Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

ГЛАВА 40

 

1-2. Утешайте, утешайте народ Мой, говорит Бог ваш; говорите к сердцу Иерусалима. Пророк не напрасно повторяет это, потому что предсказание дается ради тех, кото­рые пришли в отчаяние; как Аврааму Бог говорил: Авраам, Авраам (Быт.22:11), так и здесь: утешайте, утешайте. Предложив иудеям прежде многие и великие слова обвинения, предвозвестив им многоразличные, имевшие быть, бедствия, устрашив их ум страшными словами, Бог, движимый мило­сердием, теперь вдруг говорит: народ Мой, о котором в ином месте Он воззвал: поспеши сойти отсюда, ибо развратился народ твой (Исх.32:7). Тогда он достоин был называться народом Моисея, а не Бога. Но праведный раб, любящий госпо­дина своего, ужели потерпел, чтобы этот народ был его народом? Никак. Почему же Бог сказал: развратился народ твой? Чтобы побудить их к молитвам. Когда же он сказал: оставь Меня (Исх.32:10), то этим показал, что убеждает его молиться. Священники (в русском переводе этого слова нет), говорите к сердцу Иерусалима. Свойство свя­щенников – заступаться и исправлять; они – гавань народов, заступники для умилостивления Бога, посредники между Богом и людьми. Возвещайте ему, что исполнилось время борьбы его, что за неправды его сделано удовлетворение, ибо он от руки Господней принял вдвое за все грехи свои. Мы го­ворим, что Бог не воздает по грехам каждому, сообразно изречению: если беззакония будешь усматривать, Господи, Господи, кто устоит? (Пс.129:3) между всеми живущими? А ты говоришь: от руки Господней принял вдвое за все грехи свои. Таково свойство милосердого отца – на­казывать мало и это наказание представлять великим, так как любовь не терпит видеть многочисленность наказаний осужден­ных; иначе, Он желает дарованием благ вновь привести их к вере. За неправды его сделано удовлетворение: приятны эти слова тем, которые подверглись наказанию, так как они означают обыкновенно разрешение грехов.

 

3. Глас вопиющего в пустыне разрешится грех (в русском переводе слов "разрешится грех" нет): приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему. Прежде он сказал о плене, потом показывает утешение и освобож­дение из плена. Всегда ли наказание согласно с виной? Разве не будет разрешен грех? Конечно, говорит, разрешится грех.

Глас вопиющего в пустыни. Это – благовестие в оставлен­ной земле иудеев, после возвращения из плена. Но можно понимать эти слова и в ином смысле: глас вопиющего в пу­стыни – не только в пустынных странах, но также в пустынных, одиноких душах. Почему же он взывал к бесчувственным? Здесь показывается нам смелость проповедую­щего: тот, кто безбоязненно обвинял иудеев, начав с глав­нейших из них, в том, что руки полны крови пророков, тот не удерживался в обличениях, но свободно говорил: порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева? (Мф.3:7). Таким образом, голосом назван тот, кто был не только голосом, но также человеком и пророком, по­добно тому, как и Слово Божие было не только бездушным словом, но живым Словом и совершенным человеком. Хо­рошо сказано: в пустыне, так как города были исполнены зла, и он бежал туда, где не было зла, где были места, сво­бодные от грехов. Если бы ты обратил внимание на плоды человеческой деятельности, то земля могла бы назваться пустынею.

Смотри на благоразумие и кротость :там не было ни войн, ни убийств, не было ни воровства, ни жадности, ни каких-либо иных грехов. Потому пророк и говорит: видел беззаконие и пререкание в городе, беззаконие и злоба среди него и неправда (Пс.54:10-11), а в ином месте: сколь многие и лютые скорби посылал Ты мне (Пс.70:20). Сперва пророк доставляет некоторое свидетельство о том, что презирает все, что относится к этой жизни, – пустыню де­лает своим жилищем; потом описывает города и все, что находится в городах. Таковым был вначале и Адам; он не имел нужды в доме, в одежде и украшениях, ко­торые употребляются нами, как знак будущей почести. Город часто бывает не так полезен для обитания, как совершенно безлюдная пустыня. Посмотрим же, что говорит пророк сло­вами: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему. Пути не были утоптаны и гладки. Подобно тому, как во время при­бытия в какой-либо город царя приготовляется, выравнивается и делается удобным путь для его шествия, хотя бы такой путь был непроходимым, неутоптанным, почти непосещаемым, за­рос терновниками и колючками, так должно было делать и тогда. И он (глас вопиющего) пришел прежде затем, чтобы приготовить путь Христу. Прямыми сделайте в степи стези Богу нашему, т.е., приго­товляйте Ему путь в неутоптанном и непроходимом месте. Удивительно то, что Он пришел в пустыню, где никакого не являлось пути добродетелей и мудрости. Волхвы, блудники, мытари, разбойники проповедовали здесь прежде; души их были совершенно лишены добродетелей и не устроены, не были склонны к исправлению нравов, не желали доблести, но были всегда проникнуты злобою. Итак, велика сила Царя, Который приготовил эту непроходимую и невозделанную пустыню, сде­лал путь царским.

 

4. Всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся. Мы видим, что это исполнилось в новом завете, согласно с образом. Прежде же это совершилось во время возвращения из плена, так как народ пришел без труда и препятствия. Потом наполнение дебрей, понижение гор, холмов и изменение трудного в легкое означает тот путь, который ведет к добродетелям, что он легок и ровен, так что на нем не встретятся ни глубокие долины, ни стремнистые горы, и не бу­дет никаких препятствий для тех, кто пожелает по нему идти. Выслушай, как сам Господь показывает легкость такого пути: иго Мое, говорит, благо, и бремя Мое легко есть (Мф.11:30); и Павел: ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу (2Кор.4:17); а также: совлекшись, говорит, ветхого чело­века (Колос.3:9). Как легко совлечение одежды, так еще легче свержение зла. Ясно, что добродетель легка не по своей природе, но Христос Своим пришествием сделал ее весьма легкою, как и Павел говорит: бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? (Рим.7:24); а потом: итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу (Рим.8:1). До пришествия Христа сила добродетели была подобна густым кедровым рощам, стремнистым и лесистым местам, почти была непроходима; пророки, праведники плакали и оплакивали тех, которые населяли эти суровые места; но после Христа – не так. Почему же пророк говорит: всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся? Спросим иу­деев: скажите, когда это случилось? Какая гора понизилась и какая дебрь наполнилась? Ничего такого не возвестил Ездра, написавший о возвращении; но я покажу, что это сказано о доб­родетелях. Никогда у язычников не было имени девства, по­тому что сила девства и добродетелей была трудна, сурова и неудобна; теперь же она стала так легка и доступна, что даже и женщинам даровано стремиться по этой царской и безопасной дороге; многие вступают на эту дорогу без сомнения и страха, так как Христос призывает и нас к тому, что совершил Сам. Приготовьте путь Господу. Каким путем Он шел пер­вый, им же ведет и нас, чтобы и мы стремились, желали и хотели также. Всякий дол да наполнится. Никакая добродетель не есть самая трудная и никакая не легче прочих; стремитесь легко ко всем и будете совершенствоваться, когда пожелаете. Кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими. Что такое выпрямятся? Не только мы освободимся от рук тиранов, но также от заблуждения и от тех, которые изме­няют нашу добродетель в лукавство, – что выражает яснее Акила: "кривое в правое", что еврей называет "агова", т.е. кривое, сообразно сказанному: и все сыновья твои будут научены Господом (Ис.54:13). Пророк не сказал: будут уничтожены трудные пути, но – изменятся в легкие, и это – знак великой силы, что Бог изменяет не природу, но нравы и желания; тому, кто живет в бедности, Он показывает, что таковая бедность нисколько не обременительна, а даже желательна ради благочестия. Кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими. Что жесточе ли­шения всего имущества? Но и такое лишение они переносили легко и с радостью, и все с величайшей готовностью подвер­гались ему: у множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее (Деян.4:32); апостол говорит: вспомните прежние дни ваши, когда вы, быв просвещены, выдержали великий подвиг страданий, то сами среди поношений и скорбей служа зрелищем для других, то принимая участие в других, находившихся в таком же состоянии (Евр.10:32-33). Что ты говоришь, Павел? Что он при­мет расхищение имуществ с радостью? Конечно, говорит, потому, что написано: кривизны выпрямятся; и Лука в Деяниях Апостольских говорит: они же пошли из синедриона, радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие (Деян.5:41). Кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими. Что труднее угроз, что мучительнее наказания после угроз? Но и это стало легким, не потому, что изменилась природа, но потому, что одно стало причиною другого. Такова сила Бога, Который не же­лает одного и не насылает другого, но то самое, что было кривым, превращает в прямое, чтобы ты познал, что зло происходит не от природы, но от свободы, которая неправо мыслит. Таким образом и Бог не новые тела призовет к воскресению, но обновит те же самые, истлевшие и превращенные в прах.

 

5. И явится слава Господня, и узрит всякая плоть спасение Божие; ибо уста Господни изрекли это. Слава Господня являлась всегда, но слава Божия наиболее явилась тогда, когда Бог принял при­роду человека и установил ангельское житие на земле, когда Он перенес в воспринятом теле столь много мучений. И узрит всякая плоть спасение Божие, а не какого-либо человека, так как все, которые взирали на Него, видели спасение Его. Хотя не все уверовали, однако все видели, – иные верою, иные слухом, а впоследствии все увидят. Так как пророк гово­рил о великом, то прибавляет и то, что давало веру его словам, так, чтобы уверовали все, говоря: ибо уста Господни изрекли это. Когда сам Господь будет держать речь, никто не будет не­верующим, потому что слово Его есть творец природы и строи­тель новых вещей. А потому не спрашивай у Него о каком-либо праве. Как я прежде утверждал (по поводу того), что не­которые между языческими философами говорили нечто таковое, так скажу и теперь: когда говорит Бог, не исследуй более. Рабы, слыша слова своих господ, не спрашивают более, не осмеливаются давать вопросы или отвечать, а только исполняют их приказания. Точно также и ты, слыша, что говорил Бог, не испытывай более.

 

6. Голос говорит: возвещай! И сказал: что мне возвещать? Всякая плоть – трава, и вся красота ее – как цвет полевой. А другие пере­водчики говорят: все милосердие его; по-еврейски: ucughisdov, что переводится: "милосердие". Теперь смотри, как Он увеще­вает нас, чтобы мы желали воскресения; чрез презрение того, что близко нам, Он склоняет нас к желанию высших вещей. Справедливо сказано: возвещай, так как определение, которое нужно было высказать, было противно мнению каждого и представляло слова мудрости, принять которые весьма многие могли с тру­дом, судя о них по своему смутному разумению. Потому про­рок и говорит: возвещай, – не сомневайся проповедовать пове­ленное: оно придает храбрости для плавающих по волнам, чтобы они пустились в более глубокое море. Не бойся, гово­рить, хотя бы и противились слышанным словам. Не остав­ляй твоего постоянства, возвещай, взывай, так как в тех сло­вах, которые ты будешь говорить, заключается великая сила. Хотя бы их никто не принимал, однако ты веруй в силу по­веления: ничто не может уничтожить этого определения, потому что оно есть повеление Божие. Не говори: все противятся, все противостоят; твои слова утверждены на истине, а потому взы­вай свободно: всякая плоть – трава. Каким же это образом? Ужели это вина Творца? Да не будет. Он не так образовал чело­века, но тотчас даровал бессмертие. Но ты, который ввел грех, ты сделал человека бесславным. Не думай, что дело рук Божиих – тела из сена; Бог прежде говорит: не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь (Быт.2:17). Почему же ты говоришь о сене? Разве тела царей, прекрасных женщин и славных витязей сделаны также из сена? Конечно, го­ворит; если ты сомневаешься в этом, то обрати внимание на общий для всех конец. Обращал ли ты со вниманием глаза на гробницы? Разве чернь ниже, а богачи превосходнее? Никак; вообще все – пепел, все – прах, потому что все обратятся в прах и пепел. И здесь пророк не только говорит: плоть, но: всякая плоть. Так же говорит и другой пророк: суетен всякий человек (Пс.38:12). Смотри же, почему он не говорит: всяк человек, но: всякая плоть, т.е., тела, которые ходят по плоти. Пророк воспользовался худшим выражением, потому что иудеи делали неправые дела, подобно тому, как и Бог го­ворит: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками [сими], потому что они плоть (Быт.6:3). Но мы и сено; вы, говорится, вы не по плоти живете (Римл.8:9). Смотри же теперь, говорит, на милосердие Божие: тебе, осужденному и низведенному до жал­кого состояния, Он вновь дарует силу избавиться от осужде­ния; ты был сеном, но если желаешь, не будешь сеном; го­ворится: строит ли кто на этом основании из золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы (1Кор.3:12). Видишь ли, все зависит от здания? Если ты исследуешь природу тел, то она не лучше природы трав; подобным же образом она иссы­хает и падает, и во время старости в ней не находится ни­чего юношеского. Если же ты обратишь внимание на знатность души, то ты найдешь, что человек ничем не меньше анге­лов: Ты умалил его малым чем пред Ангелами, славою и честью Ты увенчал его (Пс.8:6).

