Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

Пчела - сайт православной экзегетики

 

Образ Пророка Иеремии

ОБРАЗ ПРОРОКА ИЕРЕМИИ В СВЯЩЕННОМ ПИСАНИИ, В ИУДЕЙСКОЙ И ХРИСТИАНСКОЙ ТРАДИЦИИ

СВЯТОЙ ГРИГОРИЙ БОГОСЛОВ ПЛАЧЕТ С ПЛАКАВШИМ ПРОРОКОМ

Иеремия плачет о прежних их бедствиях и сетует о пленении вавилонском: подлинно, и то было достойно плача и сетования. Как не пролить было горьких слез, когда стены раскопаны, город сравнен с землею, святилище разрушено, приношения разграблены, нечистые ноги вступают в недоступное, скверные руки на службу сластолюбию берут неприкосновенное, пророки умолкли, священники отводятся в плен, к старейшинам нет милости, девы предаются поруганию, юноши падают, огнь чуждый и огнь брани, также реки крови заступают место священного огня и крови, назореи влачимы по стогнам, песни заменены плачем, и, скажу собственными словами Плача Иеремиина, сынове Сиони честнии (Плач.4,2) и равноценные злату, жившие в довольстве и не испытавшие бедствий, идут необыкновенным путем, а путии Сиони рыдают, яко несть празднующих (1,4)? А не задолго прежде сего: руце жен милосердых (4,10), при усиливающейся осаде, не детям подают пищу, но детей терзают себе на пищу, и утоляют голод свой тем, что для них всего любезнее. Не ужасно ли сие, не верх ли ужаса не только для терпевших тогда, но и для слышащих о сем ныне? Всякий раз, как беру в руки сию книгу и читаю Плач (а читаю его всякий раз, когда хочу чтением уцеломудрить благоденствие),- голос у меня прерывается, слезы льются сами собою, бедствие как бы совершается пред моими глазами, и я плачу с плакавшим пророком.- Но кто из умеющих слагать плачевные песни, и вполне изобразить скорбь словом, достойно оплачет последний удар, преселение израильтян, ныне тяготеющее над ними иго рабства, всем известное под римским владычеством унижение, главнейшею виною которого было возмущение? Какие книги вместят сие? Для них один памятник бедствия,- целая вселенная, по которой они рассеяны, прекратившееся богослужение, едва узнаваемое ныне место самого Иерусалима, который в той только мере для них доступен и тем только их услаждает за прежнюю славу, что они, явившись там на один день, могут оплакать запустение.

Святитель Григорий Богослов, архиепископ Константинопольский.


Введение

Воистину теперь нужен Иеремия с его великим плачем

не об израильтянах, но о нынешних христианах!

А так как Иеремии теперь нет, мы смиренные

возопием вместо него, возрыдаем и будем, как братия, просить за своих братьев.

преп. Федор Студит

“Сион, неужто ты не спросишь о судьбах узников твоих…”, - целуя камни Иерусалима пел свою песнь один из самых замечательных еврейских поэтов и мыслителей Иегуда- га-Леви (1075- 1141). Его множество религиозных гимнов были проникнуты страстным стремлением к стране Израиля, переселение в которую для каждого верующего еврея представляется как обретение свободы и исполнение воли Божией. Это были камни того самого Иерусалима, о судьбе которого было сказано, что на него пойдут “все племена царств северных …и поставят каждый престол свой при входе в ворота Иерусалима, и вокруг стен его…” (Иер.1,15). Благословенный град рухнул по вине его вероломных жителей, которые добровольно отреклись от своего Бога. В правление царя Седекии (597- 586) в 586 году до н.э. на “ шее ” Иудеи затянулась удушающая петля, наброшенная языческим Вавилоном.

...


Родина. Святая юность, благоугодная Богу

“Трех великих свидетелей имеет о себе пророк- священство, пророчество, мудрость”, - таким представлялся блаженному Феодориту святой праведник. Святой Иоанн Златоуст, сравнивая между собой пророка Иеремию и апостола Петра, находил в обоих непоколебимость “среди всех волнений”, крепость и несокрушимость. Взирая на девственную жизнь святого Иеремии, блаженный Иероним называет его евангельским мужем.

Эти качества надлежало сочетать в себе юному пророку, нареченному именем Иеремия, который происходил из города Анафоф. Название города Анафоф (по-еврейски ъе ърт) означает повиновение, и, таким образом, будут говорить о повиновении пророка своему Богу. В то время город представлял собой небольшое селение, расположенное в трех милях к северу от Иерусалима и первоначально входившее в состав Вениаминова удела (ныне на месте бывшего г.Анафофа находится селение Аната). Помимо того, что город был выделен среди окружающих городов и передан левитам (см. кн. Иисуса Навина 21,18), он был известен и тем, что в нем некогда проживали Евиезер- один из тридцати семи знатных вождей при царе Давиде (2 Цар.2,26), священник Авиафар (3 Цар.2,26) и Иегу- воин Давида (1 Пар.12,3). Родители Иеремии вправе были проживать в этом городе, поскольку его отец Хелкия был из потомственных священников. Библия весьма кратко упоминает о родственном окружении пророка, при этом вообще умалчивая об имени матери. Блаженный Иероним, комментируя книгу Иеремии передает, что “Хелкия и Селлум были родные братья, сын Хелкии- Иеремия, сын Селлума- Анамеел”. Святитель Ипполит Римский называет еще дочь священника Хелкии именем Сусанна (ср. Дан.13,2-3), которой, поэтому, “приходился братом пророк Иеремия”. Но сообщению святителя мы больше нигде не находим подтверждений.

...


