Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

Против иудеев о медном змее; и на слова: «дал Ему имя выше всякого имени» (Филип. 2:9), а также: «как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою» (Евр. 6:13).

 

Слово Божие, возлюбленные, как часто раньше мы говорили, просто, ясно, для всех очевидно и исполнено многого света; в нем различные действия, и отсюда различны названия (его); часто его называют и светом, и жизнью, и светильником, и светилом, и мечом, и рекой, и источником, и секирой, и дверью. Оно допускает эти названия соответственно своим благодеяниям в просвещении мысли слушателей и в возведении нашей мысли от того, что у нас, к тому, что над нами. Отсюда Господь наш Иисус Христос, Слово Божие, источник мудрости, во время беседы к народу, пользовался притчами, уча премирному тем, что в мире, незримому видимым, божественному человеческим. Он предлагает то притчу о винограднике, то притчу о рыбной ловле, то о неводе, иной раз о закваске; так сегодня в беседе к иудеям говорил: "У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: сын! пойди сегодня работай в винограднике моем" (Мф. 21: 28). Так как все это есть в нашей жизни, среди этого мы вращаемся, то Он ведет нас к премирной мудрости; так Он говорил и с самого начала. Вчерашний день говорил Спаситель: "Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой"  (Мф. 20: 1). Вчера Он предложил притчу о винограднике, и сегодня ее же. Необходимо обозначить и те времена, в которые выходил господин виноградника. Он выходил, говорится, рано утром, около третьего, шестого, девятого и одиннадцатого часа. Являются пять времен приглашения: раннее утро, час третий, шестой, девятый и одиннадцатый. Нет ничего праздного у Бога. Он угрожает: "За всякое праздное слово отчет дадите" (Мф. 12: 36); сам Он, источник мудрости, тем более не пользовался бы праздным словом. Учит нас божественный учитель, что Бог в различные времена зовет. Он тот же самый Господь, у Него та же самая пашня, но делает приглашение в различные времена различным поколениям. День тот же самый, Владыка тот же самый, виноградник тот же самый, но времена, в которые нанимаются, не те же самые, но раннее утро, третий, шестой, девятый и одиннадцатый час. Когда Он вышел ранним утром нанять Себе делателей? Утром называет начало божественного устроения. Было утро, когда Адам был создан; в начале Вечный засветил только что сотворенное солнце; показались только что созданная красота луны и великолепие звезд. Утром Владыка вышел для найма. Кого из людей Он нанял Себе прежде всего? Адама. Он назначил работу в раю и охранение. Итак, это первый наем от Адама до Ноя, это одно приглашение, одно время. В то время был нанят Адам для делания, Авель для делания добродетели, (также) Сиф и Енох, переселенный за выдающуюся добродетель. До Ноя (было) первое время призвания. Когда явился Ной, (было) время третьего часа, (и) Он опять вышел для найма. Но истреблении первого поколения, вследствие беззакония, род человеческий опять стал нуждаться во вторичном приглашении. Он вторично вводит делателей в виноградник – (это) от Ноя до Авраама; (это) вторичное приглашение. Вникни тщательно, прошу: первый час – это от Адама до Ноя; третий час – это от Ноя до Авраама; шестой час – это от Авраам до Моисея; девятый час – это от Моисея до Христа; одиннадцатый час – это от Христа до кончины. Как одиннадцатый час – конец дня, так и время пришествия – конец веков. Как одиннадцатый час указывает на конец дня, так время пришествия намекает на кончину. Поэтому апостол Павел говорит: "Все это происходило с ними, [как] образы; а описано в наставление нам, достигшим последних веков" (сия, братие, образи прилучахуся онем: писана же быша в научение наше, в нихже концы век достигоша) (1 Кор. 10: 11). И смотри, как удивительно! Были наняты первые, вторые, третьи, четвертые и наконец пятые, – а награда не была дана первым, пока не пришли последние; они переносили тот же труд, и награды еще не получали. Бог не желал дать первым награду, пока не придут плоды церкви, и прикажет (Он) домоправителю: "Дай от последнего до первого". Что Бог отсрочил дать награду первым, пока придут последние, свидетельствуете Павел в послании к Евреям. Он вспомнил об Аврааме, Исааке, Иакове, патриархах и