - ученики также никогда нарушили субботу, срывая и съедая колосья, и, когда иудеи обвиняли и говорили: не видишь ли, чти они делают в субботу? - Он там нигде не вспомнил об Отце, но что говорит? "…Разве вы не читали, что сделал Давид, когда взалкал сам и бывшие с ним? как он вошел в дом Божий и ел хлебы предложения, которых не должно было есть ни ему, ни бывшим с ним, а только одним священникам? Или не читали ли вы в законе, что в субботы священники в храме нарушают субботу, однако невиновны" (Mат. 12:3 - 5)? Видишь ли, когда о рабах Он рассуждает, рабов приводить в пример, Давида и священников; а когда о Себе самом, - Отца? Если когда-нибудь Он пользуется и другою защитою, напр., когда говорит: "Если в субботу принимает человек обрезание, чтобы не был нарушен закон Моисеев, - на Меня ли негодуете за то, что Я всего человека исцелил в субботу" (Ин. 7:23)? и опять: кто из вас есть, который не отрешает овцу свою и вола (Лук. 13:15)? - то (это) нисколько неудивительно, потому что Он беседует не вовсе как Бог, но иногда и как человек, так как был и Богом и человеком. Здесь, конечно, Он громко заявляет в отношении собственного Своего достоинства, говоря: "Отец Мой доныне делает, и Я делаю". Потому и говорит евангелист: преследовали Его иудеи, не только за то, что Он нарушал суб­боту, но что и Бога называл собственным Отцом, делая са­мого Себя равным Богу. Я с удовольствием спросил бы ере­тика об этом: называл Он Бога собственным Отцом, или не называл, было ли это иудейским предположением, или заключением Христа? - и, хотя бы он был тысячу раз безстыден, обличается истиною. Он говорил, что "Отец Мой доныне делает, и Я делаю": нарушал субботу, или не нарушал? Вполне очевидно, что нарушал: делаю, говорит, и Он делает. Итак, и нарушение субботы, и то, что Он называет Бога собственным Отцом, - ни то ни другое не было предположением иудейским, но выводом и заключением Христовым. Почему же, называя это заключением Христовым, ты назы­ваешь то - рядом стоящее, с ним связанное и одинаково со­общённое евангелистом - предположением иудейским? Всё это есть сообщение евангелиста, объясняющего сказанное Христом. Потому также - когда иудеи обвиняли - он говорил, что преследовали Его не только за то, что нарушал субботу, но что и Отцом Своим называл Бога, делая самого Себя равным Богу. Но в обличение еретиков достаточно; а если вы желаете знать и о делании, в чём состоит то, что делает Отец, и что Сын, - я могу назвать (его) промышлением о существующем, содержанием, попечением. Всё видимое произошло в течете шести дней: "…и почил" - Бог - "в день седьмый" (Быт. 2:2); промышление же об этом не прекращалось. Итак, это промышление Хри­стос называет деланием, говоря: "Отец Мой доныне делает, и Я делаю", промышляя, печась, содержа – говорит - держа в порядке, не допуская ничему рассеяться. Итак, приняв доказа­тельство правых догматов также из сказанного, присоединим тщательную и согласную с догматами жизнь, так как недостаточно нам для спасения только знания правых догма­тов, но нужна и наилучшая жизнь, чтобы, всячески воздав славу Богу, достигнуть нам обещанных благ. Ему слава и держава во веки веков. Аминь [3].

 

 

 



[1] По Миню (точнее, по Монфокону 1741) эта беседа произнесена во 2-е воскресенье после пасхи, когда в самую пасху святитель сильно говорил против увлечения зрелищами, и когда в великую пятницу или суб­боту, действительно, было это увлечение со стороны народа. Обличительное слово в пасху имело такое действие, что в 1-е воскресенье после пасхи со­бралось чрезвычайно много слушателей, которые были, однако, раздосадованы, так как святитель уступил беседование прибывшему к тому времени сюда галатийскому епископу Леонтию. Но Маттэи думает иначе: по нему обличи­тельное слово было в великую субботу, в самую пасху говорил Леонтий и в 1-е воскресенье поели пасхи говорил сам святитель эту, 9-ю беседу. Ещё не мешает заметить, что, вопреки Монфокону, Маттэи весьма не одобряет составителя заглавий пред беседами, за его грамматику, и, между прочим, в сейчас приведённом заглавии.

[2] Έπαρχος τελών, в обязанность которого входило заведование сбором податей (φορολογία).

 

') в этой беседе святитель пользуется тремя терминами, трудно переда­ваемыми по-русски, так что относительно их необходима оговорка. Это - κατασκευή со своим глаголом κατασκευάζω (у нас „вывод", как данное к мнению и заключению), ψήφος („мнение", как определённая мысль, но не выраженная в слове) и άπόφασις („заключение", как мысль, выраженная в слове). Для ясности пользуемся таким сравнением. Пока ко­рабль не снаряжён, все его принадлежности - χατασχευή; корабль, совсем готовый к плаванию - ψήφος; корабль в момент своего полного хода - άπόφασις. Иоанна 5:17—18 разлагается так. Равенся творя Богу, поскольку лишь мыслится, - ψήφος или δπόυσια „предположение", а поскольку так ска­зано - άπόφασις. К этому: κατασκευή  - 1) заявление Господа: Отец мой, 2) факт: разоряше субботу. В конце беседы святитель и спрашивает: почему ты Отец мой называешь заключением Господа, а равенся творя Богу (на основании: разоряше субботу) считаешь предположением иудейским (δπόυοια = ψήφος), когда то и другое у евангелиста связаны. Между тем ере­тики допускали первое, но никак не могли допустить второе, и считали его иудейским мнением.                           Прим. переводчика.

В начало Назад На главную

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 25.12.2013
Страница сформирована за 31 мс 
Яндекс.Метрика