Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

СОБЕСЕДОВАНИЕ

НА ПСАЛОМ 77

 

Разума Асафу

 

1. Кратко надписание, потому что псалом обременен простран­ностью пророчества. Впрочем, что ради того он надписывается: "ра­зума", дабы мы остерегались бедствий, какие случились с иудеями по их безумию, видно из начальных слов: "внимай, народ мой, закону моему, приклоните ухо ваше к словам уст моих" (ст. 1). Видишь, каким достоинством Дух (Святый) облекает пророка, когда желает предостеречь нас пророчеством? Он называет народ Божий наро­дом своим и закон Божий законом своим, потому что принадле­жащее господину кажется собственностью благоразумных и верных слуг вследствие любви их к господам. Так и Моисею Бог гово­рил: "поспеши сойти [отсюда], ибо развратился народ твой, который ты вывел из земли Египетской" (Исх.32:7). Что же значит: "внимай закону моему"? Присту­пайте не небрежно, исследуйте тщательно, и тогда приклоняйте ухо ваше к слушанию. Кто слушает закон Божий поверхностно, или счи­тает его ненужным или тяжким, того ухо не в состоянии будет и слушать; а кто изучает закон внимательно, тот замечает, что иго его благо и бремя легко, и приклоняет ухо к словам пророче­ства, то есть выслушивает все пророчество, и, относясь с любовью к словам его, приумножает Духа, Которым все совершается. "Открою в притчах уста мои, возвещу изначальные гадания. Что мы слышали и узнали, и отцы наши поведали нам" (ст. 2-3). Хотя я, гово­рит, хочу поведать притчи прежних времен и древние гадания, тем не менее, речь моя о них заслуживает веры, потому что я принял их по слуху и изучил, и не плотские отцы передали их, а священники и пророки. Хорошо указывает он, что слушал и научался не он только один, а вместе со многими другими, когда говорит: "что мы слышали и узнали", потому что знание это было обще всем, все слушали пророков. Притчи и гадания, говорит он, – потому что соединяет учение с историей, что и составляет отличи­тельное свойство притч и гаданий, заключающихся в Священном Писании. В них, говорит он, откроет уста свои, чтобы и мы подражали сказанному, всегда принося Богу начатки уст, подобно тому как приносим начатки всякого плода, и чтобы не двигали языком, прежде чем он не произнесет угодного Богу. Ты скажешь на это, что пророк говорит от лица Господа: Его народ род человеческий, Его закон те древние повеления, Его разумеет и Матфей, когда гово­рит: "да сбудется реченное через пророка, который говорит: отверзу в притчах уста Мои; изреку сокровенное от создания мира" (Мф.13:35). Что же пророк присоединил к этому? "Что мы слышали и узнали, и отцы наши поведали нам". Эти слова приличествуют чело­вечеству. А чтобы показать, что передаваемое им сходно и согласно со сказанным пророками, он говорит: "не утаилось от детей их в следующий род, – возвещу хвалу Господу и силу Его, и чудеса Его, сотворенные Им" (ст. 4). Кто же те, о которых раньше сказано: "отцы наши поведали нам"?... [дальнейшие слова в манускрипте, с которого печаталась беседа, по­порчены, так что трудно догадаться об их смысле. – РЕД.].

