Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

ГЛАВА 9

 

Ст. 1-2. Прежнее время умалило землю Завулонову и землю Неффалимову; но последующее возвеличит приморский путь, Заиорданскую страну, Галилею языческую, части Иудеи. Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий; на живущих в стране тени смертной свет воссияет. Сперва, говорит, потерпи наказание; это получается до­рогой ценой Иерусалима. Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий. Какой же это свет?

 

3. Ты умножишь народ, увеличишь радость его. Он будет веселиться пред Тобою. Так как они были бег­лецами, то Христос пришел в их страну, и излил на них радость, не как на виновных в преступлении и постыдных беглецов. И правильно (пророк) сказал: Ты умножишь народ; из числа их уверовало много язычников, ко­торые жили вместе с ними и вблизи их и также были объяты радостью. Смотри, откуда рождается свет: на каком же осно­вании язычники стали причастниками его? С пришествием Хри­ста, свет родился в Вифлееме, и отсюда воссиял языкам; с самого начала все гнали Его из Иудеи, и Он, удаляясь, перешел в Египет, так что свет заблистал языкам. Но этот свет мы видим не телесными очами, а очами сердца и ума. Народ, ходящий во тьме. Тьмой пророк называет их пер­вую жизнь: и так как они ходили во тьме, то я покажу тебе раны и мучения их. Живущих в стране тени смертной. Стра­ной и тенью смерти он называет заблуждение идолослужения, в котором они блуждали и пали на землю. Видят свет великий. Нам объявлено не только о земном, что ясно открыто, но также и о небесном, т.е., что такое смерть, жизнь, зло, добро, чтобы мы не взирали на каменных и деревянных идолов, не впе­ряли очей своих в землю, но созерцали постигаемое умом, не исследованное и небесное. Поистине велик и дивен этот свет, который евангелист называет светом истинным (Ин.1:9), так как он учит нас истине: видимые предметы скоро разрушаются, приходят в запустение, и исчезают, на­против этот свет — велик, истинен, тверд и недвижим, показывает нам великое и истинное. Ты умножишь народ, увеличишь радость его. Он будет веселиться пред Тобою. Только Господу надле­жит веселиться о спасении нас, ставших свободными: весе­лием он называет крест.

Он будет веселиться пред Тобою, как веселятся во время жатвы. Подобно тому, как во время жатвы радуются о полевых плодах, так и они найдут все уготованным для себя, хотя после труда и усилий. Будет веселиться, как радуются при разделе добычи,так как они уже не будут более испытывать угнетения от неудач, но будут услаждаться лишь такими вещами, в которых нет беспокойства.

 

4-5. Ибо ярмо, тяготившее его, и жезл, поражавший его, и трость притеснителя его Ты сокрушишь, как в день Мадиама. Как тогда война не человеческой силой прекра­щена была, так теперь — сражение сатаны: тогда урны и факелы, теперь же и не урны и не факелы, но ввержены в пламень вза­имно борющиеся демоны. Вам известно об этой войне, если же неизвестно, то я вам расскажу. Ибо всякая обувь воина во время брани и одежда, обагренная кровью, будут отданы на сожжение, в пищу огню. Этими словами обозначается будущее, т.е., что они все возвратят с негодованием и отвра­щением.

 

6. Ибо младенец родился нам — Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира. Почему же? Потому что Родившийся разрушить и погубил их (иудеев); Своим рождением для нас Он потребил их. Хотя Павел говорит, что Он родился для них, но так как они не пожелали при­знать Его, то Он родился нам, и Младенец нам, и Сын нам. Выслушав, как пророк предсказывает о Его человече­ской природе и рождении, и с начала учит, от кого Он ро­дился, теперь пойми, кто есть Он и каково Его имя. Владычество на раменах Его. Этого невозможно понять относи­тельно какого-либо другого человека (а только относительно Хри­ста), так как Он имеет Свое начальство не от кого-либо другого, но от Себя самого и Своей природы, так как есть само­довлеющий. И нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира. Где те­перь та и другая сторона — иудеи и еретики? Вот дар Святого Духа, делающий нас достойными того, чтобы мы удивлялись и не испытывали. Итак, должно исповедовать, что Творец не есть творение, что Он один, а не два, — Сын, т.е., Тот, Кого не желают признавать иудеи. А то, что они не пожелали полу­чить здравие от общего врачества, указывает на их раны. Выше он говорит: с нами Бог, а здесь говорить: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира. И воистину; великого Отеческого совета, так как никто не объявил нам имени Отца, кроме Того, Кто имеет ту же самую природу и впоследствии пожелал быть Ангелом Его, — не то, что Он преобразился в ангела, но — испол­нял обязанность ангела, по благости Своей, будучи Богом от Бога, по сказанному: И Я открыл им имя Твое (Ин.17:6,26).