И всяка слава человеча, яко цвет травный (русск. перевод: и вся красота ее – как цвет полевой). Человеческое тело не имеет каких-либо преимуществ пред прочими те­лами, но, принимая умножение славы, оно кажется величествен­нее остальных: облеченный славою показывает некоторый блеск, остальные же являются низшими. Говоря, что не только отпадет сено, но также иссохнет и цвет сена, пророк пока­зывает презрение к славе сильных. Не видишь ли ты кня­зей, свободных от служебных занятий? Можешь ли ты что-либо противопоставить им? Они окружены золотом и жемчу­гом, сидят верхом на гордых конях, восседают на колес­ницах, запряженных белыми конями, окружены толпою слуг, впереди и сзади себя имеют телохранителей. Но если явится что-либо внушающее страх, то весьма многими из них овладе­вает трепет, и часто к вечеру все это распадается. Нет ничего ценнее бедняка, даже нагого. Потому и говорится: всяка слава человеча, яко цвет травный: хотя бы говорилось о благах, почестях или о красоте, тем не менее все имеет придти в одно и то же жалкое состояние. Но если бывает так с телом теперь, то тем более будет так с ним в будущем. Что ты гово­ришь? Вот теперь иссохло сено и отпал цвет. Сам Давид говорит: не бойся, когда разбогатеет человек, или когда увеличится слава дома его, ибо при смерти он ничего не возьмет, и не сойдет с ним слава его (Пс.48:17-18). Но почему ты не сказал, что и живой также оставил ее, т.е., славу? Мне ка­жется, так сказано для неверующих и мирских душ. Так как для них кажется невероятным, что они в другой жизни получат во сто крат более за то, что они здесь оставили, то Давид утверждает несомненное, именно: когда они умрут, вместе с ними не пойдет их величие.

Почему же ты так часто желал заключать уста тех, ко­торые помышляли только о мирском? Чтобы кто-либо не мог говорить, что у большинства слава оставалась до смерти, и та­ким образом опровергать слова пророка. Потому он и утверж­дает, что всякая слава отойдет в конце жизни.

 

7-8. Засыхает трава, говорит, т.е., умерла. Наша смерть та­кова, как иссыхание овощей и отпадение цветов. Смерть, гово­рит, не бывает двойною: умер человек и вместе с ним цвет его, т.е., его величие, слава, помыслы. В тот день, гово­рится, погибнут все замыслы его (Пс.145:4); сегодня ты ста­раешься вредить другим, но завтра они не найдут твоего ме­ста. Того, о чем кричат, как о событии, на весь мир, лени-вые не желают понимать; потому пророк говорит: возвещай, Акила: возопий; а еврейский т. говорит: cria, т.е., призывай. Бог приказывает ему кричать как бы глухим, чтобы ты, видя кого-либо угнетенным тиранами, возопил к нему те же самые слова: всякая плоть – трава. Не обращай внимания на плот­скую славу, но думай о будущей бедственности их; чем слав­нее она является теперь, тем жалче будет впоследствии, когда в один миг времени отпадет величие ее. И вот, гово­рят, ты презрел все блага мира. Я не презираю их так, как будто бы они – зло по своей природе. Но хотя бы они были добром, и мы пользовались бы ими хорошо, тем не ме­нее они прейдут и не останутся навсегда.

Но что же останется? Слово Бога, который пребывает во век твердым и неизменным; это – слова Его и повеления, которых не могут разрушить ни времена, ни смерть, ни бо­лезнь, ни старость, ни зависть, ни ссора, ни что-либо иное по­добное. Если бы кто-либо стал порицать слова мои, то пусть он встанет и докажет, что я сказал худо. А я сказал, что есть нечто такое, что твердо и остается всегда, и есть нечто изменяемое и скоропреходящее. Не сказал пророк: дела Го­спода пребывают, но: слово Господа пребудет; если пребы­вает слово, то тем более дела. Если слово Бога нашего пребудет вечно, то конечно должно принять веру в воскресение. В не­которых списках после этих слов: засыхает трава, увядает цвет, мы находим приписанными несколько большими бук­вами: когда дунет на него дуновение Господа: так и народ – трава. Давид также сказал: возьмешь дух их, и исчезнут, и в землю свою возвратятся (Пс.103:29).

 

9. Взойди на высокую гору, благовествующий Сион! возвысь с силою голос твой, благовествующий Иерусалим! возвысь, не бойся; скажи городам Иудиным: вот Бог ваш! Почему пророк говорит: не бойся? Ужели может най­тись кто-либо такой, который возвещает и вместе с тем боится, – особенно, если он вестник честный и справедливый? Что же это такое? Да не покажутся всем возвещенные слова невероятными. Не бойтесь, говорит, да не будет этого, потому, что то, о чем Я говорю, Я исполню. Но так как величие ска­занного делало весьма многих неверующими, и они думали, что это неисполнимо, как случилось с Ионою, то, говорит, ты не бойся; хотя сказанное и велико, но разумей, что говорящий может совершить все. Потому и говорится: взойди на высокую гору, благовествующий Сион! возвысь с силою голос твой, благовествующий Иерусалим! – чтобы многих сделать свидетелями относительно возвещенных слов, которые были предсказаны уже давно.

 

10. Скажи городам Иудиным: вот Бог ваш! Вот, Господь Бог грядет с силою, и мышца Его со властью. Что такое с силою и со властью? В свое первое пришествие Он явился не с кре­постью и не со властью, но кротким и смиренным; Он был рас­пят по плоти и умер, оставаясь живым и животворя по Сво­ему божеству; но во второе пришествие Он явится не так, по сказанному: если же и знали Христа по плоти, то ныне уже не знаем (2Кор.5:16), – чтобы ты знал, что Он при­нял бесславие ради нашего спасения, пожелав быть подоб­ным нам.

Вот, награда Его с Ним и воздаяние Его пред лицем Его. Правильно сказал, что мзда будет чрез слова. Он повелевает и всем располагает Своим словом. И воздаяние Его пред лицем Его, – именно, пред Богом; тогда не будет нужды в обличителе, так что Он сам распреде­лит по справедливости.

 

11-14. Как пастырь Он будет пасти стадо Свое; агнцев будет брать на руки и носить на груди Своей, и водить дойных. Пророк показывает легкость дел, имеющих совершиться в то время. Сам Христос учит об этом в евангельской притче так: как пастырь отделяет овец от козлов (Мф.25:32). Я не могу легко отличать злого от доброго, а Он делает это без труда, по сказанному: кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? (1Кор.2:11) Испытующий душу лучше самой души человеческой знает, что находится в человеке: так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия (1Кор.2:11). Павел ничего не знал в себе самом, но он не оправдывался в этом. Христос же говорил на вечери: один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня (Мк.14:18); таким образом, Он Сам знал все, прежде чем это случилось. Как же так? Прежде чем происходит что-либо доброе или дурное, Бог одно любит, а другое ненави­дит; и это не незаслуженно, но ради вот чего: агнцев будет брать на руки: Он не будет нуждаться ни в палке, ни в каком-либо ином орудии.

И имущия во утробе утешит (в русском переводе этих слов нет). Видишь ли, Он ясно по­казывает Свое попечение? Так как это на самом деле не совершается во время суда и воздаяния, то мне кажется, что это исполнилось во время возвращения (иудеев) из вавилонского плена: они нуждались в попечении более, чем остальные обре­мененные люди или матери, носившие детей во утробе; им и говорится: во время пути имейте большее попечение.

