Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

СОБЕСЕДОВАНИЕ

НА ПСАЛОМ 118

 

Статья 2-я

 

"Руки Твои сотворили меня и создали меня: вразуми меня, и научусь заповедям Твоим" (ст. 73).

1. Пророк Давид в своей жизни все испытал – и власть, и царское достоинство, и богатство, и славу, и почести, и удовольствия, и воинскую доблесть; но все это презирая, ценил только то, что дей­ствительно достойно любви и привязанности, почему и говорил: "закон уст Твоих лучше для меня тысяч золота и серебра" (ст. 72). Будем же и мы, братие (это ведь и написано в наставление нам), соблюдать закон и заповеди Божии, почитая все остальное ничтожным. Желая же показать, какой чести удостоен человек (от Бога), псалмопевец говорит далее: "руки Твои сотворили меня и создали меня". Бог все создал и привел из небытия в бытие Своим словом. Так, сотво­рив небо и землю, Он сказал: "да будет свет. И стал свет", а потом: "да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды; да произрастит земля зелень; да будут светила на тверди небесной; да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их" (Быт.1:3,6,11,14, 20,24). "И создал Господь Бог человека из праха земного" (Быт.2:7). И вот, по внушению божественного Духа, пророк напоминает Творцу об этом проявлении особенной Его любви к человеческой природе. Тогда как все остальное устроено Его словом, о теле человека го­ворится, что Он создал его Сам; не то это значит, что Он действовал будто бы руками, так как Он бестелесен и безвиден: "Бог есть дух" (Ин.4:24), по слову Господа, – но что Он обнару­жил особенное расположение к этому творению, а также то особое отношение, в каком мы, люди, находимся к Нему, как созданные по Его образцу (Быт.1:26), в силу чего человек является единствен­ным из животных, одаренным разумом. Поэтому пророк и про­сит Создателя даровать Своему созданию разумение; с этою целью прибавлены слова: "боящиеся Тебя увидят меня и возвеселятся, ибо я на слова Твои уповал" (ст. 74). Я сделаюсь, говорит, для благочестивых поводом к радости, воз­ложив на Тебя свою надежду и получив достойное ее осуществление. Как Бог, по слову Господа, радуется об одном грешнике кающемся (Лк.15:7), так праведники, уподобляясь Ему, радуются о человеке разумном и уповающем на слова Божии. "Я уразумел, Господи, что суды Твои – правда, и (что) Ты справедливо смирил меня" (ст. 75). Хорошо сказал это, показывая свою благодарность. Я, говорит, глубоко понимаю, как правильно и справедливо Ты осудил меня и подверг меня различным несчастьям. Когда мы грешим, Бог иногда гневается, а иногда долготерпит, ожидая нашего покаяния. И притом Свой гнев и праведный суд Он обнаруживает с целью вразумить нас и исправить, чтобы мы не оставались в грехе. Написано у пророка: "в жару гнева Я сокрыл от тебя лице Мое на время, но вечною милостью помилую тебя" (Ис.54:8); и: Господь "причиняет раны и Сам обвязывает их" (Иов.5:18); и еще: "но народ не обращается к Биющему его, и к Господу Саваофу не прибегает" (Ис.9:13) Скорби и несчастья Господь насылает сообразно с истиной и ими смиряет человека. "Да будет милость Твоя в утешение мне, по слову Твоему рабу Твоему!" (ст. 76). Уже настало время человеколюбия и утешения. Милость Божия, это – пришествие во плоти Христа Бога нашего. Он оказал нам милость, Сам явился Ходатаем за нас пред Отцом и умилостивлением за грехи наши, как говорит апостол Иоанн (1Ин.2:1,2). И иного утешителя Он обещал, Духа Святого (Ин.14:16), как сам сказал ученикам: "когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне" (Ин.15:26). Итак, пророк молится, чтобы была явлена милость к человеческому роду, как обещал Бог чрез патриархов, чрез закон и пророков; именно это выражают даль­нейшие слова пророка: "по слову Твоему рабу Твоему". Ведь тем, ко­торые обращаются к Тебе с покаянием, Ты обещал Свое благоволение. Это Господь говорил и чрез пророка Исаию: "оставаясь на месте и в покое, вы спаслись бы" (Ис.30:15), а чрез пророка Иеремию взывает: "если хочешь обратиться, Израиль, говорит Господь, ко Мне обратись" (Иер.4:1). "Да сойдут на меня щедроты Твои, и жив буду, ибо закон Твой – поучение для меня" (ст. 77). Будучи совершенно лишен Божия благово­ления, он представляет себя трупом; и потому молится о том, чтобы человеколюбие Божие оживило его. Щедроты разумеет те самые, ко­торые даровал нам Спаситель в Своем пришествии, т.е. евангель­ское слово, апостольское учение, чтобы, живя ими, постоянно поучались в них. "Да постыдятся гордые за то, что несправедливо беззаконие совершали по отношению ко мне, а я буду размышлять о заповедях Твоих" (ст. 78). Он не желает зла врагам, но молится о них. Стыд содействует спасению, и вот, испытав на себе это врачество, он желает, чтобы и они получили его. А затем, превозносился диавол и послушные ему противные силы над родом человеческим по причине грехопадения, но в прише­ствии Христа Бога нашего они были посрамлены – о чем сами гово­рили: "пошли нас в стадо свиней" (Мф.8:31), и: "что Тебе до нас, Иисус,

