Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

БЕСЕДА

НА ПСАЛОМ 108

 

"В конец. Псалом Давида. Боже! К хвале моей не будь безмолвен. Ибо уста грешника и уста льстивого открылись против меня, наговорили на меня языком льстивым, И словами ненависти окружили меня и вооружились на меня  без вины (моей): Вместо того, чтобы любить меня, они лгали на меня, а я молился, И воздали мне злом за добро и ненавистью за любовь мою. Поставь над ним грешника, и диавол да станет одесную его. Когда будет судиться он, да выйдет осужденным,  и молитва его да будет в грех. Да будут дни его кратки, и достоинство его да приимет другой. Да будут сыновья его сиротами и жена его вдовою. Скитаясь, да переселяются сыновья его и просят,  да будут изгнаны из домов своих. Да взыщет заимодавец все, что есть у него,  и чужие да расхитят нажитое трудами его" (ст. 1-11).

 

В конец, псалом давиду,

2 Боже, хвалы моея не премолчи:

2 яко уста грeшнича и уста льстиваго на мя отверзошася, глаголаша на мя языком льстивым,

3 и словесы ненавистными обыдоша мя, и брашася со мною туне.

4 Вмeсто еже любити мя, оболгаху мя, аз же моляхся:

5 и положиша на мя злая за благая, и ненависть за возлюбление мое.

6 Постави на него грeшника, и диавол да станет одесную его:

7 внегда судитися ему, да изыдет осужден, и молитва его да будет в грeх.

8 Да будут дние его мали, и епископство его да приимет ин:

9 да будут сынове его сири, и жена его вдова:

10 движущеся да преселятся сынове его и воспросят, да изгнани будут из домов своих.

11 Да взыщет заимодавец вся, елика суть его: и да восхитят чуждии труды его.

12 Да не будет ему заступника, ниже да будет ущедряяй сироты его:

13 да будут чада его в погубление, в родe единeм да потребится имя его.

14 Да воспомянется беззаконие отец его пред Господем, и грeх матере его да не очистится:

15 да будут пред Господем выну, и да потребится от земли память их:

16 занеже не помяну сотворити милость, и погна человeка нища и убога, и умилена сердцем умертвити.

17 И возлюби клятву, и приидет ему: и не восхотe благословения, и удалится от него.

18 И облечеся в клятву яко в ризу, и вниде яко вода во утробу его и яко елей в кости его:

19 да будет ему яко риза, в нюже облачится, и яко пояс, имже выну опоясуется.

20 Сие дeло оболгающих мя у Господа и глаголющих лукавая на душу мою.

21 И ты, Господи, Господи, сотвори со мною имене ради твоего, яко блага милость твоя:

22 избави мя, яко нищ и убог есмь аз, и сердце мое смятеся внутрь мене.

23 Яко сeнь, внегда уклонитися ей, отяхся: стрясохся яко прузи.

24 Колeна моя изнемогоста от поста, и плоть моя измeнися елеа ради.

25 И аз бых поношение им: видeша мя, покиваша главами своими.

26 Помози ми, Господи Боже мой, и спаси мя по милости твоей:

27 и да разумeют, яко рука твоя сия, и ты, Господи, сотворил еси ю.

28 Прокленут тии, и ты благсвиши: востающии на мя да постыдятся, раб же твой возвеселится.

29 Да облекутся оболгающии мя в срамоту и одеждутся яко одеждою студом своим.

30 Исповeмся Господеви зeло усты моими и посредe многих восхвалю его:

31 яко преста одесную убогаго, еже спсти от гонящих душу мою.

 1 В конец. Псалом Давида. Боже! К хвале моей не будь безмолвен.

 2 Ибо уста грешника и уста льстивого открылись против меня, наговорили на меня языком льстивым,

 3 И словами ненависти окружили меня и вооружились на меня без вины (моей):

 4 Вместо того, чтобы любить меня, они лгали на меня, а я молился,

 5 И воздали мне злом за добро и ненавистью за любовь мою.

 6 Поставь над ним грешника, и диавол да станет одесную его.

 7 Когда будет судиться он, да выйдет осужденным, и молитва его да будет в грех.

 8 Да будут дни его кратки, и достоинство его да приимет другой.

 9 Да будут сыновья его сиротами и жена его вдовою.

 10 Скитаясь, да переселяются сыновья его и просят, да будут изгнаны из домов своих.

 11 Да взыщет заимодавец все, что есть у него, и чужие да расхитят нажитое трудами его.