2. "Не утаилось от детей их в следующий род". Родом "следующим" про­рок называет язычников, о которых он говорит и в другом месте: "возвестит Господу род грядущий" (Пс.21:31). Но они по­лучают название детей истинного Израиля, как наследовавшие от израильтян богопочтение, почему и Павел говорил о них: "которым принадлежат усыновление и слава, и заветы, и законоположение, и богослужение, и обетования; их и отцы" (Римл.9:4,5). Итак, они возвестили нам, как сынам Господа, хвалы. Мы и не знали бы, как нужно хвалить Бога, если бы пророки раньше не научили нас говорить: "благословите, все дела Господни" (Дан.3:57), и еще: "хвалите Господа с небес, хвалите Его в вышних" (Пс.148:1), и еще: "Свят, Свят, Свят Господь Саваоф!" (Ис.6:3), и тому подоб­ное. От них мы познали силы Божии и чудеса, которые сотво­рил Бог: силы, которые Он обнаружил в отношении к фа­раону, или к Навуходоносору, или к исполинам, или к дру­гим подобного рода людям; чудеса, которые сотворил Он с Иовом, с Давидом, с Даниилом, с тремя отроками и другими, увенчанными в искушениях. "Он дал откровение в Иакове, и закон положил в Израиле: что заповедал отцам нашим, то (они должны) передавать сыновьям своим" (ст. 5). Какое "откровение"? Или, когда? Когда Бог боролся с ним при потоке Иакова, а несомненно, что боролся Бог в образе человека и признал себя побежденным Иаковом, когда сказал: "отпусти Меня, ибо взошла заря" (Быт. 32:26) на что Иаков ответил: "не отпущу Тебя, пока не благословишь меня". Вот это чудное явление и есть свидетельство, ко­торое дал Христос в напоминание Своего богоявления по плоти. "И закон положил в Израиле: что заповедал отцам нашим, то (они должны) передавать сыновьям своим". Для того, говорит он, положил закон во Израиле, хотя и знал, что израильтяне будут преступать и нарушать постановления, чтобы сделать известным сыновьям своим (каковые суть обратившиеся, как мы сказали, из язычников), что заповедал отцам нашим. Ради нас, следовательно, народ иудейский получил закон, потому что мы соблюдаем этот закон по духу и соответ­ственно с целью Законодателя. Еще яснее указывают на это сле­дующие слова: "да знает род иной, сыновья, имеющие родиться, и восстанут, и поведают о сем сыновьям своим" (ст. 6). Какой род? "Сыновья, имеющие родиться". Видишь ли, что пророк говорит о язычниках? В то время они еще не родились для истинного богопочтения, но имели родиться чрез крещение, почему и называются справедливо сынами, имеющими родиться. Так как они пали чрез идолослужение, то пророк хорошо предрекает их восстание чрез веру во Христа: "и восстанут, и поведают о сем сыновьям своим, дабы возлагали на Бога надежду свою, и не забывали дел Божиих, и заповедей Его искали" (ст. 6-7). Вот истинное ведение о Боге, – передавать это ведение и другим и рождать себе сынов чрез научение заповедям. Это и делают уве­ровавшие во Христа, потому что они никому не завидуют в богопо­знании, и те, которые раньше уверовали, не хотят преграждать путь другим, но убеждают иметь надежду на Бога, не забывать дел Божиих и хранить заповеди Его. Это проповедуется каждый день Цер­ковью всем – и своим и чужим; здесь Павел вещает всем без различия полов: "дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!" (Гал.4:19). Не так поступали книжники и фарисеи, которые взяли ключ разумения и никому не дозволяли войти. На это указал Христос, когда возвещал им горе (Мф.23: 13; Лк.11:52). То же выражают и следующие слова: "дабы не были, как отцы их, родом лукавым и огорчающим, родом, который не сохранял правоты сердца и не был верен пред Богом духом своим" (ст. 8). Язычники справедливо приписывают себе от­цов, происшедших из Израиля, потому что от них родился Христос. Одни из этих отцов праведны, каковы пророки и истинные свя­щенники и все соблюдавшие закон, а другие нечестивые, – те, которые носили эти звания ложно. А так как пророк намерен был ска­зать об отцах нечестивых и беззаконных, то, упомянув отцов, он по необходимости присовокупил, о каких именно отцах он го­ворит: "родом лукавым и огорчающим, родом, который не сохранял правоты сердца и не был верен пред Богом духом своим". Все они исповедали веру одним только языком, а не всем сердцем и не чистым духом, были людьми упорными и мятежными и не стремились сердцем к Богу, который желает и принимает не то, что исходит из уст, а то, что идет от расположений душевных. Чтобы мы не подражали им, нам в напоминание и для исправления дан презренный ими за­кон. "Сыновья Ефрема, натягивающее лук и стреляющие, обратились назад в день брани.

Не сохранили завета Божия и не захотели ходить в законе Его" (ст. 9-10). По имени сильнейшего колена пророк назвал весь народ израильский, отделившийся от народа иудейского, потому что Ефрем первенствовал среди десяти колен, бывших под вла­стью Иеровоама. Точно также называют народ израильский и другие пророки, напр. Осия, когда говорит: "что сделаю тебе, Ефрем? что сделаю тебе, Иуда?" (Ос.6:4). Иудой он на­зывает два колена, над которыми царствовал дом Иудов, а Ефре­мом – другие десять, потому что над ними царскую власть получило колено Ефремово. Эти (десять колен) и суть "натягивающее лук и стреляющие", потому что последние служили у них орудием богослуже­ния. Однако они обратились в бегство, именно в день брани духов­ной, показав тыл враждебным демонам. Что же заставило их обра­титься в бегство и показать тыл врагам? То, что они не сохра­нили завета с Богом и не ходили в законе Его. Когда же это слу­чилось с ними? Когда они поклонились двум вылитым тельцам. Вот почему пророк, оплакивая последовавшее за этим, и присовоку­пил: "И забыли благодеяния Его и чудеса Его, которые Он показал им: чудеса, которые Он совершил пред отцами их в земле Египетской на поле Танеос" (ст. 11, 12).

3. В немногих словах пророк напомнил все чудеса, совер­шенные в Египте, за забвение которых он их упрекает. Действи­тельно, они не оставили бы Благодетеля, если бы по великой неблагодар­ности не забыли благодеяний и чудес, свидетелями которых для них служили отцы, видевшие собственными глазами те знамения, которые, говорит он, совершены были на поле Танеос. Эта земля была не­сомненно самым древним и обширным владением фараона. Что Танеос был древнее прочих, об этом свидетельствует божествен­ное Писание. Желая указать на глубокую древность Хеврона, оно срав­нивает его с Танеосом, говоря: "Хеврон же построен был семью годами прежде Цоана, [города] Египетского" (Числ.13:23), то есть царства фараона. "Разделил море и провел их: остановил воды, как в мехе" (ст. 13). Здесь пророк указывает на великую силу Чудотворца. Когда море должно было рас­ступиться для перехода народа, Он не иссушил его, но, как бы щадя свою стихию, разделил его на две части. Это и значит: "разделил". Затем, собрав как у меха ту и другую сторону разделенной воды, Он в середине ее, опорожнивши море, дал идущим твердую землю, а когда народ перешел, то возвратил море в свое место. "И вел их облаком днем и светом огня во всю ночь" (ст. 14). Видишь, как велико промышление Чудотворца Бога? Так как они нуж­дались в указателе для пустынного и неведомого им пути, то Он позаботился не только о том, что было необходимо, но и о том, что было полезно получившим знамение. Поэтому Он и дал им днем облако, которое прикрывало их от солнечного зноя, а ночью огненный столб, доставлявший свет и тепло (потому что ночь сыра и холодна). Так и мы, совершая под Божиим водительством свой путь, когда нападет жар страстей, можем прикрыть себя облаком покаяния, а когда охладеет любовь, можем снова возжечь ее усердием, как бы огненным столпом. "Расторг камень в пустыне и напоил их как бы из великой бездны.