Сын Божий? пришел Ты сюда прежде времени мучить нас" (ст. 29). "Я буду размышлять о заповедях Твоих" – один из переводчиков перевел: "я размышлял о заповедях Твоих", другой: "буду говорить", а тре­тий: "буду беседовать". "Да обратят меня боящиеся Тебя и ведающие откровения Твои" (ст. 79). Грех отдалил его от общества праведных, и все они, подобно Богу, отвратились от него; и вот теперь он про­сит о том, чтобы соединиться с ними и возвратить себе общение их. Симмах выразил это яснее: "да обратятся ко мне боящиеся Тебя". А если пророк говорит об этом от лица человеческого рода, то это значит: апостолы и боящиеся Бога обратили все народы к познанию истины, как и Господь сказал им: "идите, научите все народы" (Мф.28:19), а сами они, конечно, вполне знали откровения Божии. "Да будет сердце мое непорочно в оправданиях Твоих, да не постыжусь!" (ст. 80).

2. Он желает, чтобы сердце его было чисто от всякого по­рока, потому что тогда оно будет свободно от стыда. За это именно в самом начале псалма он ублажил непорочных. Итак, когда непорочно наше сердце, как не тогда, когда мы возрождены водою и Духом и чисты душою и телом, и по благодати святого крещения живем по оправданиям Божиим, чтобы не постыдиться в тот час, когда праведники восстанут в честь свою и славу, а грешники в стыд вечный? Да даже и в этой жизни постыдно христианину назы­ваться блудником, или обидчиком, или клеветником, или клятвопре­ступником, или братоненавистником, или пьяницей, или сплетником, или лжецом, или чем-либо подобным. "Истаевает душа моя (ожидая) спасения Твоего; на слова Твои я уповал" (ст. 81). Когда человек сильно желает чего-нибудь, но в желаемом терпит лишение, то он как бы исчезает, изнемогает. Так, ожидающие возвращения кого-нибудь отсутствующего из ближних, с напряжением ожидая и обманываясь в своем ожидании, как бы тают от тоски; то же бывает с тем, кто терпит сильную жажду и не имеет воды для ее утоления; так и угнетаемые какими-либо несчастьями и ожидающие божественной по­мощи приходят в изнеможение, когда видят ее замедление. Спасе­нием для человеческого рода является снисхождение к нам Единого от Святой Троицы. Так как в другом псалме пророк говорит: "яви нам, Господи, милость Твою и спасение Твое даруй нам" (Пс.84:8), то значит и сам он молился о том, чтобы это ожи­даемое спасение совершилось скорее. "Истаевают очи мои (ожидая) спасения Твоего: когда утешишь меня?" (ст. 82) Словом называется и боже­ственное обещание, и боговдохновенное Писание. Значит, изнемогает не только тот, кто ждет исполнения божественного обещания и избав­ления от постигших бедствий, но и тот, кто живет божественными словами и желает вполне усвоить себе их и это усвоение считает для себя утешением и радостью. Но к этому он только стремится, ожидаемое же им утешение дано в евангельском слове, когда Сам Спаситель утешил нас, явившись на земле и сказав: "придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас" (Мф.11:28); "ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко" (ст. 30). "Ибо я стал как мех на морозе; (но) оправданий Твоих не забыл" (ст. 83). Мех от тепла раз­бухает и, раздувшись, увеличивается в объеме; на холоде же он сжимается и твердеет. Подобно этому, принявшие евангельское учение оставляют всякую роскошь и телесную пышность и проводят эту жизнь в простоте, скромности и воздержании. Таково уже свойство телесной природы: в роскоши она изнеживается и распускается и вос­стает против души, а в скудости и подвигах сокращается и сми­ряется. Об этом свидетельствует Павел, говоря: "но усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным" (1Кор.9:27). Это испытал на себе и пророк: преследуемый Сау­лом, он господствовал над страстями, а среди мира пал жертвой искушений сластолюбия, и только смирив тело, восстановил в себе память божественных законов. "Сколько остается дней раба Твоего? Когда сотворишь мне суд (избавив) от гонителей моих?" (ст. 84)? Немногочисленны дни нашей жизни, а еще нас преследуют дурные мысли, плотские стра­сти и житейские заботы: "плоть желает противного духу" (Гал.5:17), как говорит божественный апостол. "Дни лет наших: семьдесят лет" (Пс.89:10). Итак, когда Ты рассудишь меня и избавишь от моих противников? Суди же и освободи нас от их угнетения. "Поведали мне законопреступники (свои) рассуждения, но это – не закон Твой, Господи" (ст. 85). Пророку посоветовали уничтожить врагов, но он, повинуясь божественному закону, ожидал суда Божия. Эти слова и для нас поучительны и весьма полезны. Нам следует избе­гать не только басней язычников и неверия иудеев, но и хульных учений еретиков. Конечно, и иудеи, и язычники, и еретики рассуждают и выдают себя за учителей, имея своим орудием ложь, но своего учения ничем не подтверждают из божественных Писаний; а если что и приводят, согласно со своими страстями, то в таком случае искажают и обманывают: подобное явление наблюдается и в наше время. Обвинители христиан, так называемые иконоборцы, многих соблазнили, равно как и павликиане, разделяющие ересь манихеев. Они не искали основания в божественных Писаниях, но прикры­ваются ложью и в ней утверждаются. А мы говорим, последуя Еван­гелию и, держась православного вероучения, как приняла святая Божия кафолическая Церковь. "Все заповеди Твои – истина, неправедно гнали меня, помоги мне" (ст. 86). Потому я и предпочитаю закон Твой, что вижу, что все заповеди Твои укра­шены истиною. "Едва не погубили меня на земле, но я не оставил заповедей Твоих" (ст. 87). Велико, говорит, нечестие и сила моих врагов; немногого недоставало, что­бы я лишился и самой жизни. Пророк научает здесь нас держаться преданий, которые мы получили; преподает и другое наставление, что­бы мы не решались мстить за себя и не воздавали злом за зло, но просили помощи Божией и Его суду предавали все. Так и написано пророком: "у Меня отмщение, Я воздам, говорит Господь" (Евр.10:30; Втор.32:35). "Но я не оставил заповедей Твоих". Хотя я был очень близок к смерти, которою мне угрожали нападения лукавого и плотские удовольствия, но я не оставил Твоих заповедей. Вот по­хвальба, свойственная святым; ее пророк передает в назидание нам. "По милости Твоей оживи меня, и сохраню откровения Твоих уст" (ст. 88). О какой милости (просит пророк)? О той, какую оказал нам Ты, Владыка, домостроительством Своего воплощения. Итак, сподоби меня этой благодати, чтобы я мог сохранять Твои откровения. Пророк украсил эти свои слова смирением. Не в воздаяние за свою правед­ность просит он жизни, но умоляет о том, чтобы она была даро­вана ему как дар милости, обещаясь за то соблюдать откровения Божии. "Во век слово Твое, Господи, пребывает на небе" (ст. 89). Для Тебя, говорит, Владыка, все легко и возможно. Повелением Твоим пребывает неподвижным свод небес. То же говорил псалмопе­вец и в сто сорок восьмом псалме: "поставил их во век и в век века: повеление дал – и не пройдет оно" (Пс.148:6). Итак, самое небо пребывает так, как оно создано Тобою, Владыка, а обитающие на нем ангелы соблюдают божественный закон, и чужды всякого преступления, потому что исполняют Твое слово по своей силе и кре­пости. "В род и род – истина Твоя. Ты основал землю, и она пребывает" (ст. 90).

