Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.
страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Преподобный Ефрем Сирин
Толкование на Четвероевангелие. Глава первая

Для чего Господь наш облекся плотию? Для того, чтобы сама плоть вкусила радость победы и чтобы исполнилась и познала дары благодати. Если бы Бог победил без плоти, то какие бы Ему вменились похвалы? Во-вторых, чтобы сделать ясным, что Господь наш медлил началом творения отнюдь не по зависти к тому, что человек соделается Богом, так как то, что Господь наш умалил Себя в человеке, выше того, что Он обитал в нем, пока человек был велик и славен. Посему написано: "Я сказал: вы - боги (Пс.81:6)". Итак, Слово приходит и облекается плотию, дабы чрез то, что доступно пленению, пленено было то, что не подлежит пленению, и чрез то, что не подлежит пленению, плоть отвратилась от того, кто ее пленил. Ибо Господу нашему надлежало быть пристанищем всех благ, к которому стекались бы люди, сокровищницею всех таинств, к которой отовсюду бы прибегали, и вместилищем всего сокровенного, дабы все люди как бы на крыльях возносились к Нему и в Нем одном находили успокоение. Отринь мудрование, что в падении того, кто пал, пал вместе и Тот, Кто имеет его восставить. Поелику тело Адама (создано) было ранее, чем явились в нем расстройства, посему и Христос не принял расстройства, которые позднее получил Адам, так как они были некоторым придатком немощности к здравой природе. Итак, Господь здравою принял ту природу, здравость которой погибла, дабы человек чрез здравую природу Господа возвратил себе здравость первобытной своей природы. Ибо когда кровожадные звери ужасно изранили человека, Благотворитель поспешил оживить нас своими врачествами. Незаслуженно человек обложен перевязами, так как и раны его незаслужены; ибо ни в чем человек не погрешил против сатаны, который его изранил, и ничего не дал Благодетелю, Который его исцелил. Итак, облеченный тем же оружием, каким враг победил и вверг мир в осуждение, Господь низсшел на битву и во плоти, принятой от жены, победил мир, преодолел врага и осудил. Доколе церковь была сокровенна, таинства ее возвещали, пока она сама молчала; когда же церковь была явлена, она сама стала изъяснять этих своих провозвестников, которые по причине ее явления оттоле умолкли.

"От начала было Слово (Ин.1:1)". Сие Евангелист говорит, дабы показать, что как слово существует у того, кто его произносит, так и Бог Слово во всяком деле имеет общение со Своим Родителем и в Нем есть и вне Его. И хорошо рассудишь, что слово прежде, чем будет произнесено, уже существует; ибо Захария говорил без движения губ. Еще потому Господь наш называется Словом, что чрез Него открыто сокровенное подобно тому, как чрез слово открывается сокрытое в сердце, как и Апостол Павел свидетельствует, говоря: "тайный Божий совет есть Христос, Которым открыты все сокровища премудрости и ведения (Кол.2:3)". Впрочем, слово не произносится прежде, чем оно образуется, так как природа слова рожденная. Так и Слово о Самом Себе свидетельствовало, что Оно не есть Само от Себя, но рождено, и что Оно - не Отец, а Сын, ибо сказало: "Бога никто никогда не мог видеть, но Единородный, сущий в недре Отца, Сам возвестил нам о Нем (Ин.1:18)". И еще говорит: "И Я пришел от Отца (Ин.5:43 или 16:28)". И если скажешь, что то, что есть, не может быть рождено, ложным сделаешь свидетельство Писания, которое говорит: "было", и затем: "рожден из недра Отца Своего".

