Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

БЕСЕДА 3

"Также, когда вводит Первородного во вселенную, говорит: и да поклонятся Ему все Ангелы Божии. Об Ангелах сказано: Ты творишь Ангелами Своими духов и служителями Своими пламенеющий огонь. А о Сыне: престол Твой, Боже, в век века; жезл царствия Твоего - жезл правоты.  (Евр. 1: 6-8).

 

1. Господь наш Иисус Христос называет пришествие свое во плоти исходом, - например, когда Он говорит: "вот, вышел сеятель сеять" (Mат. 13:3); И еще: "Я исшел от Отца и пришел в мир" (Иоан. 16:28) и во многих местах можно видеть это. А Павел называет пришествие Его входом: "…когда", - говорит- "вводит Первородного во вселенную", разумея под этим введением воплощение. Почему же они выражаются различно об одном и том же предмете, и для чего говорят так? Это видно из значения самих выражений. Христос справедливо называет пришествие свое исходом, потому что мы были вне Бога. Как узники, оскорбившие царя, находятся обыкновенно вне царских чертогов, и тот, кто желает примирить их (с царём), не вводить их внутрь (чертогов), но сам выхо­дит наружу и беседует с ними, пока, не сделает их до­стойными явиться пред взоры царя, так поступил и Христос. Он, вышедши к нам, т.е. приняв плоть и преподав нам угодное Царю, ввел потом нас, очистив от грехов и примирив (с Богом). Потому Он и называет (пришествие свое) исходом. А Павел называет его входом, заимствуя это переносное выражение из примера наследников, получающих во владение какое-нибудь имущество; сказать: "когда вводит Первородного во вселенную", значит показать, что (Бог) вручил Ему вселенную; Он тогда принял ее всю в свое владение, когда был познан. Это говорится не о Боге-Слове, но о воплотившемся Христе; и действительно, если Он  "В мире был," - как говорит Иоанн, - "и мир чрез Него начал быть" (Иоан. 1:10), то как иначе он мог быть введен во вселенную, как не во плоти?  "И да поклонятся Ему" - говорит, - "все Ангелы Божии". Намереваясь сказать нечто великое и высокое, он предуготовляет к тому слушателей и располагает к удобнейшему принятию (истины), представляя Отца вводящим Сына. И посмотри: выше он сказал, что (Бог) говорил нам не чрез пророков, но чрез Сына, и показал, что Сын превосходнее ангелов, доказав это как самим именем (Сына), так и тем, что сам Отец ввел Сына. А здесь он доказывает то же другим образом. Каким? Поклонением, которое показывает, насколько он превосходнее ангелов, насколько именно Владыка превосходнее раба. Подобно тому, как если бы кто, вводя кого-нибудь в жи­лище царя, повелел предстоящим там тотчас поклониться ему, так поступает и апостол, говоря о пришествии в мир по плоти, и присовокупляя: "И да поклонятся Ему все Ангелы Божии". Неужели же только ангелы без прочих сил? Нет; послушай далее: "Об Ангелах сказано: Ты творишь Ангелами Своими духов и служителями Своими пламенеющий огонь". К Сыну же: "престол Твой, Боже, в век века". Вот величайшее различие: они созданы, а Он не создан. Почему об ангелах сказано: творящий, а о Сыне не сказано: творящий? Потому, что таким образом ясно выражается различие между ними. Потому об ангелах и говорится: "творящий Ангелами Своими духов"; а о Сыне хотя говорится: Господь создал меня (Притч. 8:22), и еще: "Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса" (Деян. 2:36), но ни то не говорится о Христе Господе Сыне, ни это - о Боге Слове, а относится к воплощению. Желая показать истин­ное между ними различие, (апостол) разумеет не только ангелов, но и все горние служебные силы. Видишь ли, с какою ясностью он различает твари и Творца, служителей и Владыку, рабов и Наследника и истинного Сына? О Сыне говорит: "престол Твой, Боже, в век века"; вот знак царствия! "жезл царствия Твоего - жезл правоты"; вот еще другой знак царствия! Потом опять (обращается) к воплощению: "Ты возлюбил правду и возненавидел беззаконие, посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой" (Евр. 1:9). Что значить: "Бог Твой"? Сказав вели­кое, (апостол) опять смягчает речь.

