Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

БЕСЕДА

НА ПСАЛОМ 124

 

1 Пeснь степеней. Надeющиися на Господа, яко гора сион: не подвижится в вeк живый во иерусалимe.

2 Горы окрест его, и Господь окрест людий своих, отнынe и до вeка.

3 Яко не оставит Господь жезла грeшных на жребий праведных, яко да не прострут праведнии в беззакония рук своих.

4 Ублажи, Господи, благия и правыя срдцем.

5 Уклоняющыяся же в развращения отведет Господь с дeлающими беззаконие: мир на Израиля.

 1 Песнь степеней. Надеющиеся на Господа - как гора Сион: не подвижется во век живущий в Иерусалиме.

 2 Горы вокруг его, а Господь - вокруг народа Своего, отныне и до века.

 3 Ибо не оставит Господь жезла грешных над жребием праведных, чтобы не простерли праведные рук своих к беззакониям.

 4 Яви, Господи, благо добрым и правым сердцем!

 5 А склонных к хитрости накажет Господь с совершающими беззаконие. Мир Израилю!

 

 

"Надеющиеся на Господа - как гора Сион": для чего здесь пророк прибавил слово: "Сион"? – Христианин должен желать не спокойной и безбедной жизни, а не колеблемой – от опасностей. – Непобедима сила праведника, надеющегося на Бога; колебание со­стоит в погибели души и отпадении от добродетели. – Что делает Иерусалим особенно крепким и почему? – И удостоиться благ и подвергнуться наказанию зависит, прежде всего, от нас. – Кого называет пророк правыми сердцем? – "Мир Израилю!"

 

"Песнь степеней. Надеющиеся на Господа - как гора Сион: не подвижется во век живущий в Иерусалиме" (ст. 1).

 

1. Для чего пророк прибавил: "Сион"? Для чего не сказал про­сто: "как гора", но упомянул именно об этой горе? Для того чтобы научить нас не падать духом в несчастьях, не погружаться в уныние, но, держась надежды на Бога, мужественно переносить все – и войны, и битвы, и смятения. Как эта гора, сделавшись некогда пустынною и лишенною жителей, опять достигла преж­него благосостояния и возвратила древнее благополучие вследствие возвращения своих обитателей и откровения чудес, так и муже­ственный человек, хотя бы потерпел бесчисленное множество бедствий, не поколеблется. Так и ты желай жизни не безопас­ной, бездейственной и безбедной, но неколеблющейся от опас­ностей. Не одинаково ведь можно показать свое искусство, оста­ваясь спокойно в пристани или переплывая волнующееся море. Один делается ленивым, беспечным и слабым; а другой, испытав много подводных камней, много скал, много бурных ветров и других морских опасностей, и перенесши все это, делает свою душу более крепкою. Ты введен в настоящую жизнь не для того, чтобы бездействовать, лениться, не терпеть никаких бедствий, но чтобы чрез страдания сделаться слав­ным. Не будем же искать покоя, или роскошной жизни; же­лание этого прилично не мужественному человеку, а червю, бо­лее животному неразумному, нежели имеющему разум. Ты молись усердно, чтобы не впасть в искушение; но когда впа­дешь, то не скорби, не смущайся, не унывай, а употребляй все силы, чтобы сделаться славным. Не видишь ли, как муже­ственнейшие из воинов, слыша призывающую трубу, взирают на трофеи, на победы, на венцы, на доблестных предков? Так и ты, при звуке духовной трубы, встань и будь мужественнее льва; иди и на огонь, и на железо. Сами стихии стыдятся истинно мужественных людей. И звери боятся таких храбрых мужей; хотя бы они рассвирепели от голода, или от своих природных свойств, они забывают все, увидев праведника, и удерживают ярость свою. Итак, ограждай себя этим ору­жием, и ты не будешь бояться даже огня, хотя бы ты видел пламя, восходящее до неба. У тебя Вождь доблестный, всемогу­щий и одним мановением разрушающий опасности. Все – Его, и небо, и земля, и море, и звери, и огонь; все для Него легко изменить и передвинуть. Почему же, скажи мне, ты боишься? Не по чему иному, как по лености и собственному нерадению. Смерть не выше ли всех бедствий? Но и она есть долг при­роды. Почему же ты не извлекаешь пользы из этого долга? Если, волею или неволею, необходимо идти этим путем, то почему не идти с пользою, с подвигами, доставляющими не временные блага, но радость, превышающую здешние скорби? Если же эти слова кажутся тебе тяжкими, то представь людей, которые, не ожидая награды, подвергаются продолжительному страданию, постоянно борются с голодом, имеют неизлечимые и продолжительные болезни, заставляющие их часто желать прекращения жизни, а иногда бросаться в петлю и на меч. Тебя же ожидает небо и небесные блага, и ты не трепещешь, не страшишься, предаваясь беспечности и притом имея такого Помощника? Разве не слышишь слов пророка: "надеющиеся на Господа – как гора Сион"? Словом: "гора" он выражает непоколе­бимость надежды на Бога, ее твердость, неприступность, непобедимость. Как никто не может ни сдвинуть, ни поколебать горы, хотя бы употреблял бесчисленные средства, так и тот, кто нападает на возлагающего надежду на Бога, возвратится домой с пустыми руками. Подлинно, надежда на Бога гораздо тверже горы. "Не подвижется во век живущий в Иерусалиме". Другой переводчик (Симмах) говорит: непоколебим во век живущий окрест Иерусалима (άπείτρεπτον… οίκούμενον περὶ Ίερυσαλὴμ). Но, скажешь, разве не поколебались три отрока и Даниил? Нет. Они лишились отечества, подверглись плену, но колебания не показали никакого никогда; напротив среди такого смятения, среди такого множества волн они, как бы стоя на камне и находясь в тихой пристани, не потерпели ни­чего неприятного. Не называй колебанием несчастные обстоятель­ства; не в этом колебание, а в погибели души и отпадении от добродетели; такому колебанию и среди опасностей не под­вергаются люди бодрствующие, напротив они укрепляют тогда свое любомудрие и сияют еще более. Если же хочешь прини­мать в переносном смысле эти слова: "не подвижется во век живущий в Иерусалиме", то вообрази тамошнее состояние, – в гор­нем отечестве. Подлинно, достигшие его свободны от всех превратностей. Там нет ничего соблазняющего, ни похоти, ни удовольствий, ни поводов ко греху, ни печали, ни болезни, ни опасности; всего этого там совершенно нет. "Горы вокруг его, а Господь – вокруг народа Своего, отныне и до века" (ст. 2). Здесь пророк говорит и о защите, представляемой городу самим его местоположением; но не допускает на­деяться на это, а возводит к непобедимой помощи – к Богу.

