Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

БЕСЕДА

НА ПСАЛОМ 44

 

Победная песнь о цветах сы­нов Кореевых (Симмах). Другой переводчик (Акила) говорит: по­бедителю о лилиях сынов Кореевых.

В еврейском, вместо слова: о лилиях, сказано: ал сосаним. Разума песнь к возлюбленному (Феодотион).

Другой (Акила): знающего песнь о дружбе.

Третий (Феодотион): возлюблен­ным. В еврейском сказано: идофоф. А семьдесят толковников: "В конец. Об имеющих измениться. Сынам Кореевым. В научение. Песнь о Возлюбленном".

 

1 В конец, о измeняемых сыном кореовым в разум, пeснь о возлюбленнeм,

2 Отрыгну сердце мое слово благо, глаголю аз дeла моя цареви: язык мой трость книжника скорописца.

3 Красен добротою паче сынов человeческих, излияся благодать во устнах твоих: сего ради благсви тя Бог во вeк.

4 Препояши мечь твой по бедрe твоей, сильне,

5 красотою твоею и добротою твоею: и наляцы, и успeвай, и царствуй истины ради и кротости и правды: и наставит тя дивно десница твоя.

6 Стрeлы твоя изощрены, сильне: людие под тобою падут в сердцы враг царевых.

7 Прстол твой, Боже, в вeк вeка: жезл правости жезл царствия твоего.

8 Возлюбил еси правду и возненавидeл еси беззаконие: сего ради помаза тя, Боже, Бог твой елеем радости паче причастник твоих.

9 Смирна и стакти и касиа от риз твоих, от тяжестей слоновых (от храмов слоновых), из нихже возвеселиша тя.

10 Дщери царей в чести твоей: предста царица одесную тебе, в ризах позлащенных одeяна преиспещрена.

11 Слыши, дщи, и виждь, и приклони ухо твое, и забуди люди твоя и дом отца твоего:

12 и возжелает царь доброты твоея, зане той есть Господь твой, и поклонишися ему,

13 и дщи тирова с дары: лицу твоему помолятся богатии людстии.

14 Вся слава дщере царевы внутрь: рясны златыми одeяна и преиспещрена.

15 Приведутся царю дeвы вслeд ея, искренния ея приведутся тебe:

16 приведутся в веселии и радовании, введутся в храм царев.

17 Вмeсто отец твоих быша сынове твои: поставиши я князи по всей земли.

18 Помяну имя твое во всяком родe и родe: сего ради людие исповeдятся тебe в вeк и во вeк вeка.

 1 В конец. Об имеющих измениться. Сынам Кореевым. В научение. Песнь о Возлюбленном.

 2 Излило сердце мое слово благое: изрекаю о делах моих Царю: язык мой - трость книжника скорописца.

 3 Прекраснейший из сынов человеческих! Излилась благодать из уст Твоих, посему благословил Тебя Бог во век.

 4 Препояшься мечем Твоим по бедру Твоему, Сильный,

 5 Красотою Твоею и добротою Твоею, и напрягись, и поспеши, и царствуй, ради истины и кротости и правды, и поведет Тебя дивно десница Твоя.

 6 Стрелы Твои изощрены, Сильный, народы пред Тобою падут, - они в сердце врагов Царя.

 7 Престол Твой, Боже, во век века. Жезл правоты - жезл царства Твоего:

 8 Ты возлюбил правду и возненавидел беззаконие, посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более общников Твоих.

 9 Смирна и алой и кассия - от одежд Твоих, из чертогов (сделанных из) слоновой кости, возвеселяют Тебя.

 10 Дочери царей - в почете у Тебя, предстала Царица одесную Тебя, в одежде расшитой золотом, преукрашенная.

 11 Слушай, Дщерь, и смотри, и приклони ухо Твое, и забудь народ Твой и дом отца Твоего!

 12 И возжелает Царь красоты Твоей, ибо Он - Господь Твой, и поклонишься Ему.

 13 И дочь Тира с дарами: и богатые из народа будут умолять лице Твое.

 14 Вся слава Дщери Царя - внутри Ее; одета она золотою бахромою, преукрашенная.

 15 Приведутся к Царю девы во след Ее, ближние Ее приведутся к Тебе.

 16 Приведутся с веселием и радостию, введутся в чертог Царя.

 17 Вместо отцов Твоих были сыновья Твои: Ты поставишь их князьями по всей земле.

 18 Помяну имя Твое в род и род, посему и народы будут славить Тебя во век и в век века.

 

 

Объяснение слов: "Излило сердце мое слово благое". – Отличие пророков от языческих прорица­телей. – Какое разумеется дело, о котором Псалмопевец говорит: Царю? Новое указание на то, что он говорит под благодатным озарением. – "Прекраснейший" есть Христос. – "Излилась благодать из уст Твоих". – Отличие пророческого слова о Христе от евангель­ского. – В словах: "благословил Тебя Бог во век" разу­меются излияние благодати на человеческую природу Иисуса Христа. – Предъизображение Его, как воору­женного Царя, блистающего красотою, поражающего врагов Своею божественной силою и устрояющего царство "ради истины и кротости и правды". Двоякий смысл слов: "стрелы Твои изощрены…" Почему Псалмопевец гово­рит о божестве Христовом после указания на воче­ловечение? Обличение осуждающих действия божественного Промысла. Помазание Христа "более общников". – Прославление Иисуса Христа предстоящею Ему Церко­вью, обращение Его к Церкви и заповедь. – Слава Цер­кви, ее внутренняя красота и распространение по все­ленной.

 

"Излило сердце мое слово благое: изрекаю о делах моих Царю: язык мой – трость книжника скорописца". Другой (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.): извлекло. Третий (Симмах): подвигнулось сердце мое словом благим (ст. 1, 2).

1. Желал бы я, чтобы теперь находились здесь все иудеи и язычники; при них, взяв у иудеев книгу псалмов, я и про­читал бы этот псалом. Вы знаете, что и в судилищах и везде свидетельство о делах тогда особенно бывает свободно от подозрения, когда оно представляется со стороны врагов. Поэтому, дабы тоже самое было и теперь, мы представляем сви­детельство из ветхого завета, чтобы устыдились и иудеи и языч­ники, – иудеи, которые читают и не разумеют, и язычники, которые видят, что эти книги доставляются нам врагами. Тогда они уже не станут говорить, что они сочинены нами, когда не мы, но сами распявшие Христа доставляют нам эти книги, возвещающие о Его силе. Но будут ли они здесь, или не будут, мы сделаем свое и приступим к изъяснению. Этот псалом написан о Христе; потому имеет и надпись: о возлюб­ленным и: о изменяемых. Христос совершил в нас вели­кую перемену, и во всех делах переворот и изменение. Ука­зывая на эту перемену, и Павел говорил: "кто во Христе, тот новая тварь" (2Кор.5:17). Потому и в начале пророк сказал: "(отрыгнуло[1]) излило сердце мое". Так как изрекаемое им не было чем-нибудь человеческим, но он начинал возвещать небесное и духовное, не от собственного изобретения, а от божественного действия, то он и выражает это словом: "излило". Мы отры­гаем не тогда, когда хотим, а слова произносим, когда хо­тим, и произносим их и удерживаем; при отрыгании же – не так. Поэтому, желая показать, что изрекаемое им происхо­дит не от человеческого усилия, но от божественного вдохно­вения, которое возбуждало его, он и назвал пророчество отрыгновением. Как отрыжка зависит от качества кушаний, так и в духовном учении: что вкусил пророк, то и отрыгнул. Так и в другом месте другой пророк представляет тоже действие чувственным образом, съедая книжный свиток, и съедая с удовольствием: "было", говорит он, во "в устах моих сладко, как мед" (Иезек.3:3). Так как они принимали духов­ную благодать, то и изрыгали соответственное ей. А что здесь говорится не о чувственной отрыжке и не о кушаньях, послу­шай, что изрыгается и кто отрыгает. Это  – не желудок, при­нимающий кушанье, а сердце: "(отрыгну) излило", говорит, "сердце мое". Что отрыгает? Не пищу, не питие, но сродное такой трапезе: "слово благое", слово о Единородном, потому что Он преимущественно благ. "Не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него" (Ин.12:17). Все в Нем кротко, все далеко от наказа­ния. Пророк отрыгает это потому, что очистил свое сердце. Как желудок, когда бывает наполнен нечистыми соками, отрыгает сродное им, а когда находится в здоровом состоя­нии, то производит соответственную и отрыжку, так и сердце пророка, будучи очищено от грехов и приняв благодать Духа, отрыгает "слово благое". Отсюда мы познаем и нечто другое, именно то, что пророки не были подобны (языческим) прорицателям. У тех, когда бес овладевал их душою, то ослеплял ум и помрачал мысли, и они произносили все так, что их ум нисколько не понимал произносимого, точно какая-нибудь без­душная флейта издавала звуки. Это подтвердил и один из философов в следующих словах: "прорицатели и гадатели, хотя говорят много, но нисколько не понимают того, что гово­рят" (Платон в Апологии Сократа и в разговоре: Менон). Но Дух Святый действует не так, а напротив, Он оставляет сердцу разумение изрекаемого. В самом деле, если бы пророк не разумел, то как он сказал бы: "слово благое"? Бес, как враг и неприятель, действует на природу челове­ческую враждебно; а Дух Святой, как благопопечительный и благодетельный, приемлющим Его оставляет сознание и откры­вает уму их смысл своих вещаний. "Изрекаю о делах моих Царю". Другой переводчик (Акила и Симмах) говорит: творения (poi°mata) мои. О каких делах говорит он? О пророчестве. Как дело кузнеца – сделать кирку, дело строителя – построить дом, дело корабельщика – соорудить корабль, так и дело пророка – соста­вить пророчество. А что и это есть также дело, послушай Хри­ста, Который говорит об апостолах: "трудящийся достоин награды  за труды свои" (Лк.10:7). И Павел говорит: "особенно тем, которые трудятся в слове и учении" (1Тим.5:17). Если бы оно не было делом, то как оно заключало бы в себе труд? И что может быть досто­почтеннее этого дела, – что полезнее? Оно выше всех искусств. Какое же именно дело, о котором он "изрекает Царю"? Это самое песнопение, это самое пророчество. Он не сказал, ка­кому именно царю, выражая, что это – Богу всех. Как мы, когда говорим о царе персидском, то называем его не просто царем, но прибавляем персидский, также и о царе армянском, а когда говорим о нашем царе, то не имеем нужды в при­бавлении, но довольствуемся одним названием "Царя", – так и про­рок, говоря об истинном Царе, довольствуется одним на­званием: "Царь". Как, говоря о Вседержителе, мы не имеем нужды в каком-нибудь прибавлении, потому что нет другого Вседержителя, так и говоря об этом Царе, мы не имеем нужды в каком-нибудь другом прибавлении, потому что нет другого Царя-Бога. Притом и говорящий сам был царь. От­сюда очевидно, что он говорил не о человеке, но о Боге всех. Поэтому он не сказал: βασιλεί но: τω βασιλεί, прибавле­нием члена означая господство (божественное).