Сказавши великое, что для большинства казалось трудным, пророк желает то же самое подтвердить еще большим, потому далее прибавляет: кто исчерпал воды горстью своею? Иные переводчики говорят: и пядью измерил небеса, и вместил в меру прах земли, и взвесил на весах горы и на чашах весовых холмы. Почему же Он не сказал об ангелах: кто сотворил ангелов, или кто по ставил арханге­лов, а говорит о видимом и явном? Так как те велики, то Он возвышает ум неразумных не к невидимому, но же­лает учить из видимого, и не говорит: кто создал, или кто поставил, но – кто узнал. Если познание есть действие, скорее даже действие Божие, то тем более произведение чего-либо из ничего. В другом месте говорится: исчисляет множество звезд и всем им имена нарекает (Пс.146:4); каждая из них достаточна для того, чтобы мы познали дело Божие. Он из ничего произвел, сохраняет произведенное и желает сохра­нять. Таким же образом говорит и Иов. Однако не та­ково искусство строителей; хотя они выделывают сосуды, но не делают их из ничего; и сделанные изделия не могут сохра­нить до конца и даже на продолжительное время. В Боге же то удивительно, что Он может сотворенное Им сохранять в вечность неприкосновенным. Сотворенное сохраняется не своею силою, но сообразно сказанному: в руке Его все концы земли (Пс.94:4).

Таким образом, не веруй тому, что Бог прежде отме­рил, а потом построил; Он не измерял небес пядью; ни­какая мера не годна для неизмеримой руки. Когда же говорится: испытующий сердца (Пс.7:10), то здесь выражается не что иное, как только то, что Он знает. Знание рождается от исследова­ния. Слова: исчисляет множество звезд (Пс.146:4) показы­вают не иное что, как только знание, потому что от исчисле­ния происходит знание. Когда же пророк говорит: кто исчерпал воды, то этим показывает не что иное, как только то, что Бог знает, сколько существует воды. И смотри: Он не нуждается ни в каких мерах, но прибегает к силе Своих рук. Он Сам знает меру своих произведений. И пядью измерил

небеса, показывая, что небо есть произведение Его совершенной силы. И вместил в меру прах земли. Всем ясно, что небо больше, чем земля, потому что небеса составляют как бы оболочку над землею. Видишь ли, что эти слова недостойны Бога, Который все сотво­рил из ничего?

Кто взвесил на весах горы и на чашах весовых холмы? Какие весы могут взве­сить горы – такую громаду? Но хотя ты и слышал о весах, однако не подумай, что Бог пользуется такими весами. Он в совершенстве все знает так, как будто бы он это взвесил на весах. Какой-то из диаволов говорил, что он знает число песка и меру моря, и хвастался этим настолько, что своею ложью обольстил других; пророк же истинно возвещает нам некоторую часть Божественной силы. Здесь нет никакого лживого хвастовства, но одна верная истина. Потом он пока­зывает величие Божие иным образом, именно, что Ему принадлежит знание от Себя Самого, и таковое знание непости­жимо. Не удивляйся, говорит, что он знает все, – Он мудр, так что мудрости Его никто не обнимет; почему и прибавляет: кто уразумел дух Господа, и был советником у Него и учил Его? Говоря "кто", он включает здесь всех в сферу неведения. Не так, как говорят еретики, что Сын есть вместе и Святый Дух, потому что чрез Сына мы научаемся Господом. Кто есть Сын, не знает никто, кроме Отца, и кто есть Отец, не знает никто, кроме Сына (Лк.10:22); а о Духе апостол говорит: Божьего никто не знает, кроме Духа Божия; и потом: Дух все проницает, и глубины Божии (1Кор. 2:10,11), т. е., Он знает глубины Божии, но испытует их не по причине неведения; точно так же, как и Отец испы­тует сердца людей не потому, что их не знает. Как мы выше показали, знание происходит от исследования, но не исследование от знания. Кто уразумел, говорится, дух Господа? Но апостол говорит: мы имеем ум Христов (1Кор.2:16); если никто не разумеет ума Господня, как же говорит апостол: мы имеем ум Христов? Но нам, говорит, Бог открыл это Духом Своим (1Кор.2:10), – столько, чтобы было достаточно для нас, но не столько, каков на самом деле ум Госпо­день.

Для того, чтобы совершенно отделить Бога от всех тва­рей, как не нуждающегося ни в чем, ни от кого не на­учаемого, ни от кого не одаряемого, пророк прибавляет: с кем советуется Он, и кто вразумляет Его и наставляет Его на путь правды, и учит Его знанию, и указывает Ему путь мудрости? Он прежде находит основание для будущих со­бытий. И можем ли мы веровать, что Ему свойственно малое ведение? Мы от Него научились необходимым познаниям; тем не менее мы так злы и глупы, что стараемся испытывать Знаю­щего от Себя самого природу всех вещей.

 

15-17. Вот народы – как капля из ведра, и считаются как пылинка на весах. Не обращай вни­мания на множество языков, но взирай на величие Бога, Кото­рый легко может погубить их. Вот народы – как капля из ведра, и считаются как пылинка на весах. Акила го­ворит: вот острова, как падающие капли; Симмах и Феодо­тион точно так же.

И Ливана недостаточно для жертвенного огня. Пророк вновь в удачных выражениях обозначает малость средств для прославления Бога. Если бы, говорит, Я нуждался во всесожже­ниях, и если бы вы истребили даже всю дубраву Ливанскую, то и этого было бы недостаточно для горения всесожжений; если бы принесены были в жертву все животные, то и они бы не удовлетворили; вся природа не в состоянии достойно почтить Бога. Смотри на благость Божию относительно человека: хотя ни­что не достаточно для Его славы, тем не менее Он не про­зирает ничтожных, но делает достойными.

Все народы пред Ним как ничто, – менее ничтожества и пустоты считаются у Него. Как нет ничего достойного, что могло бы Его почтить, так никто не может охватить Его премудрости, никто не может быть советником Его и учителем. Если никто не охва­тывает Его знания, то кто может уразуметь Его существо? Если части неба суть мерила руки Его, то те, которые ниже не­бес, каким образом могут исследовать мудрость Его?

 

18. Итак кому уподобите вы Бога? И какое подобие найдете Ему? Идола выливает художник, и золотильщик покрывает его золотом и приделывает серебряные цепочки. Бог не давал какого-либо повеления изображать Его образ, или делать Его подобие. Мои­сей во многих местах повелевает: не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли (Исх.20:4). Вначале никто не изображал Бога, и никто не мог охватить Его ведение. Изображение делается с того, что пре­дается тлению и уничтожается, чтобы после уничтожения сохра­нилась о нем по крайней мере память чрез изображение. Но кто сделает образ Бога живого и нетленного? Кому подобен Он, так чтобы кто-либо мог описать изображение Того, Кото­рый только подобен Себе Самому? Пророк мудрым исследо­ванием бессилия идолов и силы Божией подвергает их нака­занию. Он сперва показывает, что знание Бога непостижимо и неизмеримо; потом описывает строение идолов, которые бы­вают деревянные, или каменные, или золотые, или серебренные, но, во всяком случае – неразумные. Но почему, скажут, говоря так о природе идолов, он не делает того же относительно природы Бога? Природу Бога ничто не может выразить, так что, умалчивая о существе Его, он открывает знание Его. А так как идолы сделаны из дерева или из металлов, то потому он и говорит о качестве и строении их природы. И какое подобие найдете Ему? Ему ничто не подобно нет подобного Ему образа в творениях; только один образ Его – это несотворенный Сын.

