Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

Пчела - сайт православной экзегетики

 

Великое поручение

Иисус Навин получает повеление: итак, встань, перейди через Иордан сей, ты и весь народ сей, в землю, которую Я даю им, сынам Израилевым (1:2b).

Вожделенная земля патриархов лежит пред взорами израильтян. Получить во владение эту землю отцов было заветной мечтой многих поколений лучших из сынов Иакова, тех, для кого трудную свободу не заменишь сытым египетским рабством. Кости тосковавших по египетским горшкам пали в пустыне. У Иордана, у границ Палестины – новое поколение, не помнящее Египта. Это уже не рабы, это – вольные бедуины-кочевники, ведомые Господом свободы к наследию своих отцов, к Ханаану.

Лишь двое из тех, кто стоит пред Иорданом, на пороге обетованной земли, видели ее своими глазами – Иисус Навин и Халев, двое из двенадцати соглядатаев. И сегодня они как и сорок лет назад, могли бы засвидетельствовать перед всем народом: «Земля, которую мы проходили для осмотра, очень, очень хороша» (Числ. 14:7). Тосковавшие по Египту, те, кто предпочитал смерть в пустыне (Числ. 14:2) той земле, в которой «течет молоко и мед» (Исх. 3:8. Числ. 14:8. Втор. 6:3 и др.), оказались недостойны ее. Те же, кто не вкусил прелестей египетского рабства, стоят у порога новой земли, новой жизни. Для овладения этой землею нужно будет преодолеть немало трудностей, главная из которых – неизменно хранить верность Господу и завету, заключенному с Ним на Синае. Это – единственное условие успеха в предстоящей борьбе за землю. Без полного доверия Богу Авраама, Исаака и Иакова пешим слабовооруженным скотоводам не одолеть хананеев с их «городами укрепленными, весьма большими» (Числ. 13:29). Без послушания Богу Моисея не побороть исполинов-сынов Енаковых (Числ. 13:29), не победить народ ханаанский, «который множеством равнялся песку на берегу морском; и коней и колесниц весьма много» (Нав. 11:4). Только верность живому Богу, Которого не имеют хананеи, только вера в его спасительную десницу (Пс. 43:4) даст немощным израильтянам силы победить грозного врага: «Верою пали стены Иерихонские» (Евр. 11:30). «Немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное» (1Кор. 1:27). Племена, ведомые Иисусом Навином, на собственном опыте познaют, что «немощное Божие сильнее человеков» (1Кор. 1:25), если только, впрочем, оно не перестает оставаться Божьим.

Всякое место, на которое ступят стопы ног ваших, Я даю вам, как Я сказал Моисею (1:3). «Ступать стопами ног» означает брать во владение (ср. Втор. 11:24) . Это юридическое выражение дает божественное право потомкам Авраама наследовать землю, которую уже вдоль и поперек исходили стопы ног их патриарха. Ведь Аврааму было когда-то сказано нечто подобное: «Встань, пройди по земле сей в долготу и в ширину ее: ибо Я тебе дам ее» (Быт. 13:17). Авраам, Исаак, Иаков и его дети не владели землей ханаанской, были на ней «странниками и пришельцами». Но божественное право на эту землю они уже имели. Туземные обитатели были временными ее обладателями, «доколе не наполнится мера беззаконий их» (Быт. 15:16).

Блаж. Феодорит задается вопросом: «Почему Бог, обещав дать евреям всякое место, на которое ступят стопы ног их…: от пустыни и Ливана сего до реки великой, реки Евфрата (1:3-4), не исполнил сего обещания?» И отвечает: «Сказанное здесь ясно, и не требует большего объяснения. Во-первых, сказано: всякое место, на которое ступят стопы ног ваших, Я даю вам. Посему, вероятно, под водительством Иисуса Навина не вступили они на иную землю. Но добавление речи совершенно решает вопрос. Ибо Господь присовокупил: как Я сказал Моисею; Моисею же дал обещание не без ограничения, но под условием: если сохраните заповеди Мои и оправдания Мои. Посему иудеи как вскоре преступившие закон не улучили совершенного обетования» . Здесь святитель кирский ссылается на Второзаконие, согласно которому благополучие Израиля в Ханаане зависит от исполнения заповедей Божиих: «Если вы будете соблюдать все заповеди сии, которые заповедую вам исполнять, будете любить Господа, Бога вашего, ходить всеми путями Его и прилепляться к Нему: то изгонит Господь все народы сии от лица вашего; и вы овладеете народами, которые больше и сильнее вас. Всякое место, на которое ступит нога ваша, будет ваше; от пустыни и Ливана, от реки, реки Евфрата, даже до моря западного будут пределы ваши. Никто не устоит против вас: Господь , Бог ваш, наведет страх и трепет пред вами на всякую землю, на которую вы ступите» (Втор. 11:22-25). Чтобы прекрасная земля досталась потомкам Авраама, они должны быть достойными своего праотца, должны быть так же преданы Богу, как их великий предок, любить Его, прилепляться к Нему, ходить всеми путями Его.

