Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

О шестом дне творения, о первозданных людях, о змие, о древе познания, о жизни в раю и общении Бога с Адамом

 

1. Итак, приступим к исполнению обещания, и доведем до конца речь о рае. Хотя и великим злом было изгнание Адама из рая, но гораздо большее еще зло — утрата нами памяти о рае. Итак, приступим к предмету, изъясняя его не на основании общих обычных рассуждений, а заимствуя реше­ние недоумений их самого Священного Писания. Кто думает и рассуждает по собственному изволению, тот обольщает себя, а кто научается решению недоумений от Писания, тот имеет своим учителем саму истину. Так как многие и из вер­ных при чтении (Писания) встречают недоумения, и из невер­ных многие, по неразумию, хулят (Бога), то мы, дабы и свя­тых утвердить, и неверных обличить, приступим к изъяснению, по мере наших сил, молитвенно прося вместе с вами Бога, чтобы Он даровал обильное познание истины. Насколько дозволяли наши силы, хотя и не так, как требовало бы достоинство предмета, мы достаточно сказали о том, как человек был создан, как образовано было тело, как сотворена Богом душа и вложена в тело, как человек имел своим жилищем рай. Обратимся теперь к дальнейшему. Адаму дана была вся земля, избранным же его жилищем был рай. Ему можно было ходить и вне рая, но находившаяся вне рая земля назначена была для обитания не человеку, а безсловесным жи­вотным, четвероногим, зверям, гадам. Царственным и вла­дычным жилищем для человека был рай. Потому-то Бог и привел животных к Адаму, что они были отделены от него. Рабы не всегда предстоят господину, а когда только бывает в них нужда. Животные были названы и тотчас же удалены из рая; остался в раю один Адам. Здесь обратим внима­ние на точность Писания.

Повелено было животным придти к Адаму, повиноваться ему и служить. Подобно тому как было три рода деревьев, — были деревья, дававшие ему пищу для жизни, были деревья, способствовавшие благополучной его жизни, и было древо, охра­нявшее его для жизни вечной, — так точно даны ему были и три рода безсловесных животных, — одни в пищу, — назначены, впрочем, были не ему одному, а всему роду человеческому, — другие — для служения, третьи — для услаждения души. В пищу даны, напр., те, которых теперь колют; для служения — лошади, верблюды, ослы, волы и другие рабочие животные; для услажде­ния душевного — животные, обладающие способностью подражания, птицы небесные с их звонкими голосами, услаждающими слух. Подобно тому как тело, если не отдохнет после трудов от утомления, бывает не способно к новым трудам, так и душа, подвизавшаяся в трудах добродетели, если не усладится ви­дом приятного, не имеет достаточной крепости для подвигов добродетели. Когда Бог видит, что душа утомляется, Он услаждает ее приятными вещами. Так бывает и с нами. Ча­сто бывает, что человек, возвратившись от занятий отягчен­ный тысячами огорчений, удрученный часто тяжелыми впечатле­ниями, измученный тяжкими бедствиями и лишениями, дома на­ходит утешение в ребенке, и нежное чувство облегчает тя­гость трудов. Так как к нему, когда он не в духе, ни жена не может подойти с утешением, поскольку ее утеше­ние является неуместным, ни слуга не осмеливается утешать, то Бог представляет невинное существо, заслуживающее снисхождения за свое неведение, и через него облегчает и успокаи­вает удрученную тягостями душу. Если засмеется слуга, то мо­жет показаться, что он смеется над огорчениями господина; если будет смеяться жена, то может показаться, что она не сочувствует горести; ласку ребенка нельзя заподозрить вслед­ствие невинности его природы. И часто бывает, что то, чего не в силах сделать друзья своими советами, мудрецы своими наставлениями, может сделать ребенок одним своим сме­хом, — именно рассеять всякое чувство горести. И вот в самый высший момент печали человек видит ребенка, сначала от­страняет и отвергает несвоевременное утешение, но уступает настойчивости и, обратив несколько раз свой взор, увле­кается, берет, затем, ребенка, забывает печаль, и говорит: "вот кого только дарует мне Бог, и нет мне никакого дела до других"!

Видишь, как Бог и ничтожными вещами дает душе утешение? И вот, так как Адам в раю был одинок, не имел ни друга, ни близкого человека, ни родственника, то Бог привел к нему для развлечения животных. И теперь, например, есть животные, обладающие способностью подражания, — одни подражают действиям, другие — голосу, как например действиям человеческим подражает обезьяна и подобные ей животные, голосу — попугай и другие птицы. Итак, Адам по­лучал развлечение от животных, из которых одни доста­вляли удовольствие голосом, другие служением. Между многими, доставлявшими ему развлечение, мудрейшими сравнительно со всеми зверями земли, как говорит Писание, был змей: змей был хитрее (в ц.сл.: мудрейший) всех зверей полевых, которых создал Господь Бог (Быт. 3:1).