2. Далее, опять желая показать, что изрекаемое не было произведением человеческого ума, размышления и сочинения, но божественной благодати, а он сам послужил одним только языком, пророк говорит: "Язык мой – трость книжника скорописца". Трость пишет то, что велит рука, которая держит ее. Другой переводчик (Симмах) говорит: язык мой как грифель писца быстрого. Для чего сказано: "скорописца"? Для того, чтобы и этим указать на благодать. Кто говорит от самого себя, тот останавливается и медлит, обдумывая, сочи­няя, затрудняясь и незнанием, и неуверенностью, и мнитель­ностью, и во многом встречает остановку быстрота его речи; а когда Дух движет умом, тогда ничто не препятствует, но как водяной поток, изливаясь, течет с великой стремитель­ностью, так и благодать Духа несется с великой скоростью, производя все легко, все удобно. Потом, объясняя тоже самое и показывая, что в изрекаемом нет ничего человеческого, он продолжает: "прекраснейший из сынов человеческих! Излилась благодать из уст Твоих, посему благословил Тебя Бог во век" (ст. 3).

Некоторые утверждают, будто это сказано об языке, что он есть трость "прекраснейшая"; но мне кажется, что пророк говорит уже о Христе. Поэтому другой переводчик (Акила) и говорит: красотою украшен ты от сынов человеческих. По великой, пламенной любви ко Христу, он обращает речь к Нему, подобно как и Иаков говорил: "молодой лев Иуда, с добычи, сын мой, поднимается. Преклонился он, лег, как лев" Быт.49:9). Исполнившись вдохновения, он уже беседует со Христом, и к Нему обращает речь свою. Притом говорит не сравнительно; не сказал: прекраснее, но: "прекраснейший из сынов человеческих". Его красота, говорит, иная, нежели эта. И смотри, как он в самом начале говорит о домо­строительстве (Христовом). А что это относится к домострои­тельству, видно из следующего. Сказав: "прекраснейший из сынов человеческих", пророк присовокупляет: "излилась благодать из уст Твоих". Бог не имеет уст, но здесь говорится о домостроительстве. Другой переводчик (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз), сказав: вылилась благодать устами твоими, выразил тоже еще яснее. Слово: вылилась не то ли значит, как если бы кто-ни­будь сказал: находясь внутри, она переполнилась, прорвалась? Как же другой пророк говорит: "Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его" (Ис.53:2,3)?

Он говорит не о безобразии, – да не будет, – но об уничижении (Христовом). Благоволив сделаться человеком, Христос прошел все степени уничижения, не из­брал себе матерью царицы, в пеленах был положен не на золотом ложе, но в яслях, и воспитан не в великолепном доме, но в бедной хижине плотника; также, при избрании уче­ников, взял не риторов, не философов, не царей, но рыба­рей и мытарей, и проводил самую простую жизнь, не имея дома, не облачаясь в драгоценные одежды, не наслаждаясь таковою же трапезой, но получая пропитание от других, претерпевая обиды, презрение, гонение, преследование. Это делал Он для того, чтобы совершенно попрать гордость человеческую. Вот потому-то, что Он не окружал себя пышностью и великолепием, не имел при себе телохранителей и копьеносцев, но ходил иногда и один, как простой человек, пророк и говорит: "нет в Нем ни вида, ни величия". А Давид говорит: "прекраснейший из сынов человеческих", указывая на благодать, премуд­рость, учение, чудеса Его. Далее, изображая эту красоту, гово­рит: "излилась благодать из уст Твоих". Видишь ли, что здесь говорится о домостроительстве? Какая же это благодать? Та, которою Он учил, которою творил чудеса. Пророк говорит здесь о благодати, нисшедшей на плоть (Христову). "На Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым" (Ин.1:33. Мф.3:16). В этот храм изли­лась вся благодать, потому что "не мерою дает Бог Духа" (Ин.3:34). "От полноты Его все мы приняли и благодать на благодать" (Ин.1:16), а сам этот храм получил всецелую благодать. Тоже выражает и Исаия, когда говорит: "и почиет на нем Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия; и страхом Господним

исполнится" (Ис.11:2,3). Здесь – всецелая благодать, а в людях – только малая часть, капля этой благодати. Поэтому Бог и не сказал: дам Духа, но: "излию от Духа Моего на всякую плоть" (Иоиль 2:28).

3. Так и сбылось. Вся вселенная получила от этого Духа. Дар начался с Палестины, и распространился в Египет, Финикию, Сирию, Киликию, на Евфрат, в Месопотамию, Каппа­докию, Галатию, Скифию, Фракию, Элладу, Галлию, Италию, всю Ли­вию, Европу, Азию, на сам океан. Но для чего исчислять много? По всякой земле, какую озаряет солнце, распространи­лась эта благодать; эта капля, эта частица Духа наполнила веде­нием всю вселенную. Ею совершались знамения, разрешались грехи всех. Между тем эта благодать, подаваемая в столь многих странах, есть только некоторая часть и залог дара. "И дал", говорит Павел, "залог Духа в сердца наши" (2Кор. 1:22), разумея часть Его действия, потому что Утешитель не раз­деляется. И смотри, каков этот источник. "Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков" (1Кор.12:8-10). Столько дарований в столь многих народах распространила по всей земле благодать, подаваемая в крещении; и все это совершает капля Духа. А что это действительно была капля, открывается из слов: "излию от Духа Моего", и из названия ее обручением (залогом). Отсюда видно, что дана (людям) только некоторая малая часть целого. Потому и Иоанн, выражая это, говорит: "от полноты Его все мы приняли" (Ин.1:16), или, так ска­зать, от преизобилия, от преизбытка, от переполнения мы все получили. Представь же, как вседовольна благодать Духа, когда ее достает на такую вселенную, на столько веков, и притом она не уменьшается и не истощается, но всех наполняет бла­годатным богатством, а сама нисколько не оскудевает. И так как слово: дух имеет много значений, – потому что этим име­нем называется и ангел, и душа, и ветер, и многое другое, – то прибавлено: "от Духа Моего". Как дух человека сроден человеку, так и Дух Божий (Богу), пребывая впрочем, и в собственном Лице. Выражая это, и Павел говорит: "кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем" (1Кор.2:11), не сливая (Божеских) лиц, – да не будет, – но показывая превосходство естества Духа. Каково, следовательно, согласие души с самой собою, таково и сродство Духа с Отцом. Как Сын называется Словом, и однако Он не безличен, но из этого мы познаем Его сродство с Отцом, так и Дух Божий называется Духом, и однако Он не безличен. И как Сын потому сообщает нам усыновление, что он есть истин­ный Сын Отца, так и Дух потому сообщает нам дарования, что Он по природе есть существо Божеское. Так и человек потому, что он человек, может написать образ человека. "Посему благословил Тебя Бог во век". Другой переводчик (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.) гово­рит: для сего.