 

20-21. А кто беден для такого приношения, выбирает негниющее дерево, приискивает себе искусного художника, чтобы сделать идола, который стоял бы твердо. Так как многие из таковых идолов оставались довольно продол­жительное время, то пророк показывает, что они сделались такими не сами от себя, но вследствие не гниющего дерева; их изделия продолжали сохраняться вследствие опытности мастера, который постарался так, чтобы изображение не подвергалось тлению. Не думай о красоте, о продолжительности, или неизме­няемости идола: все это относится к искусству человека. Но если они, идолы, в состоянии совершить что-либо, то пусть по­кажут. Почему пророк прибавляет: разве не знаете? разве вы не слышали? разве вам не говорено было от начала? разве вы не уразумели из оснований земли? Эти слова должны быть вам известны; должно ожи­дать, чтобы вы поверили этим словам не по слуху, но, научив­шись им с самого начала, так как этому могла вас на­учить самая природа вещей. Хотя вы не разумеете, а приняли их от других не теперь, а изначала, тем не менее, я утвер­ждаю, что ваше нечестие не имеет извинения. Так как про­рок говорил о возвращении из плена, то, чтобы они не ду­мали, что для освобождения от притеснений и достижения спо­койствия нужно придти в древнюю порочность, Он и дал, как бы столбы, повеления, которые не позволили им впасть в прежнее нечестие.

 

22. Он есть Тот, Который восседает над кругом земли, и живущие на ней – как саранча пред Ним; Он распростер небеса, как тонкую ткань, и раскинул их, как шатер для жилья. Другие же говорят: сидящий над кругом; и живущие на ней – как саранча. Видишь ли, земля есть круг? Круг показывает круглую форму земли. Полезно знать и это, чтобы мы не соблазнялись баснями языческих философов, которые обыкновенно думают, что земля подобна ложбине, округлости, диску, блюду или чему-нибудь такому подобному. Слыша как пророк, говорит, что земля есть круг, ты не исследуй более. Хорошо сказано: восседает, потому что в руке Его все концы земли (Пс.94:4). Им создано все. Относи­тельно знаний Его сказано было прежде: кто исчерпал воды горстью своею и пядью измерил небеса; здесь же пророк говорит не о творении, но о промышлении. Итак, не исследуй, на чем стоит и утвер­ждена земля: Бог держит ее Своею рукою. Нет иного основа­ния, кроме Его. И не спрашивай о каких-либо иных убедитель­ных доказательствах. И живущие на ней – как саранча. Так слаб человек пред Богом, так Бог вращает его, как желает. Итак, не думай о громаде земли, но обращай внимание на вели­кую силу Держащего, чтобы потом тебе не смущаться и не раз­бегаться (в своем исследовании) туда и сюда. Если ты будешь помнить, что круг земли неподвижен, то ты поймешь силу великой, непобедимой и неослабевающей руки, и таким обра­зом будешь действительно веровать. Мы также часто имеем обыкновение называть саранчу, как пример слабости.

Он распростер небеса, как тонкую ткань; Акила говорит: распростерший небо, как воздух; Симмах: поставивший небо, как перекладину. Здесь пророк говорит о творении, но не о произведенной ма­терии, и не о небесных созданиях, а показывает то, в чем люди могут быть участниками вместе с Богом. Пророк не говорит, каким образом Бог произвел творения из ничего, но показывает, что Он иные сохраняет в неприкосновенности, а другие даже украшает. Весьма велика опытность искусства утверж­дать и украшать созданные вещи, а утвержденные сохранять в целости. Мы не тогда удивляемся строителям, когда они вытесы­вают громадные колонны, но когда они помещают их на своем месте и укрепляют. Таким образом не только удив­ляйся Богу из-за того, что Он произвел и показал громаду небесных тел, но и из-за того, что произведенное сохраняет крепким и целым. Пусть небесная громада и великий небесный свод падут и низринутся на землю: какая сила в состоянии исправить и сдержать их, если не сила Того, Кто произвел все это вначале из ничего? Слыша слова: и раскинул их, как шатер, ты, обитатель земли, не бойся, что небо может упасть на землю, так как пророк раньше говорит: распростер небеса, как тонкую ткань, чтобы этим примером отнять у тебя страх. Когда ты боишься, что небо, если оно подобно скинии, может упасть, то он тотчас же подтверждает тебе, что небо крепко, как тонкая ткань. Но зачем же он приводит оба эти примера? Затем, чтобы именем ткани указать на прочность, а именем скинии на легкость для Творца, Который мог поставить небо так легко, как скинию, и в то же время не так неустойчиво, как скинию, а так крепко, как камеру (ткань). А чтобы легкость Творца не устрашала творения, пророк и пожелал назвать небо прежде камарой, для отнятия страха, потом говорит уже о второстепенном, и пока­зывает, что не напрасно и не тщетно и не ради пустого тще­славия Он поставил таким образом, а для того, чтобы под ним обитали люди. Небеса распростерты подобно крыше с вы­пуклой формой. Но если кто-либо скажет: почему же небеса на­клонены на подобие камеры, а не устроены на подобие ровной крыши? – то я только отвечу, что я сам ничего не понимаю относительно этих вещей; я знаю, что такова форма неба, но почему она такова, этого я не знаю. Что означает "распростер"? Подобно тому, как человек скоро и без труда распро­стирает платья, гораздо легче и скорее этого Бог распростер небеса. Но удивительно то, что спустя столько веков на небе­сах не образовалось никакой трещины или отверстия. Какая ве­ревка может удерживать распростертое небо, или какие колонны, или какие канаты, привязанные к небу, сохраняют его твер­дым и распростертым? Впрочем, я знаю, вы ничего не можете мне показать подобного, а вам лучше должно прибегать к силе Божией, по сказанному: в руке Его все концы земли (Пс.94:4). Правильно сказано: раскинул; но в другом месте говорится: и небеса свернутся, как свиток книжный (Ис.34:4); а еще в ином месте: как одежду совьешь их, и изменятся (Пс.101:27). Как тонкое полотно, так Бог распростер небо над нашей головою. Своим вели­чием, красотою и разнообразными украшениями оно увеселяет и освежает наши глаза. От него исходит не только то, что для нас необходимо, но также и то, что величием красоты по­ражает нас радостью и веселием. Бог, богатый милостью, до­ставляет нам великие блага, исполняя не только наши необходимые потребности, но даруя нам также радость и спокойствие; иначе – почему Он положил пред глазами такое плодородие земли, такую широту неба, обширную атмосферу и такое обилие вод? Разве множество творений не превосходит наши потреб­ности? Он сделал это как для нашего удовольствия, так и для удовлетворения нашей потребности.