Здесь он опровергнул и Иудеев, и последователей Павла Самосатскаго, и ариан, и Маркелла, и Савеллия, и Маркиона. Каким образом? Иудеев - тем, что показал в одном и том же (Христе) два существа - Бога и человека; вторых, т.е. последователей Павла Самосатскаго, - тем, что сказал о вечном бытии и несозданном существе Его, так как в проти­воположность выражению: "Ты творишь", присовокупил: "престол Твой, Боже, в век века"; ариан - тем же самым, равно и тем, что (Сын) не есть раб, а если бы Он был тварью, то был бы рабом; Маркелла и других - тем, что (Отец н Сын) суть два лица, различные ипостасно; маркионитов - тем, что помазуется не божество, а человечество (Христово). Далее говорит: "…более соучастников Твоих". Кто же эти причастники, как не люди? Т.е. "ибо не мерою" Христос получил "Духа" (Иoaн. 3:34).

2. Видишь ли, как (апостол) с учением о несозданном Существе везде соединяет учение о домостроительстве? Что может быть яснее этого? Видишь ли, что не одно и то же - сотворение и рождение? Иначе он не различал бы их; в про­тивоположность выражению: "Ты творишь", он не прибавил бы: "о Сыне: престол Твой, Боже, (ό Θεός) в век века"; и не назвал бы имени - Сын преславнейшим именем, если бы оно означало то же самое (что и тварь). В самом деле, чем бы оно было преславнее? Если бы сотворение и рождение означали одно и то же, а ангелы сотворены, то (Сын) чем был бы их превосходнее? Вот опять употребляется о Нем слово: "Бог", с членом [1]. "И: в начале Ты, Господи, основал землю, и небеса - дело рук Твоих; они погибнут, а Ты пребываешь; и все обветшают, как риза, и как одежду свернешь их, и изменятся; но Ты тот же, и лета Твои не кончатся" (Евр. 1:10-12). Чтобы ты, слыша слова: "когда вводит Первородного во вселенную", не подумал, будто (Сыну) впоследствии было предоставлено это, как дар, (апостол) и выше предостерегал от такой мысли, и теперь, опять предостерегает, говоря: "в начале", не теперь, говорит, но издревле. Здесь он также опять нано­сить смертельный у дар Павлу Самосатскому и Apию, приписы­вая Сыну то, что приписывается и Отцу. Вместе с тем он внушает нечто другое, важнейшее; именно, изображает изменение миpa: "…и все обветшают, как риза, и как одежду свернешь их, и изменятся"; подобно как и в послании к Римлянам он говорит, что (Бог) преобразит мир. (Рим. 8). Желая выразить легкость этого дела (для Бога), говорить: "свернешь"; как человек свертывает одежду, так (Бог) свернет и изменит мир. Если же Он так легко совершить преобразование и изменение мира в лучшее и высшее состояние, то мог ли Он иметь нужду в ком-нибудь другом при низшем (первоначальном) образовании мира? Доколе вы не устыдитесь (говорить это)? Вместе с тем и весьма утешительно - знать, что мир не всегда будет в настоящем состоянии, но все получит преобразование и все изменится; сам же (Бог) пребывает всегда живым и беспредельно живущим. "И лета Твои", -  говорить, - "не кончатся. Кому когда из Ангелов сказал [Бог]: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих?" (Евр. 1:12-13). Вот, он опять ободряет (верующих) тем, что враги их будут поражены; а враги их т же самые, что и Христовы. И опять это - знак царствия, знак равенства, знак чести, а не безсилия (Сына), что Отец гневается за (оскорбления), причиняемые Сыну; это - знак ве­ликой любви и близости Отца к Сыну. И действительно, если Он гневается за Него, то как Он может быть чужд Ему? "Доколе положу врагов Твоих". Так и во втором псалме гово­рится: "живущий на небесах посмеется, Господь поругается им. Тогда скажет им во гневе Своем и яростью Своею приведет их в смятение" (Псал. 2:4-5). И сам (Христос) говорит: "врагов же моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною " (Лук. 19:27). А что это Его слова, послушай, как Он говорит в другом месте: "сколько раз хотел Я собрать чад твоих, как птица птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст" (Лук. 13:34-35); и еще: "отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его" (Mат. 21:43); и еще: "кто упадет на этот камень, разобьется, а на кого он упадет, того раздавит" (Mат. 21:44). С другой стороны, если Он будет судить врагов там, то тем более они отдадут отчет за, оскорбления, причиняемые Ему здесь. Таким образом слова: "доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих" сказаны един­ственно к чести Сына.