о других пророках и праведниках, и прибавляет: "И все сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного, потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства" (сии ecu послушествовани бывше верою, не прияша обетования: Богу лучшее что о нас приобревшу, да не без нас совершенство приимут) (Ев. 11: 39, 40). Как здесь, братья, Он дал пять времен и приглашений, – повторю: первое от Адама до Ноя, второе от Ноя до Авраама, третье от Авраама до Моисея, четвертое от Моисея до Христа, пятое от Спасителя до кончины, – так и в другом месте, в притче, Он говорит: "Подобно есть Царство Небесное десяти девам, которые, взяв светильники свои, вышли навстречу жениху. Из них пять было мудрых и пять неразумных" (подобно есть царствие небесное десяти девам, яже изыдоша в сретение жениху, пять мудры и пять юродивы) (Мф. 25: 1). Почему пять и пять? В каждом роде (есть) праведные и неправедные. "Пять мудрых и пять неразумных"в каждом роде (есть) и старательные и ленивые, благочестивые и неблагочестивые. Смотри: всюду согласие времен; эти пять приглашений имеют свойственные им занятия и свойственное время. И как земледельцы требуют от каждого времени его плодов: весенних от весны, от зимы зимних, от лета его плодов, от осени ее плодов, – так и Бог, требуя плодов, требует от каждого времени свойственных его роду плодов. Он не требует от тебя сегодня плода, которого потребовал от первых: иного требует после пришествия Христа. Также от тех, которые (были) раньше тебя, не потребовал плодов твоих, но от каждого рода требует свойственных плодов. Тогда было одно время, и с собственным законом; теперь время другое, и с собственным повелением; не потому, что Бог изменяем, но потому, что Он согласует повеления (с временем). Поэтому часто свидетельствует о Ное Писание: "И был Ной праведен, совершен",как? – "в роде своем" (Быт. 6: 9), – для сравнения бывших с ним. От каждого требуется служение его рода, как говорит Петр о Давиде: "Давид своему послужив роду, Божиим советом почил" (Деян. 13: 36). Каждый по своему роду, (а) родов пять. Это говорим не сами по себе, но следуя Владыке. Спаситель показал Свою силу: "возвращаясь в город, увидел смоковницу, и не имела она (ничего), кроме одних листьев" (Мф. 21: 18, 19), и искал плода. Он подошел голодный. Я сильно затрудняюсь в своей речи: боюсь произнести или подумать о Боге что-нибудь безразличное, (когда нужно) следовать истине. Возвращаясь, говорится, утром, Он сильно взалкал, и подошел к смоковнице, чтобы найти плодов, и не нашел, потому что не было времени смокв. Так написано. Какой человек, – теперь не разумею Бога, ни достоинства Божия, – какой столь не разумен и несмыслен, чтобы не вовремя подходить к смоковнице? Если (судить) по человечеству, то бессмысленно не вовремя искать плода; если по божеству, то как Он не знал пределов собственного творения? Пожелаешь ли исследовать это слово по человечеству или по божеству, оно не подходит к Спасителю. Ни разумный человек не требует плодов от насаждений не вовремя и не может потребовать с самого начала, ни сам Бог, назначивший для каждого насаждения и плода порядок, время и законы, не потребовал бы вне их собственных границ. Если бы ты для смоковницы, не приносящей плода, назначил приличное время, между тем когда пришло время, она не принесла плода, то это зависело бы от воли Бога, не укрепившего насаждения. Следовательно, братья, это скорее домостроительство (спасения), чем нужда (Господа). Это не нужда Христова, но домостроительство: Он желал предуказать ученикам несомненность Своего страдания. Так как, после этого дела, тотчас войдя в Иерусалим, Он намерен был претерпеть страдание, – внимательный читатель найдет вслед за этой историей силу креста, – так как (говорю) он намерен был идти в Иерусалим и страдать, а ученики соблазнялись страданием, то, чтобы кто-нибудь не подумал, что Он страдает по слабости, дает ясное доказательство, что Он мог иссушить врагов Своих, как смоковницу. Он показывает Свою силу над бездушной смоковницей, а долготерпение над разумными людьми, чтобы, имея свежую память о чуде, понимали, что иссушитель словом пострадал по (Своему) желанию. Что, братья, это истина, и все это с целью, чтобы показать силу, можно заметить из следующего. Смоковница, говорят, – иудейская