3. Некогда был дан закон израильтянам: они являются пер­вым родом, первым поколением; а потом нам, язычникам, был дан закон евангельский. Он-то и есть истина. Ее сохранил Ты и для рода иудейского, и для другого, явившегося вслед за тем; это говорит он о народе из язычников, получившем спасение чрез Спасителя нашего Христа. "По установлению Твоему пребывает день, ибо все служит Тебе" (ст. 91). Ты дал земле неподвижность на долгое время, и она пребывает, как Ты повелел. Ты установил смену дня и ночи, и она совершается по Твоим законам. Земля исполняет Твое творческое слово и произ­водит во время свое травы, растения, деревья, приносит плоды и семена в пищу всем животным, и "по установлению Твоему пребывает день". Солнце, восходя, направляется к западу. "Ибо все служит Тебе" – и все послушно Твоему мановению. Ты Творец всего, и все покорно Тебе, Богу. "Если бы закон Твой не был утешением для меня, я погиб бы в уничижении моем" (ст. 92). Всякий из благо­честивых, подвергшись несчастию, мог бы сказать это: и Иосиф, из­бежавший рабства, прелюбодеяния и клеветы, и Даниил, когда ему запрещено было молиться, и три отрока, когда их принуждали покло­ниться изображению, и победоносные мученики, потерпевшие всевозмож­ные виды мучений. Справедливо говорит это и блаженный Давид, изгнанный Саулом и принужденный жить среди иноплеменных и враждебных людей. Он вошел бы в общение с нечестием, если бы не продолжал везде поучаться божественным законам. Потому и прибавляет "во век не забуду оправданий Твоих, ибо ими Ты оживил меня" (ст. 93). Вот блаженный человек, который с полной истин­ностью обращает к Богу такие слова и оправданиями Его живет в этом мире! Конечно, грешник, преступая заповеди Божии, не может сказать: "во век не забуду оправданий Твоих, ибо ими Ты оживил меня", а пророк по опыту говорит, что оправдания Твои дают жизнь и память о них не изгладится у меня. "Я – Твой, спаси меня, ибо я оправдания Твои взыскал" (ст. 94). Различно можно понимать эти слова: "я – Твой"; например: я – твой раб, твой слуга, твой сын по благодати. Итак, кто уверен, что сохранил заповеди Божии, тот сам говорит: "я – Твой, спаси меня". За что? "Ибо я оправдания Твои взыскал". А те, которые творят дела врага Твоего, конечно, не ищут Твоих заповедей и не могут сказать: "я – Твой, спаси меня". Значит, не все мы можем употребить это воскли­цание. Лжет раб греха, называя себя Божиим. "Кто кем побежден, тот тому и раб" (2Петр.2:19). Итак, если, освобо­дившись от греха, предпочтем божественные законы, тогда можем воспользоваться этим воззванием. "Меня ожидали грешники, чтобы погубить меня, (а) я уразумел откровения Твои" (ст. 95). "Ожидали" – Симмах и Феодотион перевели: "надеялись". Значит, они надеялись предать меня смерти, но я, вни­мая Твоим оправданиям, в них снискал себе жизнь. Часто слуги греха восстают на праведных, не ожидая ни суда и воздаяния, ни наказания, заслуженного их злобой, уповая на временное, собирая богатство неправдой и расточая чужие сокровища, а праведные между тем исследуют откровения Божии, и что бы ни случилось с ними, не отступают от Его заповедей. "Я видел предел всякого совершенства, (но) заповедь Твоя чрезвычайно широка" (ст. 96). Все, говорит, человеческое: и богатство, и достоинство, и могущество, власть князей и военоначальников, правителей и царей, все это имеет конец, и конец скорый. А заповедь Твоя широка и неистощима, и соблюдающим ее достав­ляет бесконечное и вечное богатство и блага, недоступные никаким переменам. Конечно, сами грешники, наслаждаясь богатством и удовольствиями настоящей жизни и пользуясь здесь благоденствием и, могуществом, понимают, что настоящие блага имеют конец. Но пророк не ограничивается этим, – он восклицает: "я видел предел всякого совершенства", а заповедь Божия весьма широка и пребывает во век и имеет воздаянием вечные блага.