"Не все ли они суть служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение?" (Евр.1:14). Удивительно ли, говорит, что они служат Сыну, если они служат и для нашего спасения? Видишь, как (апостол) возвышает умы слушателей и указывает на великую честь, оказываемую нам Богом, назначившим такое служение ангелам, которые выше нас - слу­жение для нас; он как бы так говорить: ангелы употре­бляются на то, служение их состоит в том, чтобы служить Богу для нашего спасения. Таким образом дело ангелов - исполнять все к спасению братии. Хотя это дело самого Христа, но Он спасает нас, как Владыка, а они, как рабы; и мы, хотя рабы, но и сорабы ангелов. Что вы, говорит, удивляетесь ангелам? Они - рабы Сына Божию, всюду посылаются для нас, служат для нашего спасения; следовательно они - подобные нам рабы. Посмотрите, какое небольшое он полагает различие между тварями; хотя значительно различие между ангелами и людьми, но он поставляет их близ нас, и как бы так говорить: они трудятся для нас, всюду текут для нас, можно сказать - рабствуют нам. Служение их состоит в том, что они всюду посылаются для нас.

3. Таких примеров исполнен ветхий, исполнен и новый завет. Когда ангелы благовествуют пастырям, когда являются Марии, когда - Иосифу, когда сидят при гробе Христовом, когда посылаются сказать ученикам: "мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо?" (Деян. 1:11) - когда освобождают Петра из тем­ницы, когда беседуют с Филиппом, - то неясно ли, что они служат нам? Представь же, какая оказывается нам честь, когда Бог посылает ангелов служить нам, как друзьям своим, когда ангел является Корнилию, когда ангел освобождает из темницы всех апостолов и говорить: "идите и, став в храме, говорите народу все сии слова жизни" (Деян. 5:20). Но что я говорю о других? Самому Павлу являлся ангел. Видишь ли, как они служат нам для Бога, и служат в делах весьма важных? Потому Павел и говорить: "или мир, или жизнь, или смерть, или настоящее, или будущее, - все ваше" (1 Кор. 3:22). И Сын был послан, но не как раб, не как служитель, а как Сын единородный, как хотящий того же, чего хочет Отец; или лучше сказать, Он и не был послан, потому что Он не из места одного перешел в другое, но принял плоть, а они переменяют места, оставив одни места, в которых были, переходят потом на другие, в которых не были. Это говорит (апостол) для того, чтобы ободрить их. Чего (говорит) вы страшитесь? Ангелы служат нам. Сказав, о Сыне, о делах домостроительства, сотворении и царствии, доказав равенство (Сына с Отцом) и то, что (Сын) господствует, как Владыка, не только над людьми, но и над гор­ними силами, (апостол) далее увещевает их, внушая, что мы должны быть внимательными к сказанному, и говорит: "посему мы должны быть особенно внимательны к слышанному" (Евр.2:1). Здесь он хочет сказать, что надобно внимать "особенно" закона, но умалчивает об этом; объясняет же это в доказательствах, а не в самом увещании или совете, - потому что так было