Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

На остальное из

50-го псалма, и о покаянии

 

1. Хочу предложить остатки вчерашней трапезы; но, возлюблен­ный, слыша об остатках и о трапезе, не предполагай ничего чув­ственного. Мы не разрезаем, конечно, мяса, но преподаем духовные мысли; не разливаем вина, но вашей душе предлагаем слово. Если от чувственной трапезы остается мясо на один или два дня, оно портится и бросается; а на трапезе ума, если что останется даже на целый год, оно продолжает цвести и благоухать. Осталось мясо – и от времени испортилось; остались мысли – и они сохраняют свое благоухание. Поел кто мяса – и подвергся тлению; вкусил кто мыслей – и управлен к нетлению. Поел кто мясо и отрыгнул великое зло­воние; вкусил кто мыслей духовного благоухания, и отрыгнул великую добродетель и порадовал ближнего. Такою именно пищей питался пророк и потому он говорил: "излило сердце мое слово благое" (Пс.44:2). Опять восстают волны, но пусть будет тверд ум; приходят в движение тела, но пусть не отвлекается слух. Смотрите же, и со всем тщанием внимайте моим словам. Вы видели вчера царя и пророка ведущим войну, падающим, восстающим, побеждаю­щим, увенчиваемым, поучающим. Вы видели грех, нападающий и по­ражаемый покаянием. Грех как, медведь пришел и одолел (царя), но пришло покаяние и помогло ему подняться. (Вот где) лекарство от ран, (вот где) надежда спасения. Вы видели, как приходил пророк и обличал пророка. Видели, как царь терпеливо сносил обличение, принимал рану, освобождался от тления. Видели, как сияло человеко­любие Владыки, оживляющее даже мертвых. Видели, как говорил он: "согрешил я пред Господом", и что сказал пророк: "Господь снял с тебя грех твой" (2Цар.12:13). Кратко было исповедание, и еще ко­роче излечение и исправление. Согрешил он делом, а покаялся на словах. По мановению Божию исчезла язва, изгладилась рана, восста­новилось здоровье. Однако пророк не удовлетворился этим, но после исправления, после исцеления раны, написал псалом с тою целью, чтобы для потомства его страсть послужила на пользу: чтобы испытанное им крушение указало путь в пристань, а из его страдания и исправления научились прибегать к тому же способу лечения и ис­правления и другие, испытывающие тоже самое. Итак, каков этот псалом, и каково его надписание? Будем слушать со вниманием. "В конец. Псалом Давида". Надписание псалма ясно указывает нам его значение; а сами речи псалма достаточны для изучения глубины заклю­чающихся в нем мыслей. Нужно при этом знать, что псалом со­держит и предсказание о будущем, почему и надписан: "в конец", что означает, что пророчество будет иметь конец (исполнение). И пусть никто не сомневается, был ли во время покаяния удостаиваем великий Давид благодати пророчества. Об этом можно судить и по другим псалмам, в которых он выражал свое покаяние. А в тех псалмах, как конечно и в рассматриваемом псалме, он ясно указал нам, что он не был лишен благодати Духа. Так здесь он говорит: "Духа Твоего Святого не отними от меня" (Пс.50:13). Ведь вот он не просит о даровании ему Духа, но умоляет только о том, чтобы он не был от него отнят. Просвещаемый же Ду­хом и провидя, что и управляемый им народ впадет в беззакония, будет терпеть за них различные наказания, будет порабощен и сделается пресельником в Вавилоне, Давид написал этот псалом, врачуя и собственные раны, и своему народу приготовляя соответ­ственное врачество. "Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисть беззаконие мое" (ст. 3). И божественному Давиду, и плененному народу, и из нас находящимся в дурном положении вполне подходят приведенные слова. Великие раны требуют и соразмерных лекарств; почему и великий Давид просит, чтобы на него была излита полнота милости, чтобы источник щедрот изгладил следы греха. Соответственно этому и грех назы­вает беззаконием, потому что он заключал в себе двойное пре­ступление закона. "Омой меня от беззакония моего". Ты слышал, что говорил пророк: "Господь снял с тебя грех твой"? Чего же еще ты ищешь? Я не перестаю благодарить, не перестаю славословить, Изглаждено мое согрешение, а я хочу, чтобы уничтожен был и след его; увраче­вана моя рана, а я хочу возвратить и свою красоту.