"От начала было Слово". Берегись, дабы в этом месте не подумать о слове слабом, и не сочти Его столь ничтожным, что назовешь Его гласом. Ибо глас от начала не существует, так как гласа нет прежде, чем он будет произнесен, и после того, как произнесен, его опять не существует. Итак, не гласом было Слово, Которое по Своей природе было подобием существа Своего Отца, и не гласом Отца, а образом Его. Ибо если дети, тобою производимые, подобны тебе, то как ты думаешь, что Бог родил глас, а не Бога? И если сын Елисаветы, наименованный гласом (Мф.3:3; Мк.1:3; Лк.3:4), есть человек, то тем более Бог, названный Словом, есть (истинный) Бог. Если возразишь, что Сын в Писании ясно обозначается именем слова, то рассуди, что Иоанн, который также называется гласом, существует, однако, как лицо; подобным образом и Бог, Который называется словом, есть тем более Бог Слово. Если же подумаешь, что Сын есть помышление Отца, то спрошу, разве единожды Отец помыслил? Ибо если помышления Его многи, то как Сын может быть Единородным? И если Сын есть внутреннее Его помышление, то как Он - одесную Его?

"От начала было Слово". Но не то слово, какое изрекалось при начале мира, есть сие Слово, так как Оно существует прежде начала и прежде времени, ибо нет ни дня, ни часа, когда бы Его не было. Истинное Слово есть не то, которое в одно время существует, а в другое нет, или не то, которое некогда не существовало и потом было создано, но то, которое уже было всегда, постоянно, от начала, от вечности. Поелику Тот, Кто изрекает Слово, вечен, и так как Слово сие подобно сказующему Его и есть Слово сказующего, посему и говорит: "от начала было Слово". И дабы показать, что Его рождение предшествовало всякому началу и границам времени, сказал: "было".

Далее, если Слово сие "было у Бога", а не Богу, то словами "у Бога" Евангелист ясно излагает нам, что как был Бог, у Которого было Слово, так и Самое Слово существовало у Бога, как Бог. "От начала было Слово". Этими словами две вещи изъясняет, именно: природу Слова и Его рождение. И дабы не оставить "Слово" без толкования, добавил: "Сие слово было у Бога", чем двойное возвестил: во первых, что Слово не есть, как какой-нибудь человек, ибо "у Бога было", потом, образ бытия Слова. "И Бог было Слово", - чем троякому научил, именно, что Слово есть Бог, Лицо и рождено. "Оно было от начала у Бога". Благоразумно эти слова присоединил, дабы не показалось, что он возвещает одно Лицо. "Оно было от начало у Бога (Ин.1:2)". Итак (Евангелист) сказал, во-первых, о рождении Его, во-вторых, что Оно было у Бога, в третьих, что Оно и было Бог, в четвертых, что Оно уже прежде было у Бога.

"Все чрез Него было создано" (Ин.1:3), так как дела чрез Него совершены, по словам Апостола: "все чрез Него было создано, ибо чрез Него совершены дела (ср. Кол.1:16.17)", и: "чрез Него создал всю землю". "И без Него ничто не было создано" (Ин.1:3), - что тоже самое. (В том), что создано было, чрез Него была жизнь, и жизнь была свет человеков (Ин.1:4)", - так как Его явлением сокрушенные, предшествовавшие заблуждения сокрылись. "И сей свет во тьме светил и тьма не объяла его (Ин.1:5), как и говорит: "ко своим пришел, и свои не приняли (Ин.1:11)".

"И сей свет во тьме светил". Рассмотри, какая именно тьма боролась против сего света человеков, и исследуй, каким образом он прежде в ней светил. Когда же говорит "светил", не отваживайся думать о Слове что-либо маловажное, но из слов: "во тьме светил", уразумей, что Евангелист называет тьмою время, предшествовавшее Его Божественному явлению, и показывает, что в то время Слово светило. Ибо об этой тьме мы можем слышать в другом месте Евангелия, где находится изречение пророка: "земля Завулонова и Наффалимова, на пути приморском и за потоком Иорданским, Галилея языческая, народ, сидящий во тьме, увидел свет великий (Мф.4:15)". Сию тьму он потому усвояет им, что они были народ весьма отдаленный, имеющий обитание и жительство на берегу моря, - народ, далеко уклонившейся от постановлений и учения Закона; по этой причине он называет их народом, "сидящим во тьме". Итак, о них именно говорил Евангелист, так как сам (?) сказал: света, то есть учения и ведения Его, тьма предшествовавшая, то есть, заблуждения, не объяла. Предпринимая возвещение о начале того подвига, который претерпел Господь наш в Своем теле, Евангелист так начинает говорить: "тьма его не объяла".