Советник. Вот иное значение: так как Отец поже­лал сделать язычников сонаследниками, подобными и сопри­частными Сыну Своему, то смотри, какой совет держал Он с Сыном и Духом Святым, именно — возвысить нашу при­роду и поставить ее выше ангелов, архангелов, херувимов и серафимов. И нарекут имя Ему: Чудный, Советник, для того, чтобы возвысить землю и прах до неба. Но Он сам есть совет и воля: мыслил, желал, возлюбил мир, пришел и освободил его от зла.

Чудный, Советник. Это выражение не находится в пере­воде 70-ти (в ват. код. т. LХХ эти слова не читаются, но в алекс. читаются), но находится у других переводчиков и в еврей­ском тексте, вместе с другими последующими словами. Потому заслуживает удивления мученик Лукиан, который хорошо извлек и сопоставил остальное, чтобы сделать для нас ясным равенство по существу Сына с Отцом, и не­справедливо обвиняют его, как еретика. Но как же говорится: Кто уразумел дух Господа, и был советником у Него и учил Его? (Ис.40:13)? Не видишь ли ты, что выражением "кто" показывается не разделение между Отцом и Сыном, а отличие от идолов, которые называются богами? Чудно, говорит, будет имя Мое и величественно. Весьма хо­рошо Он говорит и в другом месте: что ты спрашиваешь об имени моем? оно чудно (Суд.13:18); а также: Господи, Боже наш! как величественно имя Твое по всей земле! (Пс.8:2). И в са­мом деле, как не чудно то имя, которое прогнало ложь, про­светило круг земной и привлекло к Себе и к Отцу.

Бог крепкий. Различие между теми, которые не были бо­гами, и Богом истинным состоит в главенстве. Как же вы говорите, что Он находится под властью, когда пророк назы­вает его главным? Известно, что главный не находится под чьей-либо властью. Князь мира, Отец вечности. Как же Он не знал дня, когда называется: вот Сын, и вот Отец (ср. Мф.25:36)? Хотя в этом мире Он не был признан неверующими, но в конце (века) все признают Его. Хорошо сказано: Отец вечности, потому что Он сотворил не только настоящее, но и будущее.

Назвав Его сперва Советником великого совета, пророк по­том свободно говорит о Нем все более важное. Но чтобы ты не считал Его грозным, он говорит:

7. Приведу мир на князи, и здравие Ему (в русском переводе этих слов нет), т.е., во дни вопло­щения Его, чрез Него исцелю сочленов Его, всех верующих. Умножению владычества Его и мира нет предела: бесконечен мир Его, и нет ничего, что бы отняло его; почему (Христос) и говорит: Мир оставляю вам, мир Мой даю вам (Ин.14:27).

На престоле Давида и в царстве его. Возвратимся снова к началу этого места, и повторим эти же слова, как они вы­ражены другими переводчиками. 70 толковников говорят: Яко отроча родися нам, и Сын дадеся нам, егоже начальство бысть на раме Его, и нарицается имя Его великого совета Ангел; приведу мир на князи и здравие Ему. И велие начальство Его, и мира Его несть предела. Акила же говорит: яко отроча родися нам, и Сын дадеся нам, и бысть мерило на хребте Его, и нарече имя Его дивен, советник, крепкий, могущий, Отец и Князь даже их, несоизмеримый, и мира Его несть более предела. А Симмах: юноша родися нам, и мир будет на раме­нах Его, и наречется имя Его дивность, советник, крепкий, могущий, Отец будущаго века, князь мира их; умножися наставление, и мира Твоего несть конца. Таким же образом Фео­дотион не сказал: нарицается, но: нарече; дивно мыслит, креп­кий, могущий, Отец, Князь мира; умножити наставление и мира несть конца. Так и в еврейском тексте: наречется имя Его: дивный, советник, Бог крепкий, Отец века, князь мира, чтобы умножилась власть, и миру нет конца. Итак, ясно, что св. мученик (Лукиан) ничего не при­бавил и не убавил, но собрал у евреев и других перевод­чиков, расположил по порядку и издал все в свет. Та­ким образом, перевод Лукиана (это — тот перевод, который сделан св. Лукианом-мучеником, пресвитером антиохийским, в 300 г. по Р. Хр., в царствование Диокле­тиана) не должно подозревать, он даже важнее и правильнее, чем текст палестинский. Но воз­вратимся к начатому.

