Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

ТВОРЕНИЯ,

ПРИПИСЫВАЕМЫЕ СВ. ИОАННУ ЗЛАТОУСТУ

И В ПАТРОЛОГИИ МИНЯ ОТНЕСЕННЫЕ К РАЗРЯДУ

SPURIA

 

Собеседование о Псалмах

 

1. Божественные Писания все святы, но особенною святостью про­никнуты псалмы. Так, с самого начала книги (они говорят) прямо о воздержании, и прежде всего о том, чтобы не иметь общения с нечестивыми. С этого именно и начал блаженный Давид своими словами: "блажен муж, который не ходил на собрание нечестивых" (Пс.1:1). Говоря о блаженстве, он разумеет высшую степень всего хорошего. Вместе с тем (говорят псалмы) об общении с добрыми, об обуз­дании чрева, об удержании рук, о нелюбостяжании, о ничтожестве денег, славы и всего подобного. Послушай, например, его слова о том, чтобы хранить целомудрие: "внутренность моя насыщена позором" (Пс.37:8), и в другом месте: "Ты истребил всякого прелюбодействующего от Тебя" (Пс.72:27). О том, что должно обуздывать чрево, он говорит: "еще пища была в устах их, когда гнев Божий пришел на них, и убил очень многих из них" (Пс.77:31,30). О том, что должно удаляться стяжания: "если богатство притекает, не прилагайте (к нему) сердца" (Пс.61:11), – и не искать славы: "при смерти он ничего не возьмет, и не сойдет с ним слава его" (Пс.48:18). Не по­дражать порочным: "не ревнуй лукавым" (Пс.36:1). Он по­учает) ни во что вменять земное могущество: "видел я нечестивца, превозносящегося и высящегося, как кедры ливанские: и прошел я мимо, и вот его нет: и искал его, и не нашлось место его" (Пс.36:35,36), – и презирать все временное: "считали счастливым народ, у которого это есть, (но) блажен народ, блажен народ, у которого Господь – Бог его" (Пс.143:15). Говорит (псалмопевец и) о том, что мы не просто согрешаем, но есть воз-даяние: "Ты воздашь каждому по делам его" (Пс.61:13). И почему не за каждый день воздает (тотчас): "Бог – судья праведный и крепкий, и долготерпеливый" (Пс.7:12). Также говорит он о том, что смирение прекрасно: "не превозносилось сердце мое" (Пс.130:1), и что гордость – зло: "посему овладела ими гордость их совершенно, оделись они в неправду и нечестия свои" (Пс.72:6), а в другом месте: "смиренным дает благодать" (Притч.3:34), – что милостыня прекрасна: "расточил: дал нищим, правда его пребывает в век века" (Пс.111:9), – что милосердие достойно похвалы: "муж, щедро дающий, устроит дела свои на суде" (ст. 5), – что не должно злословить: "тайно клевещущего на ближнего своего – сего я изгонял" (Пс.100:5). И много – го­раздо больше сказанного – найдешь ты здесь мыслей, исполненных любомудрия. И он беседует не только о настоящем, но и о буду­щем, не только о видимой, но и о невидимой твари. Желаешь узнать о небе, пребудет ли оно вечным или потерпит изменение? В ответ на это он ясно говорит тебе, что "как одежда, обветшают, и как одежду совьешь их, и изменятся" (Пс.101:27). Или о наружном виде (небес) пожелаешь узнать, опять услышишь от него: "простираешь небо, как кожаный покров" (Пс.103:2). Если пожелаешь узнать, что нахо­дится далее – за пределами этого неба, дает тебе ответ и на это: "покрываешь водами высоты Свои" (Пс.103:3). Не останавливается (псалмопевец) и на этом, но скажет тебе и о широте, и о глубине, доказывая их равномерность: "насколько отстоит восток от запада, (настолько) Он удалил от нас беззакония наши" (Пс.102:12). "Ибо сколь высоко небо над землею, (столь же великую) милость Свою утвердил Господь на боящихся Его" (Пс.102:11). Если ты захочешь исследовать основания земли, то и этого от тебя не скроет, но услышишь от него, что (Господь) "на морях основал ее" (Пс.23:2). Или ты желаешь узнать о земле­трясениях – отчего они бывают? Всякое твое недоумение рассеивается его словами: "Он посмотрит на землю, и заставит ее трястись" (Пс.103:32). Если спрашиваешь о том, какое назначение имеет ночь, и это можешь узнать от него: "Ты простираешь тьму, – и настает ночь, когда ходят все звери лесные" (Пс.103:20). Объяснит тебе он и то, чем полезны горы: "высокие горы для оленей", и для чего скалы: "каменистая скала – прибежище зайцам" (Пс.103:18). Послушай, зачем существуют бесплодные деревья: "там устрояют гнезда птицы" (ст. 17), и для чего источники в пустынях: "поят всех полевых зверей, при них обитают птицы небесные" (ст. 12, 11). Для чего вино? Не для того только, чтобы пить, – для этого достаточно было бы и воды, – но чтобы