Иеремия в облике отшельника

Как известно, отшельниками называют аскетов, подвизающихся в святой богоугодной жизни, которые для этого удалились (буквально - отошли) от мирской суеты, людского общества в пустынные и уединенные места. Но возможно ли приложить такой характер служения Богу к “братолюбцу, который много молится о народе и святом городе” (2Мак.15,12-17). В Иеремии это был, по всей видимости, уникальный случай. Тем не менее, Бог методически выковывал в образе святого нужный облик отшельника.

...


Святой Иеремия – мать Иерусалима

Мать рождает и воспитывает своих чад. Своими нежными любвеобильными чувствами она окружает ребенка, заполняя его эмоциональные емкости. Всей своей жизнью она служит ему, стремясь поставить его на ноги. Все радости чада, которые встречаются в его жизни, становятся ее собственными, все его скорби и страдания пронзают и материнское сердце. Однако ж материнский образ окажется недостаточным, если не дополнить его красками воительницы, заступницы, когда при виде угрожающей ребенку опасности, мать становится подобной неукротимой львице, своей мощной грудью ограждающей потомство.

Трагично разворачивалась судьба еврейского народа: нравственное падение общества все глубже погружало его во мрак греха. Уже мало, что могло отличать некогда богоизбранный народ от окружающих его диких гоев. Равнодушие к исполнению божественных заповедей повлекло к тому, что Яхве был оставлен, а вместо него по земле израильской “расплодились” примитивные божества (ср. Иер.2,13). Вспоминая историю грехопадения Израиля св. Ефрем Сирин писал, что, оставив Истинного Бога, “нечестие свое увеличили тем, что, во время вшествия своего в землю обетованную, сделанного Михою идола поставили в Силоме, где избрал Я жилище Себе; а также при исшествии своем в день преселения своего в начале царствования Манассии отступили от Меня, подобно быстрому потоку устремились на дела нечестивые, и не удовольствовались тем, что на всяком месте обоготворяли все силы небесные, но даже дерзнули поставить идолов истуканов всякого рода в самом святилище Моем, и поклоняться им”.

...


Нераскаянность - неминуемая гибель

Неудачи проповеди, равнодушие слушателей к слову Божию наносили нескончаемые раны св. Иеремии. Бесчувственность соплеменников, с веющим от нее холодом, сковывало оптимизм пророка. Он был вынужден принимать ту горькую реальность, которая его окружала. В пророке, тем не менее, еще теплились надежды обрести сочувствующие ему души. Внутреннее чувство, можно сказать, с детской наивностью предлагало ему обратиться к высшему классу общества от простецов, которые “может быть, бедняки; они глупы, потому что не знают пути Господня, закона Бога своего” (Иер.5,5). В толпе, с ее примитивной языческой верой, праведник явно разочаровался. Она была падка на разнообразные магические культы, которые пользовались большим спросом в практической жизни земледельца. В высоких нравственных требованиях теперь, вероятно, простолюдин не нуждался. Не смотря на это, пророк со снисхождением относится к обреченному народу: главной извиняющей их причиной св.Иеремия видит народную глупость (ср. Иер.5,4). От лица пророка блаженный Иероним говорит: “Я рассуждал сам с собой: быть может грубый народ не может познать вразумления Божия и потому его можно извинить, что по невежеству он не может разуметь повелений Божиих”. Еще один путь, в котором можно попытаться поискать истину. Он должен оказаться удачным. Это учителя закона, которые “знают путь Господень, закон Бога своего” (Иер.5,5). Они владеют прекрасным достоянием- книгой закона, которая не так давно была обретена первосвященником Хелкией при царе Иосии (4 Цар.22,8). “Пойду я к знатным и поговорю с ними…”,- говорит себе пророк (Иер.5,5). При этом, по мысли блаженного Иеронима, св. Иеремия высказывает это словами сомнения. Внутренняя интуиция его уже предчувствовала бесплодность своих поисков. “Те, которых я считал учителями, оказались хуже учеников, и чем больше значение богатых, тем больше у них наглости во грехах, ибо они сокрушили ярмо закона…”, - заключает блаженный Иероним. Теперь Иеремия окончательно убедился, что он совершенно одинок. Многолюдные иерусалимские улицы, шумные городские площади предстали пред ним пустынными бездушными местами. “И он, - говорит Златоуст, - стоя среди множества иудеев, в том же самом городе, как будто не было никого, восклицал так: кому возглаголю и засвидетельствую? Что говоришь? Видя такое множество людей, спрашиваешь, с кем заговорить тебе? Да, говорит, тел много, но не людей; много тел, у которых нет слуха. Поэтому и прибавил: не обрезана ушеса… Видишь, что все это не люди, из-за того, что не слышат”.

...