2. Итак, и из обладающих способностями подражания змей был способнейшим, и из служивших — ближайшим. Не смотри на теперешнего змея, не смотри на то, что мы избе­гаем его и чувствуем к нему отвращение. Таким сначала он не был. Змей был другом человека и из служивших ему самым близким. Кто же сделал его врагом? Приговор Божий: проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми: и вражду положу между тобою и между женою (Быт.3:14,15). Эта-то вражда и разру­шила дружбу. Дружбу разумею не разумную, а ту, к которой способно безсловесное животное. Подобно тому как теперь собака проявляет дружбу, не словом, а естественными движениями, так точно и змей служил человеку. Как животное, пользо­вавшееся большою близостью к человеку, змей показался диа­волу удобным орудием (для обмана). Видя, что и Адам рад змею, и последний близок к нему и подражает многим че­ловеческим действиям, злодей замыслил то же, что делают коварные люди, достигающие своих замыслов чрез близких, потому что никто не делает зла через чужих, а через сво­их близких, как сказал Спаситель: враги человеку — домашние его (Мф.10:36). Итак, диавол говорит чрез змея, обманывая Адама. Прошу вашу любовь слушать мои слова не кое-как. Вопрос не легкий. Многие спрашивают: как говорил змей, человеческим ли голосом, или змеиным шипением, и как поняла Ева? До преступления Адам был исполнен мудрости, разума и дара пророчества. Подумай, какою он обладал муд­ростью, если он один, не имея учителя, не обученный никем другим, смог дать имена всем птицам, животным, гадам, зверям, словом всему. Представь в своем воображении роды и виды. Но чтобы кратко сказать, он столько дал имен, сколько теперь, не смотря на опыт, мы не можем и повторить. Итак, когда Бог привел к человеку животных, он, как мудрый и обладающий духом Божиим, заметил свойство каж­дого животного. Так он обратил внимание и на змея, как на животное мудрейшее, имеющее смысл и понимающее по внешним действиям душевные движения. Когда так обстояло дело, диавол заметил и мудрость змея и мнение о нем Адама, — потому что последний считал змея мудрым. И вот он говорит чрез него, дабы Адам подумал, что змей, бу­дучи мудрым, сумел перенять и человеческий голос. Итак, подходит змей. Писание нигде не сказало о том, что в змие говорил диавол; точно также и Моисей рассказал просто историю. Слушай, прошу, внимательно. Павел, второй человек, бывший в раю, и тот не отвергает изречения о змие, а гово­рит: я обручил вас единому мужу, чтобы представить Христу чистою девою. Но боюсь, чтобы, как змий хитростью своею прельстил Еву (2Кор.11:2-3), — не сказал, что диавол. Он был вер­ным стражем Писания, слугою Писания, учителем Писания, толковником Писания. Он не хотел отвергнуть изречения, чтобы не уничтожить достоинство Писания, но разрешил затруд­нение мыслью. Но боюсь, говорит, чтобы, как змий хитростью своею прельстил Еву, так и ваши умы не повредились. Так, — как? Или Павел боялся, чтобы опять не пришел змей и не оболь­стил кого-нибудь? Но я знаю, говорит он, что змей тот не является, а является тот, кто в нем действовал. Так Па­вел, как верный служитель и страж Священного Писания, не изменил выражения, а показал мысль, сам же Владыка и древнего, и нового, и будущего, окончательно разъяснил недоуменный вопрос, чтобы кто-нибудь не отнес грех к змею, а относил бы его к тому, кто действовал в змее. Христос, именно, говорит иудеям, которые сказали Ему: "мы от Бога": "если бы вы были от Бога, то творили бы дела и волю Бога; ныне же ваш отец диавол" (Ин.8:41,42,44). Он указал на диавола и тотчас же напоминает историю: он, говорит, был человекоубийца от начала. Так служитель истолковал как подобает служителю, а Владыка научил как Владыка, указав того, кто убил Адама. Христос не сказал просто: "убийца был", а: человекоубийца, поскольку диавол убил не одного Адама, а убил чрез него всех людей. И не устоял, говорит, в истине, ибо он лжец.

3. Смотри, как Христос изъяснил, что обольститель есть и диавол и лжец. Как же он лгал? Подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю? Видишь лжеца? Бог сказал: "от всякого дерева ешьте; не ешьте от одного". Лжец говорит: "почему Бог сказал, чтобы вы не ели от всякого дерева?" Не ложно слово Христово: он лжец. Он солгал, и притом тяжко солгал. Когда кто-нибудь хочет сделать злое дело, он притворно ссылается на необходимость, или на свое неведение, чтобы не дать заподо­зрить свое коварство; он как бы говорит: "я не знаю, у меня нет умысла, я пришел просто, ничего не знаю". Разве вы не знакомы по опыту с многими такими людьми? Разве мы не знаем дел коварных людей? Разве они не хитро обделы­вают дела и не притворяются неведующими? Так точно и диавол. Подлинно ли, говорит, сказал Бог? Он как бы гово­рит: "я слышал мельком, не совсем хорошо слышал, что­бы вы не ели от всякого дерева". Жена, считая это за неве­дение, исправляет речь. "Не так, говорит, сказал Бог; Он не сказал, чтобы мы не ели от всякого дерева; напро­тив, позволил есть от всякого дерева, а запретил только от одного; Он сказал нам: не ешьте, чтобы вам не уме­реть". По-видимому, диавол узнал, чего не ведал, и вот, как незаподозренный в коварном умысле, говорит жене: нет, не умрете (Быт.3:4). Вот другая ложь. Бог сказал: не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть (ст. 5, 4); диавол говорит: "не умрете". Это вторая ложь. Но знает Бог, что в день, говорит, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги. Вот третья ложь. Заметь коварство и злобу диавола. Он уже старается бро­сить в мир семя заблуждения. Так как он старался, как я сказал, утвердить в мире многобожие, то предупредив жену как бы рассказом, он обольстил ее слух и заронил в нее мысль о многих богах. Но если виновник нечестия заронил мысль о богах, то Бог по своему предведению уст­роил так, что будущее заблуждение высказано было не чело­веческими устами; Он хотел, чтобы впервые заговорил о богах не голос разумного существа, а сказали впервые уста змия, и всякие уста, говорящие об идолах, уподоблялись устам последнего. Знаю, что вы и меня извиняете за голос, и ура­зумеваете мысль святого Писания. Никто пусть не обращает внимания на звучность голоса, а пусть постигает смысл рассуждений.

Но знает Бог, что в день, говорит, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло. Многие, и особенно по­следователи нечестивого Порфирия, писавшего сочинения про­тив христиан и отторгшего многих от божественного учения, говорят: зачем Бог запретил познание доброго и лукавого? Пусть бы Он запретил лукавое; зачем Он запретил и доб­рое? Сказав: а от дерева познания добра и зла не ешь (Быт.2:17), Бог, говорят, запрещает человеку знать злое; но для чего запрещает знать и доброе? Нечестие всегда попа­дает в собственные свои сети и дает само основания для его опровержения. Не знание доброго запретил Бог, — Адам имел его и прежде, чем съел от дерева. Если он не обладал знанием, то как он узнает жену? Как говорит о ее природе: кость от костей моих и плоть от плоти моей (Быт.2:23)? Как он пророчествует о будущем: потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей, и так далее? Столько Он знал, и не знал доброго? Он знал Бога, хранил повеления Божии, имел знание, назвал столько имен; как же он не обладал знанием доброго? Итак, что же значит запрещение Божие? Не знание добра запрещает Бог, а хочет лишь, чтобы вместе с знанием добра не было знания зла. Разрешу нечестивое мудрование от Писания. Павел говорит: не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую (1Кор.10:21). Не обе чаши за­претил он; нет, святую он признал святой, а отверг не­чистую и непотребную. Так и Спаситель: не можете служить Богу и мамоне (Мф.6:24), — невозможно в одно и тоже время служить и Богу и демону. Так и Бог запретил знать злое, чтобы с добрым не смешивалось и знание злого.