тебя веселить и радовать: "и вино веселит сердце человека" (ст. 15). Узнав это, ты узнаешь и меру употребления вина. Откуда получают пищу птицы и дикие звери, об этом послушай, как говорит он: "все ожидают от Тебя пищи, чтобы Ты дал им благовременно" (ст. 27). И если спросишь: для чего скоты? – он отвечает тебе, что и скоты для тебя: "произращаешь", говорит, "траву для скота и злак на службу людям" (ст. 14). Каково назначение луны? Послушай, как он объясняет: "сотворил луну для (указания) времен" (ст. 19). Что все, как видимое, так и невидимое, сотво­рено, и этому (псалмопевец) научил ясно: "ибо Он сказал – и они явились, повелел – и создались" (Пс.148:5). Он научает также, что смерть будет уничтожена: "Бог избавит душу мою от власти ада, когда примет меня" (Пс.48:16). Откуда наше тело и во что оно опять обращается, вот как говорит псалмопевец: "помнит, что мы – прах; и в землю свою возвратятся" (Пс.102:14 и Пс.103:29). Для чего все окружающее? Для тебя: "славою и честью Ты увенчал его, и поставил его над делами рук Твоих" (Пс.8:6,7). И о том, что мы, люди, имеем нечто общее с ангелами, говорит он: "умалил его малым чем пред Ангелами" (там же). И о любви Божией говорится здесь: "как отец ущедряет сынов, так Господь ущедрил боящихся Его" (Пс.102:13), и о том, что ожидает нас за гробом, и о будущем безмятежном покое: "возвратись, душа моя, в покой твой" (Пс.114:6). Зачем так велико небо? Он отве­чает: небеса поведают славу Божию (Пс.18:2). Зачем ночь и день? Не для того только, чтобы сменять друг друга, но и для того, чтобы назидать: "нет наречий и языков, где не слышны были бы голоса их" (ст. 4). Зачем море облегает землю? "Бездна, как одежда, – покров ее" (Пс.103:6). Так сказано в еврейском. Подобно указанному вы узнаете (из псалмов) и все другое: о Христе, о воскресении, о будущей жизни, о (загробном) блаженстве, о воздаянии, об учении нравственности и все, относящееся к догматам. И тысячами других наставлений перепол­нена эта книга. Если ты впал в искушение, ты почерпнешь здесь обильное утешение; если согрешишь, найдешь здесь тысячи готовых лекарств; впадаешь ли в бедность или в какое несчастье, она ука­жет тебе многие пристани. Будешь ли ты праведным – и тогда извле­чешь из нее великую пользу; будешь ли грешником – отсюда полу­чишь утешение. Так, если ты, будучи праведным, терпишь бедствия, то (в утешение) услышишь: "ради Тебя нас умерщвляют каждый день, считают за овец закалаемых" (Пс.43:23). "сие постигло нас, но мы не забыли Тебя" (ст. 18). Если надмевают тебя твои подвиги, (псалмо­певец) напоминает тебе: "не войди в суд с рабом Твоим, ибо не оправдается пред Тобою никто из живущих" (Пс.142:2). Если ты грешник и отчаиваешься в себе, ты тотчас услышишь возглашающего: "ныне, если голос Его услышите, не ожесточайте сердец ваших, как (было) тогда, когда прогневляли" (Пс.94:7,8) – и тотчас восстанешь. Если глава твоя увен­чана диадемой, ты научишься здесь, что "не спасается царь многою силою и исполин не спасется множеством крепости своей" (Пс.32:16), – и сохранишь скромность. Если ты богат и славен, опять услышишь: горе вам, "надеющиеся на силу свою и множеством богатства своего хвалящиеся" (Пс.48:7), и: "человек – как трава, дни его, как полевой цветок, так и он отцветет" (Пс.102:15) – и ничто земное не будешь почи­тать великим. Ведь, если прекраснейшее на земле – слава и власть – так ничтожно, то что другое из земного может быть достойно вни­мания? Но ты впал в уныние? Скажи: "Тобою поразим врагов наших, и именем Твоим уничтожим восстающих на нас" (Пс.43:6). Но ты видишь благоденствующих не по заслугам? Послу­шай, что говорит (псалмопевец): "они, как трава, скоро засохнут, и, как зеленый злак, скоро отпадут" (Пс.36:2). Или ты видишь, что и пра­ведные, и грешные терпят одинаковую участь? Посмотри, причина не одна и та же: "много", говорит, "наказаний грешному" (Пс.31:10), о правед­ных же совершенно иначе: "много скорбей у праведных, но от всех их избавит их Господь" (Пс.33:20), и в другом месте: "смерть грешни­ков люта" (ст. 22), но: "честна пред Господом смерть преподобных Его" (Пс.115:6). Постоянно читай это и отсюда наставляйся. Каждое из этих слов – беспредельное море мыслей: мы только окинули их бег­лым взглядом. Если же вы пожелаете тщательно исследовать ска­занное, то увидите великое богатство как здесь, так равно и в дру­гих писаниях.