"Было во дни Ирода царя Иудейскаго (Лк.1:5)". Окончивши изложение о Слове, в другом месте о том, - как, до какой степени и для чего Оно Себя умалило, - говорит так: "сие Слово стало плотью и обитало с вами (Ин.1:14)". Итак, отселе, что ты, по окончании этого слова, ни услышишь в Писании о Слове, разумей не о чистом и одном только Слове Божием, а о Слове, облеченном плотию, то есть, (отселе начинаются) повествования смешанные, Божественные вместе и человеческие, исключая то первое и главное из всех.

"Во дни Ирода, царя Иудейскаго, (был) священник некий, именем Захария и жена его Елисавета (Лк.1:5)". Говорит (о них) сие: "непорочны были во всем своем поведении (Лк.1:6)", - дабы не сказали, что по грехам своим они не рождали (детей), тогда как на самом деле они блюлись для дел чудесных. "И будет тебе радость и веселие (Лк.1:14)", - не потому, что ты родил сына, а потому, что ты родил такового. "Из рожденных женами, - говорит, - не будет никого больше Иоанна (Лк.7:28)". "Вина и секира не будет пить (Лк.1:16)". Ангел его возвестил, как возвещались (и другие) чада обетования, дабы показать, что Иоанн будет одним из них. "И ты, младенец, наречешься пророком Всевышняго, предъидешь пред Господом приготовить пути Ему (Лк.1:76)". Дух был как в младенце, так и в старце.

"И ты предъидешь пред лицем Его (Лк.1:76)", - не как пророки, которые были вестниками только Его славы. "Дать совершенное ведение спасения (Лк.1:77)", - чтобы таинства преходящие люди могли различать от самой истины, которая никогда не преходит. Благодать и истина чрез Иисуса произошли (Ин.1:17)". Одесную жертвенника возвещен был Иоанн, вестник Господа одесную седящего. Возвещен был в тот час, когда оканчивалось служение Божественное, дабы показать, что он есть предел прежнего священства и служения. Внутри Святилища онемел Захария, дабы ясно было, что таинства Святилища должны умолкнуть с явлением Того, Кто совершает таинства. Так как он не уверовал, что жена его разрешена будет от неплодства, то и связан был в своей речи.

Захария подошел к Ангелу, дабы научить, что сын его меньше Ангела. К Марии же сам Ангел пришел, дабы показать, что Сын ее есть Господь Ангела. В храм пришел Ангел, дабы не дать предлога тем, кто лживо изыскивал предлога. К Елисавете Ангел не пришел, так как Захария был родителем Иоанна; и к Иосифу Ангел не пришел, так как одна только Мария была родительницей Единородного. Гавриил не пришел к Елисавете, у которой был муж, к Марии же пришел, дабы своим именем заместить тайну мужа. "Услышана молитва твоя пред Богом (Лк.1:13)". Если бы Захария был убежден, что то, о чем он молился, дано ему будет, то он хорошо молился бы, но так как он не веровал, что сие ему даруется, то худо молился. О чем просил он Бога, то близко было к исполнению, а он усомнился, будет ли сие. Посему слово прошения его, пока оно было на пути к исполнению, справедливо отнято у него. Прежде он беспрестанно молил, чтобы ему дарован был сын, когда же его молитвы услышаны, он отвратился и сказал: "как будет сие?"

Так как он усомнился о слове (Ангела), то был поражен в устах и в молитвах; у него отнято слово, повиновавшееся ранее его желанию. Итак, дело совершилось таким образом. Чего сильно желал, пока оно было в отдалении, тому не уверовал, когда оно в возвещении стало близким. Пока веровал, дотоле говорил, когда же перестал веровать, то онемел. Веровал и говорил, как гласит Писание: "я веровал, потому и говорил (Пс.115:1)". Посему, так как он пренебрег словом, то в слове и поражен, дабы в лишении собственного голоса почтил то слово, которым пренебрег. Так как его уста сказали: "как будет сие", то и надлежало ему возвратиться немым, дабы научился, что сие возможно. Свободный язык связывается, дабы Захария научился, что связанная утроба может быть разрешена, и познал, что связавший язык может разрешить утробу.