И извел воду из камня и провел воды, как реки" (ст. 15-16). Может быть кому-нибудь покажется, что пророк дважды указал на одно и тоже чудо; на самом же деле – нет, потому что Моисей дважды извел воду из скалы, – первый раз в пустыне Хорив, другой раз – в Кадисе, где умерла и погребена Мариам; и в обоих случаях в великом изобилии, почему и говорится: "из великой бездны", и вода по ее изобилию сравнивается не с одною рекою, а со многими. Это служило доказательством, что совершавшиеся для них чудеса были истинными, а не мнимыми. "А они продолжали грешить пред Ним: огорчали Вышнего в безводной" (ст. 17). Пророк обвиняет иудеев в тяжком преступлении, в том именно, что они, получая такие чудеса, вместо того чтобы воздерживаться от старых грехов, прилагали к ним еще новые, и не просто согрешали, но "пред Ним", т.е. грешили против Того, Кто творил чудеса. Потому пророк и присовокупил: "огорчали Вышнего в безводной". Чем огорчили? Не тем, что жаждали, не тем, что требовали воды, а тем, что хулили и порицали Щедро­дателя. Вот почему и места чудес назывались: одно – Водою спора (Числ.20:13), а другое – Искушением и Похулением, потому что здесь они искушали Бога, говоря: "есть ли Господь среди нас, или нет?" (Исх.17:7). Это и выразил самыми словами законодатель Моисей, С этим вполне согласны дальнейшие слова псалма: "и искушали Бога в сердцах своих, прося пищи по душе своей" (ст. 18). Видишь, они испытывали Бога, может ли Он доставить им пищу в пустыне? Требование их, следовательно, происходило больше от испорченно­сти, чем от нужды. Потому и говорится не просто: "пищи", но: "душе своей", т.е. они просили вследствие своего сластолюбия и ду­шевной похоти, когда роптали на лишение огурцов, дынь и лука. "И клеветали на Бога и говорили: ужели Бог сможет приготовить трапезу в пустыне?" (ст. 19). Тяжкое преступление клеветать и на простого человека, почему Давид и говорит: "тайно клевещущего на ближнего своего – сего я изгонял" (Пс.100:5); еще тяжелее клеветать на господина, потому что наказание постигнет клеветника; но клеве­тать на Бога – самое тяжкое, потому что Бог для нас и отец, и владыка, и питатель, владеющий всем, какое бы ты ни указал благодеяние или власть. Должно поэтому, или по страху пред Его властью, или из любви к Его благодеяниям, воздерживаться от хулы про­тив Него. Что же, однако, они клеветали? "И клеветали на Бога и говорили: ужели Бог сможет приготовить трапезу в пустыне? Хотя Он ударил камень и потекли воды, и полились ручьи, но сможет ли Он дать и хлеб? Или приготовить трапезу народу Своему?" (ст. 19, 20) Тяжко ослепление хулителей и беззаконников. На основании чего следовало бы заключать о великом мо­гуществе Бога, и твердо быть уверенными, что Ему все возможно, и нет ничего невозможного, на основании того самого они отчаиваются в Его силе, говоря как бы так: хотя воду Он и дал, но пищи дать не может, как будто бы Он ослабел при совершении чудес и истратил свою щедрую силу на тех, кто раньше получил чудеса. За это Бог справедливо гневается, как дальше и говорится: "Услышал Бог и (гневно) воззрел, и огонь возгорелся в Иакове и гнев поднялся над Израилем" (ст. 21), т.е. "обратился на гнев", как переводит Феодотион и переводчики пятого чтения.

4. Почему же отвержение они поняли в смысле гнева? Не без причины, а потому, что с возбужденными гневом часто слу­чается, что они сбрасывают одежду, как бы спеша на мщение, а про­роки имеют обычай приписывать Богу человеческие черты, чтобы показать образ каждого Его действия. А что отвержением пророк дей­ствительно назвал быстрое движение гнева, – послушай дальнейшие слова: "и огонь возгорелся в Иакове и гнев поднялся над Израилем". Так как Бог разгневался, то на возбудивших гнев вышел для наказания огонь. Какая же тому причина? "Ибо не веровали Богу и не уповали на спасение Его" (ст. 22). Действительно, Бог гневается, когда в Него не веруют; потому что всякий неверующий в Бога не до­пускает и суда, и хулит Его закон; а если хулит божественный закон, то тем более – человеческий; отсюда беспорядки в нашей жизни. В самом деле, чего не посмеют сказать неверующие в Бога и не уповающие на даруемое от Него спасение? Потому пророк и обвиняет их не только в том, что они не веруют в Отца, но вместе и в том, что они не веровали и в Сына. Потому он и го­ворит: "не уповали на спасение Его", разумея Христа, которого на­зывали спасением многие пророки, а яснее других Симеон, приняв­ши Его на руки. "Он заповедал облакам свыше и открыл двери неба" (ст. 23). Пророк говорит здесь об облаках, находящихся выше тех, которые носятся в вышине, почему и назвал их дверями небес­ными, как находящиеся пред небом, потому что есть облака и близ­кие к земле, которые бывают даже ниже гор. "И послал им манну в пищу и хлеб небесный дал им: хлеб Ангелов ел человек. Пищу послал им до пресыщения" (ст. 24, 25). Дабы они не подумали, что Бог разгневался вследствие бессилия исполнить просьбу, именно – просьбу хулителей, не просивших как подобало просить у Бога, Он навел на них палящий огонь, так что и место, в виду сгоревшего на нем множества народа, прозвано "Горением", а затем дал уже просимое. Пророк называет манну хлебом небесным и хлебом ангельским, так как он приготовлялся не человеческими руками, а приносился с неба, где обитает лик ангелов. Какое брашно до сытости по­слал им Бог, это ясно видно из дальнейших слов: "поднял южный ветер с неба и навел силою Своею юго-западный ветер, и наслал на них, как пыль, мяса и, как песок морской, птиц пернатых" (ст. 26, 27). У Бога блага го­товы, но хранятся Им однако до надлежащего времени. Вот почему, желая напитать народ иудейский, Он произвел не какое-нибудь новое творение, возбудив южный и ливийский ветер. Эти ветры дуют в теплых странах, где Творец повелел в изобилии водиться пере­пелам, и (взяв их) отсюда, как бы из готовых сокровищ, исполнил свою волю. Мы думаем, что пророком отнюдь не гипербо­лически сказано, что "и наслал на них, как пыль, мяса и, как песок морской, птиц пернатых". Творения Божии беспредельны и нам неведомы. Итак, птиц было такое множество, что их нужно было ловить не силками, не сетями, или другими приспособлениями, а легко и удобно было брать руками, как это совершенно ясно видно из дальнейшего: "и нападали