2. Но так как это исследование сопряжено с трудом – и не малым, то ограничимся пока сказанным уже, чтобы вместе и душу усладить пением, и труд свой облегчить. Итак, пусть воспевают уста и пусть назидается ум. Само по себе и это уже не малое дело. В самом деле, если (псалмопение) не позволяет тебе завидовать, огорчаться и впадать в уныние безвременно, и (внушает) не ценить высоко ни богатство, ни скорби, ни бедность, ни даже саму жизнь, то этим самым оно освобождает тебя от всех Страстей. Другими словами, если мы приучили язык к пению псалмов, то душа посты­дится желать противного тому, что воспевает язык. В этом случае нам самим нужно (взять) гусли Давида, чтобы душа наша отзывалась на псалмы – и в себе самой, и добрыми делами. Если же мы оста­новимся только на половине дела, т.е., слыша псаломскую песнь и отзываясь душей, в своих делах оказываемся противниками воспе­ваемого, тогда и лекарство нам послужит в осуждение, и ярость диавола возрастет, – потому что прежде, чем мы услышим, лукавый диавол боится, чтобы мы не исправились, услышавши; когда же мы и услышавши, остаемся теми же самыми, тогда он освобождается от страха. Итак, будем псалмопение сопровождать согласными с ним делами, чтобы низвергнуть жесточайшую ярость демона и привлечь благодать Духа. Ничто, ничто так не возвышает души, не окрыляет ее, не освобождает от земли и не разрешает уз тела, ничто так не располагает к любомудрию и к презрению всего житейского, как мелодия псалмов и пение, сопровождаемое ритмом. Потому-то именно, когда Бог увидел, что многие люди становятся рассеянными и вслед­ствие этого с неудовольствием переносят утомление, тогда Он, желая сделать труд более привлекательным и смягчить связанное с ним чувство тяготы, подвигнул язык блаженного Давида изложить в по­рядке эти псалмы и мелодию растворить пророчеством, чтобы все, воодушевляемые ритмом пения, с полным усердием воссылали Ему священные гимны. Сама природа наша так тесно и нежно привязана к пению и песням, что даже плач и капризы грудных детей им успокаиваются. Ведь, действительно, кормилицы, нося детей на руках и укачивая их, усыпляют их, напевая им разные песни. По той же причине и путешественники часто прибегают к песням, погоняя вьючных животных в полдень, чтобы этими песнями смягчить для них изнурительность пути. И не только путешественники, но и земле­дельцы, как во время давления винограда и собирания плодов, так и во время ухода за лозами или за другой какой работой, часто поют. Тоже самое делают моряки за греблей. Точно также женщины за ткацким станком, перебирая челноком натянутую основу, иногда каждая про себя, иногда все вместе поют одну какую-либо песню. Итак, делают это и женщины, и земледельцы, и моряки, стараясь пением подбодрить себя в своих трудах, как будто душа, под пение, легче может перенести все тяжелое и горькое. А чтобы такой сильной привязанностью нашей души к этому роду наслаждения не воспользовались демоны и не развратили всех, вводя свои блудные песни, в ограждение от них Бог воздвигнул псалмы, в одном деле соединив и пользу, и удовольствие. От мирских песен вред и погибель, и вообще много ужасного может быть причинено ими, так как они располагают душу к бесстыдству и беззаконию, изне­живают и расслабляют ее. От духовных же песен, напротив, большая выгода и польза и великое освящение, и они могут послу­жить основанием всякому любомудрию, так как и сами слова их очищают душу, и, кроме того, душе, их воспевающей, приобщается Дух Святой.