2. Итак, припадает (Давид к Богу) и говорит: "помилуй меня, Боже". Не говорит о подвигах своей жизни, но о человеколюбии Вла­дыки, прибегая к милости, общему убежищу всех согрешивших. "Помилуй меня, Боже". Милость Твоя неизреченна, превосходит всякое слово, не может быть изъяснена: утешение для грешника, она и для праведника великое утверждение. Не грешники только спасаются ми­лостью, но и праведники ограждаются милостью. А чтобы узнать тебе, что праведники укрепляются милостью, слушай, что сказано Петру, этому столпу (Церкви), основание (веры) именно потому названному Петром, что вера его была тверда как камень: "Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя" (Лк.22:31,32). Видишь, что и праведники нуж­даются в милости, как для того, чтобы из грешников сделаться праведниками, так и для того, чтобы, будучи праведниками, сохра­нить праведность. Ведь и апостол сделался таковым по милости Божией: "благодарю давшего мне силу, Христа Иисуса, Господа нашего, что Он признал меня верным, определив на служение, меня, который прежде был хулитель и гонитель и обидчик". Как же он в таком случае спасся? "Но для того я и помилован" (1Тим.1:12,16). Видишь, что и он спасается мило­стью. Он гнал и преследовал Церковь, расхищал виноградник, был волком. Читал пророков – и попирал пророчества. Знал пророков, как ревнитель отеческого закона, но не знал Того, о Ком они пророчествовали. А как он был помилован? "Савл, Савл! что ты гонишь Меня?" (Деян.9:4) О, человеколюбие Владыки! О, снисхождение! Бог говорит человеку: "что ты гонишь Меня?" Он подражает Своему Отцу. Тот говорит народу еврейскому: "народ Мой! что сделал Я тебе и чем отягощал тебя? отвечай Мне" (Мих.6:3). Так и Сын Его говорит Савлу: "Савл, Савл! что ты гонишь Меня?" Что же Савл? "Кто Ты, Господи?" Тотчас признал Его Владыкой: таково его благоразумие. "Кто Ты, Господи?" "Я Иисус, Которого ты гонишь" (Деян.9:5). О, мудрость Владыки! По­чему не сказал: Я – Сын Божий, Я – Изначальное Слово, Я – Седящий одесную Бога Отца, Я – Сущий во образе Божием, Я – Простерший небо, Я – Творец земли, Я – Указавший пределы морю, Я – Создатель анге­лов, Я – везде Сущий и все Наполняющий, Я – предвечно Рожденный от Отца. Почему не употребил Он подобного – достойного, возвы­шенного и великого именования, но назвал Себя по имени земного го­рода: "Я Иисус" Назорей? Потому что не знал Его гонитель (под теми именами). Если бы знал, то, конечно, он не гнал бы. Не знал, что Он рожден от Отца; а что Он был от Назарета, знал. Сле­довательно, если бы сказал ему Христос, что Он – Сын Божий, Изна­чальное Слово, Творец неба, мог тогда Савл сказать, что это не тот, которого я преследую, а другой. Поняли вы, что я сказал? Если бы назвал ему те великие и возвышенные имена, тогда Савл мог бы сказать, что это другой, а не Тот – Распятый. Но чтобы знал Савл, что преследует Того – Распятого, принявшего образ раба, обра­щавшегося между нами, распятого, умершего, погребенного, воскресшего, сошедшего в ад, Господь и говорит ему: "Я Иисус" Назорей, "Которого ты гонишь", Которого ты видел и знаешь, как жившего при тебе. Тогда тотчас исповедал Савл Его владычество. Владыка настолько снизошел, насколько мог возвыситься раб, поэтому последний и по­лучил помилование. "Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей". И хананеянка прибегает к этому пристанищу. "Помилуй меня, дочь моя жестоко беснуется" (Мф.15:22). Где милость, там нет расследования; где милость, там не бывает суда; где милость, там не налагается наказаний; где милость, там для спасения не требуется доказательств; где милость, там не нужно оправдываться. Я хочу только быть поми­лованной. Почему ты требуешь от меня ответа? Я просто прошу о ми­лости, о спасении. "Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей". Ты сказал: "великой", скажи – насколько? Не знаю; что велика, знаю, измерить же не могу, обнять – не в состоянии. Не знаю количества милости, не постигает его моя мысль, не может выразить язык. Но вижу обильный плод милости. Конечно, если бы она не была весьма велика, немногие бы спаслись. Эту милость показал и Его Сын. Придя на землю, Он всех спас по Своей милости. "Помилуй меня, Боже", пристанище, необуреваемое волнами, исполненное тишины. Ве­лика буря моих грехов, но ненарушима (ничем) безопасность (под кровом) человеколюбия моего Владыки. Он сделался человеком – вот дело милости; вошел в девственную утробу – вот дело чело­веколюбия. Он стал тем, чем был ты, чтобы ты стал тем, чем ты не был, – вот дело милости. И тотчас по пришествии Своем кого призвал? Волхвов. После них кого? Мытаря. Потом? Блуд­ницу. За ней? Разбойника. После него кого? Хулителя.

