Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

СОБЕСЕДОВАНИЕ

НА ПСАЛОМ 85

 

Молитва Давиду

 

1. Видишь ли достоинство молитвы? Другие псалмы пророк усту­пил петь Асафу и сынам Кореевым, а молитву воспевает Богу сам, принося ее не от себя только, но от лица всех людей. "Господи, ухо Твое и услышь меня, ибо я – нищ и убог" (ст. 1). Беден и убог всякий человек, лицо которого принимает на себя здесь пророк. Мы бедны вследствие греха, и стали нищими чрез Адама, оставившего нам как бы в наследство нищету. По­этому пророк и молит Бога приклонить ухо Свое, чтобы Он снизо­шел как богатый к беднякам, как врач к больным. Почему же просит снизойти? Потому, что мы часто у Бога просим недостой­ного; и Он, как врач, просьбу выслушать удостаивает, но подает только то, что для нас полезно. "Сохрани душу мою, ибо я – угоден (Тебе), спаси раба Твоего, Боже мой, уповающего на Тебя" (ст. 2). Как же может быть святым тот, кто беден и убог добродетелью? Так как он признал свою бедность, то именно чрез это признание и стал уже святым. Может быть пророк называет человека святым и потому, что он имел это достоинство до грехо­падения в раю. "Спаси раба Твоего, Боже мой, уповающего на Тебя". Слова пророка способны приклонить Бога к милосердию, потому что Господь ни в каком случае не может отвергать раба Своего, который на Него надеется, но принимает его роди надежды, хотя бы он и имел другие недостатки; на свое рабство указывает пророк, желая привлечь к нам Бога, дабы Он не покидал Своей собственности. "Помилуй меня, Господи, ибо я к Тебе взываю всякий день" (ст. 3). Видишь, как мы можем получить помилование? Мы должны взывать к Богу каждый день, а не так поступать, чтобы то молиться Ему словами, то прогневлять Его делами, то являться в церковь Божию, то в церковь беззаконников, о которых тот же Давид сказал: "возненавидел я скопище лукавых" (Пс.25:5). "Возвесели душу раба Твоего, ибо я к Тебе вознесся душою моею" (ст. 4). Прошу, говорит, радости от Тебя, к которому вознес душу мою, восхитив ее от земли и возвысив надеждою на божественные блага, так что они уже не стремятся к земному. Итак, возвесели Ты, потому что ра­дости человеческой, как вредной и скоропреходящей, я не хочу. "Ибо Ты, Господи, благ, и кроток, и многомилостив ко всем, призывающим Тебя" (ст. 5). Не напрасно я вознес к Тебе душу, а потому, что Ты, как благой, сострадателен, как кроткий – поддерживаешь падающих, и притом проявляешь Свое милосердие не одним каким-нибудь спосо­бом, а многими и различными: милуешь чрез нищелюбие, милуешь чрез слезы, милуешь чрез добродетели, милуешь чрез веру, и не некоторых, но всех, кто призывает Тебя. Те, следовательно, кто не призывает Бога, не могут быть и помилованы. Итак, молитва служит для нас и оружием, и убежищем, и дверью спасения. "Услышь, Господи, молитву мою и вонми гласу моления моего" (ст. 6). "Услышь", т.е. сочти ее достойной твоего слуха. "Вонми гласу", окажи милосердие приносящему молитву, видя, какою пылает он страстью души и любовью к Тебе (это и значит: "гласу моления"). Поэтому дальше пророк и говорит: "в день скорби моей я воззвал к Тебе, ибо Ты слышал меня" (ст. 7). Тогда как скорби часто убивают молитву и приводят человека к пренебрежению ею, он сам, говорит, этого не испытал, напротив, он взывал еще сильнее и громче, и это проистекало не из отчаяния, а от твердой веры в молитву. Почему же? "Ибо Ты услышал меня". Как уже услышанный, он, естественно, и не изнемог в молитве, почему и взывал. "Нет подобного Тебе, Господи, между богами, и нет (подобного) по делам Твоим" (ст. 8). Пророк говорит здесь не об идолах ("что общего у света с тьмою?", – 2Кор.6:14, – или какое сравнение может быть лжи с истиной?), а называет богами тех, к кому было слово Божие, как говорит Христос в Евангелии, т.е. святых и богоносных мужей. Из них никто не может сравниться с Господом. Хотя Он сроден с ними по плоти, но несравним по божеству, а вернее сказать – и по человечеству, потому что никто из них не родился от девы, никто не носил наших грехов, никто не попрал смертью смерть. Итак, никто не может сравниться с ним и по делам Его. "Все народы, которых Ты сотворил, придут и поклонятся пред Тобою, Господи, и прославят имя Твое" (ст. 9). Где – пред Тобою? В храме иудейском? Но ни храма уже не суще­ствует, ни язычники, как не обрезанные, не могут в нем покло­няться. Ясно, следовательно, что пророк говорит о Христе, лицу Которого поклоняются все язычники. Кто поклоняется в Вифлееме на месте креста и воскресения, тот поклоняется пред лицом совер­шившего там наше спасение. Точно также и поклоняющиеся пред жертвенником поклоняются пред Его лицом, потому что здесь они видят Его седящим в каждой таинственной жертве. "И прославят имя Твое". Почему? Потому, что они служили дереву и камню и были в поучении и рабстве у демонов. Послушай, что пророк говорит дальше: "ибо велик Ты и творящий чудеса – Ты, Бог Един" (ст. 10).