лучше. "Ибо, если", - говорит, - "через Ангелов возвещенное слово было твердо, и всякое преступление и непослушание получало праведное воздаяние, то как мы избежим, вознерадев о толиком спасении, которое, быв сначала проповедано Господом, в нас утвердилось слышавшими [от Него]" (Евр.2:2-З)? Почему же нам должно быть "особенно" внимательными к сказан­ному? Прежнее не так же ли от Бога, как и настоящее? Здесь он заповедует быть внимательными или "особенно" закона, или весьма; но отнюдь не осуждает (закона), - нет. Так как (евреи) имели высокое мнение о ветхом завете за древность его, то, чтобы настоящий, как новый, не подвергался презрению, он усиленно доказывает, что последнему должно внимать еще более. Как доказывает? Как бы так говорит: хотя то и дру­гое от Бога, но не одинаково. Впрочем это он объясняет нам после; теперь пока кратко указывает на это, а после излагает яснее, когда говорит: " Ибо, если бы первый [завет] был без недостатка", и еще: "ветшающее и стареющее близко к уничтожению" (Евр. 8:7,13), - и многое другое подобное. Но в начале речи он не осмеливается сказать ничего такого, пока еще не приготовил и не расположил к тому слушателя многими до­казательствами. Итак, почему, скажи, нам подобает "особенно"  внимать? Да не когда, говорит, отпадем, т.е., чтобы нам не погибнуть, не отпасть. Здесь он показывает тяжесть отпадения, - как трудно отпавшее опять восстановить, когда это про­исходить от нерадения. А само выражение он заимствовал из Притчей: "Сын мой!", - говорит (Премудрый), - "не упускай" (Притч, 3:21), выражая и легкость отпадения и тяжесть поги­бели, т.е., что преслушание не безопасно для нас. Самыми же доказательствами (апостол) внушает, что наказание будет весьма велико. Впрочем это он оставляет предметом для исследования, а не дает в виде заключения. Такой образ речи делает обличение не столь резким, т.е. когда обличающий не везде сам от себя произносит решение, но оставляет на волю слушателя, чтобы он сам подал голос; это делает (слушателей) более благоразумными. Так поступает в ветхом завете пророк Нафан, а у Матфея Христос, когда говорит: "что сделает он с этими виноградарями?" (Mат. 21:40) - вызывая (учеников) самих произнести суд. В этом состоит величайшая победа. Далее (апостол), сказав: "если через Ангелов возвещенное слово было твердо", - не присовокупил: тем более глаго­ланное Христом; но, оставив это, сказал более кротко: "то как мы избежим, вознерадев о толиком спасении". И смотри, как он делает сравнение: "если", - говорит, - "через Ангелов возвещенное слово"; там – "Ангелы", а здесь – "Господом"; там – "слово", а здесь – "спасение". Потом, чтобы кто-нибудь не сказал: разве то Христово, что говоришь ты, Павел? - он предупреждает это и доказывает достоверность сказанного, доказывает достоверность как тем, что он слышал это от Господа, так и тем, что и ныне Бог гово­рит это, не гласом, просто произносимым, как было при Моисее, но посредством знамений и удостоверяющих событий.