4. Здесь остановим наше внимание. Почему же именно дерево названо было деревом познания добра и зла? Не потому, что оно имело такую природу, а потому, что носило такое зна­чение. Это особенность Писания. Укажу пример: в пустыне один источник воды назван был водою пререкания: испытал тебя при воде пререкания (Пс.80:8). Следует ли, что вода обла­дала такой природой, что вызывала народ на препирательство? Почему же Моисей при питье ее не препирался с Богом? Следовательно, эта вода названа была водой пререкания не потому, что имела такую природу, а по случаю происшедшего при ней события; так как народ там пререкался с Богом, то она и названа была водою пререкания. Опять, Иаков видел Бога, — как возможно видеть для человека, — и называет имя тому месту: вид Божий (Быт.32:30). Место не имело вида Божия или образа Божия; но так как Иакову было там видение, он по событию и назвал место. Еще одно место названо было "мир Божий". Когда Гедеону явился ангел, он испугался и сказал: горе, горе, я умру, потому что видел ангела Божия. Ангел говорит ему: мир тебе, не бойся. И устроил, говорится, там Гедеон жертвенник Господу и назвал его: Иегова Шалом (Суд.6:22-24). Подобно тому, следовательно, как алтарь или жертвенник не сам по себе имел мир, а был символом бывшего, данного мира, и как вода не имела свойства противоречия, а названа так по происшедшему при ней событию, так точно и дерево названо не потому, что имело знание, а вследствие того, что всякий согрешающий приходит к познанию своего греха. Еще укажу пример. Случается, что мы при путешествиях прохо­дим через места, где разбойничают, и у людей обычно говорится: такие-то места страшны. Место ли имеет страх? Или так говорят ради разбойников, занимающихся на том месте грабежами? Так и данное дерево не природой обладало, произ­водившей смертоносное знание, а получило название от случив­шегося при нем печального события с Адамом. Разрешу вопрос кратко, так как в божественном Писании нет сомнительных вопросов. Теперь у нас есть святая трапеза, от которой причащаются верные. Самый ли дар по природе дает спасение, или ради призываемого величия ты имеешь за­лог в настоящем, чтобы не сомневаться о прошедшем? Там снедь смертоносная, здесь снедь животворящая. Если эта снедь спасает по природе, а не по благодати, то и та губит по природе, а не в силу преступления. Укажу тебе и на дру­гую смертоносную снедь вне рая, — разумею идолослужение. Почему мученики отказывались есть идоложертвенное мясо? Почему они боялись есть? Умерли ли бы они, если бы сели? Нет! Но так как над ними совершалось призывание идолов, то они избегали их, удаляясь не пищи, а призывания непо­требных идолов. Так и древо было познанием добра и зла, не потому, что доставляло человеку знание, а потому, что учило его чрез преступление. Опыт всегда учит неведущего, что преступление есть зло. Вопрос может быть разрешен еще другим путем, и это не то значит, что прежде сказанного недостаточно, а то, что богата благодать Божия. Пусть никто не думает, что новые доказательства приводятся в виду сла­бости предшествовавших; благодать Божия, будучи богата, дает нам от своих сокровищ, если мы того бываем достойны. Итак слушай. Мученики отказывались от идоложертвенных снедей; они избегали их есть так, как если бы Адам из­бегал дерева, спасся бы. Что несчастье состоит не в знании добра и зла, это — явная истина. Бог, когда вопрошает о чем-либо, хотя и не делает этого, знает то, о чем вопро­шает, или нет? Кто осмелится сказать, что не знает? Но ведение не делание. Разве Павел, когда говорил: бегайте блуда (1Кор.6:18), не знал, что такое блуд? Предо­хранявший от прелюбодеяния, разве не знал, что такое пре­любодеяние? Между тем знание не делало его виновным. Сам Бог знает все наши поступки, когда, исчисляя их, говорит: из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления — это оскверняет человека (Мф.15:19,20). Не зная ли, или зная, го­ворят это Бог и апостол? Следовательно, знание не служит в укор Адаму. Причинило вред не знание, а преступление. Желательно мне также спросить: какому он научился от дерева добру, или злу? После ли вкушения узнал он, что такое убийство? Того, кто показывал бы, тогда еще не было; не было известно прелюбодеяния, потому что не существовало еще браков; не было ни блуда, ни хищения, потому что не было еще богатого и бедного; не было ни клеветы, ни лжесвидетельства. Какое же зло узнал Адам, как не то только, что добро было повиноваться Богу, а зло — ослушаться Бога? Я говорю то, что всем и каждому известно, и пусть никто не обвиняет меня в излишней смелости. Мы имеем обыкновение говорить греш­никам, угрожая им покаянием: я тебя научу покаянию. Разве в этом случае поучение называют познанием? Итак, знание происходит от испытания несчастий. Дерево научило Адама познанию того, какими бедствиями сопровождается преступление.