"Как возлюбил я закон Твой, Господи! Во всякий день он – поучение для меня" (ст. 97). Не всякий, исполняющий закон Божий, исполняет его с любовью, но одни по нужде и страху наказания, другие рассчитывая на славу пред людьми. Искренно же преданные добродетели стре­мятся исполнять заповеди только по любви к добру. Будем же внима­тельны, братие, к тому, что говорится. Пророк дает нам пример весь день поучаться заповедям Божиим и божественному закону: так неужели мы два или три часа не посвятим на слушание боже­ственного чтения, которое может повлиять на исправление нашей жизни? Есть конечно люди, которые, подобно бесчувственному аспиду, заты­кают уши свои и удаляются, не желая слышать божественных слов и душеполезных наставлений. Но еще ужаснее, что и некоторые клирики, наши братья и сослужители, делают это. И если бы мы не имели от апостола заповеди, гласящей: "обличай, запрещай, увещевай" (2Тим.4:2), то наложили бы молчание на свои уста и постарались бы снести и стерпеть это. Впрочем, люди – мудры и разумны и могут сами позаботиться о своем исправлении, как написано: "от высокомерия происходит раздор, а у советующихся – мудрость" (Притч.8:10). "Заповедью Твоею Ты сделал меня мудрее врагов моих, ибо она – на век моя" (ст. 98).

4. Исповедав горячую любовь к божественному закону, пророк все приписывает благодати Божией. От Тебя, говорит, получив муд­рость и разум, я возлюбил Твой закон. По Твоему дарованию я знаю больше врагов; за это они стараются уничтожить меня, но я даже не пытаюсь оградить себя от их насилия, воображая себе вечную пользу добродетели. И лик апостолов возглашает это, потому что он имел врагов в лице книжников и фарисеев. Умудренные Христом Богом, они проповедали евангельское слово, и их учение приобрело вечное значение, а учение книжников и фарисеев было временным. "Я стал разумнее всех учителей моих, ибо откровения Твои – поучение для меня. Я стал сведущ более старцев, ибо заповеди Твои взыскал!" (ст. 99-100). Царям свойственно учить, а подчиненным – учиться. Саул царствовал, да и по возрасту он был старейшим. Но, однако, ни обладание царством, ни возраст – не умудрили его, и он искал убить благо­детеля. А великий Давид уже в положении подданного и в юном возрасте возлюбил любомудрие и не хотел ни быть зачинщиком неправого дела, ни отвечать насилием на насилие. Этой самой мысли держится и пророк здесь. Впоследствии учители закона и книжники, желавшие пользоваться от людей названием "равви", учили тому, что было незаконно; апостолы же проповедовали, разумея истинное знание по свидетельству закона и пророков. Вот к этим-то учителям иудейским относится название старцев, так как по времени они прежде апостолов; но апостолы превзошли их в уразумении как закона, так и пророков, постигая их духовный смысл. Потому и заповеди Божии были поняты апостолами в их настоящем смысле. "От всякого лукавого пути я удерживал ноги мои, чтобы хранить слова Твои" (ст. 101). Невозможно, конечно, в одно и то же время идти по двум путям – распущенности и целомудрия, правды и неправды, но должно избегать противного пути и держаться правого; при этом условии возможно быть хранителем слова Божия. Сам пророк, со­блюдая все заповеди, говорит: "от всякого лукавого пути я удерживал ноги мои". Этого не может сказать ни обидчик, ни злоречивый, ни корыстолюбец, ни завистник, ни братоненавистник, ни тот, кто воздает злом за зло. "От судов Твоих я не уклонился, ибо Ты даровал мне закон" (ст. 102). Эти слова внушают нам не уклоняться никогда от суда и заповедей Божиих. Зная, что Ты – Законодатель их, я был привязан к ним всею душою. Потому он и прибавил, "как сладки гортани моей слова Твои! Слаще меда для уст моих" (ст. 103). Мед сладок только до горла, а потом он идет в чрево и извергается, слова же Божии услаждают сердце и душу. И в другом псалме пророк говорит: "вожделеннее золота и многоценного камня и слаще сотового меда" (Пс.18:11). Не так услаж­дает мой вкус сладость меда, как радует мою душу поучение от Твоих слов. О гортани упомянул здесь, как об органе голоса: голос служит для поучения, и при их (гортани и голоса) помощи душа извлекает отсюда пользу себе. "Из заповедей Твоих я получил разумение, посему я возненавидел всякий путь неправды" (ст. 104). Уразумев угодное Тебе, я почувствовал отвращение ко всем видам зла. Весь ход мыслей этого псалма уясняет нам соблюдение и сохранение заповедей, причем сам способ выражения не в духе закона и служения тени, но в духе евангельском, почему и сам псалом является как бы хранилищем нашей христианской благодати и служит правилом и руководством для нашей жизни. Он постоянно указывает на закон, заповеди, оправдания, суды и откровения, о которых в изъяснении на начало этого псалма сказано, какое значение имеют они. Но теперь продолжим прерванное. "Из заповедей Твоих я получил разумение"; как бы так говорит: мы вникли в Твои заповеди и поняли их и поэтому возненавидели всяк "путь неправды". Ведь эти заповеди и требуют: "не убивай, не прелюбодействуй, не кради, не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего, не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего" (Исх.20:13-17). "Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба" (Втор.23:19). Вот заповеди Божии, ежедневно выслушиваемые нами при чтении святого Евангелия и апостольских учений: они наставляют нас ненавидеть всякий путь неправды. Все грехи и все виды зла называются неправдой; за них приходит гнев Божий на сынов человеческих, или лучше сказать на сынов непослушания. От них охраняйте себя, братие, утверждайтесь же в воле Божией. И тогда Бог дарует вам богатые милости и щедроты Свои, потому что Он есть наш Спаситель.