4. Что значит: "если через Ангелов возвещенное слово было твердо"? Подобным образом он говорит и в послании к Галатам: "…преподан через Ангелов, рукою посредника" (Гал. 3:19); и в другом месте: "…приняли закон при служении Ангелов и не сохранили" (Деян. 7:53); и везде он говорит, что (закон) преподан чрез ангелов. Некоторые утверждают, что здесь разумеется Моисей, но это не основательно, потому что он называет здесь ангелов во множественном числе; при том говорит здесь об ангелах небесных. Что же сказать на это? То, что он или говорит об одних только десяти заповедях, - так как тогда Моисей говорил, а Бог отвечал, - или, что ангелы присут­ствовали, когда Бог преподавал заповеди, или говорит обо всём, сказанном и сделанном в ветхом завете, - так как ангелы принимали в том участие. Почему же в другом месте говорится: "…ибо закон дан чрез Моисея" (Иоан. 1:17), а здесь: ангелы? Потому что (и Моисей) говорит: и сошел Бог во мрак (Исх. 19:20). "Ибо, если через Ангелов возвещенное слово было твердо". Что значить: "было твердо"? Значит - истинно и верно, потому что все сказанное сбылось в надлежащее время. Или это он гово­рит, или то, что слово было твердо и угрозы приведены в исполнение, или словом называет повеления, потому что многие повеления были преподаны без закона ангелами, послан­ными от Бога, как например на месте плача, при судиях, при Сампсоне (Суд. 2:1; 8:3). Потому апостол и не сказал: за­кон, но: "слово". Мне кажется более вероятным, что он разумеет здесь все, устроенное чрез ангелов. Что же мы скажем? То, что тогда присутствовали ангелы, которым вверен был народ (еврейский), которые и производили трубные звуки, огонь, мрак и прочее. "…и всякое",  - говорить, - "преступление и непослушание получало праведное воздаяние". Не так, чтобы одно полу­чило, а другое нет, но: "всякое". Ничто, говорит, не осталось ненаказанным, но "получало праведное воздаяние", - ("воздаяние") вместо -  наказания. Почему же он так выразился? Павел обык­новенно не слишком строг в выборе выражений, но иногда употребляет безразлично менее точные вместо более точных, как, например, в одном месте он говорит: "пленяем всякое помышление в послушание Христу" (2 Кор. 10:5); и в другом месте он употребляет "воздаяние" вместо наказания, так же, как здесь называет наказание "воздаянием": "ибо праведно", - гово­рит, -  "пред Богом - оскорбляющим вас воздать скорбью, а вам, оскорбляемым, отрадою" (2 Фес. 1:6,7). Т.е. правда не потеряла свою силу, но Бог исполняет ее и подвергает согрешивших наказанию, хотя бывают явны не все грехи, а только те, которыми прямо нарушаются заповеди. Итак – "как", - говорить, - "мы избежим, вознерадев о толиком спасении"? Этим он выражает, что прежде было не великое спасение; и потому хорошо, присовокупил: "о толиком". Теперь, говорит, не от войны Бог избавит нас, не землю и земные блага даст нам, но будет разрушение смерти, погибель диавола, царствие небесное, жизнь вечная. Все это он кратко выразил в словах: "вознерадев о толиком спасении". Далее он говорит о достоверности сказанного: "быв сначала проповедано Господом", т.е. получило начало от самого источника, потому что не человек принес это (спасение) на землю, не сотворенная сила, но сам Единородный. "В нас утвердилось слышавшими [от Него]". Что значит: "утвердилось"? Т.е. верно преподано, или приведено в исполнение; мы, говорит, имеем залог; оно не истребилось, не прекратилось, но сохраняется и одерживает победу; а причиною тому - действующая божествен­ная сила. Что значит: "слышавшими"? Т.е. те самые, которые слы­шали от Господа, утвердили нас. Это - дело великое и достоверное. Подобным образом и Лука говорит в начале Евангелия: "как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова " (Лук. 1:2). Как же оно утвердилось? А что, скажут, если слышавшие от себя выдумали? Чтобы опровергнуть такую мысль и доказать, что эта благодать не от людей, (апостол) прибавляет: "при засвидетельствовании от Бога" (Евр. 2:4). Подлинно, Бог не свидетельствовал бы о них, если бы они сами измыслили что-ни­будь. Они свидетельствуют, - а вместе и Бог свидетельствует. Как Он свидетельствует? Не словом, не голосом, хотя и это было бы верно, - а как? "…знамениями и чудесами, и различными силами". Хорошо он сказал: "различными силами ", выражая обилие дарований; у древних же не было таких и столь различных знамений. Мы поверили им не просто, но при свидетель­стве знамений и чудес; следовательно поверили не им, а са­мому Богу. "И раздаянием Духа Святаго по Его воле". Как же это, когда и чародеи совершают знамения, и Иудеи говорили о Христе, что  "Он изгоняет бесов силою веельзевула" (Лук. 11:15)? Но они совершали не такие знамения; потому (Павел) и говорит: "различными силами". Те знамения - не сила, а безсилие, вымысел и пустые действия; потому об этих он и говорит: "…И раздаянием Духа Святаго по Его воле".