Расплата за любовь и созерцание Образа Божия

Поругания и оскорбления, совершенные иудеями над св.Иеремией, явились единственной платой, которой они “отблагодарили” своего благодетеля. Его можно назвать подходящим примером для иллюстрации известного высказывания из античной древности: “Если ты честно живешь, не бойся злословия” (Катон 3,3). Действительно Иеремия был бесстрашен. Он смело мог высказывать слова обличения своим землякам: простому народу на улице, священникам – в храме, царю - в его царских чертогах. Бесстрашие св. Иеремии коренилось в его твердом уповании на Бога, обещавшего Свое покровительство (см. Иер.1,8). Тяжелым ударом для Иеремии оказалось предательство со стороны земляков. Это был удар в спину. Горькую правду констатировал в свое время пророк Михей: “Враги человеку - домашние его” (Мих.7,6). От св. Иеремии отреклись жители г. Анафофа (см. Иер.11,21), того самого города, в котором прошла блаженная юность святого, где он когда-то черпал теплую любовь, где мог найти покой и тишину для своей нежной души. “Жители Анафофа совещались о смерти Иеремии, - пишет преподобный Ефрем Сирин, - и говорили: вложим древо в хлеб его, то есть в пищу ему дадим дерево, потому что в Писании все употребляемое в пищу называется хлебом. Предложить кому-либо дерево значит или бить его деревом, или повесить на дереве, или сожечь…. И как истребляется дерево, когда пекут на нем хлеб, или зажигают им дом: так пусть истребится дерево, когда будем бить, сожжем или повесим плоть пророка. Из такой-то муки жители Анафофа уготовляли хлеб Иеремии”. Тот же учитель церкви указывает и причины, спровоцировавшие ненависть анафофцев: “Конечно же две были причины к сей ненависти: одна общая, потому что Иеремия обличал в народе общий грех идолопоклонства и приводил иудеев в ужас страшными угрозами, предрекая падение царства и разорение городов; другая же причина была частная, ибо жители Анафофа завидовали Иеремии, видя его превосходство пред прочими священниками, жившими в Анафофе, и зная, что имя Иеремиино было в почтении у всего народа”.

...


Мякина и чистое зерно

Случайный прохожий, чей путь лежал через столичный иудейский город, в это тяжелое для Иудеи время, мог нередко слышать речи, излагаемые от лица самого Бога. Так однажды в храме Господнем разыгралась неожиданная драма, свидетелями которой явилось множество народа и местное священство. Это произошло в пятый месяц четвертого года царствования царя Седекии (см. Иер.28). Ее виновниками оказались два авторитетных пророка, проводника глаголов Божиих, какими они представлялись в глазах скопившегося народа. Имя первого было Анания, сын Азура, родом, вероятно, из Гаваона. Имя другого - Иеремия. Оба человека поразили публику противоречащими друг другу словами, а точнее, возбужденным поведением пророка Анании и выражением сомнения со стороны Иеремии. Тогда пророк Анания, убеждая окружающих в том, что вавилонские узы рухнут буквально через два года, и пленные иудеи возвратятся на родину, сорвал с шеи пророка Иеремии деревянное ярмо и разломал его. Иеремия же лишь напомнил о подтверждении истинности пророчества его исполнением, которого и нужно дождаться. Молча, проглотив обиду, как выразился блаженный Иероним, этот пророк покинул место состязания. Всем было ясно, что Иеремия оказался побежденным. Его могло выдать и скрытое огорчение, которое отобразилось на его лице. “Ему еще не было открыто Господом, что сказать. Этим Священное Писание без слов показывает, что пророки говорят не по своему только произволу, а по воле Божией, особенно о будущем, которое ведает один Бог”. Но в тот день словесная брань между пророками не закончилась. Вскоре пророк Иеремия появился с водруженным на своей шее железным ярмом, тем самым выражая, что иго Вавилона будет весьма прочным и долгим, и вся Иудея будет ему рабствовать. Но кому должна была довериться толпа, на глазах у которой все это произошло? Она должна была разобраться, с какой стороны звучала правда, поскольку лишь один был прав.

...


Истинный израильтянин

“И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари. И, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. И сказал ему: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. И сказал: отныне имя твое будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь. Спросил и Иаков, говоря: скажи имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? И благословил его там. И нарек Иаков имя месту тому Пенуэл; ибо, говорил он, я видел Бога лицом к лицу, и сохранилась душа моя” (Быт.32,24-30).


Борение с Богом

Та ночь для патриарха оказалась судьбоносной. Это была встреча с Богом. Исходом борьбы явилось наречение Иакова новым именем - Израиль* (с тех пор потомки Иакова стали именоваться израильтянами). Душа св. Иакова была глубоко потрясена. Патриарх запечатлел свои переживания в имени “Пенуэл”**, назвав им место происшествия. При этом св. Иаков добавил, сказав, что “я видел Бога лицом к лицу, и сохранилась душа моя” (Быт.32,30).***

Спустя, примерно, семнадцать веков Христос наречет Нафанаила подлинным израильтянином (см. Ин.1,47), как достойного потомка и наследника священного имени. Этот человек жаждал лицезреть обетованного Мессию, для чего изучил пророческие места о Нем. Св. Златоуст говорит, что Нафанаил имел сильное желание видеть пришествие Христа, за что и принимает похвалу от Спасителя.

...


Победа Иеремии первая: “И человеков одолевать будешь”

Однако поражение, вынесенные страдания и язвы, отнюдь не повергли пророка на землю, но, напротив, вознесли его над всем Израилем. Яхве не допустил Иеремии быть побежденным в его поражении, так же, как некогда не допустил патриарху Иакову оказаться низложенным, ибо увидел, что “не одолевает его” (Быт.32,25). Борение св. Иеремии принесло, что некогда св. Иакову его борьба. Он стал “одолевать человеков”. Пророк победил людскую ненависть, которую принимал в ответ ходатайство о них перед Богом. Злоба и гнев евреев были уничтожены судом Божиим. Вавилонский плен, словно наложенный пост, отрезвил их сознание. Вместо ненависти глубокое уважение и почитание пробудились к пророку. Он оказался высоко оцененным в глазах народа Божия. Пред евреями предстал образ мужественного ратоборца и братолюбца. Страницы Священного Писания увековечен этот образ Иеремии, что и можно будет сейчас пронаблюдать.

...