"Светильник ногам моим – закон Твой и свет путям моим" (ст. 105).

Я хожу во тьме, но как бы какой светильник мне светит Твой закон. Нужно заметить, что закон называется светильником, а Господь и Спаситель наш – Солнцем правды (Малах.4:2). И в самом деле: первый как светильник едва озарил один народ, а второй — просветил всю вселенную. Так и божественного Иоанна Владыка Христос назвал светильником (Ин.5:35), так как он явился иудеям еще во мраке ночи. Когда же воссиял "Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир" (Ин.1:9), то и святых апостолов сделал Он светом, так как они были участниками того света, который просветил всех людей. И так как, по слову Господню, "весь мир лежит во зле" (1Ин. 5:19), и объять смятением и грехами, а грехи – тьма (сам же Давид сказал, как записано в книге Царств: "ночь была вокруг меня, несчастного, и я был в неведении", то мы нуждаемся в светильнике. Дается нам в помощь закон, и он служит светом для наших путей, потому что написано: "духом моим я буду искать Тебя во внутренности моей с раннего утра" (Ис.26:9). Но имеют эти слова и другой смысл. Светильник есть ветхий завет, данный некогда народу еврейскому: только один народ пользовался его светом. Когда же взошло Солнце правды – Христос Бог наш, "Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир" (Ин.1:9), то Он Сам просветил концы земли, и Своим ученикам сказал: "вы – свет мира" (Мф.5:14). А этим светом мы все просветились. "Поклялся я и постановил – хранить суды правды Твоей" (ст. 106).

5. Так как весьма многие дела утверждаются клятвою, то твер­дость и неизменность, с которыми пророк относился к заповедям Божиим, он назвал клятвою. Это обычно в Священном Писании. Например: клялся Господь Бог Аврааму (Быт.22:16); "клялся Господь Давиду истиною и не отречется от нее" (Пс.131:11) в силу твердости божественного обетования. Хотя повсюду в Священном Пи­сании клятва запрещается, и, прежде всего – в ветхом завете: "не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно" (Исх.20:7); "не клянитесь именем Моим во лжи" (Лев.19:12); "не приучай уст твоих к клятве" (Сир.23:8), – но, очевидно, это относится к делам мирским, о которых Екклесиаст говорил: "собрал себе серебра и золота и драгоценностей от царей и областей; устроил себе сады и рощи, сделал себе водоемы, и вот, все – суета и томление духа" (Еккл.2:8, 5,11). Кто призывает имя Божие по поводу подобных вещей, тот употребляет клятву всуе и в неправду. И далее Господь говорит: "Я говорю вам: не клянись вовсе" (Мф.5:34), а его ученик Иаков: "прежде же всего, братия мои, не клянитесь ни небом, ни землею, и никакою другою клятвою" (Иак.5:12). Итак, подобно тому как есть заповедь: не убивай, не обижай, так есть и такая: не клянись. "Я уничижен до крайности, Господи, оживи меня, по слову Твоему" (ст. 107). Не просто сказал он: я был уничижен, – но: "я уничижен до крайности", и это говорил он, бу­дучи царем и пророком, украшаясь добродетелью, утопая в богат­стве и торжествуя над врагами. Конечно, он никогда не решался вменять в заслугу себе ни мудрости, ни мужества, ни праведности: все это он считал даром божественной благодати. И когда он про­сит жизни у Того, Кто может дать ее, то не просит жизни во что бы то ни стало, но жизни разумной, согласной с законом и просве­щаемой божественным законом. И так как мы, пока живем, по­стоянно впадаем в грехи (пред Господом никто не свободен со­вершенно от скверны, хотя бы и один только день жил на земле), то будем особенно любить плач, слезы, воздержание, изнурение тела. В этом именно заключается смирение "до крайности". А когда пророк го­ворит: "оживи меня, по слову Твоему", то просит, конечно, не о той жизни, для которой необходимы пища и питье, но о жизни разумной, деятельной, добродетельной, и состоящей в соблюдении заповедей Божиих.