 12 Да не будет у него заступника и да не будет щедрого для сирот его.

 13 Да будут дети его истреблены, с одним родом да изгладится имя его.

 14 Да будет вспомянуто беззаконие отцов его пред Господом, и грех матери его да не очистится.

 15 Да будут они всегда пред Господом, и да будет истреблена с земли память их,

 16 За то, что он не думал оказывать милость и преследовал человека бедного, и нищего, и сокрушенного сердцем, чтобы умертвить (его).

 17 И возлюбил он проклятие - и оно постигнет его, и не восхотел благословения - и оно удалится от него.

 18 И облекся он проклятием, как одеждою, и оно вошло, как вода, в утробу его и, как елей, в кости его.

 19 Да будет оно ему, как одежда, в которую он одевается, и как пояс, которым он всегда опоясывается.

 20 Такова участь клевещущих на меня пред Господом и говорящих злое о душе моей.

 21 Но Ты, Господи, Господи, сотвори со мною по имени Твоему, ибо блага милость Твоя:

 22 Избавь меня, ибо я нищ и убог и сердце мое смущено во мне.

 23 Как тень, когда уклоняется она, я исчез, был изгоняем, как саранча.

 24 Колена мои изнемогли от поста, и тело мое изменилось от (лишения) елея.

 25 И я стал посмешищем для них: они, видя меня, кивали головами своими.

 26 Помоги мне, Господи, Боже мой, и спаси меня по милости Твоей.

 27 И да уразумеют, что такова рука Твоя и Ты, Господи, соделал это.

 28 Они проклянут, а Ты благословишь, восстающие на меня да постыдятся, а раб Твой возвеселится.

 29 Да облекутся клевещущие на меня срамом, и покроются, как одеждою, стыдом своим.

 30 А я буду громко исповедовать Господа устами своими и среди множества (людей) восхвалять Его,

 31 Ибо Он стал одесную убогого, чтобы спасти от гонителей душу мою.

 

 

Недоумение, возбуждаемое содержа­нием псалма, как служащего выражением сильнейшего гнева и наполненного проклятиями врагу. – Кто этот враг, так огорчивший Св. Духа, что божественный гнев распространяется на детей, жену и родителей? – И каким образом апостол Петр относит слова этого псалма к Иуде? – Псалом содержит пророче­ство в виде проклятия, которое относится частью к Иуде, частью к другим, которые восстают против священства и ближних с коварством и злобою. Объяснение отдельных выражений, указывающих на то, что особенно прогневляет Бога, в чем проявляется край­няя жестокость при преследовании человека, и где глав­ная причина бедствий, испытываемых людьми. Псал­мопевец просит божественного заступления ради ми­лости Божией и крайних своих страданий, усиливае­мых насмешками врагов. – Спасительность славо­словия Господу за Его милости

 