3. О, неслыханные и удивительные дела! Данники греха – на­чатки призвания. Почему вселенная бедствовала? Потому что одни были погружены в нечестие, другие были удерживаемы грехом в иудействе и отчаянии. Поэтому Господь, явившись на земле, сначала призвал как бы первенцев из находившихся во грехах, чтобы потом никто не отчаивался в своем спасении. Ты нечестив? Вспомни о волхвах. Ты грабитель? Вспомни мытаря. Ты преступен? Вспомни блудницу. Ты убийца? Вспомни разбойника. Ты беззаконник? Вспомни Павла, хулителя, а потом апостола; прежде гонителя, а потом еван­гелиста; прежде прелюбодея, а потом устроителя браков; прежде пле­велы, а потом пшеницу; прежде волка, а потом пастыря; прежде сви­нец, а потом золото; прежде морского разбойника и губителя, а по­том кормчего; прежде разрушителя Церкви, а потом охранителя Церкви; прежде разорителя виноградника, а потом сделавшегося наса­дителем; прежде потрясавшего храм, а потом созидавшего. Видел ты превосходящую границы злобу? Видел восходящую добродетель? Видел безумие раба? Видел человеколюбие Владыки? Не говори же мне: я хулитель; не говори мне: я гонитель, я преступник; ты имеешь примеры всего. Ищи же спасения, в какой хочешь пристани. Хочешь – в новом (завете), хочешь – в ветхом? В новом – Павел, в вет­хом – Давид. Не выставляй мне предлогов, не медли. Ты согрешил? Покайся. Ты согрешил без числа? Без числа покайся. Это лекарство я постоянно употребляю и им унимаю воспаление. Знаю, как сму­щается совесть у грешников; знаю, каково их отчаяние. Приступает диавол, изощряя меч, с такими словами: всю юность провел ты постыдно, всю жизнь свою погубил. Сначала был блудником, потом грабил, предавался любостяжанию, нарушал клятву, богохульничал. Какая у тебя может быть надежда спасения? Ты погиб. Воспользуйся хотя настоящей жизнью. Вот слова диавола, а вот мои против них. Ты погиб? Но ты можешь спастись. Ты вел блудную жизнь? Но мо­жешь сделаться целомудренным. Ты прелюбодействовал? Но можешь получить спасение. Ты пал? Но можешь восстать. Недостаточно твое покаяние? Но велико человеколюбие Владыки. Ты убил? Покайся же. Ты был корыстолюбив? Исправься. Прелюбодействовал? Отстань. Ты был изранен? Исцелись. Пока ты еще дышишь, в последний день, на самой постели, даже лежа при последнем издыхании и оставляя поприще этой жизни, и тогда покайся. Ограниченность времени не стесняет человеколюбия Божия. Не говори мне: как и каким обра­зом? Я весь в ранах, весь в язвах: могу я покаяться в последний день? Можешь, и вполне можешь. Молись, раздавай милостыню, сделай завещание в пользу бедных. Ты уйдешь отсюда, а дело твое оста­нется. И не прибегай к еретическим уловкам, не говори мне: как мне спастись? Когда Бог действует, не требуй отчета; когда Он за­ботится, не отчаивайся. Когда пред тобой врач, готовый приступить к делу и предлагающий тысячи лекарств, ты не говоришь: как я буду лечиться? – но полагаешься на его искусство. Ты доверяешь искусству подобного тебе раба, и не раскаиваешься; а человеколюбию Владыки не доверяешь? Не говори: как? но удивляйся, но ужасайся, но прославляй. А между тем и я спрошу тебя: как спасся разбойник? Всю жизнь свою провел он в убийствах, в разбоях, в крови, врывался в дома, грабил имущество, – и не исправлялся, не каялся, пока жил на земле. И вот людьми он был осужден, Бо­гом увенчан. В своей жизни он не был властен, и приобрел царство. Здесь он потерял все, а там все приобрел. И как приоб­рел – скажи мне? Одним словом. Что же он сказал? "Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое" (Лк.23:42). И его слово имело такую силу? Не одно слово получило такую силу, но и человеколюбие Вла­дыки – в соединении с его покаянием – сделало разбойника граждани­ном неба. Как? Я не знаю, как. Не допрашивай меня о способе; я ищу только спасения и не забочусь о способе выздоровления. Ты просишь врача: "вылечи меня от болезни", и не решаешься сказать: как (ты будешь лечить)? А когда Бог спасает тебя, ты осмеливаешься ска­зать: как? Сколько прелюбодеев, развратников, мужеложников, сколько насильников наполняет темницу. Тысячи обвинений, враги ожесточены, велико, прещение. Но один знак царя – и они свободны. Царь, подобный мне раб (что особенного, что он облечен порфирой? его существо нисколько не выше моего, он одного со мной рода) дает знак – и они свободны: обвинение уничтожается, и осужденный отпускается. Правитель не возражает, тюремный сторож не удержи­вает, законы не противоречат: достоинство царя освобождает узника. И неужели Бог, Владыка ангелов и архангелов, не может спасти одним мановением? Притом, царь, если освобождает, освобождает от наказания, но не от греха; а Владыка отпускает мне грехи. Он говорит: я не хочу, чтобы прелюбодей был прелюбодеем – и слово Его становится делом. Он говорит: блудник да не будет блудником – и Слово Его изменяет характер человека и уничтожает силу греха. 4. Чтобы тебе вполне убедиться, слушай. Он сказал: да будет небо, и явилось небо; да будет земля, и стала земля, бытие возникло из небытия. Хочу, чтобы были ангелы, и явился лик ангелов. Итак, слово Его из небытия производит существа духовные и телесные, а грехов разрешить Он не может? И что такое грех пред челове­колюбием Владыки? Паутина. Пахнет ветер, и паутина распадается. Так неужели же устоит грех вопреки воле Божией? Все это говорю я не для того, чтобы сделать вас беспечными, но чтобы внушить вам вместе с верой больше надежды и упования. Никогда не отчаивайся, о, человек: только тогда можно придти в отчаяние, когда человек отчаялся в самом себе. Подумай только: этот великий пророк – я говорю о Давиде – имея благодать Духа, после такой близости к Богу, после множества подвигов, после стольких побед, во всеуслышание говорит: "помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей". Я простираюсь к морю человеколюбия Владыки. Чего ты хочешь, скажи мне? Ты слы­шал, что говорил пророк: "и Господь снял с тебя грех твой", – чего еще ты хочешь? Не этого только ищу! Я хочу (возвратить себе) свою красоту, свое прежнее достоинство. "И по множеству щедрот Твоих очисть беззаконие мое". Видишь, чего он ищешь. Как же так? Разве не очищено (твое беззаконие)? Чего еще ты хочешь? "Многократно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисть меня" (ст. 4). Что же? Я ищу большего, полной чистоты и блеска. "Многократно омой меня от беззакония моего". Но что ты сделал для того, чтобы достигнуть этого? Будь очень внимателен к моим словам: будь внимателен, даже с напряжением. Милость Божия неизреченна, неизъяснима, непостижима; она превосхо­дит ум, побеждает разумение. Но хотя и такова милость Божия, однако, чтобы люди, постоянно милуемые, не сделались негодными, она имеет нужду и в нашем соучастии. Пойми, что я говорю: Бог ми­лует; но милует не просто, а с условием: дай и ты. Почему? Как бы так говорит Он: тяжесть грехов твоих неизмерима; прегре­шения твои многочисленны: Я хочу их облегчить. Подай же свою руку: не потому, чтобы Я имел нужду в твоей помощи, но потому, что Я хочу, чтобы и ты что-нибудь привнес в дело своего спасения. А как, я скажу. Например, разбойник спасся и получил разрешение такого множества грехов, конечно, не одною только милостью, но и по силе собственной веры. Что он говорит? "Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое" (Лк.23:42). Что принес Бог для его спасения? Разрешение грехов. Что принес разбойник для своего спасения? Веру. Какую? Великую, возвышенную, достигающую неба. А что она именно такова, я сейчас покажу. Иудеи видели мертвых воскрешаемых, прокажен­ных очищаемых, бесов изгоняемых, море укрощаемое, землю исто­чающую, рыбу приносящую статир, звезду, ведущую волхвов, тварь – и небесную, и земную прославляющую Его как царя, – и после всего этого распяли Самого Владыку своего и всеобщего. Разбойник не ви­дел ничего подобного, напротив, он видел терпящего оплевание, оскорбления и насмешки, – и не соблазнился этим, но признал Его ца­рем. Видишь, что Он не просто был помилован, но и сам содей­ствовал? И, конечно, необходимо, чтобы получающий милость чем-нибудь содействовал своему спасению. Точно также мытарь, будучи хищным и любостяжательным, как спасся? Проходил мимо Христос и говорит ему: "следуй за Мною. И он встал и последовал за Ним" (Мф.9:9; Мк.2:14; Лк.5:27). Значит, как разбойник внес свое слово, так и мытарь послужил последованием Ему. Что бывает с боль­ными, одержимыми неизлечимыми болезнями и нуждающимися во мно­гих лекарствах? Приходит врач и говорит больному: требуется много расхода для приготовления лекарства; а больной отвечает: я не могу дать столько, я нахожусь в бедности. Тогда врач говорит ему: дай мне то-то и то-то, а остальное я принесу сам. Так делает и Бог. Дай Мне свое исповедание своих (грехов), слезы и покаяние, а остальное Я дарую тебе от Своего человеколюбия.

5. Итак, Давид просит о том, чтобы Господь смыл его грехи. Что же сделал Давид? И чем он послужил своему спасению? "Помилуй меня", и: "многократно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисть меня". [Уже, говорит, чрез пророка Нафана Ты даровал мне прощение (греха моего), и различными несчастьями, как бы огнем и мечом, наказал меня; но я еще нуждаюсь в очищении, заразившись сильным зловонием греха. Еще раз омой меня, Владыка, чтобы очи­стить всю грязь греха моего]. Итак, что сделал Давид и чем за­служил он свое спасение? Он совершил убийство и прелюбодеяние, принес слезы и исповедание (греха) и говорит: "ибо беззаконие мое я сознаю" (ст. 5). Здесь совершается обмен: дает и Бог, дает и получающий спасение. Бог дал милость, а получающий спасение дал исповедание (греха). Что ты даешь, Давид, чтобы спастись, чтобы со­ставить лекарство? "Ибо беззаконие мое я сознаю". Так это даешь ты? А разве есть люди, не знающие своих грехов? Конечно! Сколько грешников, не чувствующих никакого смущения! Многие грабят, и не знают, что они грабят; многие преданы любостяжанию, и не заме­чают своей страсти. Многие снимают со вдовы последнюю одежду, и принимаются за других. Многие притесняют сирот, и не печалятся, не плачутся, не исповедуют своих грехов. Как же могут они спастись, не зная даже, что они грешат?