Победа Иеремии вторая

Победа Иеремии вторая: “Народ, уцелевший от меча, нашел милость в пустыне, иду успокоить Израиля”

“И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари” (Быт.32,24). Одинокий патриарх боролся в ночном мраке, как сказано, вплоть до появления зари. К слову сказать, ночная тьма - не время хождения, и уж тем более не время схватки с соперником. Ночное время борения Иакова святыми отцами истолковывается по-разному. Так, к примеру, святитель Кирилл Александрийский усматривает в этом то, что Иаков не имел “ни божественного света в уме, ни светлого дня, ни зари, мысленно восходящей в сердцах верующих”, поскольку он “искал недостижимого, решившись богоборствовать и одолеть всемогущего Бога”. Тогда как Иакова ночной мрак окутывал извне, то Иеремия был окружен мраком греховным “богоизбранного народа”. Свет Божественной благодати оставил эту землю, слава Господня отступила от народа. На Иерусалим наступала ночная тьма, как свидетельствовал сам вероломный народ: “Горе нам! День уже склоняется, распростираются вечерние тени” (Иер.6,4). Лишь светлые молитвенные воздыхания св. Иеремии прорывались через эту греховную тьму к Богу. Однако же Яхве неоднократно прерывал молитвы праведника (см. Иер.7,16; 11,14; 14,11; 15,1). Господь отрезвлял сознание пророка, требуя открыть глаза и осмотреться, прежде чем просить за грешников: “Не видишь ли, что они делают в городах Иудеи и на улицах Иерусалима?” (Иер.7,17). “Итак, блаженный пророк, - как бы озвучивая слово Божие, говорит Иоанн Златоуст, - оставь их, и не возноси ко Мне за них молитвы, а заботься только о том, как уврачевать их болезнь, чтобы привести их в чувства своей немощи, и возвратить их ко здравию; тогда и Я сделаю все, что от Меня зависит. Я не медлю и не отлагаю, когда вижу благорасположенную душу; одного только требую - исповедания согрешений, и после этого уже не подвергаю их суду. Трудно ли и тягостно ли Мое требование? Если бы Я не знал, что они становятся еще хуже именно оттого, что не исповедают своих прежних грехов, то Я и этого не требовал бы. Но Я знаю, что род человеческий весьма склонен ко греху; потому и желаю, чтобы они исповедали прежние грехопадения, чтобы такое исповедание удерживало их от новых падений в те же грехи”.

...


Победа Иеремии третья

Победа Иеремии третья: Яхве обретен Спасителем

Молитва не оказалась бесплодной и для самого пророка. Своей дерзновенной молитвой он достиг важнейшего во взаимоотношениях с Яхве: изгнал от себя смертельный ужас, который испытывала его душа при встрече с Богом. О таком состоянии пророка мы находим свидетельство в вопле св. Иеремии к Богу: “Не будь страшен для меня” (Иер.17,17).* Но почему пророк просит Бога не быть страшным для него, тогда как, страх Божий, как известно, является одним из благодатных даров Святого Духа? Ведь сказано же в псалмах Давида: “Начало мудрости - страх Господень” (Пс.110 (111), 10); и от лица мудрого Екклесиаста было выражено: “Выслушаем сущность всего: бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека” (Еккл.12,13). Но не о таком страхе** взывал св. Иеремия, но о смертельном ужасе, в котором нет надежды, который оборачивался конечной погибелью.***

...


Образ пророка в иудейской традиции

Судьба каждого настоящего пророка - бороться со своим временем. Когда евреи жили в достатке, но без духовной опоры, Ирмеягу осуждал их. Когда они решили присоединиться к восстанию против превосходящего их войска, Ирмеягу высмеял их. Но когда евреи потеряли все и погрузились в отчаяние, обычно мрачный Ирмеягу вселил в их сердца надежду. Евреи приготовились отправиться в изгнание и больше не рассчитывали увидеть родную землю. Ирмеягу в это время тратит последние средства на покупку земли в Стране Израиля, чтобы показать отправляемым в изгнание - еще придет время вернуться в Страну Израиль, хотя ни один другой народ после изгнания еще не возвращался обратно на свою родину. В своем “сионистском” пророчестве, которое до сих пор, спустя 2600 лет, поется на каждой еврейской свадьбе, он заявляет: од йишама – “на этом месте… в (покинутых) городах Иудеи и на опустевших улицах Иерусалима… еще слышен будет голос радости и голос веселья: ликования жениха и ликование невесты” (33:10 - 11).

Во время восстания против Невухаднецара Ирмеягу предсказывает, что вавилоняне одержат верх над евреями не только благодаря военному превосходству, но и потому, что Б-г послал их, чтобы наказать Иудею. Евреям его времени ( как и многим нынешним ) утверждение Ирмеягу о том, что страдание народа- это наказание за его ошибки, казалось оскорбительным. Действительно, у кого хватит смелости, чтобы сказать подобное о Катастрофе? И тем не менее эта весьма спорная идея сохранила евреев…

...


Избрание в пророки

Иеремия, происходя от Рахаб и Иошуи (Сифре, к Числ., 10,29; Мег.,14б), родился во время преследования пророков Изебелью (Beresch.r., LXIV, 5; Раши к Иер., 20,14 приводит, по-видимому, более правильное чтение “Менасса” вместо “Изебели”). Будучи посвящен Богом в пророки еще до своего рождения (Иер.1,5), Иеремия появился на свет уже обрезанным (Абот раб. Натан,II; Midr. Tehil.,IX). Когда Господь объявил Иеремии, что он предназначен в пророки Израиля, Иеремия отказался, ссылаясь на предшествующих пророков Израиля, Моисея, Аарона, Илию, Элишу, которые подвергались оскорблениям и осмеянию (2 Цар.1,8; ib.,2,23), даже покушению на жизнь (Числ.14,10); кроме того, Иеремия указал на свою молодость. Но Бог ему ответил: “Я предпочитаю юношу, еще не вкусившего греха…”


Жертвенное служение и кончина

Бог велел Иеремии взять “отравленный кубок” и дать из него пить народам. Иеремия взял кубок и обратился к Богу с вопросом: кто будет пить первым? Когда же он услышал в ответ: Иерусалим и прочие города Иудеи, то стал проклинать день своего рождения (Pesik r.,XXVI, издан. Фридмана, 129).

