Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

СОБЕСЕДОВАНИЕ

НА ПСАЛОМ 82

 

"Песнь-псалом. Асафа" (ст. 1).

1. Справедливо пророк назвал настоящее повествование песнью и псалмом, так как соединил с пророчеством (которое он по обычаю называет псалмом) победную песнь против врагов. "Боже! Кто уподобится Тебе? Не безмолвствуй и не будь кроток, Боже!" (ст. 2) Пророк говорит это не вопрошая (во­прос был бы без смысла), а, желая выразить беспредельность Бога и Его ни с чем несравнимость, потому что никто и не вообразит в чем-нибудь уподобиться Богу, виновнику всего существующего. Должно, однако, обратить внимание на особенность чтения; пророк не сказал: кто подобен Тебе, но: "кто уподобится Тебе?", чем указал на будущее время. Этим пророк делает намек на то, что домо­строительство Единородного во плоти уподоблялось по славе дея­тельности некоторых пророков, почему Его считали одни за Илию, другие за одного из пророков, тогда как никто из них не мог уподобиться Ему, потому что только Он один был Богом и человеком, только Он один спас род наш. "Не безмолвствуй и не будь кроток, Боже!", т.е. не долготерпи далее, – молчанием пророк называет время долготерпения к грешникам. Почему же он об этом молится? "Ибо вот, враги Твои восшумели и ненавидящие Тебя подняли голову" (ст. 3). Благодаря Твоему долготерпению, говорит, грешники возгордились до такой степени, что "восшумели", т.е. стали дерзкими и с бесстыд­ством открыто показывают свое нечестие, как бы трубят о нем, и поднимают голову, не стыдясь своих преступлений; мало того, они даже тщеславятся, как будто нет никого, кого бы они могли бояться. Врагами Бога пророк называет грешников; так как они враги самим себе, делая то, что им служит во вред, то Бог, как человеколюбивый и не хотящий смерти грешника, и считает своими вра­гами тех, кто губят сами себя. "На народ Твой составили охотно коварный умысел и совещались на святых Твоих" (ст. 4). Вот, пророк указывает другой вид вражды против Бога. Те, кто враждует против народа Божия и святых, поднимают войну против Того, чьи они рабы и братья. Под войною пророк разумеет не только описанную им ниже, где он упоминает и о воевавших с иудеями народах, но и подразу­мевает ту тайную войну, какую обычно ведут грешники против праведников. Поэтому пророк говорит не просто: составили коварный умысел, а: "составили охотно коварный умысел", т.е. употребляли хитрости всякого рода и вида. Таковы суть те, которые людей, преданных Богу, сначала лишают денег, имений или чего другого, чтобы побудить их к неблагодарности и хуле на Бога; когда же в этом не успевают, подстрекают их к удовольствиям, возбуждают страсть тщеславия, высокомерие, гордость, давая советы врагов под видом друзей. Это и указывается далее: "сказали: придите и истребим их из (среды) народов, чтобы не вспоминалось более имя Израиля" (ст. 5). Ясно, что это сказано и сделано врагами