 

23-24. Он обращает князей в ничто, делает чем-то пустым судей земли. Что значит: обращает князей в ничто? Перемена какого-либо царя есть дело трудное, но для Бога оно легкое. Легким ли тебе кажется лишить царства царя, под своим скипетром держащего весь мир, почитаемого всеми, принудительно движущего все своим словом? Но для Бога и это не трудно; для Него не трудно даже кого-либо из черни, кто бы не умел даже говорить, возвысить на такой почетный пост. Он говорит, что это для Него не только легко, но даже весьма легко, именно сказано: обращает князей в ничто, делает чем-то пустым. Видишь ли, что он для примера приводит известное всем? Мы не присутствовали в то время, когда Он творил небеса, и не разумели в то время, когда Он распростирал их. Так как высокое и даже весьма высокое выслушивается ушами, и тем не менее совершенно не воспринимается слушающими, то Он самое сокровенное слово превращает в иное, известное всем, которое всегда обитает среди людей. Подобно этому го­ворил и другой пророк: он изменяет времена и лета, низлагает царей и поставляет царей (Дан.2:21); потом: многие из властелинов сидели на земле, тот же, о ком не думали, носил венец (Иис. сына Сирах.11:5); а также: видел я рабов на конях, а князей ходящих, подобно рабам, пешком (Екклез.10:7); затем: от утра до вечера изменяется время, и все скоротечно пред Господом (Иис. сын. Сирах.18:26); а также: все скоротечно пред Господом (Иис. Сирах.18:26). Смотри, сколько свидетельств рассеял Господь всюду на земле, чтобы познавать и верить в творение земли. Ты желаешь слышать слово, которому учит тебя Господь с неба, но не желаешь ему, однако, научиться; сравнивай вещи мира, замечай то, что совершается ежедневно, и ты познаешь Господа и Творца.

И землю, аки ничтоже, говорит, сотвори (русском переводе этих слов нет). Тебе, знающему, что Бог сотворил землю, когда ее не было, и так скоро, как ничто, ужели кажется великим, что Он твердо держит ее? Где те, которые привыкли говорить, что земля существовала невидимой и безобразной? Вот говорится: сотвори ее; если сотворил, то как же она не была сотворена? Сотворил ее легко и скоро. Другой же пророк сказал: я посмотрю на небеса, дела перстов Твоих (Пс.8:4), а также: что захотел, сотворил (Пс.113:11). Сотворил ее, аки ничтоже, т.е. сотворил все Своим словом.

Справедливо говорит пророк: "Он призвал их, и они говорят: вот мы", – чем, кажется, он показывает легкость творения. Какой-то мудрец говорит, что каждое из творений открывает Творца. Но здесь пророк нас учит величию Творца не только из творений, а также из другого доказательства, именно – из самой формы творения. Видишь ли ты величие и красоту тварей? Однако, ты не останавливайся только на них, но уразумей и научись, что все это великое произошло, как ничто, именно по повелению и по слову, по указанию перст, и по зову Его. "Один, говорится, призывающий все из ничего". Этим подтверждается легкость и скорость творения. Как мы слыша что-либо удобоисполнимое, подаем за это голос, так Он повелел быть тому, чего прежде не было. Как же, ска­жут, может это быть? Удивительно то, что наш Господь та­ков есть, что дел Его мы не можем охватить ни словами, ни умом, ни каким-либо иным образом.

Прежде пророк сказал о творении, что Бог легко сотво­рил землю и небо. Землю, говорит, аки ничтоже сотвори, и прибавляет: едва они посажены, едва посеяны, едва укоренился в земле ствол их. Относительно идолов он говорит это, или относительно вавилонян? Скажем: о тех и других; к тем и другим и мы применим эти слова, для того, чтобы мы могли узнать истину. Может быть, пророк говорит то, что вавило­няне пойдут в плен и как бы будут унесены ветром. Если же он говорит об идолах, то его слова означают, что идолы не могут показать никакой силы, так как, будучи бесчувственны и неодушевленны, они не могут доставить людям ничего доброго не только сами от себя, но и по образцу того, как люди делают друг другу взаимно, хотя это относится не к насадителям растений или сеятелям, но к Богу, который дает приращение. Идолы же не могут совершить этого даже в малой степени. Что удивительного, что они не могут сделать ничего для своего спасения, а уносятся как бы ветром? Ты видел силу Божию; посмотри же на слабость идолов. Но почему же, высказав положение, он не высказывает и проти­воположения, – именно, что они, идолы, не устрояли земли? Го­воря: "Ты сотворил землю", пророк показывает, что Он, Бог, сотворил также растения, потому что кто произвел мать их, тот, очевидно, сотворил и сами растения. Идолы же не производили растений, и не могут оказать какой-либо пользы, даже подобно людям. Высохли, – что обыкновенно случается с деревом. Подобно тому, как иссохшее дерево бывает бесплодно, так лишены каких-либо сил и сами идолы. И вихрь унес их. Бурею здесь пророк называет те наказания, ко­торые происходят от Бога: грядущие войны, которые идолам не принесут никакой пользы.

 

25-26. Кому же вы уподобите Меня и с кем сравните? говорит Святый. Хорошо сказано: кому же вы уподобите Меня; справедливо сказано: ныне убо (в русском переводе этих слов нет); воспользовав­шись столькими благами, вы не уразумели Меня. И вознесуся (в русском переводе этих слов нет), говорит Святый, т.е., что может Меня вознести? Отсюда ясно, что слава идолов происходит от людей, и превозношение их – от человеческих украшений. Так как они (люди) украшают глиняные изделия царскими одеждами, влагают в руку великий знак гнева, как будто идол может ниспосылать с неба огонь, или град, то разве не они возвышают их? Каким образом, сказано, вы можете возвысить Меня, т.е. Бога? Ни­коим образом. Это совершенно невозможно ни теперь, ни в будущем. Ясно, что Бог ни в чем не нуждается и не пре­возносится от людей, но Сам превозносит их. Показав, что Он ни в чем не нуждается, и ничто не может превозносить Его, пророк прибавляет: поднимите глаза ваши на высоту небес и посмотрите, кто сотворил их? Разве не Я сотворил все это из ничего? Такой смысл имеют слова: кто сотворил их? Мы также воспользуемся этими словами. Он повелел быть и про­извел то, чего прежде не было, подобно тому, как мы, говоря, что такой-то человек сделал какой-либо сосуд или одежду, показываем этим, что этого другой никто до него не сделал. Я, говорит, не нуждаюсь в вашем превозношении, но вы поднимите глаза ваши на высоту небес. Хорошо он сказал это относи­тельно людей, которые всегда смотрят только на дольняя, и ко­торые не могут возноситься на высоту, хотя человеку дана та­кая форма, что желает ли, или не желает он, – не может за­бывать о своей славной природе, так как Бог сотворил че­ловека с прямым телом и дал ему глаза, этих возвышаю­щихся зрителей тела. Сотворивший тебя таким образом разве не научил этим, что Он поместил глаза в таком месте не для чего-либо иного, как для того, чтобы ты смотрел на высоту, подобно князю и судье, чтобы ты не смотрел только на дольняя, но поднимал свои свободные глаза на высоту? Помимо того, Он даровал тебе другое, более легкое, нежели глаза, крыло, которое позволяет летать не только в эфире, который называют спокойным и который простирается выше звезд, между воздухом и небом, а даже и далее небес. Ка­кое же это крыло? Крыло истинной веры, потому что крылами веры ты можешь подняться далее небес и знать все, что там находится.