Пророческая деятельность Иеремии началась при царе Иошии; Иеремия делил эту деятельность со своею родственницею, пророчицей Хулдой и своим учителем Цефанией (ср. введение Маймонида к “Jad”, где приводится цепь преемственности пророческих школ): Хулда обращалась к женщинам, Иеремия к мужчинам на улицах города, а Цефания говорил в синагогах (Pesik, r., ibid.).

Когда Иошия искоренил идолопоклонство, Иеремия послал за изгнанными десятью коленами и вернул их в Палестину под владычество богобоязненного Иошии (Арах.,33а).

...


Церковь о созерцаниях Иеремии

Несмотря на блестяще проведенный Собор (в 325 году) с выработанным сводом догматических определений, борьба вокруг арианской смуты все более разгоралась. Накал страстей в полемике противоборствующих сторон окутал всю Восточную Церковь и теперь заражал Запад. Сторонники ереси Ария, будучи пораженными на прошедшем Соборе, никак не соглашались принять его решения, а потому искали новой возможности протолкнуть свои злосчастные выводы относительно божества Христа как истинные. Дело осложнялось и тем, что утвержденный термин “Единосущный” в отношении Сына к Отцу смутил некоторых лиц, образовавших партию противников Вселенского Собора. И вновь понеслись в разные уголки империи послания от царя и областных правителей с приглашением на дополнительный собор. На сей раз церкви Запада и Востока должны были провести самостоятельные независимые друг от друга соборы. Епископам восточным было предложено собраться в исаврийской Селевкии, западным же сойтись в Аримине италийском. Однако на том и другом соборах арианствующих ожидало полное поражение.

Искреннее возмущение в адрес еретиков выразил святитель Афанасий в своем послании о деятельности этих соборов. Он негодовал на тех, кто так легко проигнорировал постановления Собора 325-го года, вынудив вновь отцов церкви собираться из далеких мест. Ревностный Афанасий облек свое послание в полемический характер. Обосновывая на Божественном Откровении единосущие Сына с Отцом, святитель от лица Церкви подчеркивал: “Мы знаем, что Сын Его есть Слово и Премудрость, и, веруя так, не именуем двух Богов…”. И вот это “веруя так” св. Афанасий обосновал, опираясь на примеры ветхозаветных праведников. В частности он писал: “Его созерцая и разумея, чей Он Сын и Образ, святые пророки говорили: бысть слово Господне ко Мне; зная же, что в Нем, созерцается и открывается Отец, осмеливались говорить: явился мне Бог отцев наших, Бог Авраамов, Исааков и Иаковлев”. Таким образом, по мысли святителя Афанасия, святые пророки, патриархи были боговидцами, людьми, которых Бог удостоил Своего созерцания.

...


О состояниях божественного Иеремии

А. Состояние первое: “В сердце моем как бы горящий огонь”

“Было в сердце моем, как бы горящий огонь, заключенный в костях моих, я истомился, удерживая его и не мог”, (Иер.20,7).* Внешней причиной происшедшего оказалось сопротивление пророка Богу. Это состояние пророк испытывал впервые, и как видно из его собственных слов, пытался с ним совладать, но “истомился, удерживая его”.

Какова же была природа пережитого Иеремией состояния? Святой Василий Великий утверждает, что пророку Иеремии был послан “очистительный огонь для исцеления его души”. Внимая же богослужебному пению, мы слышим свидетельство Церкви о святости пророка: “Твоея мысли зрительное, мудре, очистив от скверн плотских” (1-ая песнь канона, 3-й тропарь) или “очистив духом, великий пророче и мучениче, твое светозарное сердце” (кондак канона). По мысли же преподобного Симеона Нового Богослова очищение является наиважнейшим условием для боговидения, после же чего следует принятие огня. Святитель Амвросий Медиоланский называет этот огонь огнем любви. Он пишет: “Иеремия…сгорал и не мог выносить огня любви, которым пылал при исполнении пророческого служения. Его ввергали даже в ров, ибо он возвещал иудеям будущие разрушения и не мог молчать”. У преподобного Симеона Нового Богослова мы находим описание состояния человека, сподобившегося божественного созерцания. “Имеющий внутри себя свет Всесвятого Духа,- воспоминает преподобный*, не вынося видения его, падает ниц на землю, кричит и вопиет в исступлении и великом страхе, как видящий и претерпевающий бедствия, которые выше естества, выше слова, выше мысли. Он становится подобен человеку, у которого все внутри зажглось огнем: попаляемый им и, будучи не в силах вынести жжение пламени, он делается словно исступленным. Совершенно не имея силы совладать с собой, орошаемый непрестанно слезами и ими освежаемый, он еще сильнее разжигает огонь любви. От этого он проливает больше слез и, омываемый их излиянием, сияет еще ярче”. Преподобный Максим Исповедник, как бы подчеркивая итог созерцания, называет пророка стяжавшим Божественную любовь. У него мы читаем: “Стяжавший в себе Божественную любовь не утруждается, последуя Господу Богу своему, наподобие божественного Иеремии…”.

...