Видел ты, как пророк громко взывает: "Ибо беззаконие мое я сознаю". [И после дарованного Тобою прощения я не забыл о своем грехе, но постоянно у меня пред глазами образы моих зол и со­деянные беззакония; ночью вижу я их во сне, а днем они мне гре­зятся наяву]. "Ибо беззаконие мое я сознаю, и грех мой всегда предо мною". О, благородство души! Он не предал забвению память о грехе, но уже прощенный ему грех описывает. Как на картине, в своей совести видел он каждый день соучастницу своего пре­любодеяния, каждый день видел (совершенную им) мерзость. "И грех мой всегда предо мною". Я вижу его, Ты же не замечай его; я описываю, а Ты изгладь его. Смотри, что происходит. Если ты по­мнишь о своем грехе, Бог его не помнит; если же ты забудешь, Бог его вспомнит, потому что "Я", говорит Он чрез про­рока, "изглаживаю преступления твои ради Себя Самого и грехов твоих не помяну: припомни Мне; станем судиться; говори ты, чтоб оправдаться" (Ис.43:25,26). Для чего мне нужно помнить? Для того, чтобы быть благоразумным, чтобы знать, что Я тебе простил. Если постоянно будешь помнить тяжесть греха, то всегда будешь помнить и значение оказанного тебе благодеяния. Я простил, говорит Он, тебе, но не забывай этой милости; Я не буду помнить твоего греха, но ты помни. Таковы были святые мужи: о своих подвигах они забывали, а о грехах помнили; не то, что современные нам люди: эти о грехах забывают, а если сделают что хорошее, провозглашают о нем во всеуслышание. Ты сделал доброе? Забудь о нем, чтобы Господь напомнил тебе о нем. Ты сделал злое? Помни о нем, чтобы Господь твой забыл о нем. Предоставь дело Владыке. Разве представишь ты свои подвиги такими, какими представит их Владыка? Если ты скажешь, ты их уменьшишь; если Владыка твой скажет, Он их возвысит. Например: ты даешь нищему; и если тебе приходится сказать об этом, как ты отвечаешь на вопрос? Я увидел голодного нищего и на­кормил его. А Он как говорит? Не так Он скажет об этом, но как? Вы видели Меня алчущим и напитали (Мф.25:35, ср. 37). Предоставь же Ему, могущему сказать сильнее; предоставь говорить о них Тому, Кто говорит и возвеличивает. А ты говори о своих грехах, чтобы Он изгладил их. Но ты стыдишься сказать, потому что ты согрешил. Говори их каждый день в твоей молитве. Что же? Разве я не говорил? Скажи сорабу твоему, укоряющему тебя, скажи Богу, исцеляющему твои грехи. Не потому, конечно, что, если не скажешь, не будет знать их Бог. Разве Он хочет узнать о них от тебя? Когда ты делал их, Он присутствовал; когда ты совершал их, Он был свидетелем, наблюдал. Ты делал (грехи), и не стыдился. Дел, позорящих тебя, ты не постыдился, а слов, оправдывающих тебя, ты стыдишься? Скажи здесь, чтобы не пришлось сказать там. Скажи и восплачь. Твои грехи записаны в книге; твои слезы могут послужить для них губкой. Плачь – и они сотрутся; плачь – и книга окажется на небе чистою. Сокрушение о грехах – великая губка; велика сила слез. Я объясню тебе, какую силу имеют слезы. Что считаешь ты великим подвигом? Но будь очень внимателен к тому, что я говорю. Что же считаешь ты великим подвигом? Ты скажешь – мученичество. "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Ин.15:13). Величайший подвиг – мученичество, потому что мученики проливают свою кровь. Значит, дела мучеников очевидны. Мученики проли­вают кровь, а грешники проливают слезы. И пойми, как велика сила слез: разве блудница проливала кровь? Не источник ли слез она пролила и ими омыла свои прегрешения? И что я говорю о блуд­нице, нечистой женщине? Столп Церкви, основание веры, глава со­бора апостолов, Петр, не отрекся ли Христа и раз, и два, и три? И разве кровь проливал он после того? Не источники ли слез он проливал и не горьким ли плачем очистил он свои грехи? "Ибо беззаконие мое я сознаю". Не имеешь ли ты дома книги и не запи­сываешь ли в ней ежедневные размышления? Имей книгу в своей совести и записывай в ней ежедневные грехи. Например, так: когда ты ложишься в свою постель и тебя никто больше не развлекает, то прежде чем предаться сну, возьми эту книгу и подумай о своих грехах, рассуждая сам с собой: не согрешил ли я сегодня, – словом ли, или делом?