На престоле Давида и в царстве его, чтобы Ему утвердить его и укрепить его судом и правдою отныне и до века. Ревность Господа Саваофа соделает это. Так как оно постоянно разрушалось, и не по иной причине, а только по причине грехов, то Он при­шел с рождением крещения, чтобы совершенно восстановить его. Судом и правдою: Он справедливо наблюдал его. Отныне и до века. Каким же образом было уставлено царство Давида? Чрез повсеместное по земному кругу почитание Родившегося от Давида, семя которого пребывает во веки веков. Ревность Господа Саваофа соделает это, а не добродетель, говорит, лю­дей, которые были недостойны Его. Это нам не причиняет обиды, но открывает твердость благ. Он называет мир и спасение душ, вместе и тел, так как начало телесных болезней возникло из грехов. Потому (Христос) сказал рас­слабленному: вот, ты выздоровел; не греши больше (Ин.5:14), и в другом месте говорится: не будет у вас болезней (ср. Исх.15:26). Так как первых наказаний было недостаточно, то нужно было присоединить и другие. А то, что я говорю, озна­чает следующее: Бог установил наказание смертью, если че­ловек осмелится вкусить от древесного плода, и не присоеди­нил ничего иного. Так как человек преступил заповедь, то навлек на себя наказание болезнями: он должен был умирать, хотя самая жизнь у него должна была проходить без скорби. Но так как, вследствие этого, он мог предаваться лености, то Бог присоединил также наказание болезнями, чтобы человек, вразумленный этим, помнил о добре. Таково промышление Божие, что, посредством немногих болезней, че­ловек освобождается от многочисленных мучений. Потому Бог и угрожает иудеям многим, т.е., скорбями, болезнями, унынием и прочими бедствиями, чтобы явить добродетель при­чиною всех благ. Теперь же, так как они вели худую жизнь, Он угрожает им, как наказанием, адом.

 

8-9. Смерть послал Господь на Иакова, и придет на Израиля (в русском тексте: Слово посылает Господь на Иакова, и оно нисходит на Израиля). Он послал, и она придет. Переводчики употребляют глаголь, послал, так как ничто не может прогнать то, что послано Богом. А так как это послано на его народ, то он ведет речь как бы с сожалением. Чтобы знал весь народ, Ефрем и жители Самарии, которые с гордостью и надменным сердцем говорят. Смотри, ничто так не огорчает Бога, как высокоумие, по гордости несносные, но вздорные слова, которые полагают надежду в вещах преходящих, как в весьма твердых.

 

10. Кирпичи пали, говорит, построим из тесаного камня. О, человек! Ты постоянно слушаешь о будущих войнах, об имеющих постигнуть твое государство бедствиях, и однако доселе презираешь эти слова, и заботишься о хороших по­стройках. О, безумие, неопытность, гордость! Бог угрожает, ты презираешь? И хотя бы Бог не угрожал, тебя должен был бы убедить в этом самый предмет. Если ничто иное, то жизнь иудеев не менее пророков могла убедить их в пророческом значении этих слов. Но, может быть, вы ду­маете, потому вас и не постигнет наказание, что вы сделаете хорошие постройки? Это — слова крайне неверующих, погрузив­шихся в неведение Бога: не веруя изречениям пророков, они до того ожесточились, что намеревались строить долговечные здания. И ныне, о, человек, для кого ты созидаешь долговеч­ные здания? В скором времени ты удалишься из этого мира: сегодня или завтра разрешится твое тело, — чьи же будут, сделанные тобою, крепкие здания? О, как велико такое безумие! Но, скажешь, я забочусь о существовании сыновей и родствен­ников. Гораздо лучше домов и зданий были те заповеди, которые дал Ионадав Рехавитянин своим сыновьям: и домов не стройте (Иерем.35:7); ты же, напротив, если бы имел возможность, возбуждал бы их к большим бед­ствиям: к тому теперь ты и стремишься, привязывая таким образом и их к преходящему миру.