синагога; (будто) синагоге Он угрожал: "да не будет же впредь от тебя плода вовек". Так некоторые желали понимать; но дело не оказывается в согласии с этим изречением: после креста, после этого решения мириады уверовали из иудеев, и не согласуется "да не будет от тебя плода" с тем, что столько уверовало. Повторю сказанное: если Он высказался против иудеев и синагоги, что более она не принесет плода, а плоды синагоги – церкви, то нужно было после этого решения, чтобы никто из иудеев не уверовал; а что много уверовало, слушай из Писания. Одна Петрова речь к народу уловила три тысячи, другое его наставление – четыре тысячи, и было душ семь тысяч (Деян. 2: 41; 4: 4). А в иных местах, когда слово преуспевало, множество иудеев покорилось вере. Если в конце слово настолько распространилось между иудеями, что апостолы говорят Павлу: "видишь, брат, сколько тысяч уверовавших Иудеев" (Деян. 21: 20), если есть мириады уверовавших иудеев, если мириады уверовали, то как с этим согласуется решение: "да не будет же впредь от тебя плода вовек"? После этого решения были мириады плодов. Но в этом деле есть своя последовательность. Избегай натянутых инотолкований; бывает, когда само Писание позволяет прямо видеть; бывает, когда оно учит под образом. Когда предлагается то, что можно только видеть или рассказать, то не домогайся недостижимого, но пользуйся последовательностью в том, что слышишь. Крест был; страдание имело явиться. Чтобы они не приписали домостроительство слабости, Он выказывает силу над бездушной (смоковницей), и сохраняет долготерпение для тех, которые будут иметь надежду спасения. Спаситель знал, что крест – спасение людей, и подъятие Его на древо уловит всю вселенную. Поэтому, говорит: "аще аз вознесен буду, т. е., –"если буду распят на кресте", – всех привлеку к себе" (Иоан. 12: 32). Будь внимателен, прошу. "Вознесен буду"что такое? Если Он сам не объяснит этого изречения, то я не могу установить смысл. Спаситель говорить Никодиму: "И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную" (Иоан. 3: 14, 15). Что же значит эта загадка? В пустыне некогда иудейский народ роптал за манну и, поправ эту с неба данную пищу, пожелал трапезы египетской, и говорил: "мы вспомнили котлы с мясом, которое ели в Египте" (Исх. 16: 3); и были предпочтены египетские котлы небесной манне. Что же Бог? Так как был отвергнут хлеб небесный, Он посылает на народ смертоносных змей; змеи их жалили, и они умирали. И не другой какой зверь был послан – не лев, не медведь – но змеи. Так как в начале Бог сказал змею: "будешь есть прах во все дни жизни твоей" (Быт. 3: 14), то Он против ядущих манну и ропщущих послал этого зверя, ядущего и неропцущего. Он послал ядовитого змея; его ужаление сопровождалось смертью. Они умоляют Моисея, Моисей умоляет Бога, Бог обещает исцеление ранам; Он мог прогнать змей словом, но оставляет это бедствие, и дает исцеление: "Сделай медного змея, и укрепи его на древе при дверях скинии свидения, объяви сынам израилевым, и скажи: если кто-нибудь будет ужален змеем, пусть придет и обратится к этому змею, укрепленному на древе и, уверовав, будет жить" (Числ. 21: 8). Ужели нельзя было прогнать змей, нельзя было истребить, нельзя было исцелить словом? Но как слово Божие могло источить воду из скалы, скала же не раньше повиновалась, чем увидела знак креста, так и здесь: оно могло прогнать змей, но змеи не раньше были укрощены, чем увидели


образ креста, умертвившего жало демонов. Почему же змея Он сделал образом Спасителя? Какое сходство между образом и змеем? Вот для памяти: когда будешь иметь дело с иудеями, или с некоторыми врагами, начинающими от Писания и восстающими против Писания, (оспаривающими), что ты получаешь спасение и благословение от распятого на кресте, так как написано: "проклят пред Богом [всякий] повешенный [на дереве]" (проклят всяк висяй на древе) (Втор. 21: 23), – то тщательно вникай: если скажет иудей или другой враг церкви, выхватывая изречение из Писания и вооружаясь против Писания: "Как вы ожидаете благословения от Господа, распятого на кресте, когда Моисей ясно пишет, что проклят всякий повешенный на древе", ты скажи ему: "Если читаешь Писание, понимай его; не чтение требуется, но понимание, как говорит Филипп евнуху: "Разумеешь ли, что