Израиля, о которых будет упомянуто ниже. Но ты разумей и тех, которые внушают и побуждают делать зло; эти последние хотят истребить нас из народов, так чтобы имени нашего не было ни с беззаконными, так как мы грешим, имея закон, ни с подзаконными, так как преступаем закон; они хотят, чтобы имя Израиля пре­дано было забвению. Израиль значит – видящий Бога, и если кто-ни­будь не делает того, что подобает видящему Бога и обратившему к Нему мысленные очи, то такой естественно предается совершенному забвению; в силу этого невозможно было бы и вспомнить при поздней­шей беспечности, был ли когда Израиль, видящий мысленными очами, т.е. нельзя было бы и знать Бога. "Ибо совещались единодушно вместе, против Тебя заключили союз" (ст. 6). Но кто же может замыслить что-нибудь, или заключить союз, или даже вообразить что против Бога, недоступного не только для зрения, но и для мысли? Бог признает совершенным против Него самого то, что делается против верующих в Него; поэтому и замыслы против последних называ­ются замыслами на самого Бога, как Отца, Защитника и Покровителя подвергающихся им. Кто же были строившие козни? "Селения Идумейские и Измаильтяне, Моав и Агаряне, Гевал, и Аммон, и Амалик, иноплеменники вместе с жителями Тира" (ст. 7, 8). Все эти народы происходили от Авраама и, следовательно, были родственны с израильтянами. Отцом измаильтян был Из­маил, сын Авраама, агаряне же происходили не от Авраама, а от Агари, которую на некоторое время дала Аврааму Сара, но потом из ревности изгнала вместе с Измаилом; соединившись следовательно с чужим мужем, она сообщила своим потомкам название агарян. Подобным же образом Амалик был потомком Исава, а Моав с Аммоном были сыновьями Лота от его дочерей, родившимися после сожжения Содома; их соседом был Гевал, а может быть и род­ственником, почему и сопричисляется к ним. Что же здесь имелось в виду показать? Почему именно указаны родственные народы? Что­бы ты знал, что первыми врагами бывают, как говорит Христос, домашние, т.е. родственники. Вот почему иноплеменников пророк поставил на последнем месте, сказав в заключение: "иноплеменники вместе с жителями Тира, и Ассур пристал к ним" (ст. 8, 9). Не с жителями Тира, а с моавитянами и аммонитянами и прочими указан­ными родственными иудеям народами; они начали войну, следовательно, не по собственному почину, а по подстреканию родственников, почему пророк и присовокупил: "они стали заступлением для сынов Лота" (ст. 9), т.е. явились на помощь к ним. Итак, берегись внутрен­них врагов, потому что они возбуждают и внешних, и не пола­гайся на родственников, так как они часто превращаются во врагов, но обрати внимание на высказанное им пророком проклятие. Перемена тона, – потому что пророк переходит к молитве. "Поступи с ними, как с Мадиамом и Сисарою, как с Иавимом при потоке Киссоне, которые были истреблены в Аендоре, сделались как навоз на земле" (ст. 10, 11).