Пророк для народов

Жизнь пророка еще до появления его на свет уже была предначертана Духом Божиим. Об этом не подозревали его родители. Об этом не будет знать и юный Иеремия, пока Сам Яхве не откроет ему Своих замыслов. Слова, сказанные Богом, до глубины души поразили Иеремию. Он, оказывается, познан и освящен еще в материнской утробе. Его миссия быть пророком у народов. В познании и освящении Иеремии Богом еще до его рождения святитель Кирилл Иерусалимский усматривает прообраз Боговоплощения, тайну творения Логосом Своей человеческой природы. “Он (Бог) не стыдится принять плоть от сих членов, будучи Сам Творец членов. И кто же говорит нам о сем? Говорит Иеремии Господь (Иер.1,5). Если при сотворении людей касается членов и не стыдится; то вменит ли стыд творить святую плоть, покрывало Божества для Себя Самого?”- так в огласительном поучении прозвучала речь святителя. Отныне святой Иеремия нарекается власть имущим над народами и царствами, иначе говоря - пророком для народов. “Смотри, Я поставил тебя в сей день над народами и царствами, чтобы искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать”- изрек над кротким юношей Свою волю праведный Яхве. Этому месту из Священного Писания в христианском обществе было уделено особое внимание. Здесь св. Иеремия как бы давал разуметь изображение миссии Спасителя. Об этом мы узнаем от блаженного Иеронима. Он сообщает, что “некоторые место это понимают в отношении ко Спасителю, Который, в собственном смысле, был пророком народов и чрез апостолов призвал все народы. Ибо, - заключает святитель Иероним,- поистине Он, прежде, чем был образован в девственном чреве и прежде, чем вышел из утробы матери, был освящен во чреве и ведом Отцу, поскольку Он присно в Отце и Отец присно в Нем”. Нежный и кроткий характер Иеремии отобразился на его пророческом служении. Именно такой сосуд оказался благоугодным Богу для исполнения Своей воли. Церковным мужам очевиден был и в характере служения пророка Иеремии прообраз грядущего Пророка.


Пророк в служении народу

Искренней любовью к своему народу пылал святой Иеремия. Каждое грозное слово суда Божия, которое пророк доносил иудеям, вызывало в нем отчаянную надежду на их покаяние и исправление. С другой стороны, каждый неверный шаг еврея, его падение оставляли болезненные шрамы в пророческой душе. Слезы сострадания не высыхали на щеках богоносного мужа. Книга его пророчеств сделала нас невольными свидетелями его глубоких, раздирающих душу стонов. “Утроба моя! Утроба моя! Скорблю во глубине сердца моего, волнуется во мне сердце мое…” (Иер.4,19). Или “Когда утешусь я в горести моей! Сердце мое изныло во мне….О сокрушении дщери народа моего я сокрушаюсь, хожу мрачен, ужас объял меня”- плакал божественный страдалец. За этим плачем блаженный Иероним обнаружил скорбь и печаль Спасителя. Через пророка мы можем видеть, рассуждал святитель Стридонский, “как и Спаситель скорбел о смерти Лазаря и плакал об Иерусалиме, не скрывая печали молчанием”. Святой Григорий Двоеслов, папа Римский, вероятно, прочитывал книгу пророка Иеремии в переводе Вульгаты. В одной из бесед на Евангелие он коснулся одиннадцатого стиха шестой главы этой книги, истолковывая его в христологическом ключе: “Бог, Который, хотя Сам в Себе всегда пребывает покойным и неизменяемым, однако же возвещает, что Он трудится, когда терпит грубые беззакония людей. Почему и через пророка говорит: Я утрудился, поддерживая (по Вульгате). Но Бог явился во плоти, утрудился от нашей слабости. Когда неверующие увидели этот труд страдания Его, тогда не захотели чтить Его. Ибо не хотели веровать, что бессмертен по Божеству Тот, Кого видели смертным по плоти”.

Не благодарный народ не заметил струившихся слез пророка, не оценил “труд страдания его”. Напротив, в адрес святого Иеремии все больше обращалось раздражения и гнева, тем самым уготовляя ему через путь страданий неминуемую гибель.


Пассия пророка

Страдания, легшие на плечи пророка Божия, явились предметом богословских размышлений сонма христианских экзегетов. События, связанные со скорбями пророка, становятся дверью, за которой открывается Новый Завет. Там за многовековым покровом уже виднеется Голгофская гора с крестным древом прободенного Сына Человеческого. По замечанию святителя Дмитрия Ростовского: “Пророчествовал святой Иеремия и о страдании Господа Иисуса Христа, являя в себе самом таинственный прообраз Его, кроткого Агнца, ведомого на заклание”. Такой двойственный характер пророчества через слово и сам образ жизни готовил добрую почву для того, чтобы узнать в рожденном в пустынном вертепе Богомладенце ожидаемого Мессию. Он окажется беззащитным и одиноким; против него устроят заговор все, кто был носителем мира, на каждом шагу будут оглядываться на него, ожидая Его падения. Все будут искать удобного случая для мщения Ему.

Примерно за шестьсот лет до прихода Мессии об этом уже пророчествовал святой Иеремия, за шесть веков до Христа это уже переживал и испытывал пророк (Иер.20,10). Поистине таинственные слова вырвались из уст пророка Иеремии, сказавшего от первого лица: “А я, как кроткий агнец, ведомый на заклание, и не знал, что они составляют замыслы против меня, говоря: положим ядовитое дерево в пищу его, и отторгним его от земли живых, чтобы и имя его более не упоминалось” ( Иер.11,19). Мнения отцов Церкви в толковании этого места разделились. Одна сторона за этим стихом понимала только пророческое слово о Христе. Так о крестной смерти Агнца Божия говорит святой святитель Кирилл Иерусалимский. Святой Киприан Карфагенский в этом месте делает акцент на наименовании Сына Божия “Овцей и Агнцем, уготованным на заклание” и, “что иудеи пригвоздят Его ко кресту”. Мученик Иустин Философ в этом месте увидел совет и решение иудеев о крестной смерти Христа. Преподобный Иосиф Волоцкий также повторит мысли древних отцов о том, что “хлебом пророк называет Плоть Христову, древом - крест”. Блаженный Иероним смело утверждает: “Все церкви согласно разумеют, что в лице Иеремии это говорится Христом, что Ему Отец открыл, как Ему должно говорить и показал Ему деяния иудеев…”. Наконец блаженный Феодорит прямо подчеркивает, что это нисколько не относится к Иеремии, ибо он погиб не на кресте, но от побиения камнями, а только ко Спасителю.