2. Хотя и горы, говорит, ограждают его, но он нуж­дается в той (высшей) защите: она делает его непобеди­мым. Поэтому другой (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.) переводчик говорит: Господь же окрест народа своего (περὶ), т.е., не надейтесь на окрестные горы, потому что этот город делает непобедимым то, что "не оставит Господь жезла грешных над жребием праведных, чтобы не простерли праведные рук своих к беззакониям" (ст. 3). Показывает основательную причину помощи Божией, на которую они могут надеяться. Какую же? Бог не допустит, говорит, чтобы блага праведных были в руках грешников. Говорит это как для того, чтобы они надеялись на помощь Божию, так и для того, чтобы пребывали в добродетели, если они хотят постоянно получать помощь Его и обладать собственными благами. Этим он показывает, что и обладание благами и безопасность зави­сят от собственной их воли. "Жезлом грешных" называет царство врагов. А смысл этих слов следующий: не попустит владеть наследием праведных; если же на время Он попу­скал это, то для исправления, внушения и вразумления. "Чтобы не простерли праведные рук своих к беззакониям". Другой (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.): поэтому не простирают праведные на беззаконие рук своих (διὰ του̃ ουκ εκτείνουσιν). Почему? Потому, как выше сказано, что Бог защитит, отмстит, отразит, отгонит врагов от владений их. Он как бы так говорит: искушением наученные и рядом благ улучшен­ные, они постоянно будут жить в добродетели, и, вразумляясь тем и другим, не прикоснутся к пороку. Так все служило к тому, что душа их сделалась лучшею, от постигающих бедствий получая исправление и от подаваемых благ усиливая свою ревность. "Яви, Господи, благо добрым и правым сердцем!" (ст. 4). Другой (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.): благотвори (αγαθοποίησον). "А склонных к хитрости накажет Господь с совершающими беззаконие. Мир Израилю!" (ст. 5). Видишь ли, что начало всего зависит от нас – и удостоиться благ и получить наказание? Но хотя начало от нас, однако и при этом сияет великий свет человеколюбия Божия. Он с великим избытком побеждает нас Своими воздаяниями; за грехи Он налагает соразмерное наказание, а за добрые дела дает превосходней­шее воздаяние. "Правыми" пророк называет здесь людей не лу­кавых, простосердечных, не имеющих в себе ничего скрыт­ного и коварного. Такой правоты особенно Бог ищет везде. Такова добродетель: она проста и открыта, а порок напротив изменчив, извилист и запутан; это можно видеть на опыте. Так, кто хочет солгать и обмануть, тот, представь, сколько употребляет усилий, сколько должен придумать различных средств и хитрых слов, сколько иметь ловкости. А кто говорит истину, тому не нужно ни труда, ни беспо­койства, ни лицемерия, ни хитростей, и ничего подобного, потому что она сияет сама собою. Как безобразные лица нуж­даются во многих внешних уборах и покровах для при­крытия естественного безобразия, а прекрасные по природе напротив безыскусственно сияют сами собою, так бывает с ложью и истиною, с пороком и добродетелью. Отсюда очевидно, что порок еще прежде наказания сам причиняет наказание, а добродетель еще прежде воздаяния сама достав­ляет награду. Как добродетель заключает в себе самой награду еще прежде венцов, так порок заключает в себе самом мучение еще прежде наказания. Действительно, что может быть несноснее наказания, происходящего от греха? Потому и Павел, упоминал о развратниках, растлевающих свою красоту и извращающих законы природы, говорит, что в этом самом и заключается величайшее мучение еще прежде наказания. "Мужчины", говорит он, "на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение" (Рим. 1:27), называя возмездием греха их само распутство и дей­ствие. "Мир Израилю!". Молитвою (пророк) заключает речь. Таковы души святых: с увещанием и советом они соеди­няют молитву, доставляя слушающим величайшую помощь.

"Мир" здесь он разумеет не только чувственный, но и высший, от которого и тот происходит; молится, чтобы душа не восставала сама на себя, воздвигая борьбу страстей. Такого мира будем искать и мы, чтобы нам достигнуть обетованных благ, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава, во веки веков. Аминь.

В начало Назад На главную

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 15 мс 
Яндекс.Метрика