Видишь ли, как пророк постоянно обращает речь ко Христу, из любви к Нему? Поэтому и в других местах он не просто изрекает пророчество, но в виде обличения, когда, например, говорит: "зачем волнуются народы и племена замышляют тщетное?" (Пс.2:1). Так точно и здесь говорит: "посему благословил Тебя Бог во век". Не сказав ничего ни о рожде­нии Его, ни о воспитании, ни о прочем, пророк этим ограни­чивает речь свою о Нем. Почему? Потому, что говорить обо всем по порядку свойственно евангелистам; им он и предо­ставил это; и действительно, им надлежало повествовать о том, а пророчеству свойственно брать некоторые черты и об них говорить. Так пророки всегда и поступают: они упоми­нают о немногих обстоятельствах события, и при том прикровенно, и оставляют их. Так и этот пророк говорит: "благословил Тебя Бог во век", выражал, какой благодати исполнены были слова Его. И посмотри на силу благодати Его. Однажды проходит Он близ моря, и находит Иакова и Иоанна, и гово­рить им: "идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним" (Мф.4:19-20). Потом, в другое время, Он говорит всем ученикам: "не хотите ли и

вы отойти? Симон Петр отвечал Ему: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго" (Ин.6:67-69). Но что я говорю об учениках? Сами фарисеи, послав к Нему служителей, услышали от них: "никогда человек не говорил так, как Этот Человек" (Ин.7:46). И другие также говорили: "никогда не бывало такого явления в Израиле" (Мф.9:33). "И народ дивился учению Его", говорит евангелист, – "ибо Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи" (Мф.7:28-29).

4. Если и ты хочешь познать эту благодать, то послушай, как строги заповеди Его, и увидишь ее силу. "Кто любит отца или мать более, нежели Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня; и берегший душу свою", сказал Он "не достоин Меня" (Мф.10:37; Лк.14:26). И, однако, это слово смогло осуществиться на деле: так велика благодать Его! Что для человека ближе души? Но и она была презираема по Его заповеди. Впрочем, слыша слова: "благословил Тебя Бог", ты не преткнись, не представь чего-нибудь низкого. Здесь, как я прежде сказал, идет речь о плоти Его, которая имеет уста, принимает благодать, принимает благословение. Бог не имеет нужды ни в благословении, ни в благодати, потому что Боже­ство ни в чем не нуждается. "Ибо, как Отец", говорит Христос, "воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет" (Ин.5:21); и еще: дела, "что творит Он, то и Сын творит также" (Ин.5:19); и еще: "как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца" (Ин.10:15). Слова: так, также, тоже, выражают безразличие. А здесь говорится о домострои­тельстве (Христовом во плоти). Мы слышим, как еще Он сам говорит о себе: "потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою" за овец (Ин.10:17). Но разве прежде Отец не любил Его? Как же он говорил: "Сей есть Сын Мой возлюбленный", (Мф.3:17)? Нет: те слова изрек Он для того, чтобы пока­зать величие подвига. Поэтому, как там причина приводится не без основания, так и здесь причина очевидна. Сказав наперед: "прекраснейший из сынов человеческих", и: "излилась благодать из уст Твоих", пророк потом и говорит: "посему благословил Тебя Бог во век", обращая речь к домо­строительству (воплощения), чтобы, когда опять будет говориться что-нибудь не соответственное (Божескому) Его достоинству, ты не преткнулся, но знал, о ком идет речь. Так и Иаков, ука­зывая на тоже домостроительство, после того, как сказал многое, говорит: "блестящи очи [его] от вина, и белы зубы [его] от молока" (Быт.49:12). Но Божество не имеет зубов. И дру­гой пророк говорит: "и жезлом уст Своих поразит землю, и духом уст Своих убьет нечестивого" (Ис.11:4), выражая тоже самое, что Павел говорит: "которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего" (2Фес.2:8).

Итак, чтобы ты, услышав это, не имел низких мыслей (о Христе), пророк показывает тебе силу божества Его. Он не отделяет в Нем ни плоти от божества, ни божества от плоти, впрочем, не сливая этих естеств, – да не будет, – но показывая их единение. Потому и говорит: "посему благословил Тебя Бог во век". Каким же образом совершается это благословение? Ангелы и архангелы предстоят ему; престолы, господства, на­чала, власти воссылают Ему хвалу; вся земля от конца до конца славословит, воспевает и величает воплотившегося Бога. Первый Адам подвергся великому проклятью; а этот на­против – великому благословению. Тот услышал: "и ныне проклят ты" (Быт.3:17; 4:11); также и бывшие после него: "проклят, кто дело Господне делает небрежно" (Иер.48:10), и еще: "проклят [всякий человек], кто не исполнит [всех] слов закона" (Втор.27:26), и еще: "проклят пред Богом [всякий] повешенный [на дереве]" (Втор.21:23). Видишь ли, сколько проклятий? От них освободил тебя Христос, Сам соделавшись клятвою (Гал.3:13). Как Он уни­чижил Себя для того, чтобы тебя возвысить, и умер для того, чтобы тебя сделать бессмертным, так и сделался клятвою для того, чтобы тебя исполнить благословения. Что может сравниться с этим благословением, когда посредством клятвы подается благословение? Не Сам Он имел нужду в благословении, но подает его тебе. Как тогда, когда я говорю, что Он уничи­жился, я разумею не какую-нибудь перемену в Нем, но до­мостроительное Его снисхождение, так и тогда, когда говорю, что Он получил благословение, разумею не то, будто Он имел нужду в благословении, но опять выражаю домостроительное Его снисхождение. Итак, благословение относится к человеческой Его природе. Христос, воскресши из мертвых,  уже не умирает (Рим.5:6,9) и не подлежит клятве; или, лучше ска­зать, Он и прежде не подлежал ей, но принял на Себя клятву для того, чтобы тебя избавить от нее. "Препояшься мечем Твоим по бедру Твоему, Сильный" (ст. 4). Другой переводчик (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.) говорит: опояши саблю твою по бедру; третий (неизвестный, см. Ориг. Экз.): надень как саблю твою по бедру. "Красотою Твоею и добротою Твоею". Другой (неизвестный. см. Ориг. Экз.): хвалу твою и достоинство твое. Третий (неизвестный, см. Ориг. Экз.): славою твоею  и благолепием  твоим. Что значит такой переход и такая перемена речи? Говоря об учителе, – а таков смысл слов: "излилась благодать из уст Твоих", – пророк внезапно изображает нам вооруженного Царя, и притом не в виде пророчества, но в виде просьбы. Он не сказал: препояшется мечом своим; но просит и говорит: "препояшься мечем Твоим". По­том к этому вооружению присовокупляет красоту, представляя Его то вооруженным, то прекрасным: "красотою", говорит, "твоею и добротою твоею"; а далее – стрелком: "стрелы", говорит, "Твои изощрены, Сильный" (ст. 6); и опять – победоносным и торжествую­щим: "народы", говорит, "пред Тобою падут, - они в сердце врагов Царя" (ст. 6); наконец этого самого воина, царя, стрелка, победителя, представляет намащенным благовониями: "смирна", говорит, "и алой и кассия - от одежд Твоих" (ст. 9).