Испытание да научит того, кто не хотел научиться вере. Ибо когда, стараясь говорить, (Захария) испытал, что говорить не может, тогда и уразумел, что заключивший отверстые уста может отверсти заключенную утробу. Ставши немым, хорошо познал, сколь неправо говорил. Ибо для чего закон заповедал: "око за око", как не для того, чтобы вредящий (другому) потерей собственного ока научился, какой превосходной вещи он нанес насилие? Так и Захария, погрешивший словом, посредством слова был наказан, дабы вкусил плод праведного воздаяния. Лишен был слова, потому что подумал, что то слово, которое ему возвещалось, не будет исполнено. Когда уста его были заграждены, так что он не мог выражать необходимого, то научился, что им самим худо преграждено было слово возвещения. Словом Захарии подвергнуто порицанию слово Ангела, но слово же его несет и наказание пред Ангелом. Пусть в одном члене терпели (наказание) все члены, однако преимущественно надлежало Захарии быть наказанным в том члене, которым погрешил. Хотя наказание коснулось до всех членов, однако самую казнь он изведал устами. Такова была вина Захарии, что немедленно привлекла на него наказание, дабы не нашелся и другой, подобный ему.

После того, как Захария принял от Ангела радостную весть, ему следовало выйти (из Святилища) и быть вестником Ангела. Однако, так как, по неверию, он не пожелал быть его вестником при посредстве слов, то таковое наказание было нанесено ему, дабы то, чего не хотел возвещать словом, возвестил молчанием. Тем, что сие видение случилось с ним во Святилище, народу был дан верный знак, что он достоин такового видения; когда же увидели его связанного молчанием, уразумели, что устам его потребно было ограждение. Язык поражен был болезнью, дабы ум, очистившись, научился прилагать к устам твердые узы. Так как он не положил хранения своим устам, то врата его уст заграждены молчанием. Поелику Ангел говорил с ним вблизи Святого Святых, народ уразумел, что ему дарована была благая весть, но из того, что он не мог говорить, познали, что он отвечал что-нибудь неблагопотребное. Так как видение случилось с ним во время служения, когда возносились прошения, то знали, что ему ниспослан был некий дар, но так как в его устах не обретали действия благодати, то познали, что он не принял дара. Хотя сам Захария усомнился в словах Ангела, однако, так как он стал немым, никто более не сомневался в них. Кто (сам) не уверовал радостной вести, принесенной Ангелом, молчанием того все люди уверовали этой радостной вести. Ибо молчанием Захария сделался для прочих пророком и судием, чтобы чрез пророка научились вожделенной вести и чрез судию поражены были страхом, дабы не пренебречь таковою вестью. И для самого Захарии Ангел был пророком и судией. Как пророк, он изъяснил ему сокровенное и, как судия, подверг его болезни и наказанию.

Весть будущих благ в тот час послана была роду человеческому и, когда первый, услышавший ее, усомнился, знамением его отметила, дабы другие не подражали ему. И таким образом сия же радостная весть, которая будучи провозглашена громким голосом Ангела, показалась невероятной, достигает того, что, возвещенная покиваниями Захарии, становится вероятною. Видя, что его покиваниям уверовали все, Захария уразумел, что напрасно усомнился в слове Ангела. И так молчание его соделывает то, что он лучше выслушал (весть). Так как не поверил Ангелу, который был устами Бога, то он сделал его немым, дабы дощечка вместо него говорила.

Когда радостнейшей вести об Иоанне, принятой от Ангела, не уверовал, то остался немым; когда же увидел Иоанна, исшедшего из утробы, начал говорить. Слово, исшедшее от Ангела, достигло уст и заключило их, и достигло до чрева и отверзло его. Тоже слово, другим порядком, заключило утробу, которую отверзло, дабы не рождала более, и отверзло уста, которые заключило, дабы не заключались более. Надлежало заключить уста того, который не поверил рождению от утробы неплодной, и надлежало заключить утробу, родившую Иоанна, чтобы не рождала более, дабы сей единородным был вестником Единородного. Захария, один только усомнившийся, в своем сомнении подъял сомнение рода человеческого.

