Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

БЕСЕДА

НА ПСАЛОМ 127

 

1 Пeснь степеней. Блажени вси боящиися Господа, ходящии в путех его:

2 труды плодов (рук) твоих снeси: блажен еси, и добро тебe будет.

3 Жена твоя яко лоза плодовита в странах дому твоего:

4 сынове твои яко новосаждения масличная окрест трапезы твоея.

5 Се, тако благословится человeк бояйся Господа.

6 Благословит тя Господь от сиона, и узриши благая иерусалима вся дни живота твоего,

7 и узриши сыны сынов твоих: мир на Израиля.

 1 Песнь степеней. Блаженны все, боящиеся Господа, ходящие путями Его.

 2 Трудами рук твоих будешь питаться: блажен ты и благо тебе будет!

 3 Жена твоя - как виноградная плодовитая лоза (вьющаяся) по стенам дома твоего; Сыновья твои - (что) побеги маслины, - вокруг трапезы твоей.

 4 Вот так благословится человек, боящийся Господа!

 5 Благословит тебя Господь от Сиона, и увидишь благо Иерусалима во все дни жизни твоей.

 6 И увидишь сынов сынов твоих. Мир Израилю!

 

 

Блаженство боящихся Господа выше и прочнее всего, в чем люди обыкновенно ищут своего благополучия. – Нет зла, которого не уничтожал бы страх Божий, сопровождающийся добродетельною жизнью.– Много путей, ведущих нас к Богу, и цель этого божественного устроения. – Как нужно вести себя во время болезни? – Как можно сделаться мучеником и в настоящее время? – Как нужно понимать изобра­женное в этом псалме блаженство боящихся Господа? "И увидишь сынов сынов твоих".

 

"Песнь степеней. Блаженны все, боящиеся Господа, ходящие путями Его" (ст. 1).

 

1. Смотри, как пророк начинает здесь с того, чем кончил там. Как там он ублажал тех, которые не по­стыжаются, имея Бога своим помощником и защитником, так и здесь начинает тем же: "блаженны", говорит, "все, боящиеся Господа". Опять говорит о всех вообще, по поводу иудеев. Хо­рошо сказал он: "все". Будет ли кто рабом, или господином, бедным, или увечным, и кто бы то ни был, ничто не пре­пятствует ему иметь это блаженство, о котором он говорит. Другое блаженство ложное и мнимое, которого домогаются мно­гие, едва ли может составиться из множества благ, соединив­шихся вместе; и если эти блага не соединятся вместе, то ни­кто из людей не может быть счастливым. Например: кто богат, тому этого недостаточно для счастья, а нужно присовокупить к тому и здоровье, потому что кто богат, но увечен, тот далек от счастья и даже несчастнее бедных. Многие люди богатые, но страждущие от болезни, считают блаженными бедных, собирающих милостыню по переулкам, а себя не­счастными, не смотря на тысячи талантов. Если же иной и здо­ров и богат, но недостает ему славы, то опять новое препят­ствие счастью. Есть люди, которые, имея много богатства и здоровое тело, невыносимо страдают при виде военачальников или облеченных другою властью. Не имея никаких почестей, они считают себя несчастнее всех, будучи обязаны подчи­няться тем, в сравнении с которыми часто их слуги гораздо богаче. Далее, пусть будет и слава и богатство и телесное здо­ровье; но если не будет безопасности от козней бесчисленных врагов, завидующих, злоумышляющих, ненавидящих, осуж­дающих, клевещущих, то человек будет опять несчастнее всех, будет проводить жизнь зайца, боясь теней, трепеща и страшась всех. Если же он будет свободен и от этого, будет любим всеми и все благополучно соединится у него, и слава, и богатство, и безопасность, и почести (чему соединиться невозможно, но допустим это), если все это стечется к нему и ни в чем не будет недостатка, если и любовь народа, и ве­личие славы, и обилие богатства, и телесное здоровье, и всевоз­можная безопасность, и непобедимость соединятся у него, – то и такой человек, вступивший в брак с злонравною и развратною женою, часто бывает несчастнее всех, не имеющих ни одного из тех благ. Пусть у него и жена будет добрая и согласная с его мыслями и желаниями; но он имеет худых детей, и по необходимости бывает несчастнее всех, или вовсе не имеет их, и потому скорбит и плачет. Вообще, на что ни посмо­тришь человеческое, увидишь много недостатков. Для чего говорить о чем-нибудь другом? Часто худой слуга все рас­страивает и приводит в беспорядок; и нет ничего столь непрочного, как гордость человеческая.