...


Святой Пророк Иеремия прообразует пришедшего во плоти сына

Наступающий пятый век предуготовлял блаженному Иерониму Стридонскому весьма горячую пору. Его ожидала страстная полемика с последователями Оригена. В это же время он вступит в яростную борьбу с теми, кто отрицал превосходство девственности и монашества перед брачной жизнью. Но самая тяжелая схватка у блаженного Иеронима произойдет с пелагианами. Разразившийся конфликт в богословских спорах между двумя сторонами развернулся чуть ли не трагедией для самого епископа: пелагиане сожгли его монастырь, а Иерониму едва удалось избежать смерти. Предлогом для споров у блаженного Иеронима на сей раз было учение о природе человека. Пелагий проповедовал о совершенстве человеческой природы, ее безгрешности. Из его уст звучало отрицание наследственности первородного греха. Грех Адама признавался лишь дурным примером. Блаженный Иероним не мог это слушать. Он, напротив, свидетельствовал о поврежденной грехом природе человека. Желая убедить своих противников, он, в частности, предложил рассмотреть личность одного ветхого праведника, а именно - пророка Иеремию. Но почему этого древнего мужа? Внимание блаженного Иеронима пало на то, как святой пророк, имея могучую веру и крепкое упование на Бога, подчеркивал свое ничтожество, и при этом был будто пьяный, не имея “никакого разумения и никакой мудрости”. “Если же это так, - полемизировал с еретичествующим Пелагием святой Иероним, - то где проповедующие совершенную праведность в человеке? Если они ответят, что они говорят это о святых, а не о себе самих, то я думаю, что, конечно, никто не святее Иеремии, который был девственник, пророк, освящен во утробе и самым именем прообразует Господа Спасителя. Ибо Иеремия значит: высокий Господа”.

Итак, для святителя Стридонского личность пророка Иеремии - наглядный прообраз Христа. Это убеждение, как видим, блаженный Иероним употребляет в полемике с еретиками. Но не было ли это риском со стороны Иеронима? Звучало ли это убедительно? Чтобы положительно ответить на эти вопросы, необходимо прислушаться к размышлениям отцов Церкви, говорящих на эту тему.


Святой пророк Иеримия в древних писаниях

Помимо книг Священного Писания образ Иеремии, либо какие-либо упоминания о нем мы можем встретить в некоторых древних преданиях, переданных нам церковными писателями. Об их истоках сейчас говорить трудно. Одни из них родились в недрах иудейской религии и восприняты христианством в чистом виде, или же переосмысленными в христианском сознании вошли в Церковь. Другие почерпнуты, вероятно, из языческих источников. Есть и такие, которые можно назвать христианскими по происхождению.

В данной главе будет приведено несколько таких преданий, которые нам расскажут святые Ефрем Сирин и Епифаний, блж. Августин, Дорофей Тирский и Исидор Испалийский, Иоанн Мосх, Никифор Каллист и свт. Дмитрий Ростовский.


Забота Иеремии о Святыне Господней

А. Укрытие священного огня

Получив свободу и видя покровительственное благорасположение к себе со стороны Навузардана, Иеремия прежде всего позаботился о святыне Божией… Пророк Божий воспламенил, приготовленный им, светильник от огня, чудесно сшедшего от Господа во дни Моисея и Аарона на жертву всесожжения и с того времени неугасимо поддерживаемого на жертвеннике, и скрыл тот светильник в безводном колодезе, имея крепкую веру и пророчески предвидя, что этот огонь там если временно и погаснет ( изменясь чудесно в иную стихию, густую воду ), но в свое время опять, возвратив свое прежнее свойство, воспламенится, что и исполнилось по возвращении Израильтян из Вавилонского плена, при возобновлении храма во времена Неемии ( ср. 2 Макк.1,19-32 ), много лет спустя после смерти святого пророка Иеремии, который заключил сей огонь в колодезь и самое место заравнял, так что оно стало незаметно и долгое время оставалось неизвестным никому.

...


Смерть, погребение и почитание пророка

Св. Ефрем Сирин

В египетском городе Тафнисе свои, то есть иудеи, побили его камнями. Там он умер и положен на месте, где некогда был дом фараонов, потому что египтяне много пользовались от Иеремии и за что чтили его. Потом кости его перенесены в Александрию и с честью преданы там погребению.

Свв. Епифаний, Дорофей Тирский и Исидор Испалийский

Говорят о том, что пр. Иеремия своими молитвами прогнал аспидов, крокодилов и других диких зверей от египетского города (м.б. Тафниса) и его окрестностей (Египтяне и доныне глубоко уважают могилу Иеремии, находящуюся неподалеку от Каира, и берут с нее землю для предохранения от крокодилов и для исцеления от укуса змей- А. Х.).

Иоанн Мосх

Свидетельствует, Александр Македонский перенес тело Иеремии в Александрию.

Александрийская летопись

По принятии тела пророка там, в Александрии, был сооружен приличный памятник в честь Иеремии.

Никифор Каллист

Написал предание, что этот монумент возобновлен и украшен царицей Еленой.