Ливан в иудейской экзегетической традиции чаще всего служит символом храма, из которого вытекает источник Торы .

Ориген видит в Ливане символ Израиля, как ветхого, так и нового – новозаветной Церкви . Под «пустыней» Ориген понимает «букву закона»: «Каковы те места, на которые мы ступаем стопами ног наших? Буква закона находится на земле, лежит внизу. Вверх не восходит никогда тот, кто следует букве закона. Но если ты можешь подняться над историческим смыслом к пониманию более возвышенному, тогда действительно ты взошел на то место высокое и выдающееся, которое получишь от Бога в наследие» .

Этих размеров – от пустыни и Ливана сего до реки великой, реки Евфрата… и до великого моря к западу солнца (1:4) Израиль достигал лишь однажды в истории – в свой «золотой век», в царствование Давида и Соломона, ставшее навсегда прообразом мессианского Царства. Израиль «от Нила до Евфрата» остается и сегодня, после воссоздания еврейского государства, мечтою и стремлением израильтян. Но при несравненно более высоких, чем у неприятеля военных технологиях Израилю не удается овладеть даже малой частью своей древней земли, и правители нового Израиля (в большинстве своем – безбожники) вынуждены отступать шаг за шагом перед натиском почти безоружных палестинцев, потомков филистимлян: ситуация, прямо противоположная той, что была во времена Иисуса Навина, когда почти безоружная армия евреев захватывала грозные военные твердыни хананеев. Но почему так происходит? Ответ прост: тогда, в библейские времена верный своему Богу Израиль вел не свои войны, а брани Господни: «Не мечем и копьем спасает Господь, ибо это война Господа» (1Цар. 17:47).

Верному своему рабу Господь обещает: никто не устоит пред тобою во все дни жизни твоей (1:5). Никто из обитателей Ханаана. Ханаан в 1:4 назван землею хеттеев, потомков Хета. Хет был внуком проклятого Богом Хама (Быт. 10 гл.). Палестина в это время еще испытывала влияние Хеттского царства, хотя это влияние и не было уже столь сильным, как во время Авраама.

Всю землю Хеттеев… . Согласно толкованию прот. Порфирия Владимирского, «здесь под землею хеттеев не разумеется земля особым ханаанским племенем – хеттеями – заселенная, а разумеется под нею вообще вся ханаанская земля… Они, подобно аморреям (Быт. 15:16. Нав. 24:15) употребляются иногда в Священном Писании для обозначения вообще хананеев (напр., Иез. 16:3)» .

Не отступлю от тебя и не оставлю тебя, - обещает Господь Иисусу. И поэтому ни он, ни народ не должны страшиться. «Если Бог за нас, кто против нас?» (Рим. 8:31). Только Бога надо бояться (Втор. 6:13). Тот, кто любит Бога, опасается оскорбить Его нарушением заповеди, тот больше никого и ничего не боится. Всякий страх, кроме страха Божия, есть маловерие, и потому грех. Здесь (1:9) употреблен глагол /ri, означающий «иметь страх», «пугаться», «тревожиться». Он синонимичен глаголу ary, который может означать в Библии как обыкновенный страх, так и религиозный трепет, а также уважение к кому-либо. В Нав. 11:6, где употреблен как и во Втор. 6:13 глагол ary, Иисусу заповедуется не бояться полчищ северо-ханаанских царей. Боящийся Бога не должен испытывать страха по отношению к кому бы-то или к чему бы-то ни было. «Мы боимся Бога, а не проконсула», - так по свидетельству Тертуллиана восклицали христиане в римских судах. Боязнь бесов, страх пред грядущим антихристом категорически запрещены тем, кто боится Бога и ожидает Христа-Избавителя, грядущего в силе. В Послании к Римлянам (8:32-39) содержится знаменитый павлов гимн любви Божией, вероятно, перекликающийся с литургическими песнями первых христианских общин: «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?.. Ни смерть, ни жизнь, ни ангелы, ни начала, ни силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви во Христе Иисусе, Господе нашем». Иоанн, святой «апостол любви», убеждает: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх» (1Ин. 4:18). В древней аскетической литературе эти слова, обращенные Богом к Иисусу Навину рассматриваются как божественное ободрение монаху, ведущему трудную брань со страстями. Подвижник не должен отчаиваться в этой борьбе, страшиться и унывать – с ним всегда его невидимый Заступник, Сам Господь . «Не боюсь я никого, кроме Бога одного», - поется в одной современной хасидской песне.