Но не таков боящийся Бога: он свободен от этих волн, пребывает в тихой пристани и вкушает истинное бла­женство. Вот почему пророк, оставляя все прочее, называет блаженным только его. Счастье человеческое невозможно, если не стекутся все блага, или лучше сказать, когда и стекутся, то оно колеблется от того самого, что составляет его. Часто бо­гатство погибает, красивая жена умирает, прислуга изменяет, дети делаются отцеубийцами, и вообще, как я сказал, во мно­гих отношениях все это непрочно. А здесь, хотя бы стеклись все бедствия, ничто не только не вредит блаженству, но де­лает его более крепким и более прочным. Ни бедность, ни бесчестие, ни телесная болезнь, ни злоба жены, ни злонравие детей, и ничто другое ни подрывает и не колеблет этого бла­женства. Оно не от них имеет свое начало, чтобы колебаться от их колебания, но имеет корень свыше, и потому остается несокрушимым. Если хотите, объясним это примерами. Иосиф не быль ли рабом, изгнанником, лишенным отечества, невольником варваров, сначала сарацын, а потом еще более свирепых египтян. Не считали ли его прелюбодеем? Не подвергался ли он обвинению и клевете? Не сидел ли в тем­нице? Не был ли заключен в узы? Но получил ли он от этого какой-нибудь вред? Напротив, поэтому он и стал блаженным. Подлинно, удивительно, что это блаженство, как я сказал, не только ничем не уменьшается, но еще становится блистательнее и славнее. Если бы Иосиф ничего такого не по­терпел, то не был бы столь блаженным.

2. Хочешь ли, я скажу и о таких, которые сильно преда­вались порокам, но потом вдруг переменились и отстали от всякого зла? Кто был несчастнее разбойника? Но он вдруг стал блаженнее всех. Он совершил множество убийств, был приговорен к распятию на кресте, приведен на смерть, осуждаем всеми, проводил все время и истратил жизнь в делах злых; но так как он в короткое время показал, как следует, страх к Богу, то сделался блаженным. И блудница, торговавшая своею красотою и предававшаяся всем на поругание и потому бывшая несчастнее всех, стала блажен­ною, показав, как должно, страх к Богу. Нет зла, кото­рого не уничтожал бы страх Божий. Как огонь, приняв же­лезо, хотя бы самое испорченное и покрытое большою ржавчи­ной, делает его ясным и светлым, очищая его и совершенно исправляя повреждение, так и страх Божий в короткое время совершает все и не допускает ничему человеческому вредить тем, которые проникнуты им. Не был ли немощен Тимофей? Не был ли он постоянно в болезнях и страданиях? Но кто был блаженнее его? Иов, скажи мне, не находился ли в бед­ности, бесчадии, в жесточайших язвах телесных? Не под­вергался ли оскорблениям, поруганиям, злословию, голоду и всем человеческим бедствиям? Но и он стал блаженнее всех. Все это не только не поколебало его, но и сделало более твердым. И жена вместе со всеми другими огорчала его; но все это еще более прославило его. Представляя все это, пророк и говорит: "блаженны все, боящиеся Господа, ходящие путями Его". Дабы ты не подумал, что для тебя достаточно страха, он присовокупил: "ходящие путями Его", указывая на то и другое: "боящиеся" и "ходящии". Многие, имея правую веру, но, проводя разврат­ную жизнь, стали несчастнее всех. Поэтому, чтобы слова его не показались в этом отношении несправедливыми, он приба­вил: "ходящие путями Его". А какие это пути Божии, как не добродетельная жизнь? Чрез нее можно взойти на небо, до­стигнуть отечества и узреть самого Бога, сколько возможно человеку зреть Его. "Путями Его" называются потому, что чрез них можно взойти к Богу.