2. Итак, язычники прославляют Христа потому, что признали Его великим и единым, творящим чудеса. В чем же обнаружи­лось это величие и чудеса? В том, что Он уничтожил вековое заблуждение относительно идолов, послав для этого не ангелов, не землю поколебав, не огонь низведши с неба, воспользовавшись для этого в качестве служителей людьми неучеными, бедными рыбарями. "Наставь меня, Господи, на путь Твой и буду ходить во истине Твоей, да возвеселится сердце мое, боясь имени Твоего" (ст. 11). Пророк до евангелия явно изрекает евангельские слова, желая быть ведомым от пути к пути и шествовать в истине Того, кто сказал: "Я есмь путь и истина и жизнь" (Ин.14:6). Впрочем, мы должны быть предварительно направлены на путь Божий и изучить его начало, т.е. основания, и тогда уже можем ходить в истине, потому что пости­жение истины сущего является концом богопознания. "Да возвеселится сердце мое, боясь имени Твоего". Доброй радости, доброго торжества про­сит пророк в своей молитве: бояться имени Божия. Подлинно, отсюда приходит к нам истинная радость, принадлежащая не телу, а сердцу и душе, которая находится в большой близости и сродстве с Богом. Потому-то она и ставит страх перед Ним в радость, зная, какое высокое имеет он свойство. "Исповедаюсь Тебе, Господи, Боже мой, всем сердцем моим и прославлю имя Твое во век" (ст. 12). Итак, прежде испове­дания грехов пророк не велит прославлять Бога; он желает, что­бы Бога прославляли устами чистыми, а очищаются они, когда человек отвергает грех от всего сердца. Истинное исповедание – в том, чтобы отвергнуть грех от всей души, и, раз отвергнув, из­бирать его и никогда уже не возвращаться к нему. "Ибо милость Твоя на мне велика, и Ты избавил душу мою от ада преисподнейшего" (ст. 13). Потому, говорит, осмелился я на исповедание грехов, тогда как его нужно было бы бояться и стыдиться, что велика милость Твоя ко мне, т.е. к человеку; тот, следовательно, кто исповедает свой грех, не только получает пощаду и прощение, но ожидаем, и награды. Какой именно? Освобождения души "от ада преисподнейшего", т.е. от геенны и тьмы кромешней, которая является местом, назна­ченным для грешников. Ад естественно называется преисподним, так как сошедшему, как говорили мы, нельзя уже оттуда выйти. "Боже, законопреступники восстали на меня и сборище сильных искало душу мою, и не представили Тебя пред собою" (ст. 14). Действительно, обижающий ближнего не представляет Бога пред своими глазами; если бы он представлял Его, то и не обижал бы, страшась Судии, не преступал бы закона, приводя на угрозу память Законодателя. Посту­пают же так не в силу неведения, а вследствие дерзости, подобно тому, как разбойники пустыни совершают разбои не потому, чтобы не знали о судьях и судах, а потому, что не думают о них по своему безумию и не боятся. Таких людей пророк называет не только законопреступниками, но и "сборище сильных", укрепив­шимися в нечестии, которых он порицает в другом пророчестве, говоря: "что хвалишься злобою, сильный?" (Пс.51:3). Почему же он на­звал восставших не только законопреступниками, но и державными в нечестии, т.