читаешь?",  и он благоразумно: "Как могу, Господи, если кто не наставит меня?" (Деян. 8: 30, 31). Если скажет: "Как ты ожидаешь благословения от распятого на кресте, когда написано: "проклят всякий повешенный на древе", ты скажи ему: "А как сыны Израиля получили в пустыне благословение от змея, когда Бог в начале сказал: "проклят ты пред всеми скотами земли" (Быт. 3: 14)? И змей проклят, и проклят всякий, висящий на древе. Не останавливайся на построении слов, но заметь разницу. Так как Спаситель намерен был принять на Себя проклятие, лежащее на мире, а первым проклятием было: "прах ты и в прах возвратишься" (Быт.3: 19), то Он принял этот приговор на Себя (как говорит апостол: "Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою" (Гал. 3: 13), и наперед пользуется образом змея, и именно змея. Как у того медного змея были вид и образ змея, а яда и лукавства змея не было, так и Спаситель является во плоти под видом греха; эта плоть была греховной до него. Он принимает греховную плоть, и, сам не согрешив, взял грех мира: "вот Агнец Божий, Который берет [на Себя] грех мира" (Иоан. 1: 29). Так и Спаситель принял плоть, имеющую образ и истинную природу плоти, но не имеющую греха плоти: "не сделал греха, и не было лжи в устах Его" (Ис. 53: 9). Что яд в змее, то коварство в человеке; о лукавых говорит Писание: "яд аспидов на губах их, их уста проклятия и горечи полны (Пс. 9: 28), языком своим льстят" (Пс. 5: 10). Как (опять повторю) у того змея были вид и образ змея, а яда и лукавства не было, так и в теле Спасителя был образ человеческий, а лукавства человеческого не было. Еще другое сравнение. Там жалят одни змеи, а другой за них страдает, потому что нужно было


одного из жалящих взять и распять на кресте; жалящие отпускаются, а ни в чем не согрешивший распинался на кресте; кто не был причастен порче или гибели остальных змей, терпит пригвождение к дереву, так как он был образом Спасителя, – при всеобщей греховности людей никто из согрешивших за грешного не распинается, но безгрешный. Ты понял объяснение; вспомни слова Господа к Никодиму: "И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную", хорошо сказано: страдание считается унижением, Спаситель называет возвышением. Вся вселенная возвышена крестом; вся вселенная, долу лежащая, исправлена домостроительством креста. Поэтому "Господь царствует; Он облечен величием, облечен Господь могуществом [и] препоясан: потому вселенная тверда" (Господь воцарися, в лепоту облечеся; ибо утверди вселенную) (Пс. 92: 1). Не сказал: "создал". Он создал в первый раз, а во второй раз исправил. "Так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб". Необходимо сослаться на свидетеля этого возвышения, (на) пророка ясно проповедующего, что возвышается Бог. Слушай блаженного Исайю, проповедующего об этом возвышении. Если и очень ясно он проповедует о страдании, в словах: "как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен"; "взял на Себя наши грехи", "и понес наши болезни" (и о нас болезнует); "за грехи народа Моего пришел Я на смерть" (Ис. 103: 7, 4, 8), – то, однако, в другом месте называет это страдание возвышением. Что он говорит? "Воспевайте Господа, хвалите имя Его, возвещайте между язычниками славу Его, ибо Он соделал великое (яко высокая сотвори). Веселитеся и радуйтеся живущие в Сионе, ибо вознесся Святый Израилев посреди тебя (Ис. 12: 5, 6). Но против этого поднимается еретический голос, и говорит: "Хотя и был возвышен, но Отцом был возвышен, потому что написано: Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних" (Филип. 2: 9, 10), и прочее. Враги истины всегда цепляются в проповедь об истине. Таким не нужно давать ответа сразу, но прежде всего потребовать у них основания их предвзятых мнений, и тогда уже разрешать спрашиваемое. Так как ты говоришь, что Отец превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, то прежде всего покажи мне, какое такое имя, которое выше всякого имени; нельзя объявлять без околичностей, но (нужно говорить), что утверждается на истине. Когда спросит лукавый, ты разрешай неуместный вопрос справедливым взаимным вопросом. Спаситель сегодня показал, как должно отвечать коварным. Спасителя спросили фарисеи: "Какой властью Ты это делаешь? и кто Тебе дал такую власть?" (Мф. 21: 