Пророк не сказал: путь, но: "путями", выражая, что они много­численны и различны. Бог устроил много путей для того, чтобы обилием их сделать для нас восхождение к Нему лег­ким. Одни из людей сияют девством, другие прославляются брачною жизнью, иные украшаются вдовством; одни отвергли все, другие – половину; те восходят праведною жизнью, эти – покаянием. Для того Бог и устроил так много путей, чтобы тебе удобно было идти. Ты не мог после бани крещения сохра­нить тело свое чистым? Можешь очистить себя покаянием, мо­жешь богатством, милостыней. У тебя нет богатства? Можешь призреть больного, посетить заключенного, подать чашу холод­ной воды, принять странника под кров свой, пожертвовать две лепты, как вдовица, и плакать с плачущими; и это – ми­лостыня. Но ты не имеешь ничего, совершенно беден, слаб телом и даже ходить не можешь? Переноси все это с благо­дарностью – и получишь великую награду. Такова была добро­детель Лазаря. Он никому не помогал деньгами: как он мог делать это, не имея сам необходимой пищи? Он не ходил в темницу: как он мог делать это, будучи не в силах сам подняться? Он не посещал больного: как он мог де­лать это, будучи сам облизываем псами? Но и без этого он приобрел награду за добродетель мужественным перенесе­нием всего, – тем, что, видя жестокого и бесчеловечного в чести и роскоши, а себя в таких бедствиях, не произнес ни одного непристойного слова. Потому он и наследовал лоно Авраамово, хотя был ничем не лучше мертвого, бездейственно лежа тогда пред вратами богача; увенчан вместе с патриар­хом, совершившим так много добрых дел, прославлен и помещен в лоне его тот, кто не раздавал милостыни, не подавал руки обижаемому, не принимал странников, не мог сделать ничего другого подобного, но только за все благодарил Бога, и получил светлый венец терпения. Подлинно, великое дело – благодарность, любомудрие, терпение среди таких стра­даний; это – высшая добродетель. За то и Иов был увенчан. Поэтому и диавол говорил: "кожу за кожу, а за жизнь свою отдаст человек все, что есть у него" (Иов.2:4). Не малое дело – обуздать страждущую душу так, чтобы она ни в чем не согрешила. Это равно мученичеству; это – верх добра.