5. Слушай теперь внимательно. Хотя я и сказал уже об этом прежде, но настоящий предмет требует повторения ска­занного. Даровавший все Бог был невидим; получивший все от Бога человек был видим; получивший был на виду, Давший не являлся. Человек был только один; около него были животные; над ним не было никого. Бог дал закон, дал дерево среди рая в напоминание, чтобы он, по­лучив господство, не забывал, что сам под властью. Пред­ставим, что Адам обходит рай, собирая вместе с женою плоды. Подходит он к дереву и говорит: "не будем касаться этого дерева, потому что относительно его заповедал Бог". Так видимое дерево было напоминанием о невидимом. Так бывает и теперь. Представь, сколько начальников на всей земле. И так как царь не может присутствовать при всех, то по необходимости выставляют в судилищах, в местах общественных занятий, собраний, в театрах, изобра­жение царя. Царское изображение должно быть во всяком месте, где действует начальник, чтобы его решения получали силу. Царь, как человек, не может присутствовать всюду; точно также и Бог, не может являться людям, как Бог. В качестве царского изображения Бог и дал дерево, которое напоминало Адаму, что он получил власть над всеми. По­знай Давшего власть. И чтобы ты знал, как дерево напоми­нало людям о Боге (слушай, что скажу). Когда змей захотел обмануть жену, Он сказал ей: "почему Бог сказал, чтобы вы не ели от всякого дерева"? Жена не забыла заповеди; напротив, она даже исправляет ошибку и говорит: "не так сказал Бог; нет, Он сказал, чтобы мы ели от всякого дерева; а от этого дерева, сказал Бог, не ешьте, и даже не касайтесь его". Обрати внимание на тщательность. Бог не сказал: "не касайтесь". И прикосновение, действительно, не соединялось с опасностью. Первые люди сами, имея божественный разум и наслаждаясь всеми другими плодами, решили сами в себе: Бог сказал: не вкушайте от дерева; а мы даже и не коснемся его. Так старалась жена соблюсти заповедь Божию. Итак, среди рая было дерево, которым диавол прельстил людей. Слушай странную вещь. Диавол, в качестве орудия обмана, восполь­зовался тем, что врождено было человеку. Бог, создавая человека, вместе с прочими знаниями, вложил в него и страстное стремление к Богу. Вот почему диавол, видя в людях это желание, и говорит: будете как боги. Теперь вы, как люди, не можете постоянно быть с Богом. Если вы будете как боги, то будете с Ним постоянно. Он не сказал им: "если вкусите, будете врагами Богу". Следовательно, жену обольщает желание быть равною Богу; а она, с своей стороны, не обманывает мужа, а убеждает. Об этом свидетельствует Павел, говоря: не Адам прельщен (1Тим.2:14). За что же он осужден? Заметь тяжесть его преступления. Жена, обольстившись, вкусила; после вкушения убеждает и мужа, не желая быть одна только преступницей; и убедила, а не обманула. Так бывает часто и теперь. Человек знает веру, любит закон, ревнует по православию, и слушается увещаний жены не показывать своей ревности, не потому, чтобы не знал истины, а потому, что подчиняется советам сожительницы. Многие полагали, что Адам по незнанию взял от жены плод, не ведая, откуда она принесла его. Но это не оправдание Адаму, так как Бог, обличая его, говорит: за то, что ты послушал голоса жены твоей (Быт.3:17). Бог не сказал: "так как ты взял от жены своей", — потому что Адам мог сказать: я не знал, не ведал, откуда жена принесла плод. Преступление мужа не в том, что он был обманут, а в том, что был прельщен плодом. Перейдем, наконец, к судилищу, посмотрим те первые памятники святого, неподкупного и милосердого суда, записанные в безсмертных писаниях, о которых ясную и светлую память не в состоянии уничтожить никакое время. Слушай же! Услышал, говорится, Адам услышали голос Господа Бога, ходящего в раю (Быт.3:8). Адам почувствовал при­сутствие Бога по шуму и по привычке. Но разве Бог мог являться шумом? Он являлся не так, как Он был, а как хотел. Благословен Бог святых, что в тогдашний вечер призрел на Адама, и ныне вечером на кресте. Подлинно, Спаситель потерпел страдания в те самые часы, которые про­вел Адам от вкушения до суда, — от шестого часа до девя­того. В шестой час он вкусил, — потому что таково правило природы; после шестого — сокрылся от Бога. Вечером пришел к нему Бог. Адам захотел стать Богом, но захотел не­возможного. Его желание исполнил Христос. Ты хотел сделаться тем, чем не мог быть; я хочу сделаться человеком и могу это сделать. Бог сделал дело прямо противополож­ное заблуждению Адама. Ты захотел того, что выше тебя; я принимаю то, что ниже Меня; ты хотел равенства с Богом, я становлюсь равным человеку. Потому и Павел говорит: сделавшись подобным человекам и по виду став как человек (Фил.2:7). Ты захотел стать Богом, и Я не гневаюсь на это, так как Я хочу, чтобы ты стремился к богоравенству, но Я негодую на то, что ты захо­тел восхитить достоинство вопреки воле Владыки. Ты захо­тел стать Богом, и не мог; Я делаюсь человеком, и невозможное делаю возможным. А что Господь пришел по же­ланию дать богоравенство, об этом Он сам свидетель­ствует. Когда питающий вместе с питаемыми ел пасху, когда Ему, питающему всю вселенную, предлежала трапеза, Он говорит апостол: очень желал Я есть с вами сию пасху (Лк.22:15). Завидовал ли Я твоему богоравенству? Ты хотел похитить Мое, но не мог; Я беру твое, потому что могу. Внимай: Бог пришел вечером и говорит: Адам, где ты (Быт.3:9)?