Итак, своим неверием он всех людей научил вере. Когда Иоанн рождался в возвещении из уст живущего Ангела, отец не уверовал в его духовное рождение, когда же он был рожден омертвелой утробой, тогда он приложил веру к его плотскому рождению. Но так как он не поверил живым устам, то его уста чрез слово омертвели. Когда увидели его ставшего немым, поспешили правильно веровать, взирая на него худо усомнившегося. Уста его показали поспешность и были преданы молчанию, чтобы научились медлительности, дабы и другие не обнаруживали поспешности. Так как Захария усомнился о своем Господе и о своих прошениях, то необходимо было наложить на него молчание, дабы никто другой впоследствии не впадал в сомнение о Боге и молитве.

Кто, Господи, возможет исчерпать мыслию одно из Твоих изречений? Мы оставляем больше того, чем берем, подобно жаждущим, пьющим из источника. Ибо слово Господне рядом со многими поучающими наставлениями подает (нам) много размышлений. Господь украсил Свое слово многими цветами, чтобы каждый научался, рассматривая то, что ему угодно. Разные сокровища Он скрыл в Своем слове, дабы каждый из нас, где потрудился, там и обогащался. Слово Божие есть древо жизни, всеми своими частями доставляющее тебе благословенный плод, как та скала, которая открылась в пустыни, дабы изо всех своих частей доставить всем людям духовное питие. "Они ели, - говорит, - духовную пищу и пили духовное питие (1Кор.10:4)".

Итак, кому досталась некая часть этого сокровища, тот да не мнит себе, что в этом слове только то одно и содержится, что обретено им, но пусть думает, что это одно он мог обрести из того многого, что в нем заключается. И вследствие того, что ему открылась и досталась только эта часть, пусть не называет самое слово тощим и бесплодным и не презирает его, но, так как он не в силах овладеть им, то пусть благодарит за богатство его. Радуйся, что ты побежден, и не сокрушайся тем, что оно превозмогло тебя. Жаждущий радуется, когда пьет, и не сокрушается тем что, не может исчерпать источник. Пусть источник побеждает жажду твою, а не жажда побеждает источник, ибо если жажда твоя утолится, так что источник останется не исчерпанным, то опять жаждущий еще раз может напиться из него. Если же, по утолении твоей жажды, источник иссякнет, то твоя победа во зло тебе обратится. Благодари же за то, что получил, и не сокрушайся по причине того, что осталось в излишестве. Что ты получил и что обрел, есть твоя часть, и то, что осталось, есть твое наследие. Чего по своей слабости ты теперь не мог получить, то можешь получить в иное время, если сохранишь. Не увлекайся завистливою мыслию одним почерпанием взять то, что не может быть взято одним почерпанием, и по лености не удаляйся от того, что по частям можешь взять.

Пальцы написали на дощечке: "Иоанн", - каковое имя означает, что мы нуждаемся в милосердии. Пальцы требовали милосердия по благодати, так как уста заключены были правдою. "Услышана молитва твоя пред Богом (Лк.1:13)". Итак, когда Божественное веление исполнило то, о чем просили молитвы, то по всей справедливости отнят язык у того, коему не доставало мудрости. Хотя он упрашивал Бога смиренным молением и самым молением свидетельствовал, что молитва может просить и Бог даровать, однако, когда просимое было близко к исполнению, он сказал, "как может быть сие?" Итак, совершилось то, чего не желал, так как отверг то, чего желал. Приключилось ему то, чего он никогда не испытал, так как неискусен оказался в том, что давно уже знал. Поелику уши его не слышали того, о чем молились уста, то иссяк источник, откуда исходили слова, дабы более не доставлять слуху своего пития.