5. Здесь, кажется мне, (апостол) намекает еще на нечто другое; вероятно, там было немного людей, имевших духовные дарования, которые оскудели потому, что верующие стали менее ревностны. Потому, чтобы утешить их в этом и предохра­нить от падения, он приписывает все воли Божией: сам (Бог), говорит, знает, кому что полезно, и таким образом распределяет благодать. То же он говорить и в послании к Коринфянам: "Но Бог расположил члены, каждый в [составе] тела, как Ему было угодно"; и еще: "Но каждому дается проявление Духа на пользу", по воли Его (1 Кор. 12:8,7,11), - доказывает, что дарования зависят от воли Отца. Часто многие не получали дарований за нечистую и нерадивую жизнь; а иногда не получали их и люди, проводившие хорошую и чистую жизнь; для чего же? Для того, чтобы они не преткнулись, чтобы не возгордились, чтобы не сделались нерадивыми, чтобы не стали слишком превозноситься. Ведь если и без дарований самое сознание чистой жизни может воз­будить гордость, то тем более (это возможно), когда присоеди­нятся благодатные дары. Потому они и были сообщаемы более людям смиренным и простым, а в особенности простым, пребывавшим, как говорит Писание, "в веселии и простоте сердца" (Деян. 2:46). Таким образом (увещание апо­стола) могло сильнее действовать на них и, если они были не­радивы, возбуждать их. Смиренный и не думающий много о себе делается более ревностным, когда получает дарование, как человек, получивший не по заслугам и считающий себя недостойным; а кто думает, что он оказал заслуги, тот считает дарование должным и превозносится. Потому Бог с пользою таким образом устраивает это дело. Это и можно видеть в Церкви: один имеет дар учительства, а другой не может даже открыть уст. Но никто пусть не скорбит из-за этого: "каждому дается проявление Духа на пользу". Если человек - домовладыка знает, кому что вверить, то тем более Бог, ко­торый видит ум человеческий и знает все прежде исполнения. Одно только достойно скорби - грех, а все прочее - нисколько. Не говори: почему я не имею богатства? - или: если бы я имел, то раздавал бы бедным. Ты не знаешь, если бы ты имел, не сделался ли бы еще более любостяжательным; теперь ты говоришь это, а на самом деле получив, может быть, стал бы другим. Так, когда мы сыты, то думаем, что можем по­ститься; а, когда пройдет немного времени, то иные у нас рождаются мысли. Также, когда мы не пьяны, то думаем, что можем преодолеть эту страсть; а когда предадимся ей, то уже не (думаем). Не говори: почему я не имею дара учительства?  - или: если бы я имел, то назидал бы многих. Ты не знаешь, если бы ты имел, не послужил ли бы он к твоему осуждению, и зависть или леность не заставили ли бы тебя скрыть талант. Теперь ты свободен от всего этого, и если не дашь меры муки, не подлежишь осуждению; а тогда ты провинился бы во многом. Впрочем и теперь ты не совершенно лишен дарования. Покажи в малом, каков был бы ты, если бы имел (большее): "неверный в малом", - говорит (Господь), - "неверен и во многомкто поверит вам" (Лук. 16:10,11)? Покажи, как вдовица; она имела две лепты, и пожертвовала все, что имела. Ты ищешь богатства? Покажи, что ты презираешь малое (имущество), чтобы я мог вверить тебе и большое; а если ты не презираешь и первого, то тем более не будешь (презирать) последнего. Также и касательно дара слова покажи, что ты надлежащим образом употребишь его на увещание и убеждение. Ты не имеешь внешнего красноречия? Не имеешь обилия мыслей? Но общие (истины) ты знаешь; имеешь сына, имеешь соседа, имеешь друга, имеешь брата, имеешь родных; если ты не можешь произ­носить длинную речь пред народом в церкви, то можешь увещевать их наедине; здесь не нужно витийства и продолжительных, речей; покажи на них, что, если бы ты имел дар слова, то не был бы нерадивым. Если же ты не оказываешь усердия в малом, то как я поверю тебе в великом? А что действительно каждый может делать это, послушай, как Павел заповедовал это и мирянам: "увещавайте," - говорить он, - "друг друга и назидайте один другого" (1 Фес. 5:11); и еще: "Итак утешайте друг друга сими словами" (1 Фес. 4:18). Бог знает, сколько уделить каждому. Разве ты лучше Моисея? Но и он, послушай, как сетовал: "…разве я," - говорил он, - " носил во чреве весь народ сей, и разве я родил его, что Ты говоришь мне: неси его на руках твоих, как нянька носит ребенка?" (Числ. 11:12). Что же Бог? Он отделил от духа его и дал другим (Числ. 11:17), показав, что, если и прежде он руководит (евреев), то это было не от собственного его дарования, но от Духа. Если бы ты имел дарование, то часто превозносился бы, часто падал бы; ты не знаешь себя самого так, как Бог знает тебя. Не будем же говорить: для чего это, и к чему это? - когда все устраивает Бог; не станем требовать от Него отчета; это крайне нечестиво и безумно. Мы -рабы, и рабы, далеко отстоящие от Владыки, не знающие даже того, что под ногами. Не будем же испытывать советов Божиих, но будем хранить то, что он даровал нам, хотя бы это было малое, хотя бы крайне малое, и тогда непременно мы заслужим похвалу; или лучше, (не бу­дем считать) ни одного из даров Божиих малым. Ты сетуешь, что не имеешь дара учительства? Но скажи мне: какой дар кажется тебе большим, дар ли учительства, или дар исцелений? Конечно, последний. А давать зрение слепым не кажется ли тебе большим, нежели исцелять болезни? А воскрешать мертвых не кажется ли тебе еще большим? Что же, скажи мне: совершать это посредством тени и полотенцев не кажется ли тебе большим, нежели совершать это словом? Чего же ты же­лаешь, скажи мне, воскрешать ли мертвых посредством тени и полотенцев или иметь дар учительства? Конечно ты скажешь: воскрешать мертвых посредством тени и полотенцев.

