Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

Пчела - сайт православной экзегетики

 

Мякина и чистое зерно

Случайный прохожий, чей путь лежал через столичный иудейский город, в это тяжелое для Иудеи время, мог нередко слышать речи, излагаемые от лица самого Бога. Так однажды в храме Господнем разыгралась неожиданная драма, свидетелями которой явилось множество народа и местное священство. Это произошло в пятый месяц четвертого года царствования царя Седекии (см. Иер.28). Ее виновниками оказались два авторитетных пророка, проводника глаголов Божиих, какими они представлялись в глазах скопившегося народа. Имя первого было Анания, сын Азура, родом, вероятно, из Гаваона. Имя другого - Иеремия. Оба человека поразили публику противоречащими друг другу словами, а точнее, возбужденным поведением пророка Анании и выражением сомнения со стороны Иеремии. Тогда пророк Анания, убеждая окружающих в том, что вавилонские узы рухнут буквально через два года, и пленные иудеи возвратятся на родину, сорвал с шеи пророка Иеремии деревянное ярмо и разломал его. Иеремия же лишь напомнил о подтверждении истинности пророчества его исполнением, которого и нужно дождаться. Молча, проглотив обиду, как выразился блаженный Иероним, этот пророк покинул место состязания. Всем было ясно, что Иеремия оказался побежденным. Его могло выдать и скрытое огорчение, которое отобразилось на его лице. “Ему еще не было открыто Господом, что сказать. Этим Священное Писание без слов показывает, что пророки говорят не по своему только произволу, а по воле Божией, особенно о будущем, которое ведает один Бог”. Но в тот день словесная брань между пророками не закончилась. Вскоре пророк Иеремия появился с водруженным на своей шее железным ярмом, тем самым выражая, что иго Вавилона будет весьма прочным и долгим, и вся Иудея будет ему рабствовать. Но кому должна была довериться толпа, на глазах у которой все это произошло? Она должна была разобраться, с какой стороны звучала правда, поскольку лишь один был прав.

Описанная картина является одной из многих иллюстраций к биографии святого, который постоянно противопоставлял себя иерусалимским пророкам. Примечательно другое: обе стороны выдвигали речи, начиная их словами: “Так говорит Господь”, что весьма путало разбор правды и лжи. Об этой беде и сообщает Бог Иеремии: “Пророки пророчествуют ложное именем Моим; Я не посылал их, и не давал им повеления, и не говорил им; они возвещают вам видения ложные и гадания, и пустое, и мечты сердца своего” (Иер.14,14). Смесь лжи и истины привела к тому, что “нечестие распространилось на всю землю” (Иер.23,15). Беда в том, пишет блаженный Иероним, что “ложь всегда подражает истине, и если бы она не имела некоторого правдоподобия, то не могла бы обманывать невинных”. Партия лжепророков выбрала гибкую тактику, чтобы на доверии своих слушателей строить себе высокий авторитет. При этом в жертву часто приносились нравственные и религиозные принципы. Главное в таком подходе было вовремя распознать интересы соответствующего класса, и от лица Божия преподнести слушателю уже приятное и удобное (ср. Иер.23,14). Преподобный Ефрем Сирин разделил на две категории ложных пророков. К первой отнес тех, “которые у истинных пророков крали истинные их пророчества, и за тайну сообщали оные кому-нибудь одному, запрещая объявлять о сем другим. А при том имели ввиду, если исполнится пророчество, сказать: вот есть у нас свидетель, что мы наперед говорили сие; а если не исполнится, обвинить Иеремию и других истинных пророков, будто бы они обманули”. Вторая категория- “род лживых пророков, которые говорят и то и другое, только бы сказать приятное слушающим, и уверяют: не придут на вас злая, и слово свое, по обычаю лживых пророков, подтверждают именем Господним. И они подобны тем, о которых выше сказал Иеремия, что ложные сны свои примешивают к вещаниям Духа, и обольщают народ”. Блаженный Феодорит подмечает еще один тип ложных пророков. Они “рассказывают сновидения, которых не видали, и различным образом обольщая жалкий народ, делают, что коснеет он в лукавстве”. Таким образом, сформированная коалиция пророков-профессионалов активно паразитировала на истинном слове Божием. С другой стороны их деятельность, как построенная на лжи, часто давала сбои. Им постоянно приходилось беспокоиться за свой довольно шаткий авторитет, поскольку посланные от Бога истинные пророки весьма смело ниспровергали их слащавые речи. Как раз в качестве такого примера можно упомянуть описанную выше схватку Анании с пророком Иеремией.