6. Это именно советует пророк "гневаясь, не согрешайте; о чем говорите в сердцах своих, (о том) сокрушайтесь на ложах ваших" (Пс.4:5). Ты не имеешь досуга днем: и страх пред начальниками, и беседа с друзьями, и попечение о делах, и пропитание детей, и услуги жене, и хлопоты о столе, и тысячи разных дел развлекают тебя. Когда же ты приходишь на ложе, в эту недоступную волнам пристань, где никто тебя не беспокоит, скажи в сердце твоем и душе твоей: ско­ротали мы и сегодняшний день, о, душа: что же хорошего мы сделали или что худого? Вспомни геенну: пусть страх побудит тебя к добру и удержит от зла. Лежа в постели и вспомнив о своих грехах, плачь: и в постели ты можешь загладить их. Помолись Богу, и тогда предавайся сну, засвидетельствовав о своих грехах. Тяжело, неприятно, лежа в постели, размышлять ежедневно о грехах? И когда ты обдумаешь их, воздержи свой рассудок, очисти его, наведи на него страх, разними его сечением, не имеющим боли, произведи над собой страшный суд, облегчи твой рассудок, чтобы и на следующий день не спешил ты к деланию грехов. "Ибо беззаконие мое я сознаю, и грех мой всегда предо мною. Тебе Одному я согрешил и лукавое пред Тобою сотворил" (ст. 5,6). Что говоришь ты? Я был царем, только одного Тебя я боялся. Я был царем и не боялся обиженного мною. Он был мой воин и не мог нака­зать меня; но я о Тебе забочусь, чтобы Ты не потребовал от меня отчета. "Тебе Одному я согрешил и лукавое пред Тобою сотворил". [Многих и великих даров я от Тебя удостоился и противным Тебе делом отплатил Тебе за дары, дерзнув совершить запрещен­ное законом. Не то это значит, что он не причинил зла Урии; конечно, он погубил и Урию, и его жену; но величайшее преступле­ние было совершено против самого Бога, избравшего и сделавшего его царем. Кстати прибавил он: "и лукавое пред Тобою сотворил". Действительно, об этом свидетельствует и история: "и было это дело, которое сделал Давид, зло в очах Господа" (2Цар.11:27). Если же отно­сить это к плененному народу, тогда нужно понимать так эти слова. – "Тебе Одному я согрешил". За твои дары я оказался неблагодарным Тебе, и данные Тобою законы преступил; удостоившись многих благ, я оказываюсь неблагодарным за них; не причинив никакого зла вавилонянам, я потерпел от них великие бедствия. "Так что Ты будешь праведен в приговорах Твоих и победишь, когда будешь судить". Самому себе, говорит, приготовил я бедствия; а Твоя правда и без того сияет. Во время суда, когда будет представлено получен­ное мною от Тебя и ему противопоставлено будет содеянное мною против Тебя, Ты явишься справедливым и человеколюбивым, а я окажусь преступным и неблагодарным. Конечно, выражение – "так что" – не служит здесь для обозначения причины. Не для того, разумеется, грешил – как сам Давид, так и народ (еврейский), чтобы Бог был оправдан; правда Божия обнаруживается и без этих грехов. На ней основан весь промысл Божий и о Давиде, и о народе еврей­ском]. "Так что Ты будешь праведен в приговорах Твоих и победишь, когда будешь судить". Что значат эти слова? Я согрешил пред Тобою; если будет суд, Ты победишь; если будет кто-нибудь судить, Ты побе­дишь. Как это? Он видел, что Бог постоянно желает судиться с людьми: "слушайте, горы, суд Господень, и вы, твердые основы земли: ибо у Господа суд с народом Своим" (Мих.6:2). И далее: "народ Мой! что сделал Я тебе и чем отягощал тебя? отвечай Мне" (Мих.6:3). А в другом месте: "слушайте, небеса, и внимай, земля, потому что Господь говорит: Я воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против Меня" (Ис.1:2). Повсюду видел Он, что Господь судится с людьми, и гово­рит Ему: победа на Твоей стороне: "так что Ты будешь праведен в приговорах Твоих и победишь, когда будешь судить". Меня – земледельца Ты сде­лал царем; царя – пророком. Я низложил Голиафа не телесной силой, но силой веры. Я облачился в порфиру. Ты отверг другого и воз­вел меня; Ты дал мне столь великое богатство.

7. "Так что Ты будешь праведен в приговорах Твоих и победишь, когда будешь судить". Если Ты скажешь мои грехи, а я не скажу, то этим я за­ставлю осудить себя. Поэтому, я нуждаюсь в милости. "Ибо вот, я в беззакониях зачат и во грехах родила меня мать моя". Издавна, гово­рит он, с самого начала овладел грех моей природой. Уже зача­тию Евы предшествовало преступление заповеди. Именно, после падения и изгнания из рая познал Адам Еву, жену свою: она зачала и ро­дила Каина.

Итак, пророк хочет сказать, что грех, овладевши нашими прародителями, как бы проложил себе дорогу и путь по нисходя­щим поколениям. Все это научает нас, что действие греха не фи­зическое, – тогда, конечно, мы были бы свободны от наказания, – но что природа заражена склонностью к падению под влиянием стра­стей; однако, может побеждать ум при содействии труда. Пророк не обвиняет здесь брака, как некоторые безумно предположили, поняв в этом смысле слова: "в беззакониях зачат"; но указывает на совершенное прародителями первоначальное грехопадение и говорит, что и тот источник произошел из этого же начала. Если бы они, говорит, не согрешили, то не получили бы в возмездие смерти; но будучи смертными, они были бы выше тления; свобода от тления во всяком случае соединялась бы со свободой от страстей; а при бесстрастии не было бы места греху. Но так как они согрешили, то были преданы тлению; сделавшись тленными, породили подобных себе детей; а вместе с подобием этим последним достались в удел: страсть, страх и похоть. Против них-то воюет разум, и, победивши, он торжествует, а потерпев поражение, подвергается позору. А Симмах, вместо: "родила", поставил: зачала или: носила во чреве. ["Ты же истину возлюбил". Ты судишь, говорит, так, и одних нака­зываешь, а других увенчиваешь, потому что любишь истину. А любя истину и ведая немощь нашей природы, будь снисходителен к тре­бующим лекарства. И "неизвестное и тайное премудрости Твоей Ты явил мне"].

Оставляет речь о царстве и говорит о пророчестве. Такую честь оказал Ты мне, что открыл и сделал известным мне Своего Сына. Я узнал, что Ты имеешь Сына, имеешь Сопрестольника, узнал, что Он хочет сделаться человеком. Мы благовестили вселенной Евангелие, крест, гроб, воскресение, восшествие на небеса. Я сказал о пришествии Его на землю, сказал об Его восхождении, сказал о сидении Его одесную (Отца), сказал о призвании Церкви, о спасении язычников, об отвержении иудеев, об избрании апостолов. И все это потому, что "неизвестное и тайное премудрости Твоей Ты явил мне". Ты так почтил меня, так возлюбил, что открыл мне и величай­шую из тайн – Своего Сына. Откуда это видно? Послушай самого пророка, как описывает он Его снисхождение.

"Сойдет, как дождь на руно" (Пс.71:6). Что это значит? Это значит, что Сын Божий, явившись на землю, пришел не с потря­сением вселенной, не среди блеска молний и грохота громов, наконец без обнаружения Своей божественности. Этого не вынесли бы горы (земные), потому что "Он посмотрит на землю, и заставит ее трястись, прикоснется горам, и они задымятся" (Пс.103:32). Если бы Он обнаружил Свое действительное бытие, тогда бы солнце погасло, луна померкла, море иссохло, земля погибла, наша природа обратилась бы в ничто. Поэтому Он облекся в плоть, пришел тихо и без шума, так что никто не знал, даже сам диавол. Пришел тайно и вселился в девическую утробу. О, чудные и неслыханные дела! Камень расседается, а утроба не расседается; горы разрушаются, а утроба носит Бога! Как объяснить? Как понять? О, безумие еретиков! Как раба но­сила Владыку? Исследующий небесное (рождение Сына), объясни зем­ное: как Вездесущий был в утробе, и в тоже время не был заключен в ней? Потому что и в утробе Он был и на престоле восседал. Как это (могло быть), я не знаю; принимаю верою и не допытываюсь умом. Итак, как Он хочет придти на землю тихо, никого не устрашая и не смущая, то (и сказано): "сойдет, как дождь на руно". Не сказал (псалмопевец): на землю, но: "на руно". Действительно, падая на землю, дождь производит шум, падая же на шерсть и руно, шума не производит, потому что мягкость шерсти заглушает силу падения дождя.