Созиждем себе столб (в русском переводе этих слов нет): не говорят "детям или потом­кам", но "себе"; пророк, говорят, — сумасшедший, и не знает, что говорит. Созидают же они башни не затем, чтобы в них жить, а ради славы и хвастовства. Видишь ли, как они, по своей гордости, оскорбляли Бога? Впрочем, говорит, не ради только этого, но и ради народа еврейского, Я подвергну их наказанию.

 

11-12. И воздвигнет Господь против него врагов Рецина, и неприятелей его вооружит: Сириян с востока, а Филистимлян с запада; и будут они пожирать Израиля полным ртом. При всем этом не отвратится гнев Его, и рука Его еще простерта. Благодеяния должны принести пользу. Смотри, как Бог вразумляет нас страхом наказаний. Сперва Он пророчество-вал о вавилонянах, потом о сирийцах и западных греках. Мне кажется, этим Он желал показать некоторое благо, т.е., что слава Его явится на всем земном круге, а в особенности среди вавилонян, которые в то время владели многими стра­нами, дабы они не присвояли себе победы, но понимали, что Бог дал им власть угнетать многие народы и эллинов от запада солнца. Но почему? Потому что они будут они пожирать Израиля полным ртом. Видишь ли, что он и сам наконец ищет от них защиты? При всем этом не отвратится гнев Его, и рука Его еще простерта. Эти слова значат или то, что они, выслу­шав столько угроз, не стали однако добрыми, или то, что Бог не доведет до такого предела наказания; как видно из последующих слов, речь идет о народе.

 

13. Но народ не обращается к Биющему его, и к Господу Саваофу не прибегает. Видишь ли, что Он сказал все это ради того, чтобы народ не быль уязвлен, тем не менее последний не обратился? Все эти слова пророка имеют значение, подобное тому, как если бы кто-нибудь сказал: было испытано все и не было никакой пользы, пока не был ранен.

 

14-15. И отсечет Господь у Израиля голову и хвост, пальму и трость, в один день (ц. сл.: И отъят Господь от Иерусалима главу и ошиб, ве­лика и мала, во един день). Другие же переводчики не говорят: велика и мала, но: сеявшего раздоры, соблазнявшего и затруд­нявшего свободу. Он не говорит: голову и ноги, но, как бы шла речь о неразумных зверях, голову и хвост; так как народ был подобен змеям, то Он сокрушил голову, корень всякого зла, и отсек хвост, чтобы он больше не мог дви­гаться. В один день: верно он показал, что эти наказания были ниспосланы Богом.

Потом он обращает речь к тем, которые подвержены были заклятию: старец и знатный, — это голова, которые, по лицеприятию, худо творили суд. А пророк-лжеучитель есть хвост. Почему же он назвал лжепророка хвостом, хотя он кажется их главой? Потому что лжепророки побуждали их ко злу и не допускали исправиться. Отсюда мы научаемся, что большего наказания достойны не творящие зло, а побуждаю­щее их ко греху. Бедняк, пожалуй, в свое извинение может представить себе свою бедность, а ты, будучи сильным и бо­гатым, что представляешь себе? Потом пророк отвечает, справедливо утверждая, что это обстоятельство служит не на­казанием, но врачеством и исправлением.

 

16. И вожди сего народа введут его в заблуждение, и водимые ими погибнут. Доселе они не объяви­лись, но в конце концов обнаружатся. Теперь они будут прельщать, но потом их узнают все. Он присоединяет: введут его в заблуждение, потому что, хотя они прельщают теперь, но объя­вятся (как прельстители) потом.

 

17. Поэтому о юношах его не порадуется Господь. Что пользы быть рослым и сильным, если кто худо пользуется воз­растом и силой? Например, если у кого рабы будут людьми рослыми, хорошо сложенными, крепкими и здоровыми, но пре­данными порокам, пьянству и разврату, шатающимися туда и сюда, то их сила никого не порадует, потому что, хотя они и крепки телом, но не имеют ума, вследствие чего происходит всякое зло. Добро само по себе не есть добро, и зло само по себе не есть зло, но по душевному настроению делающего то и другое. Конь будет смирен и надежен, если он имеет хорошее направление с начала, но он причинить много вреда, если имеет наклонность ко злу.