6. Бывшее тогда и настоящее близки одно другому, потому что и первое и последнее было делом единого Бога. Не иной пришел на страдания, а тот же, который снизошел в раю Адам скрылся, потому что после вкушения почувствовал (грех). И открылись глаза у них обоих, говорится, и узнали они, что наги (Быт.3:7). Так как диавол сказал: в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши (Быт.3:5), то вот, говорят, сатана ска­зал истину. Справедливо сказал Павел: нам не безызвестны его умыслы (2Кор.2:11). Святые знают козни диавола. За­мечай его злобу. Откуда знал диавол, что после вкушения от­верзутся очи людей? Разве они были слепы? Писание говорит, прежде чем они вкусили от дерева, что увидела жена древо. Следовательно, она была не слепа. И увидела, говорится, жена, что дерево хорошо для пищи (Быт.3:6). Сначала увидела, а потом вкусила. Как же отверзлись их очи? Слушай, прошу; здесь есть вопрос (который надо решить). Диавол был существо уже падшее, то есть, совершившее преступление, и знал, что он потерпел как преступник, и что терпят совершающие преступление. Все преступники терпят одно и тоже. И теперь, ведь, когда мы грешим, грешим как бы слепые, а когда согрешим, тогда видим, что мы сделали. Так, когда кого-нибудь упрекают, говоря: "зачем ты это сделал", обвиняемый ссылается на свою невменяемость, говоря: "поистине, я не ви­дал, что делал", не потому, чтобы он был слеп, а потому, что во время греха потемняется ум, всецело уходит в дело и бывает во время совершения поступка слеп. Вслед затем он в своей совести видит, что сделал. Представлю это на при­мере. Проникает кто-нибудь в дом с целью грабежа; он вхо­дит как бы слепой, не помышляет ни о том, что его кто-нибудь может встретить, поймать, ни о страхе пред судьями, ни об угрожающей опасности; он ослеплен недугом. Когда он войдет, когда похитит, когда уйдет с краденым, то, хоть и ни­кого нет, исполняется страхом, чувствует, что сделал, и ду­мает, что если начнут расследовать, узнают чье дело это пре­ступление. О чем он не помышлял во время дела, о том ду­мает после его совершения. Точно также, например, прелюбодей, пламенеющий страстью к чужой жене, входит, не помышляя ни о законах супружества, ни о судах, ни об обвинителях, ни об изощренных мечах; когда же совершит преступление, чувствует страх, смотрит с подозрением на слугу, на служанку, на соседа, на родственника, — и то, чего не видел во время пре­ступления, видит после его совершения. Равным образом, когда кто-нибудь убеждает другого отстать от дурных дел, то, — если последний не поддается убеждениям, — обычно говорить: "я много раз говорил ему, но он не слушал"; говорит так не потому, что тот не слышал, а потому, что не внимал словам. Под­вергнув, затем, такого человека наказанию, он говорит: "научу тебя слушать", говорит так не потому, что дает последнему слух, а потому, что наказание уничтожает упорство и приводит человека в разум. Так и пророк говорит: наказание Господне отверзает уши мои (в русском переводе: Господь Бог открыл Мне ухо) (Ис.50:5). Итак, поелику диавол пал (я не забыл о предмете речи), он знал, где очутился после падения, и тогда уразумел, что сделал. Он знал по соб­ственному опыту, и потому сказал: в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, то есть, как и мои; я по собственному преступлению знаю, что испытал; я узнал, что потерпел, я узнал, что потерял. Затем они съели, и открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги. Раньше они были наги и не стыдились. Они лишились покрова безсмертия, отнята была одежда славы, обнажилось тело и осталась уже одна земля. Тотчас же развивается изобретение искусств. Первым искусством Адама было искусство шить. Раньше всякого искусства он взял листья смоковницы и сшил их. Кто научил его, кто наставил? Адам раз навсегда по­лучил от Бога разум, был образом Божиим, и ты сомневаешься в его знании? Подумай, как человек сделал первый плуг, кто научил его сделать древко, вставить в средину железо, скрепить, и надеть ярмо на волов? Откуда узнала жена искусство тканья, кто научил ее взять шерсть, вымыть ее, расчесать, спрясть, разделить нитки, и опять соединить раз­деленное? Откуда все это? Кто научил людей, занимающихся окраской материй, искусству окрашивания? Стоит станок, дей­ствуя сам собою; не рука действует, а разум действует, разум делает рисунки. Художник не касается своей рукой, и орудие искусства красить одежду, и в видимых рисунках воспроизводится замысл художника. Так, художник не дви­жет рукой и производит рисунки. А ты, когда слышишь, что Бог действует, думаешь, что Он действует движением руки? Если ты спросишь о каждом искусстве, о каждом изобретении, и скажешь: как выдумали то или это? то вспомни первые слова: сотворим человека по образу Нашему, и ты получишь разрешение недоумения. Человек — образ Божий, и не мыслит? Образ Божий, и не подражает Владыке? Сшил смоковные листья.

7. Да постыдятся толкующие историю иносказательно, утвер­ждающие, что рай был на небе, что он был духовным. Для чего на небе смоковница? Но пусть будет рай на небе. Откуда в таком случае, выходят реки? Не из земли? Если рай на небе, очевидно, что и реки текут на небе. Разве Писание ска­зало: река спускается из Едема? Видишь ложь. Пусть над нами смеются аллегористы. И сделал, говорится, Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их (Быт.3:21). Значит ли это, что Бог заколол волов или овец, сам первый указал выделку кож и занимался кожевенным искусством? Мы ответим на это: Бог произ­вел всех животных без соединения, без совокупления. Он сотворил то, что не существовало, а части существующего не мог сотворить? Но Бог, возражают далее, никогда не творил части животного, Бог не творил ничего несовершенного. Воз­ражатель слышит о коже, и спрашивает: откуда она? Но и я и точно также слышу о крови в Египте, и спрашиваю: каким образом Бог претворил Нильскую воду в кровь, каких за­колол Он животных? Река стала кровью, и не было убито ни одного животного. Явились две кожи, и спрашивают: от каких животных они взяты? И здесь кожа явилась помимо животного. Слушай дальше, хотя и я, и мой голос уже утоми­лись. Чтобы не оставить речь неоконченной, я кратко скажу еще кое о чем и прекращу слово. И сшили смоковные листья. О, если бы этому искусству научились еретики! Адам, совершив преступление, научился шить; еретики, отпавши от веры, научи­лись разрывать. Адам, совершив преступление, сшил одежду, чтобы прикрыть срам свой, еретики, отступив от веры, разрывают, дабы обнажить святое. Часто мы слышим повество­вание о крестных страданиях, и удивляемся, что воины взяли одежды Христовы и разделили, и мы в тот момент мысленно говорим: велико долготерпение Божие, если оно не повелело снизойти молнии, спуститься мечу. Уничижался Святый, и не­потребные руки не были отсечены? Ты дивишься, что эти воины осмелились разделить одежды? Дивись тому, как еретики раз­рывают одежду церкви. Воины видели нешвейнный хитон Христов, сверху до низу сотканный, и пожалели одежду (Ин. 19:23), а еретики рвут, делят и терзают одеяние Христово, одежду церковную. Но возвратимся к предмету. Сшил смоковные листья. И услышали голос Господа Бога, ходящего, как можно было им слышать, и скрылся (Быт.3:7,8). Природа благородна; хотя бы мы были величайшие грешники, но совесть наша свободна. Бывает, что человек по внешности не стыдится, но совесть его обли­чает. Язык может сказать: "чем я согрешил"? Но совесть внутри обличает. Адам был совсем чужд лукавства и искре­нен, и потому сам сознается в преступлении. Бог говорит: где ты? Многие благочестно изъясняли эти слова; но надо истолко­вать их со тщательностью. Я принимаю и прежние толкования, как благочестивые, но и свое говорю, поскольку нахожу истин­ным. Адам, где ты? Откуда и куда ты снизошел? От какой славы отпал? Воистину принимаю эту мысль, как благочести­вую; она и справедлива и указывает на сострадание Божие. Но буду изъяснять далее. Адам, где ты? - спрашивает Бог. Как Создатель, Бог знал природу создания, знал, что всякий греш­ник боязлив, и что у согрешающих смыкаются уста. Он разумел, что Адам убежал потому, что не имел дерзновения. Раб особенно трепещет тогда, когда заметит, что господин узнал его проступок; покуда же господин не знает, он утешает себя тем, что может еще скрыть (преступление). Адам убежал, как уличенный. Бог показывает вид неви­дения, чтобы уничтожить его страх. Часто и с нами бывает тоже, так мы говорим про друга: "я притворился незнающим, чтобы не опечалить его". Если же у нас так бывает, то тем более у милосердого Бога. Адам, где ты? Это как если бы Бог сказал: "я не знаю". Когда таким образом Бог пока­зал вид неведения, честная и свободная душа перестала скры­ваться. Голос Твой я услышал в раю, и убоялся (Быт.3:10). Почему убоялся? Почему скрылся? Убоялся я вслед­ствие преступления; скрылся по причине наготы. Поистине слова преступника вызывают слезы. Голос Твой я услышал, — тот вожде­ленный голос, тот даровавший мне все голос, тот даровав­ший и уготовавший мне блага голос. Голос Твой я услышал. Я подумал, какой голос отверг я, какой голос презрел; и убоялся, преступив заповедь такого Владыки, я наг, и скрылся. Бог продолжает ободрять далее. Кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть? (Быт.3:11). Бог как бы говорит: не сделал ли ты именно того, что Я запретил? Смотри, как Бог спрашивает, как будто не ведая. Не съел ли ты от того дерева, от которого Я заповедал тебе не есть? И смотри на человеколюбие Божие. Кто сказал тебе? Бог продолжает беседу для того, чтобы уничтожить страх и возбудить смелость, так как Адам замечал, что в словах Божиих нет ни­чего жестокого, ничего сурового, ни унижения, ни укоров. Учи­телем для тебя служит обыденный опыт. Когда провинив­шийся раб приходит к господину, то с первых же слов его или ободряется, или впадает в страх. Если господин начнет сердиться, обзывать его вором, подлецом, заслужива­ющим тысячи казней, он падает духом; если услышит от него такие укоры: "несчастный, как это с тобой случилось? Зачем ты согрешил"? он тотчас же приободряется, стано­вится смелым, после того как видит, что господин, не как господин, наказывает его, а наставляет, как учитель. Так и Бог. Кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть? Много ли я запретил тебе? Одно единственное запретил только, и то не по зависти, а заботясь о тебе. Кто сказал тебе, что ты наг? Адам не сказал в ответ ничего постыдного; не ответил: не знаю. А что? Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел (Быт.3:12), то есть, жена, данная мне в помощницы, так как я, когда был создан, а она еще нет, слышал слова: сотворим ему помощника (Быт.2:18). Ты мне дал, она дала мне от дерева. Не сказал: обманула, солгала. Она дала мне от дерева, и я ел.