они среди стана их, вокруг шатров их. И ели они и пресытились, и желаемое ими дал им" (ст. 28, 29). Итак, представь себе, как такое бесчисленное множество народа, и притом столь алчного, было питаемо не один день, а тридцать дней, и ты будешь в состоянии уразуметь рассказ Моисея в книге Чисел (Числ.11:19 сл.). "И ели они и пресытились, и желаемое ими дал им, и они не лишены были желаемого своего. Но еще пища была в устах их, когда гнев Божий пришел на них, и убил очень многих из них и избранных Израиля низложил" (ст. 29-31). Не напрасно, следовательно, отвергает Бог многие наши просьбы, а к нашей же пользе, потому что весьма многие желания бывают гибельны для людей, хотя Бог часто и ис­полняет их для грешников. Зачем же Он исполняет? Чтобы они не обвиняли Его, как мы сказали, в бессилии. Исполняя, Он нака­зывает получающих желаемое, чтобы устрашить и нас, чтобы мы не утруждали Бога непозволительными просьбами. Итак, Он удовлетворил страстное желание иудеев иметь пищу; но когда они еще ели, навел гнев Свой, убил упитанных из них, т.е. тучных, и поразил избранных, избранных не по добродетелям, а по нечестию, потому что есть избранные и в нечестьи. "При всем этом они еще грешили и не верили чудесам Его. И проходили дни их в суете и лета их поспешно" (ст. 32-33).

5. Пророк удивляется неверию и жестокосердию иудеев, – что они оставались бесчувственными не только к получаемым благам, но и к наказаниям, и грешили опять, т.е. прилагали грехи к гре­хам. Поступали же они таким образом потому, что не верили в чудеса Божии, т.е. не имели ни уверенности, ни веры. Как обычно бывает с нечестивыми, они думали, что совершающиеся знамения и чудеса случаются сами собою. Потому и дни их были весьма недоста­точны. Недостатком же пророк называет, конечно, не кратковре­менность, а отсутствие добродетелей, потому что кто не живет добро­детельно, тот, хотя бы прожил и много лет, все-таки умирает в недостатке дней, т.е. преждевременно, не принесши тех плодов, ради которых он и вступил в жизнь. Вот почему Писание называет исполненными дней Авраама и Иова, хотя многие прожили и большее число лет (Быт.15:8; Иов.42:16). "Когда Он умерщвлял их, они искали Его и скоро обращались к Богу, и вспоминали, что Бог помощник им и Бог Всевышний избавитель их" (ст. 34, 35). Истинная добродетель в том, чтобы всегда памятовать о Боге, чтобы призывать Его помощь и в благополучии, потому что если мы бу­дем помнить Его в счастье, то и Он вспомнит о нас в несча­стье. Искать же Бога по нужде, когда Он наказывает, значит обра­щаться к Нему не сердцем, а только по необходимости исповедо­вать, что Бог помощник и избавитель; поступать так свойственно злым и неблагодарным рабам, для которых господин не будет знать милости, видя их вынужденное признание; тем более (посту­пит так) Бог, который знает лицемерие лукавых и злых людей и ясно предвидит то, что затем последует. "И выражали любовь к Нему устами своими и языком своим лгали Ему. Сердце же их не было право пред Ним и не были они верны завету Его" (ст. 36, 37). Подобными сло­вами порицал иудеев и пророк Исаия: "этот народ приближается ко Мне устами своими, и языком своим чтит Меня, сердце же его далеко отстоит от Меня" (Ис.29:13). Чем же это обнаруживается? Много ведь и теперь можно найти людей, которые чтут Бога только языком. Обнаруживается это тогда, когда, как говорит пророк, "не были они верны завету Его"; когда не остаются верными заповедям Божиим, то тем самым показывают, что не имеют никакого доброго расположения к Заповедавшему и никакой совести. Относительно таких людей именно говорил Павел, что они "они говорят, что знают Бога, а делами отрекаются" (Тит.1:16). "Он же был щедр и прощал грехи их, и не губил, и многократно отвращал ярость Свою и не воспламенял всего гнева Своего" (ст. 38). "Прощал грехи их", – когда? Указав на будущее время, пророк явно указал на воплощение Христа, потому что Его послал Отец для очищения грехов наших, и Он оказался настолько щедр, что начал Свою проповедь людям с призвания к покаянию, и найдя народ иудейский достойным гибели, не погубил, не истребил его до конца, а оста­вил им семя и остаток в лице уверовавших из их среды апо­столов. О них то говорил Исаия: "если бы Господь Саваоф не оставил нам небольшого остатка, то мы были бы то же, что Содом, уподобились бы Гоморре" (Ис.1:9). Вот почему Бог умножил милость Свою и отвра­тил гнев Свой. Как же Он отвратил? Он не разжег всего гнева Своего, а разжег только отчасти, наведя его на храм и ветхий город; а если бы Он разжег его весь, то вместе с храмом погиб бы и народ и вместе с городом была бы истреблена, как в Содоме, и земля. "И Он помнил, что они плоть: дух, выходящий и не возвращающийся" (ст. 39). Как может Бог забыть о нашей природе или нашей слабости? Оче­видно это говорится о воплотившемся ради нас Сыне, который не только как Творец знает нашу природу, но воплотившись узнал самим опытом нашу слабость, почему Павел и говорит о Нем: "хотя Он и Сын, однако страданиями навык послушанию" (Евр.5:8), и еще: "ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь" (Евр.2:18). Итак, поелику "Слово стало плотию" (Ин.1:14), Он вспомнил, что мы – плоть, т.е. по опыту узнал немощность нашей плоти. Плотью пророк называет всего человека, почему и присовокупил: "дух, выходящий и не возвращающийся". Для нас нет уже возврата к настоящей жизни; поэтому мы и должны бодрственно совершать свой путь, на который ни в каком случае не можем воз­вратиться. "Сколько раз они огорчали Его в пустыне, прогневляли Его в земле безводной! То обращались (к Нему), то искушали Бога, и Святого Израилева раздражали" (ст. 40-41). Пророк удивляется и безмерности и глу­бине нечестия иудеев, тому именно, что они не только многократно огорчали Бога, но что делали это в пустыне, где следовало бы им больше всего сокрушаться и взирать на небо, так как здесь никто не мог их ни обмануть, ни обольстить, что возможно в городах; что были высокомерны и прогневали Его в "безводной", где им, тер­певшим жажду, следовало быть смиренными. Затем, и обратившись, они обратились не к благочестию, а к другому нечестию, потому что искушали Бога (а было безумием искушать всеведущего) и оскорбляли "Святого Израилева", то есть Христа, о котором и Исаия говорил: "кому же вы уподобите Меня и с кем сравните? говорит Святый" (Ис.40:25), предвозвещая крест, потому что таким же образом указал на него и Христос.

