Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

На Рождество Господа нашего Иисуса Христа

 

Всякий раз, как после холодной зимы засияет теплая весна, тогда и земля произращает зеленую траву, и древесные стебли украшаются цветами, и воздух блистает от солнца, и все птицы, летая по воздуху, мелодично чирикают. Тогда и живущие в горах пастухи и пастыри, вылезая из шалашей, преображаются лицом от красоты воздуха, и, в ответ звонкому чириканью певчих птиц, играя на свирелях и услаждая чувства своих неразумных овец, тихой поступью гонят их на пастбище. Тогда и земледелец, наточив камнем свой нож, отправляется в виноградник срезывать бесплодные побеги виноградной лозы. Тогда и приморские плаватели при виде безбурного моря, покинув сушу, вручив свои души дереву, воде и ветру, безбоязненно прилетают по морскому хребту. И, словом, чтобы мне не удлинять своего приступа в слове, всякое искусство и всякое ремесло, устроенное людьми для житейской нужды, беспрепятственно приводится в исполнение, как только засиял тихий воздух. Так как и для нас воссияла небесная весна, Христос из девственной утробы, и рассеяла холодную и бурную мглу диавола, усыпленные сердца людей пробудила из мрака неведения Своими божественными лучами, то устремим свой ум к небесной и блаженной славе. Но рождество Христа, блистающее божественностью, останавливает течение моего языка, и связывает самый язык. Когда я представляю себе младенца рожденным от Девы, и Деву безмужней и по рождении остающеюся девой, когда слишком любопытствую в этом деле, тогда, не обретая способа, запечатлеваю дело верой. Как, поистине, не дивно и не превосходит всякое помышление, что Дева родила, и обретена девой по рождении? Что она родила, это изобличало родившееся дитя; что, по зачатии, она осталась девой, учила свойственная ее телу природа. Смотри тайну, которая зрима и незрима, овладеваема и не овладеваема, осязаема и не обретаема! Кто не видел и не держал и Младенца и Матери? Но кто, видя девственную Матерь и Младенца сына Девы, из любопытства исследует эту тайну? О, поистине, это тайна небесная и земная, которой можно и нельзя овладеть, зрима и не являема. Таковым был и родившийся сегодня Христос: небесным и земным, Которым можно и нельзя овладеть, зримым и невидимым. Он – небесный по природе божества, земной – по Своему человечеству, зрим – по телу, невидим – по духу, Им можно овладеть по телу, нельзя овладеть по Слову. Но Христос, будучи Богом всемогущим, родившимся по Своей воле, явился Своему миру; однако рождение от Девы поражает мой ум более тем, что Дева зачала во чреве, не с неба сойдя, но происходя от семени Давида, состоя не из духа, но из тела и души; беременность чрева изобличалась делом, а зачатие было бессеменно. Он обитает на небе, и младенцем таинственно завершился в девственной утробе. По природе Он рождался, но восприемницы, касаясь и рождающей и младенца, не находили нетления, как у других женщин. Идущий через нее был Богом. О, купина, которую видел Моисей на горе опаляемой и несгораемой! О, Дева Мария, рождающая и остающаяся нетленной! О, камень, который видел Даниил отсекаемым от горы, помимо рук человеческих! О, девственная матерь девственного младенца и священное дитя безбрачной жизни! Где слишком любознательные? Пусть они скажут нам, как Дева без мужа родила младенца и, родив, не подверглась нетлению? Если необъясним этот образ, так как рождение – от Духа, то тем более не исследуемо несказанное рождение Слова от Отца. Но ты веруешь, признаешь, что она, родив, не подверглась нетлению; а обвиняешь Бога словами: "Если нетленный Отец, родив Сына Своего, подвергся истлению, – (это по твоему безумию!), – то тем более Дева, будучи тленной природы, родив, подверглась бы истлению". Если ты сам свидетельствуешь, что Дева, родив, не подверглась нетлению, тем более веруй, что нетленный Отец, родив нетленного Сына, не подвергся нетлению. Но, оставив празднословцев, возвратимся скорее к богословам – проповедникам. "Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода" (Иисусу же Христу рождшуся в Вифлееме Иудейстем, во дни Ирода царя) (Мф. 2: 1). Евангелист по необходимости обозначает место и время, чтобы неверующий в рождение Спасителя по плоти, исследовав место и время, обрел бы истину. Время он определяет властью Ирода, из хронографов, место – обозначением Вифлеема. Если в мирских договорах для точности изложения и консулы пишутся, и месяцы считаются, и дни обозначаются, и города отмечаются, – тем более нужна была точность места и времени в обозначении для последующих, когда родилось спасение всего мира. Матфей рассказывает только о рождении Христа по плоти; Лука, для точности во времени, прибавляет и о сделанной тогда первой переписи. Он так говорит: "В сорок первый год при кесаре Августе, вышло… повеление сделать перепись по всей земле… Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова, записаться с Мариею, обрученною ему женою, которая была беременна" (изыде повеление от Августа написати всю вселенную. Сие написание первое. Взыде же и Иосиф от Галилеи во Иудею, во град Давидов, иже нарицается Вифлеем, зане быти ему от дому и отечества Давидова, написатися с Мариею обрученою ему женою, сущею непраздною) (Лук. 2: 1, 2, 4, 5). Лука обозначает у себя первую перепись, чтобы вместе и время точно определить и показать, что величайшая тайна, при очевидности, не являема. Он говорит, что первая и вынужденная перепись – это рождение человека. Нужно было, чтобы, во время рождения Христа, и потом обожествления плоти, и низвержения диавола и разрушения смерти, – (чтобы) души праведных и верных поименно переписались в небесной книге, на земле по повелению кесаря, на небе по приказанию Отца ангелам. И Господь, благовествуя об этом Своим ученикам, говорил: "тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах" (не радуйтеся, яко дуси вам, повинуются, но радуйтеся, яко имена ваша написаны суть на небесех) (Лук. 10: 20).

"Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему" (Иисусу же рождшуся в Вифлееме Иудейстем, во дни Ирода, се волсви от восток приидоша, глаголюще: где есть рождейся царь Иудейский? видехом бо звезду Его на востоце, и приидохом поклонитися ему) (Мф. 2: 1, 2). Увы! Я поражен чудом, угнетен зрелищем, и мой язык не находит, что прежде сказать или что опустить. Если я займусь Его рождением, то изумляюсь, что дитя прежде, чем родиться, совершает знамения. Разве не величайшее знамение, что Дева по рождении осталась девой, и молчаливое небо говорит через звезду? Жаждущим увидеть родившегося Он посылает в спутницы звезду, и показывает желаемого младенца. Матвей вспоминает о волхвах, пришедших с востока, а Лука об ангелах; он говорит: "…Были на поле пастухи, которые содержали ночную стражу у стада своего (и пастырие беху бдяще и стрегуще стражу нощную о стаде своем). И ангела Господнего они увидели, и слава Господня осияла их; и убоялись страхом великим. И сказал им Ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь… И внезапно явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее: слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!" (и слава Господня осия их: и убояшася страхом велиим. И рече им ангел: не бойтеся: се бо благовествую вам радость велию, яже будет всем людем. Яко родися вам днесь Христос Господь, во граде Давидове. И внезапу быстъ со ангелом множество вой небесных, хвалящих Бога и глаголющих: слава в вышних Богу, и на земли мир, во человецех благоволение) (Лук. 2: 8-11, 13-14). Христос родился: земное с небесным сочетается, ангелы с людьми составляют хоры, пастыри на поле бодрствуют, волхвы поклоняются, небо светит, земля приносит в яслях свой блестящий плод. Исполнилось тогда на земле написанное: "Истина возникнет из земли" (истина от земли возсия) (Пс. 84: 12). Истина – это Христос, говорящий: "Я есмь путь и истина" (аз есмь путь и истина) (Иоан. 14: 6). "От земли", т. е., от Девы воссиял по плоти. Я спрашиваю, откуда научились волхвы относительно звезды, что пользовались ее путеводительством, чтобы обрести искомого ими младенца? Не так, как некоторым воображалось, будто это звезда блуждающая, и волхвы на самом деле не искали младенца. Если бы звезда была блуждающей, то как бы она указала истину, Христа? Она остановилась в своем течении, как только достигла Его. Как бы и волхвы, если бы они не отошли на самом деле, приносили от своих трудов такие дары, обозначавшие Его божество и человечество и исполнявшие пророческое слово: "и будет жить, и будут давать ему от золота Аравии" (жив будет, и дастся ему от злата Аравийска) (Пс. 71: 15)? Ни так опять, как баснословцы говорят, будто звезда восходит при каждом человеческом рождении; они не знают даже сказочной эллинской астрологии. Думают, что они христиане; им мы скажем: "О, философы! Если так было, как вы говорите, то скажите нам – когда из людей были только двое, Адам и Ева, как (тогда) небо было исполнено звезд? И во время потопа и погибели в вод всех людей, как не попадали те же самые звезды, но оставалось тоже самое множество звезд, когда был только Ной с тремя сыновьями и их женами?" Но нужно внимать Писанию, и размышлять о таинственном! Был пророком некто Валаам, которого позвал к себе царь моавитский проклясть Израиля, вышедшего из египетской земли; кого бы он благословил, были бы благословлены, и кого бы проклял, были бы прокляты; (но) он, приблизившись к израильскому лагерю, и взойдя на вершину горы, увидел Израиля ополчившимся, воспользовался сравнением и сказал пророчески: "Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля, и разит князей Моава и опустошит сынов Аммоновых" (возсияет звезда от Иакова, и востанет человек от Израиля, и погубит князи Моавитския) (Числ. 24: 17). Эти волхвы из рода пророка Валаама, наследники его книг и пророчеств; подумав, что когда звезда воссияет, тогда восстанет и человек, именно, Царь иудейский, Который не только сокрушит начальников Моава, но, по Даниилу, и все царства диавола ослабит и рассеет, – они наблюдали это время; увидев, сравнительно с остальными, странно воссиявшую звезду, они узнали, что она есть древне предсказанная, последовали (за ней) и, найдя родившегося, возрадовались исполнению пророчества. Но ты, слушатель, понимай, что волхвы – это образ язычников, обратившихся от своего нечестия под руководством не совершенного света, но как бы отраженного через Иоанна, (так как) они руководились звездой (по пути) к родившемуся во плоти Христу. Смотри: и у меня звезда, пришедшая до младенца и остановившаяся в своем течении. Иоанн, подобно звезде, засиял проповедью, и показал Христа словами: "вот Агнец Божий, Который берет [на Себя] грех мира" (се агнец Божий, вземляй грех мира) (Иоан. 1: 29); он прекратил свое течение, так как сказал: "Ему должно расти, а мне умаляться" (оному подобает расти, мне же малитися) (Иоан. 3: 30).