8. Тогда Бог говорит: и нужно было тебе поверить жене, а не Мне? Жена заслужила больше веры, чем Я? Я дал тебе блага, почтил тебя делами, а та прельстила тебя словами. И посмотри: подобно тому как судья, если примет оправдание, представляемое подсудимым, более уже не допрашивает его, а переходит к другому, почему тот ободряется и говорит тогда: "допрос мой кончен", так и Бог оставляет Адама, чтобы освободить его от страха, и обращается к жене: что ты это сделала? Жена отвечает: змей обольстил меня, и я ела (Быт.3:13). Так как она сказала совершенную правду, то Бог не порицает правдивого ее извинения и оставляет ее без дальнейшего допроса. Он не сказал ей: и тот змей именно заслужил веры больше, чем Я? Он обещал бого­равенство, а причинил смерть. Однако Бог не судит ее тот­час же; нет, Он щадит ее, как слабый сосуд, и перехо­ди т к змею, дабы показать Адаму и Еве, что переходит к виновнику (преступления). За то, говорит ему, что ты сделал это (Быт.3:14). Видишь ли дивный суд Божий? Обольщенным Он предлагает вопрос, обольстившего не спрашивает. Он не говорит ему: "что ты сделал?" а говорит: за то, что ты сделал это. Согласно с этим и Давид говорит: не восстанут нечестивые на суд (Пс.1:5), не в том смысле, что они не вос­станут, а в том, что о них не будет произведено исследо­вание. За то, что ты сделал это. Казнь змею облегчила наказание обольщенным. Если бы Бог не приписал ему всего, то не осудил бы его без разбора. За то, что ты сделал это, проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми; ты будешь ходить на чреве твоем (Быт.3:14). За то, что ты сделал это: так как ты обольстил сердце и побудил чрево вкусить запретной пищи, то ты будешь ходить на чреве твоем. Это не значит, что змей раньше ходил на ногах; Бог осуждает его теперь ползать на чреве за то, что он говорил с женою стоя прямо. Иначе ему ведь и нельзя было беседовать с Евой. За самое положение во время беседы, когда змей обманул Еву, Бог наказывает его ползанием на груди и лишает способности ходить прямо. Хотя змей от начала создан был и безногим, но, поднимаясь быстрыми кольце­образными движениями, он бегал с выпрямленною грудью. Потому-то часто и теперь змея, когда раздражается, подымается и бежит изгибаясь кольцеобразно; но пробежав немного, чтобы только напомнить о древнем способе хождения, опять повер­гается ниц божественным приговором. И будешь есть прах во все дни жизни твоей; и вражду положу между тобою и между женою (Быт.3: 14, 15). Что значит: есть прах? То, чем способствовал ты сделаться Адаму, ты и ешь, потому что Адам имел услышать слова: прах ты и в прах возвратишься (Быт.3:19). Вражду по­ложу между тобою и между женою. Так как ты обманул ее как друга, то извергаешься как враг. Слово то стало законом. Слушай же. И будешь есть прах во все дни жизни твоей. Заметь, — Бог не говорит змею: "будет тебе пищею земля". Действительно, для змей не всегда питанием служит земля; они питаются и мясом, насыщаются и плодами, едят и семена, поедают и травы. Словами: будешь есть прах Бог выражает: ты будешь исто­щать землю своим пресмыканием на ней.