6. Почему же они в пустыне не только раздражили Бога, т.е. Отца, но оскорбили и Святого Израилева, т.е. Сына? Потому, что камнем был сопутствовавши им Христос, а они не верили, мо­жет ли Он извести из камня и дат им воду, так что и Моисей говорил: "послушайте, непокорные, разве нам из этой скалы извести для вас воду?" (Числ.20:10) Поэтому-то Бог, разгневавшись на них, сказал: "за то, что вы не поверили Мне, чтоб явить святость Мою" и т.д. (Числ.20:12). "Не помнили (благодеющей) руки Его в день, в который Он избавил их от притеснителя: как Он явил знамения Свои в Египте и чудеса Свои на поле Танеос" (ст. 42-43). Рукою Бога, т.е. Отца, опять пророк справедливо называет Сына, потому что "все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть" (Ин.1:3), как и другой пророк говорит: "рука Господня соделала это" (Ис.41:20), Итак, они не вспомнили и Того, Кто избавил их от руки притеснителя – фараона, в день исхода, когда Он в полночь пришел и поразил первенцев египетских, сотворил знамения в Египте и чудеса на поле Танеосе, составлявшем владения фараона. Говорим это не по­тому, чтобы хотели устранить участие Отца в совершении тогдашних чудес, а потому, что все, что совершает Отец, творит так же и Сын. Под знамениями пророк разумеет то, что совершается сооб­разно с законами природы, как напр., саранчу (потому что ей по природе свойственно уничтожать плоды), а под чудесами – то, что выше природы, таким чудом были напр., жабы, потому что по природе им не свойственно бегать и жить вне вод. Такими же были и град, соединенный с огнем, и река, превращенная в кровь, потому что и то и другое чудо совершилось вопреки природе. "И превратил в кровь реки их и потоки их, чтобы они не могли пить!" (ст. 44). Под источниками пророк разумеет дождевую воду, так как по повелению Божию Моисей превратил в кровь всю воду, не только в источниках и реках, но и находившуюся в деревянных и камен­ных сосудах. А сделано было это для того, чтобы не подумали, будто Бог, почитаемый евреями, есть частная сила, а не Творец и Владыка всей природы. Язычники ведь приписывают своим богам только частные силы. Вот почему пророк дальше перечисляет все виды творения, говоря таким образом: "Послал на них песьих мух, и жалили их, и жаб, (которые) и губили их. И отдал вредной росе плоды их и растения их саранче. Побил градом виноградники их и смоковницы их льдом. И предал граду скот их и имущество их огню" (ст. 45-48). У Моисея ука­зан другой порядок чудес, совершенных в Египте. Но здесь пророк о нем и не заботиться, потому что цель его – указать, что все стихии по Божию велению восстали против фараона. И посмотри, как соответственно он обозначил действие каждой казни. О песьих мухах он говорит "жалили их", потому что они нападали не на плоды, а на людей; а о жабах говорить: "и жаб, (которые) и губили их"; это они делали, заползая не только в дома, но и в печи, и похищая все необходи­мые яства их; в этом смысле они поистине растлевали. Кроме того, умирая, жабы заражали землю зловонием, а от этого зловония есте­ственно опять рождалась гибель. Труды их и плоды их, говорит, отданы были "вредной росе" и "саранче", потому что они вредят одним только плодам и ничему больше. Слыша о гусенице, не удивляйся, что она не указана в числе казней у Моисея; пророк разумеет маленький и несовершенный род саранчи, почему Акила, вместо гу­сениц, переводит: бескрылая саранча. Хорошо далее пророк говорит, что виноград был убит градом, потому что последний больше всего губит его плоды и ветви, и дальше, что шел­ковичные деревья – льдом, так как растение это не терпит холода, почему и растет обычно только в теплых странах. Лед произве­ден градом. Но пророк упомянул дальше еще и об огне, сказав, что скот был убит градом, а имение их огнем, разумея, очевидно, под имением богатства земли. Градом и огнем, таким образом, были уничтожены и истреблены все растения. Тем чудо и было поразительно, что огонь разливался в воде.