"И, войдя в дом, волхвы нашли отрока и матерь и, пав, поклонились Ему" (Мф. 2: 11). Нужно, чтобы приходящие ко Христу из языческой жизни прежде упали с высоты своего нечестия, и так, как бы с земли поднимаясь, исповедали бы рождение Христа по плоти, потом отчасти намекали бы на Его божество.

"И, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну" (И отверзше сокровища своя, принесоша ему дары, злато, и ливан, и смирну): золото – как царю, ладан – как Богу, смирну – как страдальцу за нас. И Христос принял эти дары, не потому, что нуждался, но для пользы приносящих. Принимая золото, Он отвращал их от сребролюбия; принимая ладан, избавлял (их) от идолослужения; принимая смирну, очищал их души от мертвенности. Если нужно и иную тайну рассмотреть, то изучим тщательно. Золото и смирну они приносят родившемуся. Так как было написано о Нем: "Ему поклонится всякое колено небесных и земных и преисподних" (Филип. 2: 10), то своими приношениями они предизображали будущее: золотом – славословие небесных ангелов, ладаном – коленопреклонение земных человеков, смирной – умилостивление за души, содержимые во аде. Так как пришедшему ко Христу нужно владеть тремя добродетелями, о которых говорит Павел – верой, надеждой и любовью (1 Кор. 13: 13), то, открыв сокровищницы сердца, они приносили веру, блистающую как золото, надежду, благоухающую как ладан, любовь, связующую как смирна члены церкви.

"И, получив во сне откровение не возвращаться к Ироду, иным путем отошли в страну свою" (И весть приемше во сне не возвратитися ко Ироду, иным путем отъидоша во страну свою) (Мф. 2: 12). Нужно было, чтобы раз пришедшие ко Христу не возвращались по тем же самым следам нечестия; но, по упражнении в чистой вере и делах, незаметно перешли от человекоубийцы змея в наследие Христово. Ему подобает слава во веки веков. Аминь.

В начало Назад На главную

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 31 мс 
Яндекс.Метрика