Каким же образом тот, кто собственным слышанием не принес плода, мог принести плод чрез слышание других? Без сомнения, Захария укреплял мужей, не имевших сыновей, примером отца их Авраама, и утешал жен, лишенных детей, примером матери их Сары, так как его самого и его жену Господь поставил в одинаковое с ними положение. Ибо Авраам и Сара были вместо родителей для тех, кои обретались в таковом же несчастии, и как бы зеркалом служили для всех пораженных несчастием этого рода, и очи лишенных детей и бесплодных мужей и жен взирали на них, чтобы получить утешение, как и они (получили его) чрез Исаака, зачатого в утробе Сары после девяноста девяти лет. Захария, конечно, считал Авраама своим отцом по вере, но различествовал от него по старости. Посему, так как усомнился о Том, Кто может изменить природу, то, когда пожелал говорить, оказался не в силах говорить, дабы познал Того, Кто имеет власть над всем. Кто не верует, тот нуждается в знамении, дабы уверовать. Посему, по причине сомнения души, на уста Захарии (Ангел) наложил знамение, дабы он уразумел, что Тот, Кто естественный дар речи обращает в немоту, может оживить также и омертвелую утробу. По тому, что его уста не могли родить слово, уверовал, что его старость может произвести сына.

"Услышана молитва твоя пред Богом". Моление испросило, Божество даровало, воля отвергла. Итак, сие место научает, что моление может возносить все прошения, Божество может даровать все, и воля может все или принять или отвергнуть. Впрочем, не следует придавать пороки тем, о которых говорится, что они во всем были непорочны по жизни, но должно сказать, что великолепным сиянием блистающего Ангела Захария был устрашен и смущен, и притом не сердцем, но только языком, как и Писание говорит в другом месте: "огорчили дух его, и он говорил устами (Пс.105:33)". Посему, посредством уст наказал его Ангел. Ибо если бы сердцем усомнился, в сердце его и наказал бы. Однако же как скоро сие наказание было наложено на него, священник очищался (посредством него) и от своей вины.

"Обратить сердца отцов на детей (Лк.1:17)". Так как дети от иудейства перешли к древнему язычеству и отпали от завета Бога своего, посему сказал: обратить сердца их, дабы в истине служили Господу всяческих, как и их отцы. "Приготовит Господу народ совершенный (Лк.1:17)". Тем же, очевидно, образом, каким Илия ревностью своей многих возвратил к Божественной религии Господа своего. Если же скажут, что сие имеет быть при кончине мира, то отвечаем: уже и ныне не разделены различными мнениями отцы от детей и дети от отцов, и не предаются более служению идолам.

И сие говорит: "таилась Елисавета (Лк.1:24)", то есть, вследствие печали о том, что приключилось Захарии. Таилась еще и потому, что стыдилась, что уже престарелая перешла к деторождению. Иные говорят, что не по причине старости таилась Елисавета. Ибо не написано ни о Саре, что она скрывала себя, хоть девяностолетнею имела Исаака в утробе, ни о Ревекке, когда она беременна была близнецами. О Елисавете же написано, что она скрывала себя пять месяцев, - до тех пор, именно, пока образовались члены ее сына, дабы радостно взыграл пред Господом своим, - и так как благовещение Марии было близко.

"В месяц шестый (Лк.1:26)"; ибо Евангелист считает время, с которого зачала Елисавета. "Даст ему Господь Бог престол Давида (Лк.1:32)", так как было предсказано: "не отпадет властитель и князь, пока не придет (Быт.49:10)". И когда Ангел научил ее, что для Бога все возможно, говоря: "И Елисавета, сестра твоя, зачала в старости своей (Лк.1:36), тогда Мария сказала: если с ней так случилось, то "се, раба Господня да будет мне по слову твоему (Лк.1:38)". Хотя вследствие того, что Ангел сказал Марии: "Елисавета, сестра твоя", можно подумать, что Мария была из дома Левина, однако должно сказать, что пророчество (о рождении Мессии) дано было только одному роду предков. Род Давида пребыл даже до обручника Марии Иосифа, рождение коего было естественно. Ради рода Давидова была сия слава, поелику во Христе и семя и род его достигли своего назначения (обетованного им). О роде же Марии Писание умалчивает, так как обыкновенно исчисляет и отмечает род мужа. Если бы было в обычае объяснять и показывать материнский род, то справедливо было бы спрашивать и о роде Марии. Поелику же вместе с царством Господь должен был отменить и священство, то (Писание) и указывает тот и другой род вместе, - Иудин чрез Иосифа и Левин чрез Марию. Так и Давид в качестве отца, от которого имел произойти Христос, сказал в пророчестве: "Ты священник во век по чину Мелхиседека (Пс.109:4)". А если, - на основании слов Писания: "Елисавета, сестра твоя", - ты думаешь, что сие сказано для того, чтобы показать, что Мария происходит из дома Левина, то в другом месте тоже Писание сказало, что оба они, Иосиф и Мария, происходят из дома Давидова. Но Ангел не сказал Марии: "ты сестра Елисаветы", а (сказал): "Елисавета, сестра твоя".