е., как мы сказали, сильными? Потому, что они зло­умышляли не на поле, не на дом, не на одежды, не на раба, а на единственное и исключительное достояние человека – его душу, желая предать ее смерти. Ясно, поэтому, что пророк говорил о законопре­ступниках в собственном смысле – сильных в нечестии демонах, почему и противопоставил им, в качестве своего защитника, Бога. "Но Ты, Господи, Боже мой, щедрый и милостивый, долготерпеливый, и многомилостивый, и истинный. Призри на меня и помилуй меня, даруй силу Твою отроку Твоему и спаси сына рабы Твоей" (ст. 15, 16). Напрасно, говорит, они восстали, потому что Ты, как Бог, побо­раешь за Свое создание, как щедрый и милостивый – сострадаешь к подвергающемуся злым козням, как долготерпеливый – не предаешь грешников в руки врагов, как многомилостивый – милуешь не раз, а многократно, как истинный – отвергаешь творящего обиды, и спа­саешь обижаемого. Поэтому "призри на меня", так как овцу, за которой смотрит пастырь, волк схватить не может, "и помилуй меня", так как у меня нет дел, которыми мог бы обратить Твою руку на свою за­щиту; потому и прошу по необходимости Твоей милости, которая особенно требуется подвергающимся нападениям. "Даруй силу Твою отроку Твоему и спаси сына рабы Твоей". Как человек, пророк признает себя слугою и рабом, который просит получить власть над страстями; а как сын рабыни Его, т.е. премудрости, он хочет получить спасение. Может быть рабынею Бога пророк назы­вает нашу природу, потому что она как рабыня повинуется воле и повелениям Творца. Названием раба и сына рабыни пророк гордится, и как старого раба, у которого и родители были рабами, считает себя достойным получить от Бога власть, потому что таким рабам господское богатство вверяется без опасений. Кто этот отрок, ты можешь узнать из дальнейшего. "Сотвори со мною знамение во благо; да видят (его) ненавидящее меня и устыдятся (от того), что Ты, Господи, помог мне и утешил меня" (ст. 17). Не просто просит он знамения, а "во благо", т.е. для благодеяния роду человеческому. Таково знамение, ко­торого велел Исаия просить у Бога Ахазу, говоря: "проси себе знамения у Господа Бога твоего", вслед за чем сказал: "се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил" (Ис.7:11,14); таково же знамение, о котором говорит Сам Господь: "род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка; ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи" (Мф.12:39,40). Этими знамениями посрамлены все ненавидящие нас демоны. "И Ангел лица Его спасал их", как говорит Исаия (63:9), помог нам, но Сам Господь, родившись от Девы и ради нас сделавшись человеком; Он же и утешил нас, плакавших о своем смертном осуждении, воскресши из мертвых и тем показав, что смерть есть только сон.

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 31 мс 
Яндекс.Метрика