5. Что общего между оружием и благовониями, между ме­чом и намащением, между ратоборством и учением, между луком и украшением? Последние – знаки мира, а первые – войны и сражения. Кто же этот мирный и вместе воинственный, источающий благовония и вместе облекшийся в оружие, исходя­щий из великолепных чертогов и вместе истребляющий ты­сячи врагов и производящий такие поражения? Как мы разре­шим это недоумение? Если верно узнаем, что и об Отце Его говорится тоже. Так и Отца пророк в другом месте представляет вооруженным, когда говорит: "если не обратитесь, то Он оружие Свое изощрит, лук Свой Он натянул и приготовил его" (Пс.7:13). И еще в другом месте го­ворится: "облечется в броню – в правду" (Прем.5:18). Видишь одинаковую их власть. Как там говорится: "то Он оружие Свое изощрит", не по чьему-либо повелению, но Сам Собою, так и здесь: "стрелы Твои изощрены, Сильный, народы пред Тобою падут, – они в сердце врагов Царя". Потом, желая выразить, что Господь совершает все собственной силою, пророк говорит: "и поведет Тебя дивно десница Твоя" (ст. 5). Ты не от кого-нибудь другого, говорит, по­лучаешь силу, но Сам в Себе довольно имеешь ее. И сам Бог мира, послушай, что говорит ученикам: "не мир пришел Я принести, но меч" (Мф.10:34), и еще: "огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся" (Лк.12:49). А пророк говорит и о том, как он придет: "сойдет, как дождь на руно и как капля, падающая на землю" (Пс.71:6). Все это я говорю для того, чтобы вы были внимательны и, уразумев в точности смысл выражений, разрешили для себя недоумение. Приведенные выражения означают действия Божии. Так и здесь, когда ты слышишь: "препояшься мечем Твоим по бедру Твоему, Сильный", то знай, что этим означается Его действие, равно как и сло­вами: "лук" и "стрелы". Как, приписывая Богу гнев, Писание не страсть усвояет Ему, но означает этим выражением наказую­щее действие Его и имеет в виду тронуть людей грубых, так и приписывая Ему оружие, оно выражает тоже. Так как мы наказываемся не сами собою, но посредством других орудий, то пророк, желая показать наказующую силу Божию, выражает ее знакомыми нам названиями, не для того, чтобы мы представ­ляли у Бога оружие, а чтобы ощутительнее уразумели Его на­казание. Но, скажешь, многие потерпели от этого вред? Без причины, напрасно, и по собственному неразумию. Уже и по тому самому, что говорится о Боге, они должны были понять, что здесь говорится в переносном смысле; но Писание еще и дру­гими выражениями не преминуло вразумить их, что Бог бес­страстен. В другом месте, послушай, как пророк выра­жает скорость божественного наказания: "да воскреснет Бог и расточатся враги Его" (Пс.67:2). Нужно ли оружие, нужен ли меч? Довольно, говорит, одного только воскресения. Но и это еще чувственное выражение. Поэтому в другом месте он го­ворит: "посмотрит на землю, и заставит ее трястись" (Пс.103:32). И еще: "от лица Господа подвинулась земля" (Пс.113:7). Но и это еще чувственное выражение. Послушай более высокое: "все, что восхотел Господь, сотворил" (Пс.134:6), – для Него довольно только захотеть. Впрочем, и здесь, смотри, как в самых чувственных выражениях пророк внушает, что Бог ни в чем не имеет нужды. Он не прежде упомянул об оружии, как назвав Его "Сильным"; и исчислив оружие, всю победу приписал Его деснице, т.е. Его существу и Его могуществу. И другой про­рок, выражая то же, сказал: "владычество на раменах Его" (Ис.9:6), – сказал не для того, чтобы ты представлял в Боге рамо, – да не будет, – но чтобы знал, что Бог не нуж­дается в содействии других. "Препояшься мечем Твоим по бедру Твоему, Сильный, красотою Твоею и добротою Твоею". О чем гово­рит здесь пророк? Этими чувственными выражениями он означает силу Христа, которою Он восстановил вселенную, которою Он окончил войну и поставил трофей. Подлинно, была война жестокая, жесточе всех других войн, – не про­тив враждебных варваров, но против бесов, нападающих на нас и развращающих всю вселенную. Потому и Исаия сказал: "между великими, и с сильными будет делить добычу" (Ис.53:12); и еще: "Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, проповедывать пленным освобождение" (Ис.61:1). Потому Павел везде в надписании посланий говорит: "благодать вам и мир от Бога Отца нашего" (Рим.1:7); и еще: "Он есть мир наш, соделавший из обоих одно" (Еф.2:14). А чтобы ты, слыша слова: "препояшься мечем Твоим", не разумел меча чувственного, то выслушай следующее. Сказав: "препояшься мечем Твоим", пророк присовоку­пил: "красотою твоею и добротою твоею", т.е. меч Его – красота Его, доброта Его, слава, достоинство, величие, великолепие. Боже­ственное Существо ни в чем не имеет нужды для исполне­ния своих предначертаний; Оно – вседовольно. Таким образом, пророк призывает Его выйти на брань за вселенную. Далее от выражений высоких опять нисходит к чувственным. После слов: "меч" и "бедро", упомянув о "красоте", он опять пере­ходит к чувственным выражениям и говорит: "и напрягись, и поспеши, и царствуй". Словом: "напрягись" он указывает нам на лук и стрелу; а потом, опять желая показать, что для Него не нужно оружие, присовокупляет: "и поспеши, и царствуй". Дру­гой переводчик (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.) говорит: преуспевай. Царство же разумеется здесь то, которое Он, пришедши, устроил в по­следние времена, – царство общения и ведения.

6. Сказанные слова выражают сильное желание пророка, уже созерцающего деяния (Христа) и вселенную, руководимую Им к истине. Поэтому он и употребил эти выражения в повелительном наклонении. Такие выражения обыкновенно упо­требляют и низшие из пламенной любви к высшим. "Ради истины и кротости и правды". Приводит имя "истины". Видишь ли, как Писание объясняет само себя и показывает, что эта по­беда – умосозерцаемая и духовная? Упомянув об оружии, мече и луке, для чего пророк говорит здесь о кротости? Какая связь между кротостью и войною, смирением и сражением? Ве­ликая, если рассмотреть внимательно. Так и Давид и Моисей были мужи кроткие. О первом Писание говорит: "помяни, Господи, Давида и всю кротость его" (Пс.131:1), также и о Моисее: "Моисей же был человек кротчайший из всех людей на земле" (Числ.12:3). И, однако, эти мужи, кротчайшие из всех, были стро­жайшими из всех. Впрочем, если желаете, скажем наперед об их кротости. Блаженный Давид, неоднократно улавливая Саула и имея возможность умертвить его, не наложил на него руки; когда и другие советовали ему умертвить, он пощадил Саула и укротил свой гнев. Также, когда Семей столько оскорблял его и смеялся над его тогдашним несчастьем, и когда военачальники хотели догнать и убить дерзкого оскорби­теля, то какие произносит он слова, исполненные всякой му­дрости (2Цар. гл. 16)! Равно и об  отцегонителе и бесстыдном юноше как он просит своих военачальников: "сберегите", говорит, "мне отрока Авессалома" (2Цар.18:5)! И в на­чале, когда он разговаривал с братьями своими, негодовав­шими и завидовавшими будущей его победе, представь, как он кротко отвечает: "не слова ли это" (1Цар.17:29)! А Мои­сей? Послушай, что говорит он о тех, которые бросали в него камнями и хотели умертвить его, если бы могли: "прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал" (Исх.32:32). Также, когда другие возбуж­дали в нем ревность и хотели раздражить его, он произно­сит следующие любомудрые слова: "если бы все в народе Господнем были пророками, когда бы Господь послал Духа Своего на них" (Числ.11:29)? Также за сестру свою, по­рицавшую его, какую он возносит молитву (Чис.12:13)! И во многих других случаях можно видеть кротость его; когда, например, возбранено было ему войти в землю (обетованную), в Палестину, он со всею кротостью беседует с иудеями. И, однако, этот кроткий муж нашел справедливым, чтобы Да­фан, Авирон и Корей, восставшие против священства, были поглощены землею, а другие, принесшие чуждый огонь, были сож­жены. И кроткий Давид поразил Голиафа, прогнал войско и одержал победу. Вообще кроткому свойственно – прощать обиды, нанесенные ему, и мстить за обиды, нанесенные другим. Так поступал и Христос. Он на кресте говорил: "Отче! прости им, ибо не знают, что делают" (Лк.23:34), и, оплакивая Иерусалим, говорил: "сколько раз хотел Я собрать

детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст" (Мф.23:37,38); будучи заушаем, Сам не заушал, но и оправдывался пред заушающим; будучи называем беснующимся, изгонял бесов; будучи называем обманщиком и нечестивцем, руководил лю­дей в царство (небесное). И ученикам Своим Он запове­дал всегда переносить мучения, преследования, гонения, и зани­мать низшее место: "а кто хочет", говорил Он, "между вами быть большим, да будет вам слугою" (Мф.20:26), и в пример приводил самого себя: "так как", говорил, "Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих" (Мф.20:28). Если же Он изгонял бесов, поражал диавола и истреблял заблуждения, то и это есть до­казательство особенной кротости, – чтобы всякое зло истреблять, а одержимых им освобождать от него, враждующих бесов поражать, а страждущих от них избавлять от бедствий. Что же значит: "ради истины и кротости и правды"? Сказав о войне, сказав о приготовлении к борьбе, показав вооружен­ного Воителя, пророк говорит теперь о доблестных делах Его царствования, показывает род трофея, объясняет свойство победы. Другие цари – люди – все ведут войну или за города, или за деньги, или по вражде, или по тщеславию; а Он не по чему-нибудь подобному, но "ради истины", чтобы насадить ее на земле, – "ради кротости", чтобы сделать кроткими людей, которые свирепее диких зверей, – "ради правды", чтобы страждущих под игом беззакония сделать праведными, сначала по благо­дати, а потом и за добрые дела их. "И поведет Тебя дивно десница Твоя". Другой переводчик (Акила) говорит: и просветит тебя на страшное десница твоя. Третий (Симмах): и покажет тебе страшное десница твоя.

7. Видишь ли, как пророк опять открывает достоинство Совершающего все это? Выше он, сказав об оружии и мече, перешел к красоте и воззвал слушателя к невещественным понятиям; потом, нисшедши к чувственным выражениям, к луку и стрелам, мало-помалу опять возвел слушателя, сказав о причинах борьбы: истине, кротости и правде; а те­перь он изображает и сам образ победы. Какой же именно? "И поведет Тебя дивно", говорит, "десница твоя". Смысл слов его следующий: это Существо сильно само собою; сила Его сама по себе достаточна как для того, чтобы видеть все нужное к исполнению, так и для того, чтобы привести все это к окончанию.

Хорошо выразился и другой переводчик: покажет страш­ное десница твоя. Действительно, дела Его весьма страшны и ужасны: разрушена смерть, расторгнут ад, отверст рай, открыто небо, обузданы бесы, соединилось горнее с дольним, Бог сделался человеком, человек восшел на царский (небесный) престол, оживилась надежда воскресения, чаяние бессмертия, вкушение неизреченных благ и все прочее, что совершилось Его пришествием. Потому другой переводчик и говорит: на­ставит тебя на страшное десница твоя, выражая, что это Суще­ство сильно само собою, что сила Его достаточна и для состав­ления и для исполнения предначертаний. А семьдесят толковни­ков сказали: наставит тебя дивно десница твоя, т.е. не только дела Его достойны удивления, но и то, как чудно они совершены. Смертью попрана смерть; клятвою разрушена клятва и подано благословение; чрез вкушение мы изгнаны прежде из рая, чрез вкушение опять введены в рай; дева изгнала нас из рая, чрез деву мы обрели вечную жизнь; чем осуждены, тем и увенчаны. Созерцая все это, пророк и говорит: "поведет Тебя

дивно десница Твоя". Нужно ли для Него оружие? Нужен ли меч, лук и стрелы? Видишь ли, как это Существо сильно само собою? Но смотри, как пророк опять, подобно искусному ху­дожнику, нисходит от высоких выражений к чувственным. "Стрелы Твои изощрены, Сильный, народы пред Тобою падут, – они в сердце врагов Царя" (ст. 6). Другой переводчик (Акила и Симмах) говорит: в сердце враги царевы.

Упомянув о стрелах, смотри, как он опять прибавляет слово: "Сильный", дабы ты знал, что Христос не имеет нужды в стрелах, а силен Сам собою. Порядок мыслей такой: "Стрелы Твои изощрены, Сильный, в сердце врагов Царя". А слова: "народы пред Тобою падут" поставлены в средине. Здесь, мне кажется, двоякий смысл: или пророк говорит о пленении иудеев, покорении и разрушении их города, или в переносном смысле называет стрелами силу слова (евангельского). Подлинно, быстрее стрелы это слово прошло по всей вселенной и косну­лось сердца прежних врагов Царя, не для того, чтобы умерт­вить их, но чтобы привлечь их к себе, как случилось и с Павлом. Не погрешит, кто назовет стрелою то слово, которое, сшедши с неба, коснулось сердца прежнего врага и сделало его другом. "Народы пред Тобою падут". Видишь ли успех войны, примирение бывших прежде противниками, научение их, огла­шение? Это падение и подпадение под власть Его служит для всех основанием и источником возвышения, потому что Он покорил их Себе, освободив от гордости, тщеславия и бесов­ского заблуждения. Другой пророк представляет Его обагрен­ным кровью и говорит: "Кто это идет от Едома, в червленых ризах от Восора" (Ис.63:1)? Здесь не говорится об оружии, луке и стрелах, а об одежде, – выражение также чувственное, но менее чувственно, нежели у Псалмопевца; и здесь также, при самой чувственности выражений, пророк возводит мысль к предметам бестелесным. На вопрос "Отчего же одеяние Твое красно", он отвечает: "Я топтал точило один" (ст. 2-3), выражая легкость победы и то, что Он не имел никого Своим помощ­ником, что Он силен сам по себе. Как там сказано: "поведет Тебя дивно десница Твоя", так и здесь: "Я топтал точило один". Как легко для виноделателя выжимать ногами ви­ноград, так легко и для Бога совершать, что хочет, или даже не так, а гораздо легче. "Престол Твой, Боже, во век века.  Жезл правоты – жезл царства Твоего: Ты возлюбил правду и возненавидел беззаконие, посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более общников Твоих" (ст. 7, 8). Другой пере­водчик (Симмах) говорит: престол твой, Боже, вечный и более. В еврейском: Боже, Бог твой (Елоим Елоах). Что скажет здесь иудей? О ком это говорится? Что скажет еретик? Если скажет, что говорится об Отце: "Престол Твой, Боже, во век века", то как отнесет к Нему следующие слова: "посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой"? Отец – не Христос, и помазан был не Он. Отсюда ясно, что здесь говорится о Единородном, о Котором и выше было говорено, о Котором и Исаия сказал, что царству Его не будет конца (Ис.9:7).

8. Но, может быть, кто-нибудь спросит: почему пророк говорит теперь о божестве (Христовом), между тем как прежде говорил о домостроительстве (воплощения)? Так поступает и евангелист Матфей. Он начинает с воплощения и в самом начале говорит: "родословие Иисуса Христа" (Мф.1:1). По­добным образом поступают Лука и Марк; один только Иоанн – иначе. Он сначала говорит о божестве: "в начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог", и, сказав о Нем многое, потом уже говорит: "и Слово стало плотию, и обитало с нами" (Ин.1:1,14). Впрочем, хотя он при написании Евангелия  поступил противоположно другим евангелистам, но и при этом показал великое с ними согласие. Но, скажешь, сообразно ли с разумом, чтобы в противоположном было согласие? Разве ты не знаешь, что есть и не есть, пить и не пить, давать и не давать, суть действия, противоположные между собою? И, однако, врач нередко употребляет то и другое вместе, не про­тивореча самому себе, но, действуя вполне согласно с самим собою; он имеет в виду только одно – здоровье больного. Тоже было и с евангелистами. Также лето противоположно зиме, но у них одна цель – возрастание и созревание плодов. И весь мир состоит из противоположностей, но в нем видна великая стройность ко благу нашей жизни. И Христос шел путем, противоположным Иоанну (Крестителю). Он вкушал, а тот не вкушал. "Пришел", говорит Он, "Иоанн Креститель: ни хлеба не ест, ни вина не пьет; и говорите: в нем бес. Пришел Сын Человеческий: ест и пьет; и говорите: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам" (Лк.7:33,34). Но, хотя действия их были противоположны, они имели в виду одну цель – спасение уловляемых. Так и в порядке повествования о божестве и воплощении, хотя Иоанн поступает противопо­ложно прочим евангелистам, однако он весьма согласен с ними. А почему так, я объясню. Это потому, что вначале, когда слово еще не было посеяно, надлежало останавливаться на учении о домостроительстве и внушать учение о воплощении, начиная с более чувственного и вещественного; а потом, когда это учение утвердилось, когда эта проповедь принята, благовременно было восходить и выше. Потому и пророки, когда говорят о Христе, прежде всего, начинают речь с домостроительства (воплощения). Так, смотри, Михей начинает: "и ты, Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле" (Мих.5:2). Из Вифлеема, конечно, произошло не божество, а плоть. Но, не оста­навливаясь на одном этом, он восходит и к божеству: "и Которого происхождение из начала, от дней вечных". Так и Исаия говорит: "се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил, что значит: с нами Бог" (Ис.7:14; Мф.1:23). Видишь ли, как и он от плоти восходит к божеству? Также поступает он и в другом месте, когда говорит: "ибо младенец родился нам – Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира" (Ис.9:6). Видишь ли, как он опять, начиная с отрочества и воплощения и как бы восходя по ступеням, останавливается на божестве? Так и Отец Его сначала был познаваем из творения. "Невидимое Его", говорит Павел, "вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы" (Римл.1:20). И сам Бог часто является в чув­ственном образе, мало-помалу возводя род человеческий к невещественным понятиям. Впрочем, удивительно ли, что Он делал такое распоряжение касательно догматов, если и в предписаниях и заповедях Он поступает точно также? По­тому и пророк здесь так располагает речь свою, восходя от плоти к божеству – "уста" относятся к плоти (Пс.44:3), – от божества нисходя опять к плоти, и таким разнообразием, речи устрояя спасение поучаемых. "Престол Твой, Боже, во век века".