И сирот его и вдов его не помилует; они не испра­вятся от наказаний и не станут добрыми. Чтобы ты не прези­рал такую суровость и не считал ее жестокостью, для этого, уразумей причину ее: ибо все они, говорит, лицемеры и злодеи, и уста всех говорят нечестиво. Смотри, не быть милосердым здесь — признак милосердия, потому что ничто более не способ­ствует их исправлению, как — оставление, небрежение, забвение. При всем этом не отвратится гнев Его, и рука Его еще простерта, для принесения наказаний самым делом, или для повто­рения угроз, как подобало Богу. Все это я (пророк) испол­нил и предсказал, но не отвратится гнев Его, т.е., сказанные мною слова не могли отстранить гнева Его.

 

18. Ибо беззаконие, как огонь, разгорелось, пожирает терновник и колючий кустарник и пылает в чащах леса, и поднимаются столбы дыма. Видишь ли, какую пищу огню дал гнев Божий? Это — подобно тому, как искра, когда упадет туда, где находится много сухой травы, становится большим пожаром, а если ничего не найдет такого, что возбуждало бы его, тотчас ослабляется и погасает.

 

19. Ярость Господа Саваофа опалит землю, и народ сделается как бы пищею огня; не пощадит человек брата своего. Ты, го­ворит, конечно, слышал о том, как скоро горит сено, а по­тому не считай пожар погасимым. Я употребляю подобие этого рода для того, чтобы показать его быстроту и силу. А если ты желаешь знать эту силу, то обрати внимание на последующие слова: народ сделается как бы пищею огня (близ пожа­рища). Ярость Господа Саваофа опалит землю, и народ сделается как бы пищею огня. Для подтверждения той же мысли, он говорит о гневе Божием, как о таком, который не пощадит ни земли, ни другой вещи, ни бедных, ни богатых; а это он утверждает затем, чтобы ты не думал, что грех имеет та­кую силу, а гнев Божий ничего не может. И народ сделается как бы пищею огня. Здесь он обозначает такие отношения, при которых, говорит, будут пренебрегаемы даже законы природы, и люди не будут узнавать друг друга.

Не пощадит человек брата своего. Так как вы не­признаете друг друга, то Я погублю вас иным образом Не пощадит человек брата своего. Оставаясь кротким и спокойным теперь, он не переменится к другим, подобно же­стокому зверю, не будет иметь сожаления к своему брату, который к нему ближе всех, и таким образом бедствия уси­лятся.

 

20. И будут резать по правую сторону, и останутся голодны, т.е., отступит, оставит его; и будут есть по левую, и не будут сыты, т.е., будет поедать подобно огню, разрушающему направо и налево.

Каждый будет пожирать плоть мышцы своей. А Симмах говорит: плоти ближнего своего. О, горькая, полная желчи трапеза! О, пища, приготовленная демонами! О, непотребное пир­шество! Трапеза горечи, приготовленная из своих членов, — сам себе стал пищею и так приятной, что ею не насытиться: злые и воюющие демоны сошли в город, что горше многих смертей. Не лучше ли было окончить жизнь от неимения пищи и не находить такого дорогого врачества? Врачество — злейшее, чем болезнь, здравие — худшее, чем слабость: человек всту­пил в борьбу с самим собою. Как же не наполниться всему ужаса и страха? Смотри, какую он вкушал пищу: уста испол­нены крови и грязи, губы — сырого мяса, ел себя самого, сам для себя стал собакой, жесточайшим всех хищников. Какое преступление! Какая жалость! Знаю, что мои слова многих ужа­сают, повергают в страх, трепет и слезы. Но если бы я по­казал, что сами мы делаем преступления, большие этих, то ужели вы не ужаснулись бы этого? Вся церковь есть единое тело, но, когда мы поедаем своих братьев, то мы в то же время гложем взаимно кости каждого из нас. Если же друг друга угрызаете и съедаете (Гал.5:15), когда, говорю, это де­лается между людьми, то ужели они не делаются подобными бе­шеным, хищным и безумным животным?

 

21. Манассия — Ефрема, и Ефрем — Манассию: это за­конные братья. Оба вместе — Иуду. Видишь ли гнев, усматри­ваешь ли бешенство? При всем этом не отвратится гнев Его, и рука Его еще простерта, чтобы они знали, каких они достойны на­казаний. Будучи подвержены стольким наказаниям, они однако не исправились, но оставались доселе погрязшими в те же пороки.

В начало Назад На главную

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 31 мс 
Яндекс.Метрика