1. Здесь нам нужна великая внимательность, потому что сказанные слова, при одном их произношении и с первого взгляда, смущают многих из невнимательных. Весь этот псалом наполнен проклятиями; вся речь проникнута ими и обнаруживает в говорящем сильный и пламенный гнев, который не останавливается на самом нечестивце, но простирает наказание и на детей, и на отца, и на мать его, и не доволь­ствуется одним несчастьем, но прилагает бедствия к бед­ствиям. В самом деле, посмотри, чего просит он. "Поставь над ним грешника, и диавол да станет одесную его", т.е. пусть будут обвинителями его люди порочные и коварные, и пусть он не преодолеет их. Это и значит: "когда будет судиться он, да выйдет осужденным". Не довольствуется и этим наказанием, но при таком осуждении просит еще, чтобы кто-нибудь другой полу­чил после него честь его: "и достоинство его", говорит, "да приимет другой". Не останавливается и на этом, но заграждает для него единственную оставшуюся пристань, прося, чтобы он не удо­стоился никакой милости от Бога: "и молитва его", говорит, "да будет в грех". Притом просит, чтобы он подвергся прежде­временной смерти: "да будут", говорит, "сыновья его сиротами". Не останав­ливается и здесь, хотя и этого было бы достаточно, но еще про­должает. Душе весьма воспламенившейся свойственно не удовлетворяться одним или двумя наказаниями, но просит столь многих. Следующее затем еще более тяжко: просит сиротства и вдовства остающимся после него. Хотя по смерти его это необходимо должно случиться, но, пылая гневом, полагает и это в ряду проклятий. Не останавливается и на сиротстве, но и после таких бедствий простирается далее, увеличивает бремя, просит, чтобы потомки его были изгнанниками и переселенцами: "скитаясь, да переселяются", говорит, "сыновья его", т.е. пусть блуждают, не останавливаясь, пусть не имеют даже необходимой пищи и не перестают переходить с места на место, будучи гонимы и преследуемы по всей земле и нигде не находя себе места для пристанища. Вместе с этим про­сит им нищеты, и нищеты крайней и невыносимой, так чтобы они не получали помощи даже от родных, но, скитаясь, искали ее у иноплеменников и незнакомых. И послушай, как выра­жает это. Сказав: "да переселяются сыновья его и просят", при­бавляет: "да будут изгнаны из домов своих. Да взыщет заимодавец все, что есть у него, и чужие да расхитят нажитое трудами его". Это – новый вид несчастья, чтобы имущество его было предано рас­хищению, чтобы он подвергался нападениям заимодавцев, переносил всякого рода оскорбления и, что всего тяжелее, среди таких бедствий не имел защитника, так как и этого про­сит: "да не будет", говорит, "у него заступника" (ст. 12). Несчастья и сами по себе невыносимы; но когда нет и защитника, тогда они еще более тяжки. "Да не будет щедрого для сирот его". О, какой великий гнев, когда и преждевременное сиротство не на­ходит себе сострадания, и не только сострадания, но еще осуж­дается на крайнюю погибель: "да будут", говорит, "дети его истреблены, с одним родом да изгладится имя его" (ст. 13). Видишь ли речь, исполненную гнева и ни на чем не останавливающуюся? Просит, чтобы они жили в различных и разнообразных не­счастьях, чтобы преданы были всякого рода бедствиям и по­гибли в неизвестности. И как бы недостаточно было несчастья детей его, прибавляет еще: "да будет вспомянуто беззаконие отцов его пред Господом, и грех матери его да не очистится. Да будут они всегда пред Господом, и да будет истреблена с земли память их" (ст. 14, 15). Это особенно свойственно гневу – раскрывать подробно несчастья, о которых сказано вообще, и часто повторять одно и тоже. Ска­зав: "да будет вспомянуто беззаконие отцов его", прибавляет: "да не очистится". Хотя это – одно и тоже, но гнев побудил сказать и то и другое; а смысл этих слов следующий: умертви его, убей, уничтожь. Видишь ли, какое множество проклятий? Если хочешь, я опять с начала перечислю их. Пусть, говорит, попадет он к злым людям, будет обвинен, предан в их власть, осуж­ден, подвергнется преждевременной смерти, лишится чести и увидит, что она перешла не к потомкам его, но к кому-нибудь чужому; пусть жена его погибнет, и дети терпят бед­ность и сиротство, проводят жизнь в нищенстве, будут осуж­дены и отовсюду изгоняемы, не имеют никакого защитника, будут лишены и благоволения Божия, не находя себе никакого ни пристанища, ни убежища; пусть изгладится имя его с земли, и погибает он в неизвестности; пусть и отец и мать его будут наказаны за грехи свои и погибнут несчастным и зло­получным образом.