7. А ты, замечая силу, ясность и краткость пророческих изречений, удивляйся премудрости Духа, – только для нее одной возможен такой пре­восходный способ речи. "Послал на них яростный гнев Свой: ярость и гнев и скорбь, низведенные чрез ангелов (посылающих) бедствия" (ст. 49). Разумеет ангелов злых не по природе, и не по расположению воли, потому что такими ангелами Бог для служения не пользуется; пророк назвал их злыми потому, что они по Божию повелению приносили бедствия и несчастья. Вот почему тот же самый псалмопевец называет злым и день суда, как исполненный печали и бедствий для грешников. "Блажен", говорит он, "помышляющий о бедном и убогом! В день лютый избавит его Господь" (Пс.40:2). В этих стихах пророк упоминает гнев и ярость, а потом опять: "ярость и гнев и скорбь". Этим он обозна­чает не что-нибудь различное, хотя повторяет одинаковые выраже­ния, и не напрасно он указывает этим на безмерность гнева Божия. "Проложил путь гневу Своему, и не пощадил от смерти души их, и скот их предал язве" (ст. 50). Как? Оказывая в течение долгого времени снисхождение и долготерпение к тем, которые должны были подвергнуться этому гневу. "Проложил путь гневу Своему", чтобы показать, что наводит его справедливо и в надлежащее время на тех, кто не желает исправиться. Об этом свидетельствуют и дальнейшие слова: "и не пощадил от смерти души их" (ст. 50). Пророк указывает причину, почему Бог не пощадил, каковою была их душевная смерть, т.е. грех. "Душа", говорится, "согрешающая, та умрет" (Иез.18:4), и еще: "смерть грешников люта" (Пс.33:22). Вот почему и не пощадил; те, кто сами себя не пощадили, а пре­дали свою душу на смерть, естественно не получили пощады. Итак, справедливо не пощадив египтян, – смотри, что сделал им Бог: "и скот их предал язве. И поразил все первородное в земле Египетской, начаток всего (приобретенного от) труда их в селениях Хама" (ст. 50, 51). Бог обнаруживает в отношении к наказуемым вели­кое милосердие начиная с меньшего, чтобы они образумившись прио­брели большее. Поэтому Он сначала предал смерти скот египтян, а найдя их бесчувственными поразил первенцев, так что, если бы они образумились смертью скота и отрезвились, Он не навел бы казни на первенцев. Хорошо пророк назвал первенцев их начатком трудов, желая напомнить о проклятии, произнесенном над Евой: "в болезни будешь рождать детей" (Быт.3:16). Поражение первенцев, ска­зано, произошло "в селениях Хама". Земля египетская справедливо называется домом и селениями Хама, не только потому, что Хам был отец Местрема, от которого произошли египтяне; но и потому, что они подражали нечестию этих родоначальников. "И поднял, как овец, народ Свой, и повел их, как стадо, пустынею" (ст. 52). В отно­шении к врагам Он поступал как сказано выше, а свой народ Он поднял с места как овец и вел их в пустыню, т.е. вел их сам как стадо, показывал им пастбища, защищал от зверей, собирал свирелью в толпу и возвращал посохом заблудивших. На все это и указал пророк, упомянув о стаде и овцах. "И вел их безопасно, и они не боялись, а врагов их покрыло море" (ст. 53). В какой надежде Он вел их? Очевидно в обетовании, которое дано было отцам. "И сказал Господь Авраму: знай, что потомки твои будут пришельцами в земле не своей, и поработят их, и будут угнетать их четыреста лет, но Я произведу суд над народом, у которого они будут в порабощении; после сего они выйдут [сюда] с большим имуществом" (Быт.15:13,14). Во­димые этой надеждой, они не убоялись перейти пешком Чермное море, которое сокрыло их врагов, и возвратившаяся вода стала гробом для египтян. "И ввел их на гору святыни Своей, на гору сию, которую стяжала десница Его" (ст. 54). Горою святыни называется Иерусалим, не столько потому, что прежде обитала на ней святыня, т.е. кивот, сколько в виду второго кивота – плоти Господа. Последняя была поистине свя­тыней, почему и приобретение ее приписывается деснице Христа; приобрел же ее Он не оружием, а совершенными ради нас чудесами и страданиями. "И изгнал от лица их народы, и по жребию разделил им (землю их) межевою вервию, и поселил в жилищах их колена Израилевы" (ст. 55).