23). Спаситель, желая показать, что не должно ни удовлетворять злобе, ни отвечать на неуместные вопросы говорит фарисеям: "Спрошу и Я вас об одном; если о том скажете Мне, то и Я вам скажу, какою властью это делаю; крещение Иоанново откуда было: с небес, или от человеков?" (ст. 24, 25). Он, "уловляя мудрых в лукавстве их" (1 Кор. 3: 19), заключил лукавых; и на вопрос к Нему не отвечает им, но взаимно спрашивает. Поэтому пророк говорит: "С милостивым Ты поступаешь милостиво, с мужем искренним - искренно, с чистым - чисто, а с лукавым - по лукавству его" (с преподобным преподобен будеши, и с мужем неповинным неповинен будеши, и с избранным избран будеши, и со строптивым развратишися) (Пс. 17:26, 27). Многие думают, что это изречение говорится Богом к людям, но пророк говорит это Богу, именно – что "с милостивым Ты поступаешь милостиво, с мужем искренним - искренно, с чистым - чисто, а с лукавым - по лукавству его" А чтобы тебе убедиться в этом, он прибавляет: "Ибо Ты народ смиренный спасши, а очи надменные унижаешь" (ст. 28). Спаситель всегда мучил иудеев своим молчанием; злоба не удовлетворяясь, еще больше мучится. Его часто спрашивали, и Он не отвечал; испытывали Его иудеи, и Он не подтверждал их. Столько мучил Он их души, что некогда иудеи Ему сказали: "долго ли Тебе держать нас в недоумении? если Ты Христос, скажи нам прямо" (Иоан. 10: 24), и однако Он не ответил, но (сказал): "Часто говорил Я вам, и вы не слушаете: что же опять желаете слушать?" Смотри, как они высказали мучение своей души: "Долго ли Тебе душу нашу держать? Не Ты ли сказал: "Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам" (Мф. 7: 7)? "Вы читали Писание, но не поняли, что оно говорит – "будут искать меня, и не найдут меня" (взыщут мене злии, и не обрящут) (Прит. 1: 28). Чтобы тебе знать, что та же черта и говорившего в Евангелии и говорившего через пророков, и что Он говорил там и здесь, – заметь: как здесь на вопрос иудеев не отвечал, но связывал их взаимными вопросами, так и в Ветхом Завете говорит Бог Иезекиилю: "Сын человеческий, вот сыны народа идут ко Мне спросить слово, Живу Я, не дам вам ответа им" (Иезек. 20: 3). Видишь: та же самая черта. Смотри, сколько мучений, сколько вопросов, сколько выведываний, и Он не отвечал. А где находить душу простую и верующую, исполенную света и простоты, не только удовлетворяет (отвечая) на вопрос, но даже без вопроса учит. Некогда Иисус пошел около Самарии; находит жену самарянку, черпающую воду,


и говорит ей: "дай мне пить" (Иоан. 4: 7); податель жизни говорит ей: "дай мне пить". Он сидел (тогда) около колодца, (был) источник над источником. (Желаю) кратко сказать, не предполагая объяснять эту историю, но возвратиться к главному своему предмету. Она спросила Его по вопросу, занимавшему иудеев и самарян, так как самаряне имели поклонение около теперь называемого Неаполя, а иудеи в Иерусалиме. Спросила она: "Господи, Отцы наши поклонялись на этой горе; как говорят иудеи, что в Иерусалиме должно поклоняться?" (ст. 20). Смотри: душа любознательная, жена жалкая, но высокая в силе. Она вышла почерпнуть воды, и почерпает из источника. "Самаряне поклоняются здесь, иудеи в Иерусалиме: разреши вопрос!" Спаситель говорит: "Поистине говорю тебе, жена, что придет час, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будут поклоняться Отцу, потому что Бог Дух есть, т. е., всюду, и поклоняющимся Ему духом и истиною должно поклоняться (Иоан. 4: 21–24), не должно ограничивать местом поклонения Ему, но всюду прославлять". Так как она не могла ясно понять, что говорил Спаситель (это превосходило мысль жены), то говорит Ему: "Знаю, что идет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, научит нас всему" (ст. 25). Смотри: (эта) душа раньше, чем видит, имеет любовь. Иудеи, увидев, не уверовали; эта, не видев, ожидает. Когда Христос увидел простоту этой души, говорит: "Это Я, Который говорю с тобою" (ст. 26). Сколько спрашивали иудеи и мучились: "доколе душу нашу будешь держать", – и не было от Него ответа; эта сказала, что идет,и проповеданный выказал самого Себя. Это есть то, что сказано: "Ибо неправые умствования отдаляют от Бога, и является не неверующим Ему" (строптивая помышления отлучают от Бога; является же не неверующим ему) (Премуд. 1: 3, 2).