"К добровольным (обетам) уст моих благоволи, Господи, и судам Твоим научи меня" (ст. 108). Из подвигов добродетели большую часть предписывают божественные законы, но некоторые предоставляются свободному рас­положению. Так из жертв – одни по закону, другие же – от доброй воли. Первые – это, например, жертвы о грехе, о скверне и о не­ведении, которые повелевал приносить закон и которые воздавались Богу как долг; вторые же были плодом добровольной щедрости, почему и назывались дарами. Так и теперь: целомудрие, напр., и справедливость евангельским учением предписываются; девство же и воздержание после брака, нестяжательность, уединенная жизнь и пустынничество – это дела доброй воли, выходящие за пределы закона. Такие-то дела пророк назвал вольными. Конечно, что необязательно по закону, но является плодом боголюбивого расположения, то спра­ведливо называется добровольными. А часто, подвергаясь несчастьям и скорбям, мы обещаемся Богу, как бы так: "войду в дом Твой со всесожжением, исполню пред Тобою обеты мои, которые изрекли уста мои, и произнес язык мой в скорби моей" (Пс.65:13,14). Это во всяком случае мы должны исполнять. Но изъясняемое выражение имеет и другой смысл. Добровольное – это то, что мы делаем сверх заповедей Божиих. Например, заповедь Бо­жия – сочетаться с одною женою, потому что "брак у всех да будет честен и ложе непорочно; блудников же и прелюбодеев судит Бог" (Евр.13:4). Если же кто хочет пробыть в девстве, то это его добровольный по­двиг. Точно также нам позволяется иметь пищу, одежду и кров; если же мы предпочтем упражняться в нестяжательности, это будет уже нашим добровольным делом. И если мы хотим проводить пустын­ническую и монашескую жизнь, это наше добровольное дело. И вот, пророк молится, чтобы желающим делать подобное удалось совершить его успешно. "Душа моя в руках Твоих всегда, и закона Твоего я не забыл" (ст. 109). Охраняемый Твоим промыслом, я не мог предать забвению Твоих законов. Всякий предавший себя Богу полагает свою душу в Его руки, как и в другом псалме сказано: "Ты, Господи, защитник мой; в руки Твои предаю дух мой" (Пс.30:5,6). А кто посвящает себя удовольствиям и плотским страстям, тот ни­когда не предает души своей в руки Божии. Ведь если во время божественной литургии мы предаемся житейским заботам, и наше внимание в этот час развлекается ими, оставляя восхваление Бога, то, значит, мы не положили душ своих в руки Его. Если утрен­ние молитвы мы оставляем, предаваясь вместо того сну и почивая на ложах, а время вечернего славословия проводим в пьянстве и по­пойках, как бы пригвожденные к своему месту, то опять – значит – наши души не в руках Божиих. Если во время божественной службы и, особенно в святые дни Господни мы оставляем церковь и рыскаем по городу, устраивая свои дела и собрания и разгуливая по площадям и улицам, значит – не в руках Божиих наши души. Если, при­сутствуя при божественной литургии, мы оставляем молитву и хвалу и беседуем друг с другом о мирских делах и заботах, значит, – мы не предали душ наших в руки Божии. "Грешники расставили сеть мне, но я от заповедей Твоих не уклонился" (ст. 110). И люди и демоны строят мне многие и разнообразные козни, но я решил без всякого уклонения идти путем Твоих заповедей. Действительно, и демоны и мысли часто соблазняют живущих по Божьи, равно как и дурные люди, но они хвалятся тем, что побеждают искушения. Давид показал пример этого, когда Саул ставил ему сети и искал убить его, но не мог однако отклонить его от заповедей Божиих. И когда Саул – и раз, и другой – оказался в руках его, Давид не воздал ему злом за зло. И в древности Иосифу ставила сеть египтянка, но он не соблазнился, сохранив свое целомудрие. Тоже и Сусанна испытала от старцев. "Я принял откровения Твои, как наследие, на век, ибо они – радость сердца моего" (ст. 111).