И посмотрите, сказано, кто сотворил их? Может быть, иной скажет: я вижу все: красоту и величие небес, но не могу по­знать Того, Кто все это сотворил; вижу я солнце, луну, небо, звезды и иное подобное, но каким образом я могу познать Творца? Менее прочих прилично было бы говорить это иудеям, которым Бог даровал познание о своем творении различным образом. (Но, говорят) Он был невидим, и в то время, когда Он простирал небеса, с Ним никого не было, тем менее – человека, который мог бы уразуметь, что творения суть дело рук Его. Бог творил небеса, но Адама не было там Он утвердил землю, и тот не видел; Он воззвал море, и тот не присутствовал, – а потому не знал, так как человек создан был после того, как было сотворено все. Итак, ска­жут, каким же образом мы можем знать, что творения проис­ходят от Бога? Сначала, по причине того самого главного и важного дела, так как Бог пред лицом Адама сотворил из него же самого другого человека, – жену. Тот, Кто мог создать человека, тем более мог создать прочее, что создано ради человека. Легче было создать небеса и иные твари, чем человека, не только по причине души, но и – тела, по­тому что Бог вложил великое совершенство в каждый член человека. Впрочем, скажут: Адам не видел жены в то время, когда она образовалась, но увидел ее после творения. Мы отвечаем: однако, он знал, что она взята от него и произошла от него, так как сказал: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей (Быт.2:23). То, что Бог создал также животных, он узнал из того, что Тот привел к нему всех, дабы он дал имена тем, о которых он знал, что они сотворены из земли, как это видно из следующих слов: прах ты и в прах возвратишься (Быт.3:19). Конечно, ска­жут, из этих слов он знал, что он произошел из земли; но откуда он мог знать, что земля сотворена из ничего? Мы отвечаем: Творец, ведущий все, вложил в него премудрость, так что он провидел и мог знать тайны Божии. Как же он не знал иного, меньшего? Но каким образом мог Адам знать отделение ребра, если на него был наведен тогда сон? Когда один спит, а другой у него что-либо отнимает, что тому принадлежит, то этот не чувствует. Но, видишь ли, Адам видел иными очами не только настоящее, но и будущее. То, что животные произошли не от человека, видно из следующего: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей (Быт.2:23). Что означают слова: кость от костей моих? Во-первых, то, что жи­вотные произошли не от него, а потом – то, что никогда не будет того, что совершилось теперь. Видишь ли, Адам проро­чествует и о будущем. Моисей, который не был с Богом, когда Он творил все, также научился откровениям от Духа Святого, как сын от отца, – тому, что он узнал только спустя продолжительное время. В другом месте говорится: что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им (Рим.1:19), т.е., они (люди) могли знать Бога; ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы (Рим.1:20). Потом, во все роды Бог давал какой-либо знак своего учения: во время потопа Он обновил землю; во дни вавилонской башни сотворил некоторое новое чудо; иные подобные чудеса творил во время гибели со­домитян и во время Авраама; но наиболее дивное – во время Своего пришествия. Каин научился от своего отца, но прене­брег, так как был беззаконен, и он сознавал Бога не только Творцом, но, если угодно, судьей и даже мстителем. А его отец сознавал Бога Творцом, вездесущим, помощни­ком всех людей, – помимо этого, сознавал и то, что ничто не происходит случайно, но все – по распоряжению Божию, и что тот, кто исторгает своего недруга из среды живых, должен быть наказан. Смотри познание воскресения: кровь умершего вопиет более, чем голос живущего. Бог подверг Каина наказа­ниям, чтобы кто-либо не сказал: я убил человека и ничего более не боюсь. Он же показывает нам, что должно бояться более тогда, когда мы не боимся какого-либо врага, так как у нас есть иной враг – Бог. Никогда Бог не оставлял мир без какого-либо свидетельства.

И сам Петр говорит: истинно познаю, что Бог нелицеприятен, но во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему (Деян.10:34-35). А в другом месте также сказано: когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон (Римл.2:14). Он написал законы, а потом вновь оставил их без зако­нов, чтобы ты не сказал: "Он чрезвычайно обременял меня". Вот, говорит, Я не буду более твоею помощью; смотри, мо­жешь ли ты сам собою совершать добродетели? Но они не могли ничего сделать сами собою, поэтому Я опять буду смотреть за ними и сохранять по Своему благоволению.

Поднимите глаза ваши на высоту небес. То, что находилось на земле, не могло открыть тебе Творца, как ты думал; но ты не сообразил вот чего: и наполнится славою Его вся земля (Пс.71:19), и что сказано в ином месте: милостью Господа полна земля (Пс.32:5). Если земля исполнена милости и славы, то почему Бог повелевает им возвести очи на высоту? Они знают, что небо лучше, нежели земля. Так как вы ничему не научились от земли, то смотрите, по крайней мере, на небо: небо пре­красно, но земля необходима. Подобно тому, как отдельное тело сложено из многих членов, так и Бог сотворил мир; и то, что Павел говорил о единстве членов тела, должно понимать также и о всем мире. Если Бог дал великую честь отдельному незначительному члену, то это Он сделал для того, чтобы не происходило разногласий и раздоров в теле. Пусть земля отверженнее и презреннее, чем небо, однако, она имеет больше, чем то: она питает всех, которые по ходят, и из нее происходят тела. Небо также имеет весьма многое, оно дает нам многое, благодаря солнцу, луне и звез­дам. Но земля пренебрегается, потому что ее всегда топчут ногами. Если, говорит, вы взглянете на высоту, то вы поймете и то, что находится на земле. Впрочем, это не по обычаю языч­ников, которые промышление и управление мира, да и то не це­лостное, но несовершенное и исполненное раздоров, разделяли между 600-ми богов. Таким образом они говорят, что Це­рера владычествует над землею, Нептун – над морем, Аэр – над погодой, да и Церера, говорят, не одна только воз­делывательница земли, но вместе с нею иные отдельные боже­ства: Бахус – показатель виноградной лозы, Минерва – изобре­тательница маслины, и иные божества возделыватели деревьев. Но здесь нет ничего подобного. Посмотрите, кто сотворил их? и прибавляет: кто выводит воинство их счетом? Он всех их называет по имени: по множеству могущества и великой силе у Него ничто не выбывает. Таким образом