"Престолом" называется здесь не просто престол, но цар­ство. Здесь он называется вечным, а в другом месте вы­соким: "видел я Господа", говорить Исаия, "сидящего на престоле высоком" (Ис.6:1); и еще: "Господи! рука Твоя была высоко поднята" (Ис.26:11). Другой пророк видел Господа сидящим на престоле славы (Дан.7:9); а Давид указывает на престол человеколюбия: "правда и суд – основание престола Его" (Пс.96:2).

9. Все это сказано о царстве Его, т.е. что оно бесконечно, – таков смысл слов: "во век века", – что оно славно, высоко, крепко и могущественно. А что оно безначально, это выражает пророк в другом месте, когда говорит: "Царство Твое – царство всех веков" (Пс.144:13). Как престол есть знак царства, так жезл – знак и царства и судебной власти. Потому про­рок и говорит: "жезл правоты – жезл царства Твоего". Там чистая справедливость, там чистая праведность, там нет ни­чего прикровенного. Пусть выслушают это люди, неистовствую­щие и сумасшедшие, или того худшие. Кто же эти люди? Те, ко­торые осуждают Промысл Божий и спрашивают: почему то и то произошло таким образом? Подлинно, не безумно ли, – тогда как от плотника, разрубающего и распиливающего де­рево, присутствующие и видящие это не требуют ни объяснения, ни отчета, и у врача, рассекающего и прижигающего тело, или заключающего больного в тесной комнате и предписывающего ему диету, ни один из присутствующих, ни сам больной, не спрашивают о причине его распоряжений, и кормчего, натяги­вающего веревки и распускающего паруса, или спускающего и погружающего бока корабля, не допрашивают, и не исследуют причины действий каждого из этих мастеров, но молчат и остаются спокойными, хотя они часто погрешают в своем деле, – от неизреченной премудрости, от неизреченного чело­веколюбия, от беспредельного Промысла спрашивать причины и требовать отчета? Не безумно ли это? Оказывать помощь и отдавать имущество в пользу обижаемых и бедных решаются не скоро, а постоянно допытываются, почему такой-то стал ни­щим, почему такой-то беден, почему такой-то богат. Раб лукавый и неразумный, почему ты не опускаешь очей своих вниз, не осуждаешь самого себя, не обуздываешь своего языка, не удерживаешь своего ума, почему, перестав исследовать все это, не обращаешь своей любознательности на собственную жизнь? Посмотри на свои дела, на бездну своих грехов и, если ты заботлив и любознателен, потребуй от самого себя отчета в словах, которые ты говорил, и делах, которые ты делал. А теперь ты, оставив себя самого без исследования, между тем как такая беспечность принесет наказание, а такое иссле­дование послужило бы ко спасению, осмеливаешься судить Бога и прилагаешь новый грех к грехам своим. Разве не слы­шишь пророка, взывающего к Богу: "жезл правоты – жезл царства Твоего"; и другого, который говорит: "суд Мой, как восходящий свет" (Ос.6:5)? Если ты не знаешь в точности всех дел Господа своего, то за это прославляй Его, за это особенно по­кланяйся Ему, – за неизреченное Его величие, за непостижимое Его промышление, за многообразное и премудрое Его попечение. "Ты возлюбил правду и возненавидел беззаконие, посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более общников Твоих" (ст. 8). Сказав выше о славных делах Христовых, победах, трофеях, спасении вселенной, которую Он исполнил истины, кротости, правды, и желая показать, что всему этому и следовало быть, пророк далее говорит о достоинстве Совершившего это, – что Он есть Бог, Царь, бесконечный, неподкупный Судия, любящий праведных и ненавидящий злых. Так как Он таков, го­ворит, то Им и совершено все это. Поэтому никто пусть не сомневается. Совершивший все это совершил, как могущий и желающий этого. Сказав возвышенно о божестве Его, пророк опять низводить речь к плоти Его и говорит: "посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой". Другой переводчик (Акила) говорит: на это помазал Тебя, – на то, чтобы исполнить сказанное, истре­бить беззаконие, насадить правду, совершить то, что Ты совер­шил. Но не смущайтесь, когда слышите, что все это приписы­вается и Отцу. Писание говорит так, не отнимая у Него этих дел, но приписывая Отцу свойственное Сыну, равно как и свойственное Отцу приписывается Сыну. "И все Мое Твое", сказал Господь, "и Твое Мое" (Ин.17:10). Так и Павел, беседуя о воскресении, говорит: "Бог воскресил Господа" (1Кор. 6:14), а Иоанн говорит: "разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его" (Ин.2:19). Что значит "елей радости"? Христос помазан быль не елеем, а Духом Святым. Поэтому пророк и присовокупил: "более общников Твоих", выражая то самое, что никто не был помазан так, как Он. Прежде Христа было много помазанников, но ни одного такого; было много агнцев, но Он – превосходнейший; было много сынов, но Он – Единородный. Все это свойственно Ему преимущественно, не только по божеству, но и по домостроительству (воплощения), по­тому что никто кроме Его не был помазан таким Духом. Не удивляйся, что пророк называет это елеем; Он, как пророк, говорит прикровенно. Хорошо сказал он: "радости", чтобы показать, что это дело радостное, так как "плод же духа: любовь, радость, мир" (Гал.5:22). Другой переводчик (Симмах) говорит: елеем красоты (Âglaïsmoû). В еврейском: сасон, т.е. украшения, славы, красоты. Если же сказать: веселия, то и это справедливо. Как слыша о мече, стрелах и луке, ты разумеешь не меч, стрелы и лук, но силу Христову, совершившую все то, о чем я выше сказал, так и, слыша о елее, не разумей простой елей, но помазание. Елей был только знаком Духа, а главное и необ­ходимое – Дух.

Если так, то не сомневайся называть Его помазанником, как назывался помазанником Авраам и пророки, хотя не все они были помазаны елеем, как сказано: "не прикасайтесь к помазанным Моим и пророкам Моим не делайте зла" (Пс.104:15). Когда же помазан был Христос? Когда сошел на Него Дух в виде голубя. "Общниками" пророк называет здесь всех, исполненных Духа, как говорит Иоанн: "и от полноты Его все мы приняли" (Ин.1:16). А о Христе говорит: "не мерою дает Бог Духа" (Ин.3:34). Еще сказано: "излию от Духа Моего на всякую плоть" (Иоиль 2:28); а там не говорится: от Духа, но весь Дух сошел на Него, почему и сказано: "не мерою дает Бог Духа". "Смирна и алой и кассия – от одежд Твоих, из чертогов (сделанных из) слоновой кости, возвеселяют Тебя" (ст. 9). Другой переводчик (неизвестный переводчик, см, Ориг. Экз.) говорит: на одежду твою. Третий (неизвестный, см. Ориг. Экз.): есть одежды твои.