Автор Послания к Евреям призывает руководствоваться этим данным Иисусу Навину обещанием Божиим – не отступлю от тебя и не покину тебя – в нашей повседневной жизни. Мы должны полагаться на Бога, заботящегося о нас, а не на земную материальную и социальную защищенность: «Имейте нрав несребролюбивый, довольствуясь тем, что есть. Ибо Сам сказал: “Не оставлю тебя и не покину тебя”. Так что мы смело говорим: “Господь мне помощник, и не убоюсь: чтo сделает мне человек?”» (Евр. 13:5-6). Климент Александрийский, во второй книге своих «Строматов» много рассуждающий о борьбе со страстями, применяет Нав. 1:5 к своим наставлениям: «Величайший из даров нам Божиих, это дар умеренности. Сам Бог говорит: не оставлю тебя и не покину тебя. Как бы так сим говорит Он: позаботься, чтобы оказаться тебе достойным того избрания, которое тебя соединяет со Мною и Моего о тебе промышления» .

Иисусу Навину нечего бояться – он будет вести «войну Господню» (1Цар. 17:47), и Тот, Кто был с Моисеем, будет и с ним. Иисус знал, как близок был Господь к Своему рабу Моисею, «человеку Божию». И вот теперь он слышит: как Я был с Моисеем, так буду и с тобою. От него же только требуется быть твердым и мужественным:

Будь тверд (qzx) и мужествен (/ma) (1:6) – тверд в верности Богу и завету с Ним, в хождении по Его заповедям и мужествен в борьбе с Его врагами. Этот призыв здесь повторен трижды: 1:6,7,9. В 7-м стихе добавлено: будь очень мужествен (dam /ma). К твердости и мужеству Иисус был призываем еще при жизни Моисея, как Моисеем (Втор. 31:7), так и самим Господом (Втор.31:23). К тому же Господь призывал и весь народ: «Будьте тверды и мужественны» (Втор. 31:6). Без твердости и мужества не овладеть землею грозных хананеев. Слабым и трусам не видать победы:

Будь тверд и мужествен; ибо ты народу сему передашь во владение землю, которую Я клялся отцам их дать им. Только будь тверд и очень мужествен, и тщательно храни и исполняй весь закон, который завещал тебе Моисей, раб Мой; не уклоняйся от него ни направо, ни налево, дабы поступать благоразумно во всех предприятиях твоих (1:6-7).

В мидрашах и послемидрашитской агадической литературе Иисус Навин представляется как верный и старательный исполнитель закона Моисеева, скромный, богобоязненный, и потому мудрый. Эти качества похваляются в так называемых книгах мудрых Израиля (канонические: Иов, Притчи, Екклесиаст, Песнь Песней; неканонические: книга Иисуса сына Сирахова, Притчи Соломона) и в Псалтири. Послебиблейская иудейская литература применяет эти места книг премудрости именно к Иисусу Навину. Например, Пс. 1:2: «В законе Господа воля его, и о законе Его размышляет он день и ночь» (ср. Нав. 1:8). «“Кто стережет смоковницу, тот будет есть плоды ее (плоды смоковницы в иудейском экзегезисе – награда за добродетели) и кто бережет господина своего, тот будет в чести” (Притч. 27:18). Иисус преданно служил Моисею при жизни последнего, был его опорой, за что удостоился чести быть ему преемником» . «Начало мудрости – страх Господень» (Пс. 110:10. Притч. 1:7. 9:10), посему Иисус – мудрец, и, значит, на нем оправдались слова «мною цари царствуют.., мною начальствуют начальники» (Притч. 8:15-16). Посему-то не сыновьям Моисея, отмечает Bemidbar rabba, мидраш на книгу Чисел, а Иисусу было предначертано быть его преемником . Мужество Иисуса открыло ему возможность занять столь высокий пост. Он всегда был во главе своей армии, а не в задних рядах или в своей палатке, подобно другим военачальникам. Моисей в мидрашах всегда называет Иисуса своим истолкователем, «метургеманом», чтобы после смерти пророка никто не посмел назвать Иисуса выскочкой . Рано утром Иисус вставал и приводил в порядок скамьи в доме собраний, а народ собирался вокруг него, чтобы слушать из уст его Тору. Но скромный Иисус говорил: «Благословите Господа, давшего Израилю Тору через посредство Моисея» . Иисус не дерзал сам называть себя рабом Божиим (hvhy dbi), и был удостоен этого звания Самим Богом . Таким изображает Иисуса Навина послебиблейская иудейская литература .