Предсказание Иеремии о разрушении египетских идолов

Святые Дорофей и Епифаний

Сохранили предание, в котором рассказывается о предсказании Иеремии египетским жрецам, что их идолы падут, когда в Египет придет Матерь-дева со своим Младенцем; - и что это пророчество исполнилось во время пребывания Божией Матери с младенцем Иисусом в Египте, укрывшихся там от злобы Ирода Великого.

Свт. Дмитрий Ростовский

Сообщает, что это пророчество будто бы дало основу для обычая, существовавшего у египтян, изображать деву, почивающую на одре, с младенцем, обернутым пеленками, и лежащим возле нее в яслях, и воздавать поклонение такому изображению. При этом еще сообщается. Будто жрецы египетские на вопрос царя Птоломея, почему почитается такое изображение- ответили, что это есть тайна, св. пророком предсказанная их древним отцам, и, что они ждут осуществления этой тайны.


К вопросу, знаком ли был Платон с пророчествами св. Иеремии

Весьма любопытное размышление предлагает блж. Августин в качестве ответа на поставленный вопрос: Откуда Платон мог приобрести то знание, которое приблизило его к христианской науке?

Некоторые, соединенные с нами в благодати Христовой, удивляются, когда слышат или читают, что Платон имел такой образ мыслей о Боге, который они находят очень близким к истине нашей религии. Вследствие этого некоторые думали, что он, в то время, когда достиг Египта, слушал там пророка Иеремию, или во время самого путешествия читал пророческие писания. Мнение их я изложил, впрочем, в некоторых своих сочинениях ( De Doctrina Christiana lib. 2. Cap.28- Retract 2,4 ). Но тщательное вычисление времени, составляющее предмет исторической хроники, показывает, что Платон родился почти спустя сто лет после того времени, когда пророчествовал Иеремия. Затем, хотя Платон прожил 81 год, от года смерти его до того времени, когда Птоломей, царь Египетский, выпросил из Иудеи пророческие книги евр. Народа и позаботился о их переводе и переписке при помощи 70-ти мужей еврейских, знавших и язык греческий, прошло, как оказывается, почти 60 лет. Поэтому, во время того путешествия своего Платон не мог ни видеть Иеремию, за столько лет прежде умершего, ни читать эти писания, еще не переведенные в то время на греческий язык, в котором он был силен. Возможно, впрочем, что по своей пламенной любознательности он, как с египетскими, так и с этими писаниями ознакомился чрез переводчика, не в том смысле, конечно, чтобы делал из них письменный перевод, чего, как известно, и Птоломей, могший внушать даже страх своею царскою властью, мог добиться только в виде особого одолжения; но в том смысле, что мог из разговора узнать, насколько в состоянии был то понять, их содержание. ( Далее анализирует место из кн. Быт.1,1-2 и сравнивает его с сочинением Платона об устройстве мира, написанном в Тимее. ) …А главное, что более всего побуждает и меня почти соглашаться с мнением, что Платону не были неизвестны те книги, это следующее…( в сем примере сопоставляет мысль Платона о том, что все, что сотворено изменяемым, не существует с библейским местом: Исх.3,14).


Имена семи мудрецов, живших во времена пр. Иеремии

В царствование у Евреев Седекии, а у Римлян Тарквиния Древнего, бывшего преемником Анку Марцию, народ иудейский отведен в плен вавилонский, а Иерусалим и храм, построенный Соломоном, разрушены. События эти предсказывали пророки, обличавшие Иудеев в их беззаконии нечестии, особенно Иеремия, который определил даже и число лет плена ( Иер.25,11 ). В это время, говорят, жил Питтак Мителенский, второй из семи мудрецов. А во время пребывания народа Божия в плену Вавилонском, жили, как пишет Евсевий, и остальные пятеро, которые с вышеупомянутыми Фалесом м этим Питтаком считаются в числе семи. Это именно Солон Афинский, Хилон Лакедемонский, Периандер Коринфский, Клеобул Линдский и Виас Приэнский.


Бероз Халдейский отчасти согласен с пр. Иеремией

Феофила к Автолику.

Бероз, философ халдейский, который передал эллинам халдейские писания, сходно с Моисеем повествует о потопе и о многих других событиях и отчасти согласен с пророками Иеремию и Даниилом, а именно- то, что о событиях иудейских при Вавилонском царе, которого он называет Набопалассаром, у евреев называют Навуходоносором. Он также упоминает о храме в Иерусалиме, что он был разрушен халдейским царем, и , что во второй год царствования Кира положены основания храма, а во второй год царствования Дария храм был окончен.


Заключение

Миновали многие века. “Колесо” истории прокрутилось со своей печальной трагической страницы уже более чем на два с половиной тысячелетия. Не слышны теперь за стенами священного Иерусалима отчаянные крики и стоны погибающего народа, да и самих неприступных стен сейчас нет. Не слышно скрежетания стенобитных орудий, не слышно и лязганья смертоносного железа. Несчастные человеческие души, навлекшие на себя тогда суд Божий, навсегда позабыты в истории. Никто никогда не вспомнит имен жителей Иерусалима – виновников гибели благословенного города, за исключением лишь тех, которые застыли на страницах Священных Книг. Их имена оказались вычеркнутыми из памяти людской. Они умерли, погребены в веках времен.

Однако ж имена праведников не умирают, как однажды было сказано: “В вечной памяти будет праведник” (Пс.111,6). Они, словно живительные соки, увлажнили сухую человеческую историю. Своим присутствием на земле они изобразили присутствие Божие с человеком. Даже тогда, в те роковые дни падения великого города Иерусалима, когда очевидцы могли утверждать лишь о богооставленности священной земли, где “течет молоко и мед” (Исх.3,8), и тогда там было присутствие Божие. Ибо там находился свидетель Бога Живого – праведный Иеремия.

...


 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 124 мс 
Яндекс.Метрика