2. Не без причины пророк избрал из всех врагов именно этих, а потому, что война имела для них неожиданный исход. Ма­дианитян, во множестве покрывавших землю, Гедеон поразил без оружия, и истребил с тремястами мужей, которые не имели ни ме­чей, ни щитов, ни шлемов, ни других воинских доспехов, а упо­требляли в дело только одни факелы и роговые трубы. Сисару же, который был вождем народа Иавима и выступил в поход с девятьюстами железных колесниц, Бог привел в страх, и, обра­тив в бегство, предал в руки жены Хавера Кинеянина, которая убила его дверным колом. Итак, пророк молится, чтобы подобно этим врагам пали от руки Божией и те, которые перечислены выше. О потоке Киссоне и Аендоре он упомянул потому, что здесь прои­зошло сражение с Сисарой. "Сделались как навоз на земле". Гордость и высокомерие их были уничтожены поражением до такой степени, что их считали ничтожными на подобие навоза. Хорошо пророк ука­зал на навоз: подобно тому, как последний, хотя малоценен сам по себе, способствует плодородности земли, так точно и поражение и слабость гордых делает наши души способными на добродетели. "Низложи князей их, как Орива и Зива, и Зевея и Салмана, всех князей их" (ст. 12). Пророк упоминает мужей, которых истребил Гедеон и молится, чтобы начальники врагов подверглись той же участи. Какие началь­ники, об этом яснее говорится ниже. "Которые сказали: возьмем себе во владение святилище Божие" (ст. 13). Начальники, следовательно, не столько по достоинству, сколько по нечестию; потому они и меч- тают сделать святилище Божие своим достоянием, чтобы пользоваться святыней для приобретения богатства, и божественным для получения личных выгод. Это делают не только те, кто похищает священные сосуды и продает святыню, но и те, кто торгует божественными ве­щами, продавая их и покупая, и совершая незаконные мены. Таков был Симон, желавший приобресть благодать за деньги, почему Петр и признал его недостойным дара Святого Духа. "Боже мой! Положи их, как колесо, – как солому пред ветром" (ст. 14), в колебании, в неустойчивом движении, в постоян­ных переменах, как это свойственно колесу. "Как солому пред ветром", так, чтобы они нигде не могли стать, нигде не могли показаться, гонимые потоком ветра. "Как огонь сожигает дубравы, как пламя опаляет горы" (ст. 15). Пророк молится, чтобы они лишены были всякого успеха. Полезен тот огонь, которым плавится золото или серебро, печется хлеб, согревается лекарство, словом, приготов­ляется что-нибудь для нас полезное; от огня же, которым попаля­ются леса и сожигаются горы, нет никакой пользы; горит он весьма сильно, а когда потухнет, оставляет только копоть и пепел. Таковы-то оказываются грешники, когда подвергнутся гневу Божию. "Так и Ты прогони их бурею Твоею и гневом Твоим приведи их в смятение" (ст. 16). Называя бурею внезапный и сильный гнев Божий на грешников, пророк же­лает, чтобы он прогнал их и привел в смятение. Как должно это совершиться, показано раньше, а именно: они должны быть развеяны по ничтожным частям, подобно тому как развеваются соло­минки, и должны быть превращены в пыль и пепел, когда, на по­добие огня, стихнет гнев на них Божий. Впрочем, пророк молится об этом, желая им пользы, а не вреда. Что он говорит далее? "Покрой лица их бесчестием, чтобы взыскали имя Твое, Господи!" (ст. 17). Когда они лишатся надежды, ради которой пренебрегали надеждой на Бога, они естественно подвергнутся стыду и бесчестию за то, что по­лагались на пустые вещи и скоропреходящее считали пребывающим. После такой перемены они взыщут имя Божие, предпочитая общение с Ним всему прочему. Но так как в настоящей жизни это слу­чается не со всеми грешниками, потому что одни, исправившись, оста­ются такими до конца, другие же, утратив благочестие, не обраща­ются к Богу, то о последних пророк сказал: "да постыдятся и смятутся в век века, и посрамятся и погибнут" (ст. 18). Ясно, что он разумеет век бу­дущий, где грешники не только терпят стыд, но и испытывают смущение и со срамом погибают, так как для них там нет уже времени для покаяния. Они не могут покрыть своего стыда покая­нием; стыдятся же они не только Судии, но и тех, в присутствии кого они судятся, тех, кого они обижали, кому понапрасну строили козни; их стыдятся они по необходимости, видя, как они блажен­ствуют, а сами напротив страдают. Тогда-то они по необходимости узнают Бога, их к этому принудит страх и суд. Но взыскать Бога, чтобы притечь к Нему, они уже будут не в состоянии, как это ясно видно из дальнейших слов: "и да познают, что имя Тебе – Господь: Ты един Вышний над всею землею" (ст. 19). Познанием пророк называет здесь не добровольное признание, а согласие вынужденное необходимостью. Подобно тому, как мы, видя острый нож, когда испытали его, признаем острым на самом деле, или как, согла­шаясь, что огонь горяч, утверждаем это особенно после того, когда приблизимся к нему, так точно и все неверующие во время суда признают Бога и узнают, что Он один Вышний над всею землею, и не делит Своей власти с идолами, как теперь думают некоторые нечестивые, из того, что Бог долготерпелив, заключающие, что Он не все может и не во всем. Тогда этого они не скажут, так как Бог будет в отношении к ним уже не долготерпелив, а правосуден.

 

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 31 мс 
Яндекс.Метрика