В средневековье образ Иисуса Навина благодаря прежде всего первым девяти стихам книги (можно назвать Нав. 1:1-9 прологом книги) становится прототипом мудреца-праведника (цадика), вся жизнь которого – изучение Торы:

Да не отходит сия книга закона от уст твоих; но поучайся в ней день и ночь, дабы в точности исполнять все, что в ней написано: тогда ты будешь успешен в путях твоих будешь поступать благоразумно (1:8).

«Сказал р. Шмуэль бар Нахмани: “Слова Торы похожи на мельницу. Как мельница не останавливается ни днем, ни ночью, так и слова Торы, о которых сказано: поучайся в них день и ночь”» . Эти слова из мидраша на Екклесиаст очень характерны для иудейской литературы. «Бен-Баг-Баг говорил: “Листай и перелистывай ее, ибо все в ней; вглядывайся в нее, старься и седей с нею, и от нее не отходи, ибо нет ничего лучше нее”» .

Коран называет иудеев и христиан «народами Книги». Действительно, после разрушения Второго храма, после полного разрушения Иерусалима, после катастрофических поражений в войнах 68-74 гг. от Р.Х. и 131-135 гг. от Р.Х., в долгие века рассеяния что оставалось у евреев кроме Писания? В размышлении над ним день и ночь, в исполнении его заповедей – вся полнота духовной жизни средневекового иудея.

Но если иудеи лишились своей страны и своего храма, то христиане этого и изначально не имели. «Наша нация – христиане»,- лозунг христианских мучеников первых веков христианства. То, что для иудаизма было духовной катастрофой, для христианства явилось в каком-то смысле точкой отсчета. То, что для иудеев было божественным наказанием (а именно так понималось ими самими тогда разрушение храма, Иерусалима и рассеяние), для христиан было благословенной свободой. Свободой от традиций и обычаев, от отеческих преданий, от социальной и национальной среды, свободой от земной родины и, а в религиозном отношении – свободой от Закона и законничества, в определенном смысле – свободой от религии. «Ибо не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего» (Евр. 13:14). Раннехристианский радикализм с его провозглашением свободы ото всяких земных уз был непобедимой силой древних христиан, был той новизной, что вдохнула свежую струю воздуха в затхлую атмосферу уже тогда одряхлевшего мира. У первых христианских общин тоже еще не было ничего – ни храмов, ни «православных царств», ни догматических систем, ни богатых традиций. Ничего, кроме Писания. Но в этой кажущейся немощи совершалась сила Божия (2Кор. 12:9). «Исследуйте Писания» (Ин. 5:39). Писанию учили катехуменов, в нем поучались день и ночь, его истолковывали в проповедях и апологиях, лишь им решали «межрелигиозные» и «межконфессиональные» споры, им аргументировали догматические позиции. А когда возникло монашество, монахи изучали его день и ночь. Даже еще в начале V века преп. Кассиан Римлянин, один из первых организаторов монашества на Западе, устанавливает в качестве монашеского «правила» ежедневное шестичасовое (!) изучение Писания . Преп. Кассиан не вводит этим новизны – этому он научился за долгие годы жизни среди египетских монахов.

Еще и еще раз Иисус Навин слышит повеление Божие и Его обещание:

Вот Я повелеваю тебе: будь тверд и мужествен, не страшись и не ужасайся; ибо с тобою Господь, Бог твой, везде, куда ни пойдешь (1:9).

Все дальнейшее повествование книги будет исполнением обетования: никто не устоит пред тобою во все дни жизни твоей… Ты народу сему передашь во владение землю… (1:5-6). Сам Господь будет сражаться за Израиля, Сам Всевышний будет вести Свои войны (Втор. 9:3. Нав. 23:3,9. 24:12,18).

От Израиля требуется только, чтобы «любил Господа Бога.., слушал глас Его и прилеплялся к Нему.., чтобы пребывать… на земле, которую Господь с клятвою обещал… Аврааму, Исааку и Иакову, дать им» (Втор. 30:20).


 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 62 мс 
Яндекс.Метрика