8. И чтобы ты знал, что Он пришел тихо, не смущая и не тревожа никого, не губя и не поражая (сказано): "сойдет, как дождь на руно". Ты сказал о снисхождении Его, совершившемся без шума; скажи и о предании Его. "Человек который ел хлебы мои, поднял на меня пяту" (Пс.40:10). Скажи о зависти иудеев: "возненавидели Меня напрасно" (Ин.15:25, ср. Пс.34:19). Скажи и о суде над Ним: "зачем волнуются народы и племена замышляют тщетное? Предстали цари земли, и князья собрались вместе против Господа и против Христа Его" (Пс.1:1,2). Скажи и о кресте Его: "они пронзили руки мои и ноги мои, сосчитали все кости мои" (Пс.21:17,18). Скажи о пище и питье Его: "и дали в пищу мне желчь, и в жажде моей напоили меня уксусом" (Пс.68:22). Скажи и об отвержении иудеев: "не приму от дома твоего тельцов и от стад твоих козлов" (Пс.49:9). Скажи и о призвании язычников: "все народы, восплещите руками, воскликните Богу гласом радости. Ибо Господь Вышний страшен, Царь великий на всей земле" (Пс.46:2,3). Скажи и о злословии против Него иудеев: "уповал на Господа, пусть Он избавит его, пусть спасет его, если угоден Ему" (Пс.21:9). Скажи и о гробе Его: "положили меня в ров преисподний, во мрак и тень смертную" (Пс.87: 7). Скажи и о воскресении Его: "не оставишь душу мою в аду и не дашь преподобному Твоему видеть тление" (Пс.15:10). Скажи и о вознесении: "вознесся Бог при восклицании, Господь при звуке трубном" (Пс.46:6). Скажи и о сидении Его: "сказал Господь Господу моему: сиди одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих" (Пс.109:1). Скажи и о славе Его Церкви: "предстала Царица одесную Тебя, в одежде расшитой золотом, преукрашенная" (Пс.44:10). Скажи и о лике девственниц: "приведутся к Царю девы во след Ее" (Пс.44:15). Скажи и об избрании апостолов: "вместо отцов Твоих были сыновья Твои" (ст. 17). Скажи и о крещении: "у тихой воды воспитал меня" (Пс.22:2). Скажи и о таинствах: "приготовил для меня трапезу против притеснителей моих" (ст. 5). Скажи и о помазании: "умастил елеем голову мою, и чаша Твоя, напоевающая меня, как (она) сильна" (ст. 5). Скажи и о ходатайстве за язычников: "проси у Меня, и дам Тебе народы в наследие Твое и концы земли во владение Твое" (Пс.2:8). Вот что значит: "и тайное премудрости Твоей Ты явил мне". [Конечно, я считаю себя совершенно недостойным прощения, оказав­шись неблагодарным после стольких даров. Ведь, Ты не только по­садил меня на царский престол, но и открыл мне то, что будет долгое время спустя, и неизвестное другим сделал мне известным, чтобы и других я научил о вочеловечении Единородного Твоего Сына и о Его спасительной страсти и воскресении. Всему этому наученный Твоим Святым Духом, я умоляю, чтобы и мне сподобиться той благо­дати, какую я предвещаю другим. Поэтому я взываю: "окропишь меня иссопом, и я очищусь, омоешь меня, и я сделаюсь белее снега" (ст. 9). Только посредством дара крещения могло совершиться такое очищение]. Этим он хочет сказать: я сам нуждаюсь в той благодати, которая будет дарована всем людям. Только она может вполне очистить меня и дать мне белизну снега. А что сам по себе иссоп вовсе не достав­лял прощения грехов, в этом легко можно убедиться из Мои­сеевых писаний. Значит, здесь он разумеется в другом смысле. Действительно, посредством иссопа окропив кровью агнца косяки две­рей, (евреи) в Египте избегли рук всегубителя. А это было образом спасительных страданий. И здесь кровь, и спасительное древо, и спа­сение, уготованное всем, приходящим с верою. "Слуху моему доставишь радость и веселие: возрадуются кости смиренные" (ст. 10). Этим, го­ворит, веселием наполнишь мои уши, обещая совершенное очищение, чтобы радость проникла во все члены тела, и сокрушенные ныне озлоблением кости процвели опять и возвратили себе прежнюю силу. Смотри, говорит, не на содеянные мною беззакония, но на меня самого, опла­кивающего их, и очисти беззаконие мое. Чего ты хочешь, пророк? Твой грех разрешен, твое наказание уничтожено. Я не довольствуюсь этим: я имею Владыку человеколюбивого, Который дает больше, чем я прошу. Чего же ты хочешь? Я был пророком: пророком хочу быть опять. Я ищу прежней близости к Богу, духовного дара, этой великой благодати. Эта благодать отступила от меня, как голубица, увидевшая нечистоту: я желаю возвратить ее к себе, как пчелу. "Отврати лице Твое от грехов моих, и все беззакония мои очисть" (ст. 11). Скажи прямо, чего ты хочешь? "Сердце чистое создай во мне, Боже" (ст. 12). [Так как меня постигла старость греха, то обнови теперь меня своим человеколюбием. Это Он обещал чрез пророка Иезе­кииля и находившимся в вавилонском пленении. "Дам им", говорит, "сердце единое, и дух новый вложу в них" (Иез.11:19). Не Святого Духа ра­зумеет он здесь, но силу разума. То есть, воспитав вас в течение столь продолжительного времени и научив вас, какие плоды произво­дит грех, я приготовлю вас к усвоению добродетели. Об этом и здесь просил блаженный Давид, именно, чтобы поврежденное сердце его было обновлено, и чтобы укреплен был его разум, чтобы он мог держаться правого пути. "И дух правый обнови во утробе моей"].