3. Так, если и ты, возлюбленный, подвергнешься болезни, горячке или ранам, и боль будет заставлять тебя сказать какую-нибудь хулу, но ты воздержишься, будешь благодарить и славить Бога, то получишь такую же награду. И для чего роптать, скажи мне, и произносить богохульные слова? Разве боль сделается оттого легче для тебя? Даже, если бы она и делалась легче, и тогда не следовало бы решаться на это, и терять спасение души, заботясь доставить облегчение своему телу. Между тем боль от этого не только не облегчается, но еще становится тяжелее. В самом деле, диавол, видя, что он получил некоторый успех, доведши тебя до ропота, усиливает огонь пещи, разжигает болезнь, чтобы ты исполнил его жела­ние. Таким образом, если бы даже, как я сказал, боль и облегчалась, не должно делать этого; если же ты не получаешь никакой пользы, то для чего губишь сам себя? Но ты не можешь молчать? В таком случае благодари Бога; прославляй Того, Который искушает тебя в этой пещи. Вместо ропота произнеси славословие. Тогда и награда тебе великая, и боль сделается легче. Так и блаженный Иов говорил: "Господь дал, Господь и взял"; и еще: "неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?" (Иов.1:21; 2:10)? Но мне, скажешь, Бог не дал богатства? Тем легче рана. Ведь не одно и тоже лишиться богатства, насладившись им, или не испытав его жить в бедности. Если многие из людей бедных, видя бедствия других и сравнивая с своими, считают свои бедствия сравнительно тягчайшими, то, сравнивая себя не с другими, а с самими собою, они чувствуют скорбь, конечно, тем тягчайшую, чем более прежний опыт дает чувствовать потерю. Так и бесчадие, испытываемое с самого начала, легче бесчадия, следующего за многочадием. Не одно и то же – не получить чего-нибудь, или после получения лишиться. Итак, мужественно переноси все случающееся; это для тебя – мученический подвиг. В самом деле, не только то составляет, мученичество, когда кто получает приказание принести жертву и не приносит ее, и даже решается лучше подвергнуться терзаниям, нежели исполнить это; но и то делает мучеником, когда кто, не смотря на боль, принуждаю­щую роптать, решается терпеть и не говорить ничего непристой­ного. Так Иов не за то увенчан, что получил повеление принести жертву и не принес ее, но за то, что мужественно перенес скорби. И Павел прославлен за то, что с благодар­ностью переносил бичевания, скорби и все прочее. "Трудами рук твоих будешь питаться: блажен ты и благо тебе будет!" (ст. 2). Почему пророк двукратно повторяешь блаженство? Потому, что он знал великость этого блаженства, услаждался представлением его. А какое, скажи мне, будет "благо"? "Жена твоя – как виноградная плодовитая лоза (вьющаяся) по стенам дома твоего; Сыновья твои – (что) побеги маслины, - вокруг трапезы твоей" (ст. 3). Другой переводчик (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.) говорит: во внутреннейших (έν τοις έσωτάτοις). Третий (неизвестный, см. Ориг. Экз.): в чреслах (έν τοις μηροις). "Вот так благословится человек, боящийся Господа!" (ст. 5). Что, скажи мне, говоришь ты? Это ли блаженство? Это ли благо – благосостояние дома, наслажде­ние своими трудами, множество детей, жена? Нет; это только – прибавление. "Наипаче ищите Царствия Божия, и это всё приложится вам" (Лк.12:31). Так как пророк говорил людям еще несовершенным, то он и убеждает их, как малых детей, предметами чувственными. Не удивляйся этому. Если Павел во время такого любомудрия поступает так же с людьми, пре­смыкающимися по земле, убеждая их таким же образом, то тем более это свойственно пророку. Где же так поступает Павел? Во многих местах. Так, когда он рассуждает о девстве, то ничего не говорит им о будущем, но представляет только освобождение от скорбей, происходящих от брака (1Кор.7:28). Также, когда говорит о почитании родителей, то убеждает таким же образом: "первая", говорит, "заповедь с обетованием". Какая заповедь? "Почитай отца твоего и мать и будешь долголетен на земле" (Еф.6:2,3). И опять, когда пишет о любомудрии в отношении к врагам, представляет чувственную награду, выражаясь так: "делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья" (Рим.12:20). Но Христос – не так, потому что Он беседовал не с слабыми; но за девство Он назначает царство, а за любовь ко врагам – уподобление Богу, сколько возможно для людей быть подобными Богу. И даже в ветхом завете, когда руководились чувственностью, мы видим, что люди, способные к любомудрию, убеждались предметами высшими. Указывая на это, Павел говорит: "все сии умерли в вере, не получив обетований, а только издали видели оные" (Евр.11:13). Таким образом, наградою боящимся Бога служит не только это, – наслаждение собственностью, жена, дети, благосостоя­ние дома, – это только избыток и прибавление; а главные и великие блага заключаются, во-первых, в самом страхе Божием, который сам по себе составляет награду, потом – в тех неизреченных благах, "не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку" (1Кор.2:9). "Благословит тебя Господь от Сиона, и увидишь благо Иерусалима во все дни жизни твоей" (ст. 5). Другой (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.): и узри в благах Иерусалим (ορα εν άγαθοις). "Благами" он называет город, богатство. благолепие, победы, почести, благосостояние, плодородие, безопас­ность, мир.

