Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

О четверодневном Лазаре 3

 

Освободил Лазаря Свет. А он, на Его призыв, так поспешил, что вышел из гроба завернутый в погребальные пелены, он – за четыре дня пребывания в гробе – тронутый тлением, становившийся уже пищей червей, утративший полноту телесного благообразия и в качестве свидетеля тления принесший с собой из гроба зловоние. Но благоухание жизни, обоняв мертвеца, остановило начавшееся в нем разложение: гроб сделался для лежавшего в нем источником жизни, и как будто из материнской утробы, а не из гроба, Лазарь вышел новосозданным. О, дивное чудо! Гроб породил нам к жизни человека, обвитого, подобно младенцу, пеленами. Слово Владыки, достигшее слуха мертвеца, извлекло его из гроба вместе с погребальными пеленами. "Лазарь! иди вон", – возгласил Спаситель, – и вслед за Его словом тотчас восстал мертвый, все члены его тела восстановили каждый свои отправления: глаза стали исполнять свое дело, нос занял свое место, щеки приняли прежний вид, шея стала держать голову на плечах, руки стали действовать в полном согласии одна с другой, гармония членов восстановилась, пальцы опять стали гибкими, нервы получили вновь силу, кости укрепились, в мышцах и жилах почувствовалось напряжение, мозг возобновил свою работу, покровы тела освежились, волосы укрепились в корнях. Но, конечно, в действительности все это совершилось гораздо скорее, чем я передал словами. Как конь (бросается вперед) по знаку всадника, так мертвый, побуждаемый словом Владыки, поспешил вон. "Лазарь! иди вон!" Не сказав еще: встань, повелевает выходить, – лежащего еще побуждает идти. Подними сначала, а потом уже поднявшемуся приказывай идти. Почему, Владыка, Ты требуешь, чтобы лежащий выходил, а о том, что ему нужно еще встать, не упоминаешь? Лежащему говорит Он, Я сразу повелеваю идти, чтобы двойным приказанием не замедлить его выхода. Я не говорю ему: встань и иди сюда, – чтобы он сильнее спешил, имея одно распоряжение – вместе и о восстании, и о выходе. Как бы окрыленный словами Владыки, Лазарь выскочил из гроба, скорее как сторож, сидевший в гробе, а не как мертвый. Ад же внизу, как и следовало ожидать, отдав мертвеца, стал вопиять: кто это пробуждающий Своим голосом мертвых из гробов, как будто спящих? Кто это нарушающий древний закон смерти? Кто это возбудивший мертвецов своей проповедью о воскресении? Кто это приучающий погребенных возвращаться к жизни? Кто это столь легко вырывающий у меня мою добычу? Кто это смущающий моих давнишних мертвецов Своим зовом? Выпадает из моих рук, – вижу я, – скипетр владычества над людьми, узы смерти теряют уже свою силу. Илия некогда воскресил мертвого – на радость его матери; Елисей дважды похитил у меня моих мертвецов. А теперь Этот еще сильнее ополчился на меня из-за мертвых, отнимая у меня даже подвергшихся тлению, так что я опасаюсь, удержу ли я власть даже и над истлевшими уже мертвецами. Уже отнят у меня мертвец, которого я считал своей добычей. Надо мной торжествует победу четырехдневный труп, ликующий среди живых в погребальном уборе. Меня будут попирать ногами, после того как убежал от меня мертвец. В самом деле, кто теперь будет бояться меня, побежденного уже смердевшим мертвецом и сделавшегося как бы сторожем мертвецов, отдаваемых мне под заклад на время? Именно как бы в залоге был Лазарь в гробе, подобно какой-нибудь золотой вещи, отдаваемой в заклад с наложенными на нее печатями: обвязанный погребальными пеленами, положен он был в гроб, ими же повязанный возвращен он был к жизни. Ведь народ иудейский мало верит и не убеждается даже великими чудесами. Они могли сказать и Лазарю так же, как некогда исцеленному от слепоты (который утверждал): это он, (а они уверяли): нет, это не он. И вот как кто-либо, обязанный возвратить взятую в залог вещь, предвидя подозрение со стороны закладчика, охраняет наложенный тем печати, чтобы вид печатей убедил закладчика,, так и Владыка Христос, возвратив иудеям из мертвых Лазаря, в течение четырех дней бывшего в среде мертвых залогом, оставляет на нем повязки, как бы в ка­честве печати, чтобы развязывающие могли убедиться, что это тот самый, –которого они погребали, а не другой кто-нибудь. Но ослепление неверия неисправимо: признав мертвеца, они исполнились зависти к чуду и замыслили злой совет. "Первосвященники же", – говорит (евангелист), – "положили убить и Лазаря, которого Он воскресил из мертвых: потому что ради него многие из Иудеев приходили и веровали в Иисуса" (Ин.12:10, 9,11). Ему слава во веки. Аминь.

В начало Назад На главную

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 15 мс 
Яндекс.Метрика