Так как источник мудрости научил нас разрешать неуместные вопросы, то я спрашиваю еретика, что это за "имя выше всякого имени"? Скажи его, как думаешь. Что это за имя? Иисус? Христос? Спаситель? Скажи мне это имя. Назови его прежде всего, чтобы, когда приведу божественное свидетельство – пророческое, апостольское, ты не изменил этого свидетельства в свою пользу. Вырази прежде всего свою мысль, скажи, какое ты разумеешь имя, что выше всякого имени? Но что я делаю? Я между верными, и не хочу из-за врагов оставлять в сомнении сынов церкви. Объясним, и если присутствует какой-нибудь враг, то пусть воспользуется, и будет другом вместо врага, согласным вместо противника; пусть не считает поражением, что поражается истиной; пусть не старается победить худой победой, но поразиться хорошим поражением. Будем объяснять, как они думают. Какое, говоришь, было даровано Ему имя выше всякого имени? Что Иисусом был назван? Раньше Его был назван так Иисус Навин. Что Христом был назван? Всякий царь и пророк – христос. Так говорит Давид о царе Сауле, хотя порочном, однако имевшем царское помазание. Когда против него злоумышляли некоторые оруженосцы: "Вот день, о котором говорил тебе Господь: «вот, Я предам врага твоего в руки твои», порази его", — Давид говорит: "Жив Господь, не возложу руки моей на него, ибо он помазанник Господень" (яко христос Господень есть) (1 Цар. 24: 5, 7). И не один только (этот) христос, но их много: "не прикасайтесь к помазанным Моим, и пророкам Моим не делайте зла (не прикасайтеся помазанникам моим, и во пророцех моих не лукавнуйте) (Пс. 104: 15); и Аввакум (говорит): "Ты выступаешь для спасения народа Твоего, спасти христов твоих" (Авв. 3: 13). Как же оно выше всякого имени? Если раньше (это имя) было у других, то как же Отец дал Ему имя выше всякого имени, или что это за имя? Что был назван Спасителем? Многие были названы спасителями. Вспомни из прежде сказанного: какое это имя выше всякого? Но так как тебе неудобно ответить или ты, зная, коварствуешь и желаешь скрыть, то учись. Писание часто называет именем не название Бога, но Его славу, именем Божиим называется слава Божия. Так, когда (Господь) совершает чудеса, имя для Него происходит от чуда; блаженный пророк говорит: "где есть возведший десницею Моисея? Он одолел воду пред лицом его, и вывел народ Его в пустыне, и сделал ему имя" (Ис. 63: 12, 13), т. е., молву, сделал именитым. И у нас говорится: "именитый человек", не потому, что у него есть имя (у всех ведь есть имя), но потому, что именуется всюду. Именем называет он славу и молву, произносимую всюду. Так говорит Бог Соломону: "и сделал имя твое, как имя древних царей" (1 Парал. 17: 8). Не имя его переменил, не Соломоном перестал называться, но сделал имя твое, т. е., молву, славу. Так и здесь говорится: "даровал ему имя", т. е., славу. И что это за слава? Чтобы мне не объяснять, слушай слова самого Павла: "дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос". Видишь: он назвал именем Его славу, поклонение вселенной, что Он всюду прославляется, и возвещается во всей вселенной. "Точно, – говорит, – я принимаю объяснение, но не отказываюсь от того, что Отец дал Ему это имя". Ты желаешь под именем понимать прозвание; желаешь под именем понимать славу; желаешь – молву; желаешь –  известность? Я до сих пор не отказываюсь от того, (что) "Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя". Итак, нужно исследовать: оказывается, что эта слава – как бы награда, данная Спасителю, потому что Павел говорит: "Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе: Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени" (сие да мудрствуется в вас, еже и во Христе Иисусе: иже во образе Божий сый, не восхищением непщева быти равен Богу: но себе умалил, зрак раба приим, в подобии человечестем быв, и образом обретеся яко человек. Смирил себе до смерти, смерти же крестныя. Темже и Бог его превознесе, и дарова ему имя, еже паче, всякаго имене). Здесь показывается, что так как Он пострадал, то получил награду отпадания; так как самого Себя уничижил до смерти, — за это и Бог Его возвысил; "посему" выражает причину, по которой Он дает Ему славу. Эта слава, возвышение, есть награда