2. Все выше сказанное не поражает ли слушателя? Хо­чешь ли узнать, кто этот человек, так осуждаемый? Если мы, слыша, что какого-нибудь человека порицают, спрашиваем у присутствующих, о ком это говорится, то тем более, слыша такие проклятия от пророка, необходимо узнать, и узнать со стра­хом и сокрушенным сердцем, кто этот человек, подверг­шийся столь сильному гневу, так огорчивший Св. Духа, что об нем говорится столько и таких страшных бедствий. Поэтому, если угодно, прочитаем опять этот псалом с начала с ве­ликим вниманием. Не шумите. Я буду изъяснять его со всею тщательностью, сколько могу. Предмет исследования не малова­жен. И во-первых: почему, когда осуждается сам согрешив­ший, наказываются вместе с ним и дети, и жена, и родители? Во-вторых: кто этот, подвергающийся проклятию? В-третьих: каким образом верховный из апостолов доказывает, что этот псалом относится к Иуде, или лучше, не весь псалом, а часть псалма? "В книге же Псалмов написано: да будет двор его пуст, и да не будет живущего в нем; идостоинство его да приимет другой" (Деян.1:20)? Здесь опять представляется нам другой вопрос, так как не все это напи­сано в настоящем псалме; потому он и указал не на один псалом, а на целую книгу. Именно слова: "да будет двор его пуст" находятся в другом псалме (Псал.68:26), а в этом: "и достоинство его да приимет другой": но Петр соединил то и другое в одно свидетельство. Так и Павел часто посту­пает; например, когда говорит: "придет от Сиона Избавитель, и отвратит нечестие от Иакова. И сей завет им от Меня, когда сниму с них грехи их" (Рим.11:26,27). Что же,  скажет кто-нибудь, вышесказанное есть пророчество или проклятие? Проро­чество в виде проклятия. Тоже мы можем находить и в дру­гих местах; тоже сделал и Иаков. Так как слушателей нужно вразумлять тем, что случалось с другими, то многие пророчества составлены так, чтобы самим образом выражения увеличить страх в обществе. В самом деле, не одно и тоже – сказать, что такой-то пострадает так и так, или произ­нести тоже самое в виде гнева и негодования. А что я говорю не без основания, объясню вам это пророческими изречениями. Когда Иаков готовился умереть, то сказал сыновьям своим: "соберитесь, и я возвещу вам, что будет с вами в грядущие дни" (Быт. 49:1); и, намереваясь пророчествовать, с самого начала как бы воспламеняется гневом и начинает пророчество с проклятия: "Рувим", говорит, "первенец мой! ты – крепость моя и начаток силы моей, верх достоинства и верх могущества; но ты бушевал, как вода, – не будешь преимуществовать" (Быт.49:3,4), в виде проклятия предсказывая будущую его погибель. Он же, говоря о благах, произносит в виде молитвы (Иосифу): "да благословит тебя благословениями небесными свыше, которые превышают благословения гор древних и приятности холмов вечных" (Быт.49:27,28), хотя и это есть пророчество. Но очевидно, что все это происхо­дит не от человеческой страсти. Тоже самое делает и с Ханааном дед его: "Ханаан", говорит, "будет рабом" (Быт. 9:26), – дабы ты знал, что Бог, защищающий обижаемых, на­казывает обижающих. И Христос употреблял тот же образ речи, призывая к себе людей под видом пророчества и сето­вания: "горе", говорил Он, "тебе, Хоразин! горе тебе, Вифсаида!"; и еще: "Иерусалим! Иерусалим! избивающий пророков" (Лк.10:13; 13:34). О ком же говорит псалом? Отчасти об Иуде пророчествовал здесь Дух чрез Давида; а в остальной части о других. Пророчество бывает и в таком виде. Мы неоднократно уви­дим такой состав псалма, что начало его относится к одному лицу, а остальное к другому. Вышесказанное можно видеть и из другого места: когда иудеи вступили в землю обетованную, то сын Навинов получил повеление от Бога разделить две­надцать колен на двенадцать частей и произнести отчасти благословения, а отчасти проклятия. Эти благословения и проклятия были предсказанием будущего: "проклят ты", говорил он, "в городе и проклят ты [будешь] на поле" (Втор.28:16), и бесчисленные подобные проклятия, касающиеся колен, составили длинную речь.

Тоже можно сказать и здесь, т.е. под видом проклятия составлено пророчество, которое означает и предвозвещает события, имевшие случиться с Иудою, а потом касается и другого предмета, именно: говорит против некоторых людей, восстаю­щих на священство, – чтобы мы знали, как велико зло – вос­ставать на священников Божиих и употреблять против них коварство и неправду. Сказанное здесь есть не что иное, как внушение, что постигнет тех, которые обижают ближних и восстают с коварством и злобою против людей, не сделавших ничего худого. Если же псалмопевец просит, чтобы и дети его были наказаны, не смущайся этим, возлюбленный; детьми он называет здесь тех, которые сами участвуют в пороках таких людей. Писание часто называет детьми и сы­нов по естественному родству и соучастников нечестия, хотя бы они и не были естественными сынами, как, например, когда говорит: "ваш отец диавол" (Ин.8:44). Хотя иудеи не были сынами диавола по природе, – как облеченные плотью могли быть сынами бесплотного? – однако по участию в нечестии они всту­пили в родство с ним. Потому оно называет их чуждыми для Авраама: "если бы вы", говорит, "были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы" (Ин.8:39). А что сын не наказы­вается за отца, равно как и отец за сына, это всякому из­вестно, – и в законе сказано об этом, – разве когда отец худо воспитывал сына; но и тогда он наказывается не за сына, а за собственное нерадение, как, например, Илий (1Цар. 3:13).