и Давид говорит: исчисляет множество звезд и всем им имена нарекает (Пс.146:4), – показывая этим, что Бог не только все сотворил, но и сохра­няет все прочным и устойчивым. На это же указывают и следующие слова: выводит воинство их счетом. Пророк не сказал: кто выведет, но: кто выводит, – чтобы показать, что Он их выводить всегда и постоянно. Потом он прибавляет сле­дующие слова: "кто творит чудеса и есть дивен", – чтобы ты всегда видел Его, всегда Ему удивлялся, Он показывает тебе одно ночью, а другое днем. Но скажут: всегда – одно и то же, и ничего не дает нового и прекрасного. Но не кажется ли тебе удивительным то, что Он в одном и том же показывает всегда многоразличный и прекрасный порядок? Если бы все между собою перемешалось, смешались бы зима и лето, то, как ты думаешь, совершалось ли бы все само собою? Но если дивный порядок всех вещей не побуждает тебя к познанию Бога, то какова же твоя тупость! Подобно тому, как торговцы предлагают свои товары, так и Бог предложил пред тобою мир, чтобы ты из видимых вещей приобрел веру в Него. Всех, говорит, их называет по имени, т.е.: Его слову внемлет все. По множеству могущества и великой силе. Пророк не сказал: "от многого знания Твоего или премудрости", но только удивился славе Его, так как слава преимуществует пред мудростью. По множеству могущества и великой силе, говорит, так как и мы думаем, что слава находится во всех тех, кому мы удивляемся. Когда ты говоришь о каком-либо царе, то, говоришь, ему присуща великая слава, хотя ты вполне не можешь знать ни достоинства, ни красоты его, так как красота и достоинство и иное подобное заключают в себе некоторую славу. Имя же славы ближе к превосходству, чем остальные названия, и может заключать в себе весьма многое. Велика, говорим, в дивных делах слава: она такова, что мы не можем вообразить большей. По множеству могущества. Не только сказано: могущества, но также: и великой силе. У Него ничто не выбывает: во-первых, по причине при­роды разума, а потом – по причине ежедневно происходящих напоминаний, т.е. провидения, и по причине того, что относится к премудрости Божией. Не говори того, что я теперь говорю: ужели может быть тобою познано это, когда ты нечестив? Бог уже сначала разумел все, так как Он Творец и Испыта­тель сердец и Правитель всего существующего. Таким обра­зом, если творения, которые Он создал ради тебя, близки Его сердцу, по написанному: сотворил небо жилище (ср. Ис.40:22), и если Он небо сотворил жилищем, то – тем более землю. Если, говорит Бог, Я наблюдал за небом и землею, то тем более за тобой, ради которого все создано.

 

27. Как же говоришь ты, Иаков, и высказываешь, Израиль: "путь мой сокрыт от Господа, и дело мое забыто у Бога моего"? Здесь, мне кажется, Бог хотел восстановить и подкрепить притеснен­ных и угнетенных, которые столь продолжительное время были в плену, говоря как бы так: Я не далек от тебя, не со­крыты от Меня твои пути, не отнял Я суда твоего, Я нахо­жусь близ тебя, чтобы помочь тебе; придет, и уже есть, спасение твое; не были сокрыты от Меня пути твои, но грехи твои скрыли лицо Мое от тебя, и ради неправд твоих Я пренебре­гал права твои. Когда иудеи говорили: почему мы постимся, а Ты не видишь? смиряем души свои, а Ты не знаешь? (Ис.58:3), то Он знал и даже в совершенстве знал о том, но прези­рал их ради многих неправд. Потому Он говорит только о премудрости, – говоря как бы так: Он в совершенстве все знает и измеряет, исчисляет и все называет по имени. Разве, говорит, Я не знаю и не могу искупить вас? Конечно, все это Я знаю и все предвижу. Если Я измерил Своими ру­ками небо, то тем более Я провижу вас; если Я сотворил землю ради вас, как бы ничто, то разве Я не могу помочь вам? Я сотворил жителей ее, как саранчу, и князей ее, как не владеющих ничем: могу ли Я Сам нуждаться в чем- либо? Итак, кому же вы уподобите Меня? Я не упрекал вас за всесож­жения ваши, так как и Ливана недостаточно для жертвенного огня, и животных на нем – для всесожжения. Ничего я не скрыл от Тебя, – все Ты знал от начала.

 

28-31. Разве ты не знаешь? разве ты не слышал, что вечный Господь Бог, сотворивший концы земли. Акила говорит: "творит концы земли"; Симмах говорит: "сотворил". Почему сказано: разве ты не знаешь? Потому что тебе должно было знать Бога или из самого порядка вещей, или из того, что Я прежде поведал обо всем. Не говори: я научился этому от диаволов. Единому Богу свойственно быть вечным и сотворить концы земли, а также и то, что следует далее: не утомляется и не изнемогает. Акила говорит: "ослабеет"; а Сим­мах говорит: "не утомился, не утрудился". Иные же перевод­чики думают, что эти слова произнесены ради колебания евреев. Известно, что ангелы также не алчут и не утруждаются. Но ты прежде познал творческую силу Его, – премудрость и непостижи­мость существа Его из того, что Он все сотворил из ни­чего. Разум Его неисследим. Акила говорит: нет исследования; Симмах: нет меры премудрости Его; Фео­дотион: нет конца премудрости Его. Справедливо сказано: Он дает утомленному силу, и изнемогшему дарует крепость; а другие переводчики: дающий ослабев­шему силу. Богу свойственно не только то, что Он Сам ни в чем не нуждается, но и то, что Он разделяет между дру­гими то, в чем Сам не нуждается. И изнемогшему дарует крепость. Те (еретики) нечестиво приписывают какое-то зло Божествен­ной природе, в которой нет ничего злого, но Бог каждому воздает по Своему правому, достойному суду. Когда Он кого-либо мучит, то Он не гневается, и когда наказывает, то Сам не предается страсти, тогда как мы, мучая кого-либо, сами чах­нем вследствие великого гнева.

Утомляются и юноши и ослабевают, и молодые люди падают, а надеющиеся на Господа обновятся в силе. Видишь ли, Бог их мучил. А надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут – и не устанут, пойдут – и не утомятся. Это и совер­шается в крещении, так как юнеют и обновляются те, кото­рые достойны этого святого таинства. Говорится: терпящии (в русском переводе этого слова нет). Не видишь ли, какова и сколь велика добродетель терпения? По­тому никогда не должно падать духом, никогда – страшиться, оставлять надежду, в каком бы положении ни находились дела, никогда не должно приходить в смущение, но всегда быть твер­дым и переносить все терпеливо. Здесь представляется также и пример веры. Если происходит обновление с орлами, то какое обновление произойдет с людьми, когда они обновятся, просвещенные крещением? Потекут – и не устанут, пойдут – и не утомятся. Не видишь ли ты, что с той и другой стороны сияет могущество Бога, как наказывающего, так и спасающего.

В начало Назад На главную

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 93 мс 
Яндекс.Метрика