6. Торжествуют святые и благочестивые люди и радуются со­блюдению заповедей Божиих, а имея Бога Отцом своим, они явля­ются наследниками Его откровений и с радостью содержат их как отеческое наследие, – потому что всегда наследство родителей приятно. Так и пророк говорит в своей молитве: веруя, что твои открове­ния – наследие вечное и непреходящее, я, вспоминая о них, радуюсь и веселюсь. "Я приклонил сердце мое к исполнению оправданий Твоих на век, ради воздаяния" (ст. 112). Способность воли у человека подобна весам, и эти весы держат ум, как управляющее начало. Когда кто скло­няется к благочестивым мыслям, то и коромысло ве­сов склоняется в сторону добра. Это я и сделал, говорит пророк; и притом – не иногда "приклонил", иногда – нет, но "на век", то есть, во все дни жизни моей. Я радуюсь им, находя в них воздаяние себе. "Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку" (1Кор.2:9), вот каково наше воздаяние. Блага и созданы для благих. "Законопреступников я возненавидел, закон же Твой возлюбил" (ст. 113). Подавляя свои греховные склонности, я выше всего поста­вил Твой закон. Вот чем хвалятся святые. Так и в другом псалме он говорит: "не возненавидел ли я ненавидящих Тебя, Господи, и о врагах Твоих не сокрушался ли? Совершенною ненавистью возненавидел я их: они стали для меня врагами" (Пс.138:21,22). Как любящий свет нена­видит тьму, так любящий закон Божий ненавидит беззаконные мысли и дела, так что отвращение к ним неотделимо от любви к обе­тованиям закона. В таком настроении пророк восклицает: "Ты – мой помощник и заступник, на слова Твои я уповал" (ст. 114). Не без Твоей помощи я достиг этого, но опираясь на Твою руку и питаясь надеждой на Тебя. Я не возлагал упования ни на богатство, ни на честь и славу мирскую, ни на человеческую помощь, но на Твои слова. Подобное этому сказал один из мудрых: человеческой помощи не дай мне. "Удалитесь от меня, лукавые, и я буду поучаться в заповедях Бога моего" (ст. 115). Он отгоняет от себя всякое на­падение демонов и дурных мыслей, чтобы заповеди Божии соблюдать в себе словом и делом. Это именно значит: "поучаться". И своим лукавым помыслам, и тем, кто пытался давать мне злые советы, я, говорит, отвечал, чтобы ничего подобного мне не внушали, потому что жизнь по заповедям Божиим для меня дороже всего. Я не просто следую им, но исполняю их со всею тщательностью, чтобы ничего из них не утаить, но исполнить все, что повелел Господь всяческих. "Заступись за меня по слову Твоему, и буду жить, и не посрами меня в чаянии моем" (ст. 116). В виду того, что я все возлагаю на Тебя, не оставь меня Своим заступлением, чтобы мне не потерпеть посрамления, если я обманусь в своих надеждах на Тебя. Словом здесь он называет обещание, как бы говоря: даруй мне обещанное Тобою спасение. Итак, вполне сохранив заповеди Божии, пророк ожидает чести и славы при втором пришествии Христа Бога нашего, и надеется тогда получить вечную жизнь, а не быть посрамленным вместе с грешниками и непослушными и всеми удалявшимися от заповедей Божиих. "Помоги мне, и спасусь, и буду поучаться оправданиям Твоим" (ст. 117). И достигнув спасения, я не забуду Твоих оправданий, но всегда буду помнить о них. Память же разумеет не на словах только, но и на деле. Такое памятование оправданий Божиих, будучи постоянным, приобретает нам помощь Божию и приводит нас к спасению. "Уничижил Ты всех, отступающих от оправданий Твоих, ибо неправедно помышление их" (ст. 118). Я удержу это усер­дие к Твоим заповедям, зная, что те, которые преступали их, подверглись позору и посрамлению. В другом псалме он также го­ворит о грешниках: "уничтожатся, как вода мимотекущая" (Пс.57:8), и опять: "премного насыщена душа наша презрением от благоденствующих и уничижением от гордых" (Пс. 122: 4). "Преступниками признал я всех грешников земли, посему возлюбил откровения Твои" (ст. 119). Выражение: преступник – Феодотион перевел: "за ничто", а Симмах: "за помет" (я считал всех грешников). Этими словами пророк показал, что, уничижая и сам, подобно Богу, законопреступников, он все усердие свое посвятил на выполнение слов Божиих, именно потому, что знал, какое наказание бывает за беззаконие. Апостол Иоанн говорил: "всякий, делающий грех, делает и беззаконие" (1Ин.3:4). Следовательно, для благочестивых людей грешники представляются нарушителями закона. "Пригвозди к страху Твоему плоть мою, ибо я боялся судов Твоих" (ст. 120). Душа моя, говорит, испол­нена Твоего страха, но так как тело противоборствует ей, то я прошу чтобы и члены его были проникнуты тем же страхом, чтобы, будучи, теперь мертвыми от греха, они могли следовать руководству души. Подобная этому мысль выражается в словах апостола: "умертвите земные члены ваши: блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идолослужение" (Колос.3:5), а в другом месте: "законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос" (Гал.2:19,20). Как пригвожденный к камню не может двигаться, так и пригвожденный к страху Божию не может отбросить от себя этого страха. И еще тот же апостол сказал: "усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным" (1Кор.9:27). "Я творил суд и правду, не предай меня обижающим меня" (ст. 121).

7. Я, говорит, исключительно последовал Твоим законам: смотри же, чтобы я не оказался легкой добычей для врагов. Кто имеет теперь такую чистоту души, чтобы осмелиться применить эти слова к себе? Подобное этому сказал божественный апостол: "похвала наша сия есть свидетельство совести нашей" (2Кор.1:12). Велик тот, кто может сказать так Богу! Сказав это, он усвоил себе совершение всех добродетелей и заповедей. И затем просит о том, чтобы не быть преданным в обиду лукавым демонам, необузданным чувствам и беспорядочным помыслам. "Защити раба Твоего ко благу (его), дабы не клеветали на меня гордые" (ст. 122). Симмах: "прими меня раба твоего во благо"; Акила же и Феодотион: "поручись", то есть: я говорю истину, не лгу: поверь обещаниям Твоего раба; Сам будь поручителем моего обе­щания, что я буду стараться исполнить Твои законы. Прими, говорит, меня, Господи, и поверь рабу Твоему, и будь моим поручителем в добре, потому что я соблюдаю заповеди Твои; и да не пострадаю я от клеветы гордых. Все те, которые не соблюдают заповедей Бо­жиих, называются гордыми согласно с изречением: "гордые до крайности преступали закон" (ст. 51). "Дабы не клеветали на меня гордые". Клевета тяжела, хотя бы она и хорошо вознаграждалась. Ей подвергся дивный Иосиф, и множество других. И Господь повелевает нам молиться о том, чтобы не подвергнуться искушению. Следовательно, со стороны пророка было вполне уместно выражать подобную просьбу. И притом в особенности тяжела клевета людей гордых и сильных, потому что неправда, опираясь на силу, приносит большой вред. "Очи мои истаяли (ожидая) спасения Твоего и слова правды Твоей" (ст. 123). Опять здесь словом называете обещание. Постоянно, говорит, я думаю о Твоем спасении и жду исполнения Твоего обещания. Сказал: истаивают очи мои, показывая напряженность ожидания. Это и выше он показал словами: "истаевает душа моя (ожидая) спасения Твоего" (ст. 81). Какое же спа­сение? То, о котором Симеон, держа в объятиях Господа, говорил: "видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов" (Лк.2:30,31). Итак, пророк молится, чтобы спасение его вместе со всем родом человеческим совершилось скорее. А слова: "истаевает душа моя" не иное что означают, как напряженное жела­ние. "Сотвори с рабом Твоим по милости Твоей и оправданиям