3. Если угодно, повторим этот псалом с начала. "К хвале моей не будь безмолвен". Другой переводчик (Акила) говорит: Боже, хвалению моему не не внемли. Третий (Симмах): не умолчи, т.е. не оставь без наказания, но накажи за такие дела, потому что Ты славен, ве­лик и силен исправить их. "Ибо уста грешника и уста льстивого открылись против меня, наговорили на меня языком льстивым, и словами ненависти окружили меня и вооружились на меня без вины (моей): вместо того, чтобы любить меня, они лгали на меня, а я молился".

Видишь ли сильную злобу? Видишь ли коварный замысел? Видишь ли злоумышленников? Бога особенно прогневляет и то, когда грешник делает зло с намерением, с умыслом и с великим усилием. Иное, когда кто пал по увлечению и обольщению; иное, когда кто, совершая зло, делает как бы дело; иное, – и это величайшее преступление, – когда злоумышляют против того, кто сам не злоумышляет. Сказав: "вместо того, чтобы любить меня", псалмопевец выражает не что иное, как то, что благодетелю, который достоин любви, которому следовало воз­давать добром, они воздавали противным тому. "А я молился". Видишь ли любомудрие? Видишь ли смирение? Видишь ли кро­тость? Видишь ли благоговение души? Я не вооружался, говорит он, не вступал в борьбу, но прибегал к Тебе, при­зывал Твою помощь и Твое содействие, – это сильнейшее ору­жие и непобедимое заступление. Далее, сказав об Иуде, как он сам себя подверг осуждению, произнес сам на себя смертный приговор, как удавился, как апостольство его перешло к другому, он опять обращается к прежнему пред­мету. Таково свойство пророчества, что в нем иногда преры­вается речь, вносится другое событие и, по изложении его, опять делается обращение к прежнему. А прикровенно было это про­рочество по причине неблагодарности иудеев. Оно указывает, как я прежде сказал, на некоторого человека, злоумышляв­шего против священства, после времени возвращения иудеев из вавилонского плена. Любознательнейшим это известно из истории. Ему-то псалмопевец предсказывает великие бедствия, лишение защитников, – просит, чтобы для него было заграждено всякое прибежище, чтобы ему не было оказываемо никакого долго­терпения, ни сострадания, ни прощения. Это, по-видимому, есть про­клятие, как я выше сказал и не перестану часто говорить, но на самом деле есть пророчество, доказывающее, как гневается Бог, когда злоумышляют против священства. Потом он по­дробно излагает бедствия и говорит: "за то, что он не думал оказывать милость и преследовал человека бедного, и нищего, и сокрушенного сердцем, чтобы умертвить (его)" (ст. 16).

Это – крайняя жестокость, великое бесчело­вечие, когда кто-нибудь не только злоумышляет, но злоумыш­ляет против того, кто может преклонить на милость и возбудить сострадание. Такой человек дошел до зверской свирепо­сти и даже сделался хуже. Зверям свойственна свирепость по природе; а он, будучи одарен умом, предал свое благород­ство пороку. И звери показывают некоторую приязнь и кротость к одноплеменным и однородным с ними; а эти люди не по­стыдились даже единства природы, но того, кого следовало бы миловать, поддерживать и одобрять, они отогнали и отвергли. "И возлюбил он проклятие - и оно постигнет его, и не восхотел благословения – и оно удалится от него" (ст. 17). Так как псалмопевец просил ему много бедствий, то показывает, что начало и причина их не в ком-нибудь другом, а в нем самом, своими делами отвергшем помощь Божию и навлекшем на себя гнев Божий. "И облекся он проклятием, как одеждою, и оно вошло, как вода, в утробу его и, как елей, в кости его" (ст. 18).

Здесь показывается сила наказания и продолжительность мучения и вместе внушается, что бедствия у всех людей происходят от них самих, от собственной их вины, когда они своими делами и поступками сами отвергают добро и сами себя подвергают наказаниям. "Да будет оно ему, как одежда, в которую он одевается, и как пояс, которым он всегда опоясывается" (ст. 19). Говорит так, чтобы показать неизреченный гнев Божий, кото­рый постигнет таких людей. Смысл этих слов следующий: бедствия так охватят их, что не будет никакой перемены, но прильнуть к ним и останутся при них постоянно. Далее внушая, что Бог наказывает нечестие и исправляет порок, и что такой приговор падет не на одного только этого греш­ника, но и на всех виновных в том же, прибавляет: "такова участь клевещущих на меня пред Господом и говорящих злое о душе моей" (ст. 20), т.е. таково наказание, таков суд восстающим, злоумышляющим, враждующим против меня. "Говорящих злое о душе моей". Следовательно, и за слова полагаются наказания, и наказания жесточайшие.