10. Некоторые говорят, что этими словами пророк указы­вает на погребение, а другие говорят, что он выражает особый род помазания. В древности помазание совершалось не этими благовонными мастями, а другими. И дабы ты убедился, что это – особый род помазания, он и означил различием веществ различие силы. Слова: "от одежд Твоих" показывают, что, и одежды Христовы были исполнены благодати. Так кровоточивая оста­новила потоки крови, прикоснувшись к краю одежды Его (Мф. 9:20). Впрочем, то или другое объяснение принять нет ни­какого препятствия; по моему мнению, можно принять то и другое. Притом, – нам ничто не препятствует опять сказать то же, – как слыша о луке, мече и подобных вещах, ты не разумеешь их чувственно, так и слыша о смирне и касии, ты разумей их не чувственно, а духовно. "Из чертогов (сделанных из) слоновой кости, возвеселяют Тебя Дочери царей – в почете у Тебя, предстала Царица одесную Тебя, в одежде расшитой золотом, преукрашенная" (ст. 9-10). Другой переводчик (Симмах) говорит: от храмов слоновых, где возвеселили тебя, при почитании тебя. Третий (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.): в славных твоих.

Сказав о том, что Христос совершил, пророк гово­рит теперь о чести, последовавшей за Его делами, – что Ему будут поклоняться в драгоценных храмах. Слоновая кость в древности была самым дорогим и любимым веществом. Вот почему и другой пророк сказал: горе вам, "вы, которые лежите на ложах из слоновой кости" (Ам.6:4). Здесь опять показывается, что проповедь коснется не только бедных, но покорит и цар­ства, и воздвигнуты будут Христу великолепные храмы. Это уже, как видно, и сбывается на самом деле. Желая показать силу проповеди, пророк говорит, как она уловила, как пле­нила жен и мужей, бедных и богатых, самих венценосцев и супруг их, и как везде воздвигла храмы Богу. Потом, так как уже до этого дошла речь, он еще более распростра­няет ее, изображая и тех, которые совершают пред Ним служение и молитвы. Показав, как народы пали пред Ним, как Он коснулся сердца их, как победил врагов, как наставила Его десница Его, как Он насадил истину, кротость и правду, теперь пророк употребляет переносный образ речи, изображая как бы на картине Церковь; и то, что впоследствии сказали апостолы, один в словах: "обручил вас единому мужу, чтобы представить Христу чистою девою" (2Кор.11:2), другой: "имеющий невесту есть жених" (Ин.3:29), третий: "Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал

брачный пир для сына своего" (Мф.22:2), – тоже самое и он предвозвещает, представляя невесту и вместе царицу. "Предстала", говорит, "Царица одесную Тебя". Другой перевод­чик (Акила) говорит: поставлена в виде столба, т.е. твердо стала, неподвижно стала, как и Христос говорит в другом месте: "и врата ада не одолеют ее" (Мф.16:18). Видишь ли величие чести? Видишь ли высоту достоинства? Попранную, униженную Он возвел на такую высоту, что она предстоит Богу. Пленная, отринутая, прелюбодейная и нечистая, видишь ли, какого достигла достоинства? Она предстоит Богу вместе с служебными силами. Сын, как равночестный Отцу, сидит одесную Его, а она стоит, потому что она, хотя и царица, есть су­щество сотворенное. Как же Павел говорит: "и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе" (Еф.2:6)? Но вникни внимательнее. Он не просто сказал: "воскресил" и "посадил", но во "Христе", т.е. через Христа. Так как, говорит, Глава наша горе, а мы тело Его, то, когда Глава сидит горе, и мы участвуем в этой чести, хотя и стоим. "В одежде расшитой золотом, преукрашенная". Другой (Феодотион): в диадеме золотой из суфира. Как у Царя мы разумеем не вещественные лук и стрелы, так и у невесты разумей не вещественные одежды, но от чув­ственных вещей возвышайся к богоприличным мыслям. А чтобы никто не разумел здесь чего-нибудь подобного, пророк присовокупил: "вся слава Дщери Царя - внутри Ее" (ст. 14). Одежда более всего прочего открыта и на виду у всех, кто смотрит; впрочем, таковы одежды телесные, а когда говорится о духов­ных, то устремляй око ума своего внутрь. Эту одежду Царь соткал и облек ею Церковь в крещении: "все вы", говорит апостол, "во Христа крестившиеся, во Христа облеклись" (Гал.3:27). Прежде она была нага и безобразна, доступна для всех, проходящих по пути; но как скоро облеклась в эту одежду, то вознеслась на высоту и удостоилась стоять одесную Бога. Хорошо пророк называет ее и "преукрашенная". Одежда ее не однообразна, потому что для спасения нужна не благодать только, но и вера, а с верою и добродетель. Впрочем, теперь идет речь не об одеждах. Дух не имел особенной цели описывать золотые одежды жены. Если Исаия обличает жен, которые украшают себя, и везде роскошь осуждается, то как Он стал бы хвалить украшения жены? "Слушай, Дщерь, и смотри, и приклони ухо Твое, и забудь народ Твой и дом отца Твоего! И возжелает Царь красоты Твоей, ибо Он – Господь Твой, и поклонишься Ему" (ст. 11,12). Другой переводчик (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.) говорит: чтобы воэжелал. Потому что тот есть Господь твой Другой (Симмах): потому что Сам Он Господь твой. И покло- нятся Ему. Другой (Симмах): и поклонись Ему. "И дочь Тира с дарами: и богатые из народа будут умолять лице Твое" (ст. 13). Другой (Симмах): дочь же державная дары принесет. "И богатые из народа будут умолять лице Твое".

11. Видишь ли, что здесь нет ничего чувственного, ни­чего телесного, а все духовное? В самом деле, каким обра­зом невеста есть и дочь одного и того же лица? Каким обра­зом дочь может быть и невестою? В делах плотских этого не бывает, но иное то, и иное это; а у Бога бывает то и другое вместе. Он сам родил Церковь крещением и сам сделал ее невестою Своею. "Слушай, Дщерь, и смотри". Он даровал ей два блага: учение в словах и видение в чудесах и вере; при­том одно уже даровал ей, а другое обещал. Послушай, гово­рит, слов Моих, посмотри на чудеса и дела Мои и внимай увещаниям. Какую же заповедь дает Он ей прежде всего? "Забудь народ Твой и дом отца Твоего". Так как Он избрал ее из язычников, то прежде всего заповедует отвергнуть это родство, забыть о нем, исторгнуть его из души, не только бе­жать от него, но и не вспоминать о нем. "Забудь народ Твой и дом отца Твоего". Словами: "народ" и "дом" пророк выражает все, там у них происходящее, и жизнь и учение. "И возжелает Царь красоты Твоей". Видишь, что здесь говорится не о телесной красоте. Если сделаешь это, говорит, тогда будешь прекрасной, тогда Царь возлюбит красоту твою. Но этого не производить кра­сота телесная. И у неверных мы видим телесную красоту, и между язычниками есть благообразные женщины. Дабы ты убе­дился, что здесь речь не о телесной красоте, он говорит, что она состоит в послушании Ему; а послушание составляет не телесную красоту, но душевную. Если сделаешь это, говорит, тогда будешь прекрасной, тогда будешь любезною Жениху. "Ибо Он – Господь Твой". Вот один и тот же является и Отцом, и Женихом, и Господом. Заповедав оставить отцов своих, забыть народ свой, отвергнуть родство, Он доказывает, что эти заповеди весьма справедливы, что в речи Его есть великая последовательность, что это так должно быть. В самом деле, если и Отец твой Он, и Жених Он же, и Господь Он же, то справедливость требует оставить всех других и приле­питься к Нему. Не сказал: ибо есть Отец твой, но: "ибо Он – Господь Твой", дабы тем особенно привлечь ее, что Гос­подь, Владыка и Отец благоволил быть и Женихом ее. И то уже доказывает великое промышление и человеколюбие Его, что Он благоволил быть ее Господом, что избрал Себе ту, ко­торая была рабою бесов и находилась под игом заблуждения, и сделал ее не только рабою Своею, но дочерью и невестою, "Забудь народ Твой и дом отца Твоего", потому что ты идешь не к чужому кому-нибудь, а к тому, Кто создал тебя, Кто всех тех ближе к тебе, Кто печется и заботится о тебе; Он – Гос­подь и Отец твой; Он все даровал тебе. "И поклонишься Ему. И дочь Тира с дарами". Какая здесь связь речи? Превосходная. Здесь предлагается самое сильное убеждение. Приди, говорит, потому что велика сила Его, и все будут повиноваться Ему. Не говоря о всей вселенной, пророк указывает на соседний город, который тогда был предан нечестию, был твердыней диавола и весьма славился своим богатством; от части он намекает на целое.