за страдание. Кто же страдал? Кто получил награду? Чтобы не позволить тебе безумствовать против божества, Павел прибавил: "смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной". Вникни тщательно: прежде всего он назвал образом Божиим: "будучи образом Божиим"; потом образом раба: "приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек"; а (все это) с тем, чтобы показать, что образ раба, человек, получил в награду это имя. Здесь две (вещи). Так как Спаситель положил Свою душу, – а Он имел душу, потому что был цельным человеком, – то сама плоть, послужившая Спасителю Слову, получает наградой служение ей выше всякого имени, и "дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних". О другом скажу кратко. Если после креста Он получил это, и если вследствие уничижения Его до смерти, Бог, награждая Его, дал Ему имя, если, по-видимому, Он не имеет этого имени до креста, то получил славу по благодати. Содействуйте мне, потому что мысль тонкая и глубокая. Говорят: "Так как пострадал Христос". Читают апостола, не понимая апостольского, что так как пострадал, "Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних". До креста Он получил награду. Если Единородный не является поклоняемым до креста, и всякое колено не является преклоняющимся перед Единородным, то поистине Он получил награду, которой не имел, принял благодать; а если оказывается, что вся тварь поклоняется и до креста, и прежде, чем пострадать, и прежде, чем быть возвышенным, то к чему здесь пустословие? Почему, несчастный, не сознаешь, какое это довечное достоинство, какой это образ домостроительства воплотившегося? Различай образ Божий и образ раба, берущего и принятого; не смешивай порядка, не нарушай истины, или лучше, не уничтожайся истиной. Вот мы покажем, что если всякое колено поклоняется и если раньше домостроительства поклоняем Единородный, то не от Креста Он получил поклонение, но имеет поклонение Себе раньше Креста и раньше веков. Слушай, что говорит блаженный Исайя: "Вот что говорит Господь: «Я есмь Господь Бог, и нет иного праведного и Спасителя, нет кроме меня. Ко Мне обратитесь, и будете спасены, все концы земли, ибо я Бог, и нет иного" (Ис. 45: 21, 22). И вслед за этим: "Самим Собой клянусь, из уст Моих исходит правда; я Бог, нет иного; праведного и Спасителя кроме Меня нет; я Бог, и опять нет иного" (ст. 23). В третий раз Он повторяет, и говорит: "Обратитесь ко мне, самим Собой клянусь, из уст Моих исходит правда, слово неизменное", т. е., "не напрасно исходит слово Мое: предо Мною преклонится всякое колено, и всякий язык прославит Бога истинного" (ст. 23). Кто это говорит? Отец. Так желает еретик не с тем, чтобы Отца чествовать, но чтобы Сына лишить его собственной славы. А мне верующему и церкви думается, что это говорит и Отец, это говорит и Сын, проповедует и Дух Святой. Об этом я так богословствовал: здесь нет различия, потому что сказано: "Я есть праведен, и нет иного". Спросим их: "Кто это говорит?" Но им, как фарисеям, приходится сказать в самих себе: "Если скажем это, ответит нам то". Чтобы не казалось, братья, что я говорю сам от себя, или по своему измышленному смыслу, обращусь к простой речи: представлю из этого самого пророчества свидетельство Павлово. Посмотрим это пророчество у Павла: "Сам Собой клянусь, предо Мною преклонится всякое колено, и всякий язык будет исповедывать" (Рим. 14: 11). Посмотрим, при каком случае сказал это Павел. Он писал римлянам. Было несогласие друг с другом у уверовавших иудеев и эллинов, сделавшихся христианами. Христиане из эллинов принимали все снеди безразлично, а из иудеев желали и Христу поклоняться и наблюдать иудейскую пищу. Одна часть укоряла другую: которые из иудеев укоряли тех, которые из язычников, как не сохраняющих закона;