4. Окончив речь об этом, он опять прибегает к Богу, испрашивая Его заступления. Не останавливается на наказании злоумышленников, но, желая показать, что страждущие имеют мстителя за наносимые обиды и получают великое заступление, присовокупляет: "но Ты, Господи, Господи, сотвори со мною по имени Твоему, ибо блага милость Твоя" (ст. 21). Посмотри на его признательность, посмотри на смиренномудрие. Хотя он имел достаточную причину к испра­шиванию заступления в самом своем страдании, – так как из многих мест Писания можно видеть, что страждущие не­справедливо от людей имеют великое дерзновение к испро­шению себе помощи от Бога, – но он, не указывая на это, при­бегает к одному человеколюбию Божию и говорит: "сотвори со мною по имени Твоему", т.е. как бы так говорит: не потому, чтобы я был достоин того, но ради Себя Самого, ради того, что Ты человеколюбив и милостив. Поэтому и присовокупляет: "ибо блага милость Твоя". Хорошо сказал он: "ибо блага милость Твоя". У людей милость часто бывает не такова, но иногда слу­жит ко вреду и погибели, а у Бога всегда к пользе. "Избавь меня, ибо я нищ и убог и сердце мое смущено во мне" (ст. 22). Видишь ли, что он опять просит спасти его не как достойного, не как праведного, но как совершенно изнуренного, как измученного, как претерпевшего бесчисленные бедствия? "И сердце мое смущено во мне". Такова сила бедствий: они не только разрушают тело, но и возмущают душу. "Как тень, когда уклоняется она, я исчез, был изгоняем, как саранча" (ст. 23). Изображает силу коварства злоумышленников, невыразимую их злобу, и ту деятельность, которую сам он показывал в таких обстоя­тельствах. "Колена мои изнемогли от поста, и тело мое изменилось от (лишения) елея" (ст. 24). Видишь ли, какое он употреблял оружие против козней и злобы на него? "И я стал посмешищем для них: они, видя меня, кивали головами своими" (ст. 25). Таковы суждения по­рочных: они не только не отступают, когда видят, что пра­ведник противопоставляет им благочестие, но и порицают, насмехаются, поносят. Что же он? Он прибегает к непобедимой помощи и непреодолимой защите: "помоги мне", говорит, "Господи, Боже мой, и спаси меня по милости Твоей. И да уразумеют, что такова рука Твоя и Ты, Господи, соделал это" (ст. 26, 27). Что значит: "что такова рука Твоя"? Твоя помощь, Твоя защита. Я хочу не только спастись, но так, чтобы и они знали, Кем я спа­сен, дабы иметь мне двойной трофей, двойной венец, высшую славу. "Они проклянут, а Ты благословишь, восстающие на меня да постыдятся, а раб Твой возвеселится" (ст. 28). Здесь он научает слушателя любомудрию; показывает, что хотя бы люди предавали праведника бесчисленным проклятиям, от них не будет ему никакого вреда, потому что Бог благословляет его, а на них же самих обратится стыд и бесчестие. "Раб Твой возвеселится".

Хорошо сказал он: "возвеселится", выражая, что эта радость оттуда же, откуда подаются блага; ничто, говорит, прискорбное уже не может смутить меня, когда у меня будет пребывать радость, происходящая от Тебя. "Да облекутся клевещущие на меня срамом, и покроются, как одеждою, стыдом своим" (ст. 29). Смотри, как он просит еще, чтобы они были не только подвергнуты наказанию, но и стыду и бесчестию, чтобы это послужило для них уроком к исправлению и поводом к перемене на лучшее. "А я буду громко исповедовать Господа устами своими и среди множества (людей) восхвалять Его, ибо Он стал одесную убогого, чтобы спасти от гонителей душу мою" (ст. 30, 31). В воздаяние за все это он воссылает Богу славословие, благодарение, хвалу, воз­вещает пред всеми дела Его, становится среди всех пропо­ведником дарованных ему благ. Это и есть жертва, это – приношение, чтобы хранить всегда в памяти благодеяния Божии, напечатлевать их в уме, проповедовать устами, делать мно­гих слушателями благодеяний Его. Таким образом, и приняв­ший благодеяние, получит воздаяние за благодарность свою и удостоится от Бога еще большей милости, и слушающие сде­лаются более ревностными от случившегося с другими, и благодеяние, оказанное другим, сделается для них величайшим побуждением к преспеянию в добродетели.

 

В начало Назад На главную

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 46 мс 
Яндекс.Метрика