Мне даже кажется, что он назвал так всякое нечестие и разврат. Писание обыкновенно именами городов выражает нравы людей, как, например: "слушайте слово Господне, князья Содомские; внимай закону Бога нашего, народ Гоморрский" (Ис.1:10). Это говорится к иудеям, но так как они совершали дела со­домские, то и называются содомлянами. И удивительно ли, что оно прозывает их таким отечеством, когда дает им та­ких же и отцов, например, когда говорит: "отец твой Аморрей, и мать твоя Хеттеянка" (Езек.16:3). И на этом не останавливает укоризны, но даже низводит речь к зверям, – как, например, в новом завете говорится: "порождения ехиднины" (Лк.3:7), и в ветхом: "высиживают змеиные яйца и ткут паутину" (Ис.59:5), и еще: "не таковы ли, как сыны Ефиоплян, и вы для Меня" (Ам.9:7)? Так и здесь живущих нечестиво и развратно Он назвал тирянами. Но и их, гово­рит, Я преодолею и покорю Себе, и покорю так, что они покло­нятся, и не просто поклонятся, но и принесут дары и начатки, что составляет высший вид служения и есть знак совершен­ной покорности. "Богатые из народа будут умолять лице Твое". Что зна­чит: "умолять"? Почтут, прославят те, которые теперь велики и высоки. Так и сбывается в Церкви: живущих добродетельно почитают и уважают все. даже и те, которые изобилуют бо­гатством и знатностью, потому что добродетель выше всякого богатства.

12. И вы видите, как Церковь почитается всеми. Хорошо сказал пророк: "лице Твое", т.е. славе твоей, красоте твоей, великолепию твоему. Так как он упомянул о лице, одеж­дах и красоте, то, чтобы кто-нибудь из людей грубых не стал представлять чего-нибудь чувственного, далее говорит: "вся слава Дщери Царя – внутри Ее; одета она золотою бахромою, преукрашенная" (ст. 14). Проникни, говорит, в сердце ее, познай красоту души ее; о них я говорю тебе; хотя упоминаю об одежде, красоте, золоте, бахромах, драгоценно­стях и другом подобном, но речь – о сердце, учение – о душе, слово – о добродетели, о внутренней славе. Потом, когда уже вразумил грубого слушателя сказанными словами, он опять смело обращает речь к чувственным изображениям. "Одета она золотою бахромою, преукрашенная". Другой переводчик (неизвестный переводчика, см. Ориг. Экз.) говорит: бахромами золотыми испещрена. Под именем зо­лота пророк опять разумеет добродетель. Так и Павел го­ворит: "строит ли кто на этом основании из золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы" (1Кор.3:12), обозначая на­званиями этих веществ добродетель и порок. Чтобы ты не представлял себе таким заключающееся внутри, – он не дозво­ляет тебе останавливаться на внешности, но устремляет мысль твою внутрь. Как тело, облеченное золотом, является прекрас­ным, – так прекрасною является и душа, облеченная добродетелью. "Приведутся к Царю девы во след Ее, ближние Ее приведутся к Тебе" (ст. 15). Другой (неизвестный, См. Ориг. Экз.): после­дуют. Третий (неизвестный, См. Ориг. Экз.): вознесутся. "Приведутся с веселием и радостию, введутся в чертог Царя" (ст. 16).

Видишь ли украшенную одежду, видишь ли золотое обла­чение – цвет девства? Это – одежда Церкви. И посмотри, с ка­кой точностью говорит пророк. Так как не тотчас, по осно­вании Церкви, процвел прекрасный цвет девства, но уже после, спустя несколько времени, то он и говорит об этом после прочего, когда сказал, что она забыла народ и дом отца своего, украсилась внутренней красотою, просияла добро­тою. Поэтому он и говорит: "ближние Ее приведутся к Тебе". Т.е. близкие, не по месту только, но и по образу жизни и по учению согласные с нею, какими нельзя назвать дев ере­тических, потому что они – не близкие к этой царице. "Приведутся с веселием и радостию". Посмотри, как и здесь сияет апо­стольское учение, и у пророка раскрывается апостольское изре­чение. Какое же именно? "Но таковые (женившиеся) будут иметь скорби по плоти" (1Кор.7:28). Как эти имеют скорбь, так те – веселие и радость. Замужняя должна заботиться и о де­тях, и о муже, и о доме, и о слугах, и о родных, и о свекрах, и о зятьях, и о внуках, о многочадии и бесчадии (впрочем, теперь не время описывать множество забот брачной жизни); а дева, распявшись (для плоти), отрешившись от на­стоящего, ставши выше забот житейских, удалившись от волнения (мирского) и каждодневно взирая на небо, наслаждается радостью Духа, вкушает веселие. Впрочем, пророк говорит не только о настоящем, но и о будущем, когда девы с чистыми и светлыми светильниками выйдут на встречу Жениху (Мф.25:7). Храмом царевым он называет здесь жилище Царя и чертогами (слоновыми) – брачный чертог. "Вместо отцов Твоих были сыновья Твои: Ты поставишь их князьями по всей земле" (ст. 17). Другой (Акила): будут у тебя сыны твои. Так как он выше упомянул о народе И отцах, сказав: "забудь народ Твой и дом отца Твоего", – то желая показать, что она и в таком состоянии будет наслаждаться великим благоденствием, он прибавил и эти слова. Бесплод­ная делается матерью бесчисленных детей. Хотя ты, говорит, отторгнута от родителей, но у тебя будут сонмы детей, столь славные, светлые и знаменитые, что они наполнят всю все­ленную.

13. Мне кажется, что он говорит здесь об апостолах, бывших учителями в Церкви. Далее, описывая силу, могуще­ство и славу их, прибавляет: "поставишь их князьями по всей земле". Нужно ли объяснять эти слова? Я не думаю; о солнце не нужно говорить, что оно светло, а сказанное яснее солнца. Подлинно, апостолы обошли всю вселенную и сделались владыками выше всех князей и сильнее царей. Цари господствуют при жизни, по смерти же теряют власть; а они по смерти еще более господ­ствуют. Законы царей имеют силу в своих пределах; а заповеди рыбарей распространились по всей вселенной. Царь римский не может предписывать законов персам и персид­ский – римлянам; а эти палестиняне дали законы и персам, и римлянам, и фракийцам, и скифам, и индийцам, и маврам, и всей вселенной. Законы их имеют силу не только при жизни их, но и по смерти; и принявшие их скорее решились бы от­дать душу свою, чем отступить от этих законов. "Помяну имя Твое в род и род, посему и народы будут славить Тебя во век и в век века" (ст. 18). Другой переводчик говорит (Акила, Симмах и Феодотион): припомню  имя твое во всяком роде: поэтому народы бу­дут славить тебя постоянно. Третий (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.): за то народы исповедятся тебе. Пророк объяснил величие власти Церкви пространством земли, обширностью все­ленной, множеством покорившихся ей народов. Теперь объ­ясняет достоинство Церкви с другой стороны, именно тем, что она распространится не только по всей вселенной, но и на все века. Бессмертна, говорит, будет память твоя, начертан­ная в наших книгах, начертанная в общественном устрой­стве, начертанная в заповедях. Посмотри, как он пророче­ствует о продолжительности и собственного пророчества, – по­тому что и эту мысль он выразил словами: "помяну имя Твое в род и род". Хотя я умру, говорит, но и по смерти буду воспевать тебя; тело мое разрушится, а писания останутся, и закон вечен. "Посему и народы будут славить Тебя". Чем начал пророк, тем и кончил, т.е. Христом. "Посему". Чего? Того, что Ты совершил столь великие дела, поставил таких вла­стителей, обуздал зло, насадил добродетель, обручил себе наше естество, доставил такие неизреченные блага, – "посему" вся вселенная будет возносить Тебе хвалебную песнь не в краткое время, не десять, двадцать, или сто лет, и не в ка­кой-нибудь части вселенной, но земля и море, обитаемые и не­обитаемые страны во все века будут петь, воссылая благодар­ность за дарованные блага. Будем же и мы благодарить за все это человеколюбивого Христа, чрез Которого и с Которым Отцу, со Святым Духом, слава ныне и присно, и во веки ве­ков. Аминь.



[1] в русском переводе этого слова нет

В начало Назад На главную

 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 62 мс 
Яндекс.Метрика