Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

Пчела - сайт православной экзегетики

 

Пасха

Семидневное празднование Пасхи, заповеданное Богом (Исх. 12:1-28, 42-49; 13:4-10) при исходе еврейского народа из Египта, должно было начинаться ежегодно в ночь с 14 на 15 числа первого весеннего месяца нисана (авива): «И да будет вам день сей памятен, и празднуйте в оный праздник Господу, во все роды ваши, как установление вечное празднуйте его» (Исх. 12:14). Однако, в долгие годы странствования народа по пустыне Пасха не совершалась, во-первых, по причине того, что народ был необрезан («Никакой необрезанный не должен есть ее» - Исх. 12:48), во-вторых, из-за отсутствия опресноков, необходимого элемента для ее совершения (Исх. 12:17-20. Лев. 23:6. Числ. 28:17. Втор. 16:3). Именно поэтому требование соблюдать Пасху не могло быть регулярно выполнимо в пустыне и должно было вступить в силу только по вступлении в Ханаан: «Когда войдете в землю, которую Господь даст вам, как Он говорил, соблюдайте сие служение» (Исх. 12:25. Ср. 13:5) . Пасха, совершенная Израилем в Галгале – третья за сорок лет; первая совершена была еще в Египте, вторая и единственная за время странствования по пустыне – на Синае, через год после выхода из Египта .

Арамейское cлово pesah (xcp) является производным от глагола xcp, «перейти», а также «хромать», «скакать», «перепрыгнуть», в переносном значении – «пощадить» . Пасха – это «прохождение мимо» ангела-губителя, поражавшего первенцев в земле Египетской (Исх. 12:13, 23, 27) . Воспоминание чудесного выхода из Египта, освобождения из рабства – основа праздника .

Итак, стопы израильтян уже стоят на той земле, которая будет называться именем их праотца, Израиля. Народу предстоят долгие войны. Но время обладания землей, обещанной когда-то Аврааму, уже наступило. Бог выполнил Свое древнее обетование. Окрыленный верой, под покровом Божиим народ не боится пред лицом своих врагов ни совершить обрезание, ни отпраздновать свою первую на обетованной земле Пасху. И стояли сыны Израилевы станом в Галгале, и совершили Пасху в четырнадцатый день месяца вечером на равнинах Иерихонских (5:10). Вот как размышляет об этом епископ Виссарион: «Знаменательно, что и обрезание, и Пасха, для совершения которых требовалось спокойствие и безопасность, совершены были вблизи Иерихона, в виду врагов. Это было не без особенного намерения Господа Бога. Ему удобно было внушить израильтянам уверенность, что под кровом Вышнего им нечего бояться врагов и что, обнадеженные покровительством Божиим, они при самом вступлении в пределы Ханаанской земли, должны смотреть на нее как на свое достояние, и хозяйничать в ней по своему, не как в Египте» .

«Пасха наша, Христос, заклан за нас» (1Кор. 5:7). Христианская Евхаристия, установленная Христом, подобно ее ветхозаветному прототипу – пасхальной трапезе – носит воспоминательный характер: «Сие творите в Мое воспоминание» (Лк. 22:19). Подобно тому, как евреи ежегодно вспоминают свой исход из Египта, новый Израиль, Церковь Христова, на каждом своем евхаристическом богослужении вспоминает свое, через жертву Христа – нового пасхального Агнца – совершенное освобождение, искупление из плена греха и смерти: «Поминающе убо, Владыко, и мы спасительная Его страдания, животворящий крест, тридневное погребение, еже из мертвых воскресение…» . Не является случайным, несомненно, и то, что трапеза Христа с учениками, на которой был установлен Новый Завет, ритуально имела своей основой иудейский пасхальный ужин. Иисус наполняет пасхальное богослужение новым смыслом, предлагая Самого Себя как Агнца Божия в снедь ученикам . Преемственность новозаветной Евхаристии от иудейских трапез сегодня не подвергается сомнению в трудах ученых литургистов. Христос «всю новизну Евангелия… ввел в тщательно соблюденные линии торжественного чина, насыщенного самыми чтимыми преданиями Израиля» .