Но, говорят некоторые: если обольстил диавол, за что подвергся проклятию змий? Невидимого демона Бог казнит наказанием невидимым, видимое орудие подвергает казни ви­димой. Почему? Подобно тому как Бог, будучи невидим, дал в качестве видимого напоминания дерево, так и диавол, бу­дучи невидим, говорит с людьми через змия. Для того Бог подвергает змия проклятию, чтобы тот, кто потерпел бы что-нибудь через диавола, видя всегда ползающую змею, вспоми­нал, как она некогда стояла прямо, и помышлял, что если так казнится орудие нечестия, то какое наказание несет сам виновник? Слушай. Подобное этому ты можешь найти и в Евангелии. Подобно тому как в видимом змие Бог проклял вместе с видимым и того, кто говорил чрез него, так и в Евангелии, когда демоны просили Христа не посылать их в бездну, говорили: "повели нам войти в свиней" (Лк.8: 31,32), Он повелел им войти в них, чтобы вместе с ви­димыми телами потопить и их невидимых. И будешь есть прах во все дни жизни твоей; и вражду положу между тобою и между женою Дружбу Бог превратил во вражду, и слово стало законом. Других зверей люди стара­ются приручать, а если кто увидит змею, то трепещет, потому что пребывает в силе определение: вражду положу между то­бою. Увидит ли ее человек в жилище, стремится умертвить ее; увидит ли на дороге, бросается убивать, побуждаемый к тому древним словом Божиим. Хотя бы человек нанес змее тысячи ударов, но если видит, что голова не ранена, слово это тотчас говорит ему: ты не сокрушил главы змеи, разбей голову, поелику Бог сказал: будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту (Быт.3:15). Что значит эти слова? Бог не говорить: "Я заставлю человека не сокру­шать других членов твоего тела, а велю бить одну только голову. Человек наносит удары и всем членам змеи, по­тому что куда бы он ни ударил ее, причиняет боль всему ее телу. И сказанные Господом змию слова: ты будешь жалить его в пяту не то означают, что змеям дастся доступ к пяте, так как бывает, что змея заползает к спящему, часто по­падает в желудок, впускает яд, наносит раны рукам и другим членам; словом ни один член человека не остается недоступен ее нападениям. Смысл указанного выражения таков. Впредь уже, говорит Боге, змея не осмелится открыто нападать на человека; но, таясь, ты будешь так бояться людей, что ста­нешь скрываться в норах, едва выглядывая со страхом из расщелин, будешь стеречь прохода людей, чтобы иметь безопасный выход. Человек же, говорит, будет ходить безопасно, сто­рожа твою главу около нор, как скрывающегося врага, не го­ворившего с ним как (подобает говорить) с другом.

9. Однако пора и закончить речь. Спросив обольщенную жену, Бог переходит к обольстителю. Суд начался с ви­новника преступления, — с обольстителя. Затем Бог перехо­дит к обольщенной и изрекает грозный приговор. Первым словом змию было: проклят. Жене Бог сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей (Быт.3:16). Бог не нала­гает проклятия на жену, чтобы она не рождала, потому что раньше благословил ее. Когда Он создал людей, то и благословил их, говорится, Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю (Быт.1:28). А Павел говорит: дары и призвание Божие непреложны (Римл.11:29). Итак, Бог не проклинает тех, кого благословил. Что же делает? Он прилагает к ране чудные врачества — печали и скорбь. Слова Божии по внешности кажутся поражающим приговором, на самом же деле обещают освобождение от греха. Умножая, говорит, умножу скорбь твою. Это — средства покаяния. Внимай. Подобно тому как врачи одним и тем же врачеб­ным средством и причиняют боль и утишают ее, одним и тем же сечением, одним и тем ножом доставляют и страдание и исцеление, так и Бог дает согрешив­шей жене два средства покаяния — печаль и скорбь. Какую пользу приносит печаль? Слушай, что говорит Павел: печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению (2Кор.7:10). А что производит скорбь? Слу­шай Исаию: егда возвратився воздохнеши, тогда спасешися (Ис. 30:15). Умножая умножу скорбь твою. Печаль безобразит лицо, делает его унылым. Веселое сердце делает лицо веселым, а при сердечной скорби дух унывает (Притч.15:13). Так как жена глазом увидела дерево и сердцем помыслила о богоравенстве, то Бог дает скорбь сердцу и печаль лицу, дабы наказать то, чем она согрешила. Бог хочет также, чтобы самое наказание, — а лучше сказать, спасение, — убедило жену, что не ложно было древнее благословение. Сказав лю­дям: наполняйте землю, Бог говорит теперь: в болезни будешь рождать детей. Я не лишаю тебя способности рождения, так как раз навсегда дал благословение, но ты будешь рождать в болезнях, в страданиях. Скорбь рождающей весьма тяжка. Женщина, свидетельствует Спаситель, когда рождает, терпит скорбь (Ин.16:21). Жена скорбит, когда рождает, испытывает безпокойство, когда питает; когда дитя приходит в возраст, она безпокоится, чтобы оно не было глупым; если ее сын отправится в путь, она боится, как бы он не помер, как бы не заболел, как бы не случилось с ним несчастья. У мужа этого нет. Отец, хотя и заботится о сыне, но не так, как мать; он утешает себя, говоря: "он человек, умеет предохранить себя", — и не безпокоится. Почему? Потому, что он не слышал слов: в болезни будешь рождать детей. Чудный вид на­казания. Когда наступят для жены страдания, она и тогда, как свидетельствует опыт, во время самых мучений не отвергает мужа. Она не говорит: "о, если бы не было брака, о, если бы не было деторождения"! Бог не дозволяет ей, не смотря и на испытание страданий, ненавидеть мужа; она знает, что пере­несла, чему подверглась, и все-таки любит мужа. Вот почему в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою (Быт.3:16). Так как ты уже худо обладала, и муж стал рабом твоей воли, то Я делаю последовательный вывод: пусть владеет тот, кто не был обольщен. Потому и Павел говорит: учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем (1Тим.2:12). Не повелевает учить, потому что она раньше худо научила в раю; ни властвовать над мужем, потому что худо обладала. По такому именно соображению Павел дает увещание, чтобы жена не учила, в виду именно происшедшего в раю. Что это не наше мудрование, слушай самого Павла: а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, потому что Адам, присовокупляет он, желая показать зависимость повеления от прежних событий, и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление (1Тим. 2:12,14).