8. Пророк порицает иудеев за то, что, испытав такие благодеяния, как получение чужого удела, раздел его с полной равно­мерностью, – когда Бог показал, что Он поступает с Израилем как отец с детьми, почему и раздел повелел произвести по ве­ревке, чтобы большую часть дать большему, а меньшую меньшему числу, чтобы таким образом сильное колено превосходило более сла­бое, – они все-таки не помнили ни изгнанных от лица их народов, ни изгнавшего их Бога, тогда как благодаря памятованию об этом они могли бы оставаться благодарными Богу и никогда не подражать нечестию изгнанных, чтобы не потерпеть одинаковой с ними участи. "Но они искушали и огорчали Бога Всевышнего и уставов Его не хранили" (ст. 56). Пророк указывает двойной грех иудеев. Они, говорит, не только искушали, но и огорчали, а огорчают те, кто искусивши раз, искушает второй раз и делает это многократно. Если поступать так и в отношении к простому человеку составляет тяжкое преступление, то тем более – в отношении к Богу вышнему, который по Своей беспредельности не доступен нашему испытанию. За это самое упрекал Дух Св. иудеев и чрез пророка Исаию: "слушайте же, дом Давидов! разве

мало для вас затруднять людей, что вы хотите затруднять и Бога моего?" (Ис.7:13). Кроме того, псалмопевец указывает еще и на то, что они "уставов Его не хранили". Они нарушали даже и то, что Бог заповедал и подтвердил с угрозою, и это было делом крайнего высокомерия и неверия. "И отвращались, и отступали, как и отцы их, превратились в неверный лук. И прогневляли Его высотами своими и истуканами своими раздражали Его" (ст. 57, 58). От поколения, бывшего в пустыни, пророк переходит к последую­щим, указывая на нравы, которые передали им отцы их. Что же они отвергли? Завет с Богом, который заключили они чрез Моисея на горе Синайской, и чрез Иисуса Навина в земле обетованной, когда ее заняли. Они не пребыли ему верными, а превратились в неверный лук; и как этот последний не может уже правильно пустить стрелу, так точно и развращенный народ иудейский был не в состоянии жить благочестиво. Он прогневлял Бога высотами своими и возбуж­дал ревность Его своими истуканами. Это значит не то, что Бог возбуждается ревностью в отношении к бесчувственным и бездуш­ным идолам или демонам, а то, что Он, желая нашего спасения, рев­нует о нас, подобно тому, как отец ревнует о детях, или же­них о невесте. "Услышал Бог и (гневно) воззрел, и уничижил сильно Израиля" (ст. 59). Но разве Бог когда не слышит? И какая нужда в слухе для Того, Кто знает наши помыслы? Но теперь, говорится, Он услышал, потому что не оста­вил дела без внимания, а возбудился, и тем показал, что слышит. Что же сделал Он, когда услышал? Он не навел казни, а пре­зрел; быть же презренным от Бога – тяжелее всякого наказания, потому что Его только одним оком мы и спасаемся. Посмотри, в самом деле, что потерпели презренные Богом. "И уничижил сильно Израиля, и отверг скинию Силомскую, жилище, в котором Он обитал среди людей" (ст. 59–60). Если бы Бог не совершенно презрел народ израиль­ский, то не отверг бы Своей скинии, бывшей у них, в которой Он обитал и которая служила посредницей Его общения с ними. Может быть ты спросишь: почему же Бог, когда согрешили люди, отверг свою скинию? Потому, что Сам Он в ней не нуждался; когда изра­ильтяне согрешили, естественно Он устранил и место Своего обита­ния среди них. Но что такое был этот Силом? Не напрасно упо­мянул о нем Дух Св.; Он хотел показать, что подобно тому, как отверг Бог Силом, когда Израиль согрешил, и избрал себе другое место – Иерусалим, так точно отвергнет и этот последний вследствие нечестия его обитателей, и даст славу Свою другим местам. "И отдал в плен крепость их и красоту их в руки врагов" (ст. 61). Речь продолжается о скинии; в ней была сила и слава народа, по при­чине священнодействий. Эту-то скинию Бог предал в плен, – не людям (этого не случилось), а в руки врага мысленного; поэтому и упомянуто об одном только враге, а не о многих, и тем показы­вается, что под врагом разумеется враг особенный. Другие пере­водчики, желая указать это еще яснее, перевели – одни: в руки против­ника, другие: в руки мучителя. Этому врагу предал Он скинию за то, что она осквернена была священнодействовавшими, стала непо­требной и не имела уже ничего достойного Бога, а было в ней свой­ственное только тому врагу, которому и предана. И не дивись этому; так и о древнем Иерусалиме Исаия пророчествовал, что Бог пре­даст его демонам, сиренам и онокентаврам (Ис.13:21). "И предал мечу народ Свой, и достояние Свое презрел" (ст. 62). И в этом обви­нение против иудеев, что Бог, не смотря на то, что они чрез своих отцов стали народом Божиим и Его достоянием, пренебрег их и заключил их мечом, – не только мечом войны, но и мечом слова Божия. "Слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого" (Евр.4:12). Вот почему слово Божие и называется справедливо мечом.