И на другой день Пасхи стали есть из произведений земли сей, опресноки и сушеные зерна в самый тот день. А манна перестала падать на другой день после того как они стали есть произведения земли, и не было более манны у сынов Израилевых, но они ели в тот год произведения земли Ханаанской (5:11-12).

Израиль переходит к оседлой жизни, одной из составляющей которой является землепашество. Поколению евреев, родившихся и выросших в пустыне, будет необходимо учиться труду хлебороба, в поте лица добывать себе пропитание. Окончено беззаботное время, когда не надо было думать о пище, когда сам Господь посылал ее с небес до избытка. «Сыны Израилевы ели манну сорок лет, доколе не пришли в землю обитаемую» (Исх. 16:35). Но, находясь в обитаемой земле, Израиль больше не кочевник, он оседлый житель, и вместо манны у него – произведения земли.

Такая перемена в жизни народа Божия дает повод Оригену порассуждать о трех видах пищи. «Когда народ вышел из земли Египетской, нес тесто в одеждах своих (Исх. 12:34). Когда же закончилось тесто и не имели больше хлеба, Бог одождил на них манну (Исх. 16:14-15). Но как только достигли они Святой земли… манна прекратилась и с тех пор начали есть произведения земли. Так описываются в общем три вида пищи. Той, которой питались при выходе из земли Египетской, хватило на небольшое время. За ней следует манна. Третья пища – плод, собираемый уже в Святой земле. Насколько может понять мой маленький ум, в этих различных видах пищи можно уразуметь такой символизм: первая пища есть та, которую мы, выходя из Египта, несем с собой, та небольшая эрудиция, полученная в школе, или, также, литературная культура, если кто-то нам ее привил, которая может быть нам некоторой помощью. Находясь в пустыне, то есть в состоянии жизни, в которой теперь пребываем, мы питаемся манной наставлений божественного закона. Тот же, кто окажется достойным войти в землю обетованную, то есть последовать обетованиям Спасителя, будет вкушать произведения земли.., победивший врага достигнет обетования. Действительно, как ни велика реальность, которую мы в настоящее время можем уразумевать или собирать в законе Божием и в Божественных Писаниях, но то, что будут достойны увидеть святые лицом к лицу, когда исчезнет загадка (ср. 1Кор. 13:12) намного более превосходно и возвышенно, потому что «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор. 2:9)» .

Земля обетованная, Ханаан, как видно из этой цитаты, для Оригена – символ и прообраз Царствия Небесного, посмертной участи праведников, тогда как Египет – символ и прообраз светской жизни неверующего человека до его обращения. Все, что между ними – земная жизнь христианина в пустыне этого мира. Подобное находим в проповедях блаженного Августина: «И как Иисус тот был не истинным, но служил образом, так и та земля обетования была не истинной, но являлась образом истинной. Для того народа она была временной, земля же, обещанная нам, будет вечной. Во временных образах обещалось и предуказывалось вечное» . При таком истолковании непросто объяснить, почему чудесная и превосходная манна, «хлеб ангельский» (Пс. 77:25) сменяется на грубую и худшую пищу, да еще в награду. Уклоняясь от подобных вопросов, Ориген просто риторически вопрошает: «И почему за прекращением лучшей пищи следует пища менее хорошая, как не потому, что смысл более важный и истинный содержится в духовном понимании, а не в литературном тексте?» . Как всегда, Ориген пытается найти «дух смысла в презренной плоти буквы».

В святоотеческой литературе хлеб Ветхого Завета – прообраз Тела Христова. Такое понимание основывается на словах самого Христа (Ин.6:32-33, 58). Святитель Ириней Лионский так истолковывает Нав. 5:10-12: «Моисей дал манну в пищу отцам, а Иисус – хлеб, как начатки жизни, прообраз тела Христова, как и Писание говорит, что манна Господня прекратилась, тогда как народ стал есть хлеб от земли» .

Итак, обновив через обрезание завет с Богом, совершив первую на обетованной земле Пасху и вкусив плодов этой земли, Иисус Навин и его народ готовы к тому, чтобы изгнать из Ханаана его обитателей и войти во владение «текущей молоком и медом» землей.


 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 15 мс 
Яндекс.Метрика