а эти укоряли тех, как не поступающих по благодати Евангелия. Они говорили иудеям: "Если закон оправдывает, зачем пришел Христос? А если Христос пришел, зачем, оставив закон Христов, следуете иудейским обычаям?" Римляне были просвещены наставлением Павла: "Если законом оправдание, то Христос напрасно умер" (Гал. 2: 21). Те, которые из язычников, были убеждены, что без Христа невозможно иначе спастись, и не должно соблюдать иудейских обрядов. Павел застал борьбу, застал (эту) распрю; он вступает в середину спорящих и разделяет их на две части. И смотри: прежде всего Павел не требует тщательности от всех, но помышляет о твердости, (так как) предвзятое мнение неразрешимо, и привычка уничтожается лишь временем. Он не захотел отвращать иудеев от веры, принуждая их есть пищу, но прежде всего (желал) укоренить в них веру во Христа. Что же христиане из иудеев? Так как они видели себя обличенными, что еще не уверовали во Христа – наблюдают иудейскую пищу и воздерживаются от свиного мяса, то, из желания прикрыть свою слабость, они притворялись, будто совсем не едят мяса, но овощи; совершенным неядением мяса устранялось обличение за старую привычку. Павел выступает, прекращает борьбу, и показывает, кто хорошо рассуждает и кто немощен; он говорит: "братья, иной уверен, [что можно] есть все, как христианин, как верный, а немощный ест овощи" (Рим. 14: 2). "Иной уверен, [что можно] есть все", зная, что верой все очищается: "Ибо всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением, потому что освящается словом Божиим" (1 Тим. 4: 4, 5); "а немощный ест овощи", (т. е.) немощью называет следование иудейскому обычаю. "А немощный ест овощи". Многие думают, что эти слова сказаны относительно аскетов и относительно едящих без разбора; но священный язык не сказал бы такой странности, чтобы назвать аскетов немощными, а едящих все верными; он говорит для различения наблюдающих иудейские яства и принимающих все до безразличия: "иной уверен, [что можно] есть все, как христианин, а немощный ест овощи". Кроме того, он устраняет борьбу: показал различие, что это принадлежит вере, а то немощи; а когда обличил, он соединил их в любви: "Кто не ест, не осуждай того, кто ест",т. е., иудей пусть не осуждает эллина, что он ест вопреки закону Моисея, – и "кто ест, не уничижай того, кто не ест", потому что они презирали их. "Вы не сделались христианами, еще не уверовали: кто ест, не уничижай того, кто не ест; потому что Бог принял его. Кто ты, осуждающий чужого раба?" Смотри, как удивительно: тем же самым и борьбу прекращает, и иудеям показывает, что они нуждаются в исправлении: "Кто ты, осуждающий чужого раба?" Так он говорит христианину из язычников. "Кто ты, осуждающий чужого раба?" Чужим называет потому, что он, по-видимому, был под законом. "Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его" (ст. 4). Так об иудействующих (говорит). "Будет восставлен, ибо силен Бог восставить его". Прекратил (Павел) борьбу, и опять установил мир. Итак: "Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его". Итак: "Иной отличает день от дня, а другой судит о всяком дне [равно]" (ст. 5). Что значит "Иной отличает день от дня"? Так как и между иудействующими одни совершенно удерживались от свиных яств, а другие между замечательными днями почитали только субботу, то он говорит: "Иной отличает день от дня", соблюдая закон, "а другой судит о всяком дне [равно]". Потом: "Кто различает дни, для Господа различает; и кто не различает дней, для Господа не различает. Кто ест, для Господа ест… и кто не ест, для Господа не ест" (ст. 6). Смотри, как прекращает борьбу: "Кто ты, осуждающий чужого раба? Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест. (ст. 4, 3). Все мы предстанем на суд Христов" (ст. 10). Здесь заметь: "Сам Собой клянусь, что мне поклонится всяко колено". Устраняет борьбу борющихся — говорит: "Кто ты, осуждающий чужого раба? Все мы предстанем на суд Христов". Откуда это? "Ибо написано: живу Я, говорит Господь, предо Мною преклонится всякое колено". Итак, зачем ты осуждаешь брата своего? "Все мы предстанем на суд Христов.  Ибо написано: живу Я, говорит Господь, предо Мною преклонится всякое колено, и всякий язык будет исповедывать Бога истинного" (ст. 11). Говорится к тому: если Он получил награду поклонения после креста, то как пророки проповедали о поклонении раньше креста? Но сказанного пусть будет достаточно! Учение Духа да запечатлеет нашу мысль, и все вместе вознесем славу Отцу и Сыну и Святому Духу, во веки веков. Аминь.

В начало Назад На главную

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 125 мс 
Яндекс.Метрика