Если бы Мария была из другого рода, то ложно было бы то, что говорится (в Писании): "из дома Давидова", и то, что сказал Ангел: "Даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его (Лк.1:32)". Марии Он сын, а не Иосифа. Итак, не инде открылся во плоти, как из племени Давида, по словам Писания: "произрастет ветвь от корня Иессеева, произрастет и процветет цвет от корня его (Ис.11:1)". И Апостол свидетельствует: "Господь наш Иисус Христос рожден был от Марии, от семени дома Давидова (Рим.1:3)" и прочее. Еще к Тимофею пишет: "помни Иисуса Христа, воскресшаго из мертвых, рожденнаго от семени Давидова (2Тим.2:8)" и прочее. Кроме того находим, что роды Иуды и Левия были смешаны между собою чрез Аарона, который вступил в брак с сестрой Наассона, вождя дома Иудина, и чрез Иодая священника, который имел женою дочь Иорама, князя дома Давидова (2Пар.22:11). Впрочем, уже самое слово Ангела, упоминающее о близком родстве Марии и Елисаветы, свидетельствует, что эти колена были смешаны между собой посредством браков.

"И вставши, Мария пошла к Елисавете (Лк.1:39)", дабы узнать, действительно ли так с нею сталось, и дабы, получивши в сем уверенность, не сомневаться в том, что относилось к ней самой. Затем, вставши, Мария пошла к Елисавете, которая была меньше ее, подобно тому, как и Господь пришел к Иоанну. "Откуда это мне, что пришла матерь Господа моего ко мне (Лк.1:43)?" Видя, что даже другие славятся дарами, ей данными, Мария, восхваляя Господа, сказала: "отныне блаженной назовут меня все роды (Лк.1:48)". Итак, Иоанн, когда еще был в чреслах Захарии, подобно и Левию в чреслах Авраама, уже служил Господу и ожидал Его как цвет месяца Арекк (Марта), молчаливо возвещающий о грозди, которая источена среди Иерусалима. И как цвет на пять месяцев предшествует тому, когда начинает образовываться сок грозди, так и Иоанн прежде был зачат, чтобы поклонением возвестить зачатие Покланяемого. "Блаженна (да) будет увпровавшая, ибо будет исполнение всех слов, сказанных ей от Господа (Лк.1:45)". Когда Мария передала Елисавете сказанное ей в тайне и сия приветствовала ее, потому что поверила в совершение того, что слышали пророки и их ученики, тогда Мария радостно произнесла, как плод всего, слышанного ею от Ангела и Елисаветы, и сказала: "величит душа моя Господа и пр. (Лк.1:46)". Словам Елисаветы: "блаженна уверовавшая" Мария противополагает свои слова: "блаженной меня назовут все роды". Итак, в сие время и сими словами Мария начала возвещать новое царство. После же трех месяцев возвратилась в дом свой (Лк.1:56) по той причине, дабы Господь не предстоял как слуга пред рабом своим. И пришла к мужу своему, дабы дело открылось так, как оно было; ибо если бы носила во чреве человеческий плод, то скорее убежала бы от мужа своего.