Твоим научи меня" (ст. 124). Стоявший на верху добродетели просит о ми­лости и умоляет о спасении; он не требует награды, но обращается к человеколюбию. И хотя он преуспевал в добродетелях, однако просит себе милости Божией. Так и мы, братие, если и сделаем какое добро, будем просить Бога содействовать нам и спасти нас Своею милостью. "Я – раб Твой: научи меня, и узнаю откровения Твои" (ст. 125). По природе все люди рабы Божии, по расположению же – только те, которые искренно принимают владычество Божие. Пророк называет себя рабом во втором смысле и просит о том, чтобы удостоиться разума для познания откровений Божиих. "Время действовать Господу: уничтожили закон Твой" (ст. 126). Господь, всем управляю­щий мерою и весом, очень долго сносит грехи людей; когда же уви­дит, что порок от долготерпения умножается, тогда посылает на­казание. Об этом именно и говорит здесь пророк: время восстать Тебе, о, Владыка, на защиту обижаемых: враги слишком уже по­прали закон Твой. И апостол Павел говорит о времени прише­ствия Господа нашего: "теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения" (2Кор.6:2). Тогда и для иудеев было время уверовать, но они сделали противное: не поверили и отвергли евангелие. Вот что значит: "уничтожили закон Твой". "А я возлюбил заповеди Твои более золота и топаза" (ст. 127). Итак, те презрели закон Твой, а я Твои заповеди предпочитаю золоту и драгоценным каменьям. Топаз принадлежит к числу драгоценных камней; упоминая о нем, про­рок имел в виду, конечно, все вообще камни, а он, вероятно, в то время ценился дороже прочих. И в другом месте говорит про­рок: "закон уст Твоих лучше для меня тысяч золота и серебра" (ст. 72). Эти слова означают, что он любит заповеди больше всякого богат­ства – и вместе, и в отдельности взятого. Вот совершенство христиа­нина! Ведь и Господь говорил: "если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей" (Ин.15:10). "Посему ко всем заповедям Твоим я направлялся, всякий путь неправды возненавидел" (ст. 128). Любовь производит усердие, усердие же побуждает держаться правильного пути, а путь неправды делает ненавистным. Значит, кто исполняет все заповеди, тот, во всяком случае, ненавидит неправый путь. "Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем" (Иак.2:10), – потому что Тот, Кто сказал: не убий: сказал и: не блуди; и Тот же, Кто сказал; не обижай, сказал и: не злословь; и кто сказал: не лги, тот же сказал и: не клянись. "Дивны откровения Твои, посему углублялась в них душа моя" (ст. 129). Он показал, что не без основания любит откровения Божии: они, говорит, достойны удивления и способны увлечь и возбудить к любви тех, кто в состоянии воспринять их. И как же не удивительны они? Они наста­вляют человека в жизни совершенной и достойной, в обычаях добродетельных, в целомудрии и воздержании, в кротости и терпе­нии, в справедливости и доброте. Поэтому пророк и хвалится, что испытал их не на словах только, с легким сердцем, но как Бога мы должны любить всей душой, так должны любить и исполнять и заповеди Его. "Явление слов Твоих просвещает и вразумляет младенцев" (ст. 130). Твоим, говорит, озаряемый светом, я получил это познание; впрочем, и всем одержимым неведением и подоб­ным младенцам Твой закон дарует разум. И явление евангель­ских слов просвещает не только совершенных, но и слабых. Указывают эти слова и на другое. Господь сказал: "славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам" (Мф.11:25), разумея апо­столов, потому что в злобе они были младенцами. "Уста мои я открыл и привлек в себя Дух, ибо заповедей Твоих я возжелал" (ст. 131). Устами здесь называет усердие души; оно-то и привлекает благодать духа. И в другом месте говорит: "открой уста Твои и Я наполню их" (Пс.80:11). И божественный апостол молил, чтобы при открытии уст ему дано было слово (Еф.6:19), а этот же пророк в другом псалме говорил: "Господь дал слово благовествующим с великою силою" (Пс.67:12). Тоже сказал он и здесь: "уста мои я открыл и привлек в себя Дух, ибо заповедей Твоих я возжелал". Когда Ты увидел, что я крепко держусь Твоих заповедей, Ты удостоил меня Твоей благо­дати. Итак те, которые любят заповеди Божии, открывая уста свои, исполняют их духом. Так и Давид, желавший заповедей Божиих, удостоен пророческой благодати, и открыв уста, говорил от полноты духа. А пренебрегающим заповедей Божиих сказано: "не будьте, как конь и мул, у которых нет разума и которых челюсти можно притянуть (лишь) уздою и удилами, когда они не приближаются к тебе" (Пс.31:9); и: "много наказаний грешному" (Пс.31:10). Итак, при внимании ко всему ска­занному, да спасетесь вы помощью Божией и заступлением, и да спа­сет вас Господь Бог и в настоящем веке и в будущем. Аминь, да будет. Ему подобает слава и честь ныне, и во веки.

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 46 мс 
Яндекс.Метрика