9. Как же Бог заключил их мечом, т.е. удержал, связал? Предписав в законе обрезание плотское, а в евангелии обрезание ду­ховное; там субботу чувственную, здесь – духовную. Связанные этими предписаниями, они и не могут войти в царствие Божие. На то же указывают и дальнейшие слова: "юношей их поел огонь, и девицы их не оплаканы были" (ст. 63). Юно­шами пророк называет сведущих в законе, – книжников и фари­сеев, твердо веривших в силу закона. Их съел огонь, – ненависть, которую питали они к нам, видя, что мы оправдываемся без ига закона. Так и Исаия говорил им: "увидят и устыдятся ненавидящие народ Твой; огонь пожрет врагов Твоих" (Ис.26:11). "И девицы их не оплаканы были", потому что некому было оплакивать их, когда они умерли от греховной смерти. Здесь пророк высказал обви­нение против иудейских учителей, за то, что они не имели сожаления к грешившим девам, и не подражали Иеремии, который говорит: "о сокрушении дщери народа моего я сокрушаюсь, хожу мрачен, ужас объял меня" (Иер.8:21), почему и далее продол­жает соответствующим образом: "о, кто даст голове моей воду и глазам моим – источник слез" (Иер.9:1). Так и Павел упрекает коринфян за то, что они не пожалели впавшего у них в прелюбо­деяние (2Кор.2:7). "Священники их от меча пали, и вдовы их не будут оплаканы" (ст. 64). И это служит обвинением, усиливающим тяжесть наказания иудеев, что священники претыкались о слово Божие: это и было падение от меча. И вдовиц некому было оплакивать, так как учители иудейские не имели жалости не только к девам, но и ко вдовам. Под девами пророк разумеет души, которые только что начали грешить, а под вдовицами – грешившие давно и утра­тившие страх Божий, который был условием пребывания их в за­коне. "Но восстал, как бы от сна, Господь, как сильный и шумящий от вина" (ст. 65). Следовательно, не вышеуказанные: меч, огонь и лишение сострадания – были наказанием, а грехи, для отмщения которых восстал Бог. Он пробудился подобно спящему, т.е. положил конец Своему долготер­пению, как бы сну, которое было столь велико, что принималось за опьянение. Какое опьянение? Опьянение, которое случается с силь­ными людьми от вина, в силу чего они на некоторое время становятся неспособными к деятельности, но пробудившись от сна бы­вают еще более ревностными. Так точно и Бог, как верим мы, после долготерпения будет еще решительнее в отношении к тем, кто не чувствовал Его долготерпения. Вот и теперь что Он сделал? "И поразил врагов Своих в тыл, вечному позору предал их" (ст. 66) Одних Бог поражает вперед; это суть те, которым наказание служит в пользу, которых бич Божий побуждает жить по правде; пора­женные же вспять суть те, которые ожесточаются наказаниями, как напр. фараон; таких Бог предает вечному позору, так как на­казания отчаянных грешников и указание их недугов не вызывают в них покаяния. Может быть, впрочем, что словом "в тыл" про­рок приличным образом указал на болезнь задней части тела. "И отверг селение Иосифа, и колено Ефремово не избрал" (ст. 67). Так благочестивые отцы не приносят пользы нечестивым детям. "А избрал колено Иудово, гору Сион, которую возлюбил" (ст. 68). Сион и древний Иеру­салим принадлежал не Иудину колену, а колену Вениаминову. Под Иудой разумеется исповедующий (Бога); так толкуется Иуда, Иудино колено – Церковь. В ней-то покаянием и исповеданием сохраняется гора Сион, которую Бог и возлюбил. В противном случае, как называется Сионом тот, кто созерцает Бога? – потому что Сион означает смотрение с высоты. Если же ты скажешь, что Сион – местность, то не о нем писали Михей и Иеремия: "Сион распахан будет как поле" (Мих.3:12; Иер.26:18), а о нашей горе, которую так воз­любил Бог, что вверил ей все таинства. К ней же явно относятся и далее следующие слова: "и построил, как (жилище) единорога, святилище Свое, на земле основал его на век" (ст. 69). Если это говорится о древнем Сионе, то пророчество оказывалось бы ложным: как мог он быть утвер­жден на веки, когда от него не сохранилось и следа? Но (Сион но­вый) Бог утвердил на веки и устроил как единорога, положив в основание его единообразный рог. В нем нет ни различных крещений, как у иудеев, ни многочисленных забот относительно новомесячий, очищений и суббот, ни множества богов, как у языч­ников, пребывающих в нечестии, но "один Господь, одна вера, одно крещение" (Еф.4:5), почему "и врата ада не одолеют ее" (Мф.16:18), под которыми разумеются еретики. "И избрал Давида, раба Своего, и взял его от стада овец. От доящих взял его пасти Иакова, раба Своего, и Израиля – наследие Свое" (ст. 70, 71). Ты непременно спросишь, почему пророк, упомянув о таинствах Церкви, говорит о Давиде, который жил гораздо раньше их? Это потому, что Давид был отцом и образом Христа. Потому взят он и "от стада овец", а не от стада, так как у Христа много стад – людей, ангелов, умных и видимых сил. Стада эти чреваты, т.е. рождают. Подлинно, у Христа нет бесплодного стада, но все, вследствие страха пред Ним, носят во чреве и рождают спасение. Вот почему и Исаия говорил: от страха твоего, "Господи, были беременны, мучились, – и рождали как бы ветер; спасения не доставили земле" (Ис.26:18). Вот откуда взят Христос. Для чего? "Пасти Иакова, раба Своего, и Израиля – наследие Свое", т.е. народ из язычников, потому что этот Иаков, запятав иудеев, получил их права первородства; он же и Израиль, потому что во время таинства он видит Бога лицом к лицу, подобно тому, как и Иаков видел Его лицом к лицу. А что Бог пасет, послушай, как говорит об этом Давид: "Господь пасет меня и ничего не лишит меня" (Пс.22:1). Послушай и Христа: "Я есмь пастырь добрый" (Ин..10:11). "И пас он их в незлобии сердца своего, и разумно руками своими путеводил их" (ст. 72). Видишь, что пророк явно говорит о Христе? Поистине в сердце Его не было злобы: "Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его" (1Петр.2:22; Ис.53:9). Сила же рук Его была так велика, что возвращала зрение слепым, восставляла хромых, очищала прокаженных, вообще восстановляла всего погибшего че­ловека.

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 62 мс 
Яндекс.Метрика