Итак, будем воспевать душой исполненные любомудрия псалмы, чтобы понемногу взойти и на высшую ступень. Если ты навыкнешь петь псалмы, тогда сумеешь петь и гимны. А это дело более боже­ственное. Именно, псалмам свойственно все человеческое, а гимны, напротив, не заключают в себе ничего человеческого. Гимны, а не псалмы, воспеваются горними силами. Напротив, не "красна песнь[1] во устах грешника" (Сир.15:9). Почему и Павел увещевает: "во благодати воспевая в сердцах ваших Господу" (Кол.3:16), не просто устами, но со вниманием. Воспевать так – значит воспевать Богу, но если только звук голоса раздается в воздухе, тогда ты воспеваешь воздуху.

Не нужно особого места, не нужно времени, но на всяком месте и во всякое время можно в уме воспевать псалмы. Ходишь ли ты по площади, или находишься в пути, или беседуешь с друзьями, всюду можно возноситься душой (к Богу), можно взывать (к Нему) молча. Так взывал Моисей, и Господь услышал его. Если ты ремесленник, то и в мастерской за работой ты можешь петь псалмы. Будучи ли солдатом, или восседая на судилище, ты можешь делать тоже самое. Можно петь и без голоса, только бы внутри звучала мысль. Ведь мы поем не человеку, но Богу, а Он слышит и голос сердца, и про­никает в сокровеннейшие наши мысли. И как духовные мужи, имею­щие помазание от Святого Духа, всегда молятся за ближних и возно­сят усердные молитвы, так будем поступать и мы, каждый день будем приступать к Богу и за самих себя, и за братьев наших. Как можно приступать к Богу? Имея правую жизнь и чистую совесть, чего никак иначе нельзя достигнуть, как только прилежа за­кону Божию день и ночь. И пусть никто мне не говорит, будто "прежде толкования я не мог знать смысла псалмов". И без толкования вся­кому, сколько-нибудь желающему быть внимательным, может даже один стих внушить великое любомудрие, побудить к решению и при­нести великую пользу в жизни. Например, ты скажешь: "блажен муж, боящийся Господа" (Пс.111:1). Если ты в состоянии понять, что значат произносимые тобою слова, то после этого ты не будешь уже считать для себя образцом ни вельможу, ни богача, ни владельца рос­кошных домов, ни имеющего доступ ко двору, ни даже самого венце­носца, и никого другого, как только пребывающего в благоговении, в любомудрии, в страхе Божием. (К этому должно располагать тебя) не только будущее, но и само настоящее, потому что и здесь благочестно живущий сильнее всех тех. Итак, будем и мы усердны в обращении к Богу; научимся, как должно обращаться к Нему. Бог не ищет красноречия, или складных речей, но красоты души. И если она говорит угодное Ему, то получает полное удовлетворение. В самом деле, если, посещая какого-нибудь известного человека, из общения с ним ты извлекаешь великую пользу, то тем более – тот, кто посредством продолжительных молитв находится в постоянном общении с Богом. И грешник может совершить великое, если он молится со смирением: это уже начало добродетели. Так именно было с мытарем (который достиг всего простыми словами), благодаря тому, что он воспитал в себе доброе настроение. В чем вырази­лось его настроение? Он упрекал себя, ударял в грудь и несмел глаз поднять к небу. Если и ты будешь так молиться, сделаешь душу свою легче пера. Итак, да будет молитва наша тиха и сми­ренна, да будет лицо ее исполнено приятности, нежности и кротости, и да не обращается она против врагов наших. Такая молитва достойна неба, такой язык достоин ангелов. Если будем возносить молитвы Богу за обижающих и оскорбляющих нас, тогда будет услышана и молитва наша за нас самих. Если так настроим душу, то будем в состоянии и мы говорить Богу с дерзновением: "помилуй меня и услышь молитву мою" (Пс.4:2). И Он легко склонится к на­шей молитве и дарует нам царство небесное, которого да сподобимся достигнуть все мы, благодатию и человеколюбием Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, Которому слава во веки веков. Аминь.



[1] Похвала – αι̉νος, а у Златоустого: υ̉μνος

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 140 мс 
Яндекс.Метрика