4. "Во все дни жизни твоей". Хорошо пророк прибавил эти слова о днях. Действительно, это – особенный знак дара Божия и доказательство Его промышления, чтобы не терпеть ничего человеческого, не терять и не испытывать превратностей, разве когда Бог во гневе Сам отнимает данное. "И увидишь сынов сынов твоих. Мир Израилю!" (ст. 6). Но многие, скажешь, боявшиеся Бога, оста­лись бездетными. Что же из этого? Мы подвизаемся не для настоящих благ, но преимущественно для угождения Богу, а потом в надеждах на будущее. Тогда (в ветхом завете) было это наградою; а теперь – небо и блага небесные. Если ты и при страхе Божием не имеешь детей, то почему знаешь, не дал ли Он тебе других благ, больших этого благополучия? Он, "богатый милостью" (Еф.2:4), не одним способом благодетельствует всем, но различно. Сколь многие, имевшие детей, считали бла­женными не имевших? Сколь многие, имевшие богатство, кон­чили жизнь несчастнее бедных? Сколь многие, наслаждавшиеся славою, как бы пронзены были этим мечом и потерпели же­сточайшие бедствия? Не исследуй же происходящего и не требуй отчета от Бога, но переноси все мужественно и с благодарностью; в особенности не привязывайся ни к чему настоящему. Потому тебе и повелено возносить такую молитву, в которой ты произносишь только одно прошение о чувственном предмете, и больше ничего. Притом и оно, по умеренности своей, также становится духовным. Во всем прочем говорится нам о небе, тамошнем царстве, совершенной жизни, избавлении от грехов; а о предметах чувственных нам повелено произносить только одно слово. Какое? "Хлеб наш насущный дай нам на сей день" (Мф.6:11), и больше ничего. Так как мы призываемся к другому отечеству и предназначены к высшей жизни, то и наши проше­ния должны быть сообразны с нею; а эти временные блага, если они притекают, должно отвергать с великим усердием.

"Мир Израилю". Другой переводчик говорит: и узри сыны сынов твоих, мир на Израиль (ιδε… είρήνην). Молитва, соответствую­щая обществу. Этого особенно желают те, которые изнурены продолжительною войною. Какая для них польза в осталь­ном, если нет мира? Потому он и обещает им главное из тогдашних благ, – безопасность, мир, и притом постоян­ный; это преимущественно и есть дело промысла Божия – давать и не допускать лишения. Человеческие предметы по самой природе своей скоропреходящи и непостоянны; поэтому, желая по­казать, что это дается им не просто, но по высшей воле и ма­новению Божию, пророк сказал: "во все дни", – обещал мир по­стоянный. Так и было, сколько это зависело от Бога. Если же он был нарушен, то опять это произошло от их нечестия. Как тогда, когда Бог угрожает людям наказаниями, а они покаянием отклоняют гнев Его, Он останавливает наказа­ния, так и тогда, когда обещаются блага, а имевшие воспользо­ваться обещанием окажутся недостойными, Он не исполняет обещания. Итак, сколько зависело от Него, Он обещал им мир "во все дни"; но они своим нечестием нарушили дар. Го­ворю это для того, чтобы мы не отчаивались, когда Он угро­жает, но покаянием отклоняли гнев Его, и не предавались бес­печности, когда Он обещает блага, но ревностью и исправно­стью в жизни доводили обещания до исполнения. Если мы не будем поступать так, то одно обещание не может спасти нас. Так и Иуде было обещано, что он сядет на престоле с один­надцатью учениками, но он не сел; а причиною тому не Обе­щавший, но сам Иуда, оказавшийся недостойным обещания. Так и мы, имея обетование царства, не будем беспечными, но ста­нем исполнять должное с нашей стороны, чтобы сподобиться вечных благ, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.

В начало Назад На главную

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 31 мс 
Яндекс.Метрика