9. Какое благородство души! Какая привязанность к Богу! Я ищу такой дружбы, такого общения, чтобы Ты опять говорил со мной, и я говорил бы с Тобой. Что из того, что я освобожден от нака­зания? Для меня наказание – не беседовать с Тобою. Я люблю Тебя до безумия. Я не могу видеть Твоего существа, потому что оно неви­димо, но по любви к Тебе я смотрю на Твои дела – и радуюсь. Я не видел Тебя, но увидел небо – и обрадовался, и сказал: "небеса поведают о славе Божией" (Пс.18:1). Увидел землю, и сказал: "Господня земля и что наполняет ее" (Пс.23:1). Увидел море, и с радостью сказал: "море великое и пространное" (Пс.103:25). Увидел день и ночь, и возопил к Тебе: "Твой – день и Твоя – ночь, Ты устроил зарю и солнце" (Пс.73:16). Увидел горы, и с удив­лением сказал: "высокие горы для оленей" (Пс.103:18). И как друг, хотя бы он не видел того, к кому чувствует привязанность, но уви­дел только его одежду или обувь, уже радуется и ликует и как бы получает некоторое удовлетворение своей привязанности, так и я хожу около твоих созданий, объятый тоской до неистовства, посто­янно взывая к Тебе: "как олень стремится к источникам вод, так стремится душа моя к Тебе, Боже. Возжаждала душа моя (явиться) к Богу крепкому, живому (говоря): когда приду и явлюсь лицу Божию?" (Пс.49:2,3). Ты царь, ты носишь венец. Чего хочешь? Не нужно мне этого. Я ищу прежней красоты, я желаю пророческого дара. Я презираю эту власть, пренебрегаю нечистоту. Это – листья, ночь, сновидение и сено. Я ищу моей красоты. Когда она возвратится? Я не могу выносить медленности, после того как утратил эту близость к Богу, уничтоженную грехом. "Сердце чистое создай во мне, Боже". Я ищу не только чистоты сердца, но и Того, кто обитает в нем. "И дух правый обнови во утробе моей". Хорошо сказал: "обнови", потому что жилище было уже приготовлено прежде. Оно обветшало от греха, а Твоя благодать обновит его. "Не отвергни меня от лица Твоего, и Духа Твоего Святого не отними от меня" (ст. 13). [Этими словами мы с очевидностью научаемся, что он не был ли­шен благодати Святого Духа, потому что он не просит, как по­терявший, о возвращении ее, но умоляет о том, чтобы не лишиться ее, не оказаться вне божественного попечения. Лицом здесь назвал попечение. "Воздай мне радость спасения Твоего, и Духом Владычественным утверди меня" (ст. 14). Чего он не погубил, то просил сохранить, именно, благодать Духа; а что утратил, то умолял возвратить: такова была радость о Боге. Я наслаждался всякой радостью, когда пользовался великою близостью к Тебе, Владыка; теперь же, утратив последнюю, я лишился веселья. Рабство греху разрушило эту близость. Поэтому я и прошу возвратить мне прежнюю власть над умом, восстановить господство над страстями. Здесь опять "владычним духом" назвал самодержавный разум]. Но что дашь мне ты, Давид, если получишь Духа? "Научу беззаконников путям Твоим, и нечестивые к Тебе обратятся" (ст. 15). Если я сохраню Духа, я возвещу вселенной: "все народы, восплещите руками, воскликните Богу гласом радости. Ибо Господь Вышний страшен, Царь великий на всей земле" (Пс.46:2,3). Если я буду иметь Духа, я скажу: "господствуй среди врагов Твоих" (Пс.109:2). Если я буду иметь Духа, я скажу: "не даст (человек) Богу выкуп за себя, и цену искупления души своей" (Пс.48:8,9); еще скажу: "не ожесточайте сердец ваших, как (было) тогда, когда прогневляли в день искушения в пустыне" (Пс.94:8); и еще: "всякое беззаконие заградит уста свои" (Пс.106:42). Если Дух будет со мною, я буду говорить: "уклонись от зла и сотвори благо, взыщи мира и устремись к нему" (Пс.33:15). Я возвещу о благодеяниях Твоих, оказанных мне, и скажу: "приидите, послушайте, все боящиеся Бога, и я поведаю вам, что сотворил Он для души моей" (Пс.65:16). "Научу беззаконников путям Твоим, и нечестивые к Тебе обратятся". Где иудеи? Вы не приносите мне в жертву овнов и тельцов? Но ты и не хо­чешь их: "жертвы и приношения Ты не восхотел" (Пс.39:7). Ты сказал: "не приму от дома твоего тельцов и от стад твоих козлов" (Пс.49:9). "Принеси Богу жертву хвалы" (ст. 14). Ты не хо­чешь тех жертв: вместе с Сыном Твоим Ты ожидаешь исправления заблуждений и последования истине. Вот какой жертвы ты хочешь. "Избавь меня от (пролития) кровей, Боже, Боже спасения моего!" (Пс.50:16). [В его памяти постоянно было убийство Урии; это самое в начале (псалма) он выразил словами: "грех мой всегда предо мною". "Возрадуется язык мой правде Твоей". Симмах истолковал это так: будет возвещать язык мой милосердие Твое (Διαλαλήσει… τὴν ελεημοσύνην). Получив прощение, я не буду молчать, но буду постоянно воспевать Тебя и возвещать о Твоих ко мне милостях. "Господи! Открой уста мои, и уста мои возвестят хвалу Твою" (ст. 17). Грех связал язык его, заградил уста; теперь пророк просит прощением грехов возвратить ему прежнюю смелость и подвинуть язык его к славословию. "Если бы Ты восхотел жертвы,

я дал бы, (но) ко всесожжению Ты не благоволишь" (ст. 18). Это со­впадает с сказанным в предыдущем псалме. Там мы слышали, как Господь говорит: "не приму от дома твоего тельцов" (Пс.49:9). Итак, слыша этот божественный голос, он говорит согласно с ним: "если бы Ты восхотел жертвы, я дал бы", и дальнейшее. Ты, говорит, сказал, что Тебе неприятны жертвоприношения бессло­весных; поэтому, я принесу Тебе угодную Тебе жертву]. Итак, так как я не хочу тех жертв, что приносишь ты Мне? Я имею и дру­гую жертву, к которой ты благоволил. "Жертва Богу – дух сокрушенный, сердце сокрушенное и смиренное Бог не уничижит" (ст. 19). [Смиренные мысли, говорит, приятная и угодная Тебе, Богу нашему, жертва. И так как Ты сильно смутил мое сердце и насколько можно сокрушил его, я принесу угодную Тебе жертву]. Я принесу Тебе в жертву смирение: только разреши мой грех, дай мне Духа Святого.