6. Но если я докажу тебе, что гораздо больше этого дара другой дар, который ты можешь приобрести, и что, не приобретая его, ты справедливо лишаешься и прочих, - то что скажешь? При том такой дар можно приобрести не одному, или двум, но всем вообще. Знаю, что вы удивляетесь и изумляетесь, слыша, что вам можно иметь дар гораздо больший дара воскрешать мертвых, давать зрение слепым и совершать то, что было при апостолах; быть может, вы даже считаете это неправдоподобным. Какой же это дар? Любовь. Поверьте мне; это - не мои слова, но слова Христа, вещавшего чрез Павла. Что именно говорить он? "Ревнуйте о дарах больших, и я покажу вам путь еще превосходнейший" (1 Кор. 12:31). Что значить: "еще превосходнейший"? Слова его означают следующее: коринфяне превозносились тогда дарованиями и, имея дар языков, который есть самый меньший из даров, гордились пред про­чими. Потому он говорит: желаете ли иметь дарования? Я по­кажу вам путь к дарованиям, не только лучший, но и превосходнейший. И далее говорит: "Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею [дар] пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что [могу] и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто" (1Кор. 13:1,2). Видишь ли, (какой это) дар? Старайся же приобрести его. Он значить больше, нежели воскрешать мертвых; он гораздо выше всех прочих даров. А что это действительно так, послушай, что говорить Христос в беседе с учениками: "По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою" (Иоан. 13:35). Объясняя, по чему узнают, не сказал: по чудесам, - но почему? "…если будете иметь любовь между собою". Также (в молитве) к Отцу Он говорит: "и они да будут в Нас едино, - да уверует мир, что Ты послал Меня" (Иоан. 17:21); и ученикам Он говорил: "Заповедь новую даю вам, да любите друг друга" (Иоан. 13:34). Таким образом (человек любящий) превосходнее и славнее тех, которые воскрешают мёртвых, - и справедливо, - потому что последнее происходить всецело от благодати Божией, а первое вместе и от твоего усердия; первое свойственно истин­ному христианину, и доказывает, что он ученик Христов, распявшийся (для мира) и не имеющий ничего общего с землею; без этого самое мученичество не может принести никакой пользы, Чтобы тебе убедиться в этом, обрати внимание на следующее: блаженный Павел в двух отношениях достигнул высоты добродетелей, или лучше сказать, в трех, - в знамениях, в мудрости и в жизни; но без любви, говорить он, все это - ничто. А каким образом это ничто, я объясню: "И если я раздам", - говорить, - "все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы" (1 Кор. 13:2, 3), потому что и раздающий имение и расточающий деньги может не иметь любви. Об этом я достаточно сказал в том месте, где говорил о любви; туда и отсылаю желающих. Будем же, как я сказал, стараться приобрести этот дар, станем любить друг друга, и мы не будем иметь нужды ни в чем другом для преуспеяния в добродетелях, но все будет для нас удобоисполнимо без усилий, все будет у нас совершаться с великим успехом. Но, скажете, мы и теперь любим друг друга; один имеет двух друзей, дру­гой - трех, а иной - четырех. Но это не значить любить для Бога, а для того, чтобы самому быть любимым; кто любить для Бога, тот имеет не такое побуждение к любви, а бывает расположен ко всем, как к своим братьям, - единоверных он любит, как своих родных братьев, еретиков же, язычников и иудеев жалеет, как своих братьев по природе, только как недобрых и бесполезных, сокрушается и плачет о них. Мы можем уподобиться Богу тем, если будем лю­бить всех, даже и врагов, а не тем, если будем совершать знамения; мы и Богу удивляемся, правда, и тогда, когда Он творит чудеса, но гораздо более тогда, когда Он оказывает человеколюбие и милосердие. Если же в Боге это особенно до­стойно удивления, то тем более в людях, и следовательно очевидно, что это доставляет нам особенное уважение. Будем же заботиться об этом, и тогда мы будем иметь нисколько не меньше Павла, Петра и других, воскресивших множество мертвых, хотя бы мы и не могли исцелять горячки; а без любви, хотя бы совершали знамения больше самих апостолов, хотя бы подвергали себя бесчисленным опасностям за веру, нам не будет никакой пользы. Это говорю не я, но сам питомец любви знает это; ему мы должны верить. Таким образом мы сможем получить и обетованные блага, которых да сподобимся все мы благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу со Святым Духом слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

 



[1] Некоторые из ариан утверждали, что слово - Бог с членом (ό Θεός) употребляется в св. Писании только о Боге Отце, и отсюда заключали, что Сын Его, Иисус Христос, не есть истинный Бог. Святитель опровергает здесь и в других местах такое неправое учение.

В начало Назад На главную

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 31 мс 
Яндекс.Метрика