10. Итак, что же? Подвергся род женский осуждению, пребывает в печалях, и не разрешаются узы? Пришел Хри­стос и разрешает узы; встречает Его Богородица, ходатайствующая за род, святая Дева вместо девы, — потому что и Ева была дева, когда грешила, — и разрешила печаль и воз-дыхание осужденной. Подобно тому как призванный в царский дом старается облечь почестями своих близких и освободить их, хотя бы они были в узах, так и Святая Дева, призван­ная в царский чертог послужит божественному рождению, готовясь к необычайному рождеству, просит той первой благодати, лучше же сказать — получает. Так как осужденной жене не приличествовало родить Невинного, то сначала прихо­дит разрешающий Евину печаль через радость. Приходит ангел, говорящий Деве: радуйся, Благодатная (Лк.1:28). Сло­вом: радуйся он разрешает узы печали. Радуйся: пришел разрешающий скорбь. Радуйся, Благодатная, так как доселе была под клятвою. Замечай здесь благодать Божию. Радуйся, Благодатная, Господь с тобою. Между тем как с тою змий — в печали, ты радуйся, потому что с тобою Бог. И смотри, как слова ангела указывают все домостроительство Христово. Радуйся, Благодатная. Так как Ева подверглась двойной клятве, печали и скорби о страданиях, он указывает, на рождение, разрешающее те роды. И вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус (ст. 31). Он спасет людей Своих от грехов их (Мф.1:21). Произрастающий от тебя плод разрешает грехи твоих отцов. Теперь положение вещей изменилось. И теперь еще слышащие об Еве с жалостью говорят: горе несчастной, — какой она лишилась славы! Горе несчастной, — что она потерпела! Мария ежедневно слышит от всех: блаженна, истинно исполненная Духа Святого. Слушай, что говорит уже и сама Дева, пророчествуя о себе: благословен Господь Бог Израилев, что призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды (Лк.1:68,48). Чтобы показать, что она представляет лицо Евы, она говорит: до­ныне уничижаемую отныне ублажат меня все роды. Но что, скажешь, что ей в том, когда она не слышит? Нет, она всячески слышит, потому что в месте светлом, в стране живых пребы­вает Матерь спасения, источник чувственного света, — чувствен­ного по плоти, мысленного по божеству. Итак, всячески она убла­жается. Впрочем, она ублажаема была, когда еще жила во плоти; еще пребывая во плоти, она слышала, как называли ее блаженною. Ева сначала увидела, а потом вкусила от дерева; Дева сначала сказала, а потом услышала ублажение. Когда Спаситель однажды учил, одна женщина, возвысив голос из народа и сказала Ему во всеуслышание: блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие (Лк.11:27). Бог оканчивает свой суд, а лучше сказать, — вра­чество покаяния, Адамом, говоря: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя (Быт.3:17). Опять благословлен­ный не подвергается проклятию, а проклинается земля. Один со­грешил, другая терпит казнь. Подобно тому как Евино про­клятие, а лучше сказать — наказание (потому что это было не про­клятие, а исправление), — итак, как Евино наказание: в болезни будешь рождать детей пребывает доселе (потому что всякая женщина рождает с болезнями), так точно и Адамово: проклята земля за тебя. Мы делаем беззакония, а земля несет казнь. Мы грешим, а земля подвергается проклятию. Бог щадит создание, как свободорожденного сына, и наказывает землю, как его воспитателя (раба). Проклята земля за тебя. Смотри не на природу, а на благодать Божию. Не сказал Бог: проклята земля, потому что, оставаясь проклятою, она не прино­сила бы плода. Подобно тому как Христос сказал смоковнице: да не будет же впредь от тебя плода вовек. И смоковница тотчас засохла (Мф.21:19), так сталось бы и с землею. Потому Бог говорит: за тебя. Когда я грешу, земля подвергается казни; когда пре­успеваю в добре, Бог благословляет ее. И заметь дивную вещь. Когда Бог сотворил землю, море, птиц, гадов, зверей, человека, то все благословил, но плодов не благословил, по­скольку знал, что земле предстоит это самое наказание, именно, чтобы она оставалась безплодной, когда люди грешат, и полу­чала плодородие, когда они делают правду. Бог не благосло­вил плодов, потому что дар был бы непреложен. Терния и волчцы произрастит она тебе (Быт.3:18). Ты, говорит, презрел великое; казнись малым. Смотри, как умеренны наказания. Терние умертвить не может, окровенить может. И ест человек землю в печалях. Та (жена) рождает в печалях, ты ешь в печалях. И древний приговор пребывает в силе доселе. Посмотри на богача, на нищего, на начальника, на вельможу; безпечальна ли, беззаботна ли оказывается их жизнь? Почему? По приговору: в поте лица твоего будешь есть хлеб (ст. 19). Ты не хотел пользоваться безмятежно; снедай в поте. Бог не наказывает человека голодом, а подвергает лишениям и трудам. А ты, верный, помысли вот о чем. Если Адам не может есть хлеба без тяжких трудов, то как можем мы без усилий и трудов получить царство небесное? Доколе, го­ворит, не возвратишься в землю, из которой ты взят. О, приго­вор Божий! О, милосердие, исполненное страха! О, приговор, исполненный утешения! Еще не изгнал, и уже призвал! Еще не изверг, и уже принял! Доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят. Не сказал Бог: пока не исчезнешь, пока не уничтожишься, а: доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, чтобы ты имел пред собою надежду воскресения. Я посы­лаю тебя туда, откуда взял тебя; как взял тебя тогда, могу и опять тебя взять. Ибо прах ты и в прах возвратишься. Не исчез­нешь, а возвратишься. Слово: отъидеши некоторые перевели: "воз­вратишься". Итак, насколько хватило наших сил, с помо­щью благодати Святого Духа, прошли мы с вами рай, прочли царственные памятники, видели снисхождение к осужденным, милосердие Судии. Да удостоимся и мы по этому милосердию спа­сения Христова, чтобы насладиться небесных и вечных благ, во Христе Иисусе, Господе нашем, так как Ему слава и дер­жава, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

В начало Назад На главную

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 78 мс 
Яндекс.Метрика