10. Эта жертва, – я говорю о смирении, – не только теперь гораздо выше иудейской: тоже было и тогда. Три отрока, в Вавилоне поправшие пламень печи, юные и старцы, в малом числе оказавшиеся сильнее многих, пленники, одолевшие царя, потерявшие отечество, но сохра­нившие веру, обнаженные и одетые, нищие и богатые, рабы, возвы­сившиеся над свободными, превратившие пламень в росу, преложившие стихии, погасившие силу огня, связанные мучителем и разрешенные огнем, – (эти отроки) воспевали и говорили: "согрешили мы, и поступили беззаконно, отступив от Тебя, и во всем согрешили; и нет у нас в настоящее время ни князя, ни пророка, ни вождя, ни всесожжения, ни жертвы, ни приношения, ни фимиама, ни места, чтобы нам принести жертву Тебе и обрести милость Твою. Но с сокрушенным сердцем и смиренным духом да будем приняты" (Дан.3:29,38,39). "Жертва Богу – дух сокрушенный, сердце сокрушенное и смиренное Бог не уничижит".

"Ублажи, Господи, благоволением Твоим Сион, и да построятся стены Иерусалимские" (ст. 20). "Тогда будешь благоволить к жертве правды, возношению и всесожжениям; тогда возложат на алтарь Твой тельцов" (ст. 21). [Эти слова ясно показывают нам, что псалом имеет пророческое значение. В уста обреченных на жизнь в Вавилоне и жаждавших освободиться из рабства – влагаются эти слова. Они умоляют о сострадании к городу, о восстановлении укреплений, о совершении опре­деленного законом служения. Теперь, говорят, живя в чужой стране, мы не можем приносить законных жертв, так как закон повелевает только в том городе приносить Тебе жертвы. Но как только исполнится наша просьба, и мы восстановим храм, мы тотчас принесем Тебе законные жертвы]. Еще и другое пророчество заклю­чает в себе конец этого псалма. Упомянув выше о дарах Свя­того Духа и потом ниже указав, что Богу неугодны законные жертвы, он просит теперь о явлении нового Сиона, об устроении на земле небесного Иерусалима, о введении нового строя жизни, при котором не будут приноситься в жертву бессловесные, но (будет) возношение и жертва правды. Будьте внимательны здесь: я всех вас хочу сделать учителями, всех иноками, – не в том смысле, чтобы не иметь жен, но чтобы обнаружить богобоязненность, – благочестивыми, (сильными) потушить огонь. Итак, какой вопрос (нас занимает)? Мы видели, что он молился, исповедал свой грех, призвал (Бога), просил, умолял, проливал слезы, просил чистого сердца, принес веру. Спра­шивается, получил ли он (то, чего просил)? Большое удовольствие (доставляет) мне это беспокойство. Не так радуется кормчий при виде волн, вздымающихся за ним и подгоняющих вперед судно – при попутном ветре, как я радуюсь и ликую при виде этого моря. Здесь я вижу не только бушующие волны, но и многолюдство и движение в толпе; вижу беспокойных и задыхающихся, но не удаляющихся; вижу, что вы подвергаетесь насилию, но не уходите, терпите тесноту, но со­храняете твердость души. А обнаруживаемая вами страсть к слову возбуждает мое усердие. Итак, вот в чем вопрос: он молился, просил, призывал, умолял, наложил на себя наказания, был осво­божден от возмездия. Спрашивается, возвратил ли он себе прежнее достоинство? Получил ли благодать Святого Духа? Получил ли, как просил, чистое сердце и правый дух? Оказалось ли покаяние настолько сильно, чтобы восстановит его в прежнем благородстве? Обратите же свое внимание: этот псалом считается пятидесятым. Каким? Пяти­десятым, – этот самый псалом – о грехе, о покаянии, о прошении. После него уже он написал шестидесятый, семидесятый, восьмиде­сятый, девяностый, сотый. Но кто-нибудь скажет: что же из того, что он написал псалмы? Он написал их не Духом Святым, потому что не получил Духа Святого; в их написании он руково­дим был простым человеческим разумом, без участия Духа Свя­того. Ведь, действительно, грех ему был прощен, а Дух Святый дарован не был. Сам он, конечно, просил, но мы нигде не нахо­дим ответа, гласящего, что "Я дал тебе". Смотри же, прошу тебя. Он написал пятидесятый, шестидесятый, семидесятый, восьмидесятый, девяностый и сотый (псалмы). Пишет и еще псалом после сотого, и после многих других, в котором говорит: "сказал Господь Господу моему: сиди одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих" (Пс.109:1). Этот-то псалом, написанный после греха, ока­зывается внушенным от Святого Духа. Откуда это видно? Это пока­зал Христос. После того как Он совершил все: укротил море, очистил прокаженных, изгнал бесов, обуздал злобу, исцелил расслабленного, (после того как) голос с неба свидетельствовал: "Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте" (Мф.17:5); и так, (после того как) Господь свидетельство­вал о Нем, дела Его вопияли, Дух Святый сошел на Него в виде голубя, Иоанн свидетельствовал о Нем, говоря: "вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира" (Ин.1:29), – после всего этого, наконец, уже готовясь взойти на крест, спросив иудеев, Господь говорить им: "что вы думаете о Христе?" (Мф.22:42) Я не спросил вас в начале, не призвал тогда в свидетели, потому что еще не дал вам доказательства Своей божественности. Но теперь, когда и стихии все показали Мое божество, когда Отец (засвидетельствовал его), когда Мое согласие с Ним и Мое учение всех привели к этому, когда и тени противоречия у вас не остается, "что" теперь "вы думаете о Христе? чей Он сын?" Говорят эти неблагодарные и бесстыдные люди: "Давидов", отрицая Его божество и не желая сказать, что Он – Божий. Что же Он? "Как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих?" (Мф.22:43, 44; Пс.109:1). Если же имел Давид Духа, разрешен был его грех; если же разрешен был грех, то и прошение его было исполнено. В самом деле, Давид говорит: "сердце чистое создай во мне, Боже, и дух правый обнови во утробе моей". Видишь, что он опять возвратил себе прежнее достоинство? Опять сделался пророком, опять говорит о Христе, опять принял свое дерзновение, и грех нисколько не повредил ему. Видишь, какова сила покаяния? Что я говорю? Не только живой, но и мертвый имел он силу. Пришли некогда вар­вары и обложили город. Езекия, будучи праведен, обратился к Богу и умолял Его: помилуй меня и пощади град сей (Ис.37:20). Приходит к нему пророк Исаия и говорит, чтобы не подумал он, что за его праведность он услышан, и – хотя Давид был уже мертвым и тысячу лет в аду – что говорит? "Я буду охранять город сей, чтобы спасти его ради Себя и ради Давида, раба Моего" (Ис.37:35). Давид уже умер, а дерзновение его оставалось живо, и умерший предстатель­ствовал за живого. Вот праведник, и после смерти сражающийся! На этом я окончу свое слово, дав, мне кажется, достаточный ответ на вопросы, о Христе Иисусе, Господе Нашем, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 125 мс 
Яндекс.Метрика