Зачала Елисавета в месяце Сами, после того, как Захария исполнил дни своего служения и обязанности. Благовещение Марии произошло в десятый день месяца Арекк, как и возвещение Захарии было в десятый день месяца Гори. "Это - месяц шестой после того". Закон повелел, чтобы в десятый день месяца Арекк (отделяли от стада и) заключали (в особое место) агнца (пасхального). В тот же день и истинный Агнец заключен был в утробу Девы, - именно в то время, когда свет (солнечный) утверждается в своей силе, (весеннее равноденствие), и чрез это научил, что Он пришел, дабы покрыть наготу Адама. Рожден же в шестой день месяца Халоц, по греческому счислению, с какового времени солнце начинает побеждать, показывая, что диавол побежден, и что человек победил в Том, Который побеждает все.

Взыграл от радости Иоанн, назнаменуя возложенную на него обязанность вестника. Радуясь, взыграл младенец бесплодной пред младенцем Девы. Нуждался Иоанн в языке своей матери, дабы сказать пророчество о Господе. И для того, зачавши шестью месяцами ранее, Елисавета таилась от Марш, пока члены младенца не были совершенны, дабы младенец ликуя взыграл пред своим Господом и чрез это сделался свидетелем для Марии. Взыграние же младенца во утробе матери не самим младенцем было произведено, и не потому произошло, что он был пяти месяцев, но чтобы открылась благодать в неплодной утробе, зачавшей его, и утроба Девы познала великую благодать своей сродницы, и мир уверовал, что дети их зачаты по гласу благовещения Гавриилова, который для обеих их был как бы насадителем. Итак, поелику Иоанн, хотя и взыграл, (но) взывать и свидетельствовать о своем Господе не мог, матерь его начала говорить: "благословенна ты между женами и благословен плод чрева твоего (Лк.1:42)". В омертвелой утробе Господь наш уготовил вестника Себе, дабы показать, что Он пришел взыскать умершего Адама. Прежде оживотворил утробу Елисаветы, потом Своим телом оживотворил гроб Адама.

Елисавета в старости родила последнего из пророков, а Мария в юношеском возрасте - Господа ангелов. Дочь Аарона родила глас вопиющего в пустыни, дочь царя Давида - Слово Царя небесного. Жена священника родила ангела Лица Его, и дочь Давида - крепкого Бога земли. Неплодная родила того, кто отпускает грехи, а Дева - Того, Кто изглаждает грехи. Елисавета родила того, который воссоединяет людей чрез покаяние, а Мария - Того, Кто очищает землю от нечистоты. Старшая возрастом зажгла в доме Иакова, отца своего, светильник, то есть Иоанна, а младшая возрастом воссияла всем народам солнце правды. Захарии благовестил Ангел, дабы обезглавленный проповедывал Того, Кто был распят, и тот, которого ненавидели, (проповедывал) Того, Кого преследовали по зависти, и тот, который крестил водою, - Того, Кто крестил огнем и Духом Святым. Светильник не темный проповедывал Солнце правды, исполненный Духом - Подателя Духа, труба священника трубою воспела Того, Кто во гласе трубы придет в последний день: глас проповедал Слово, и тот, кто видел голубя, - Того, над Кем почил голубь, подобно тому, как и молния предшествует грому.

"Которым (милосердием) откроется нам солнце, восходящее с высоты, просветить нашу тьму (ср. Лк.1:78.79)". Звезду волхвов этими словами указует. "Кои сидели во тьме и тени смертной (Лк.1:79)". О волхвах сие сказано, так как прежде явления звезды они были чужды истинного богопочтения, или об израильтянах, бывших во тьме; ибо волхвы их просветили, почему и говорит: "направить ноги наши на путь мира (Лк.1:79)". Еще слова: "сидели в тени" сказаны об астрологии халдеев или о мраке языческого идолослужения.

Святой Ефрем Сирин. Творения. Т.8. Репринтное издание. - М.: Издательство "Отчий дом", 1995, с.11-32.
 


Пескобетон
Универсальный строительный магазин. Производство сухих строительных смесей.
lxstroy.ru
Продажа рефрижераторов
Ежедневное обновление Грузовики и запчасти к ним
truck.autoprobeg.ru
Запчасти для иномарок
Официальный дилер Bosch. Форумы и др.
crazy-avto.ru


Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 46 мс 
Яндекс.Метрика