Священное Писание рассказывает еще об одном печальном известии, когда лжепророки вместе со всем народом изобрели способ погашать проповедь богоносных пророков. Лишь только начинала звучать пророческая речь, ее встречал ответный смех и соответствующие шутки. Речи пророков оскорбительно обзывали словом “бремя”. Блаженный Иероним так объясняет это: “Поскольку пророки народу грешному обыкновенно возвещали печальное и угрожали наказаниями, чтобы привлечь их к покаянию, а милосердный и милующий Господь долго отсрочивал приговор; то обольщенный и обманутый ложью лжепророков народ думал, что угрозы Господа не исполнятся, дело грозное обращал в забаву и в шутку, а предсказывавшим пророкам, как бы насмехаясь, говорил: “опять этот видит тяжесть и бремя Господа!” отсюда пророчество не называлось уже видение, а в шутку и насмешку, бременем и тяжестью”.

Пророк Иеремия все больше убеждался, что нечего питать надежды на народ, поскольку толпа окончательно совершила выбор в сторону лжецов. Общество не способно уже было распознать правду. Ему тяжело было слушать мятежные беспокойные речи. Зато суд Божий не замедлил распознать и отделить истину ото лжи. Пророку Иеремии был открыт образ пшеничного зерна и мякины (в ц.-сл. Библии - пшеницы и плев). “Что общего у мякины с чистым зерном? Говорит Господь” (Иер.23,28). В прочтении церковно-славянской Библии: “Что плевы ко пшенице?”. В дальнейшем Священное Писание не забывает этот образ, но подводит его к эсхатологическому завершению. Говоря о Мессии, Иоанн Креститель скажет: “Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно свое и соберет пшеницу Свою в житницу, а солому (ц.-сл. - плевы) сожжет огнем неугасимым” (Мф.3,12). “Господь очищает лопатой гумно Свое, - пишет блаженный Иероним, - оставляет мякину для рассеяния порывами ветра и для сожжения огнем, а пшеницу собирает в житницы, чтобы она сделалась небесным хлебом, и чтобы каждый из верующих говорил: вкусите и видите, яко благ Господь (Пс.33,9). И прекрасно нечестивое учение сравнивается с мякиной, в которой нет зерна и, которая не может питать народы верующих, а выбивается из пустых стеблей”. Подобную притчу о пшенице и плевелах предложил Христос своим ученикам. На ниве Божией враг посеял плевелы* , которые взошли вместе с пшеницей. Но домовладыка не велел рабам выбирать их прежде жатвы, чтобы не выдергать вместе и пшеницу. “Во время жатвы Я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их; а пшеницу уберите в житницу Мою” (Мф.13,24-30).

Таким образом, суровым и ужасным обещает Бог конец всякой грешной душе. Бог покинет грешника, отречется от

того, кто сам отрекся от Творца: “Говорю вам, не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня все делатели неправды” (Лк.13,27; ср.Мф.25,12;Мк.8,38; Лк.9,26). Словно солома, годная лишь для огня, примет свое завершение грешник.

Совершенно другим был блаженный Иеремия. Его душа жаждала и искала Бога. Он был подобен чистому пшеничному зерну, впитывающему свежую влагу и прозябающему в доброй почве. На свою жизнь он взирал через слово Божие, в котором черпал все для своей души. Он делал шаг на своем жизненном пути лишь тогда, когда перед ним шел Сам Яхве. Так некогда Бог Своими путями вел Авраама, родоначальника еврейского народа; так некогда выходил из египетского плена богоизбранный народ, когда перед ним следовал в столпе Яхве. Великий Моисей в дерзновенном порыве однажды даже воскликнул к Всевышнему: “Если не пойдешь Ты Сам с нами, то и не выводи нас отсюда” (Исх.33,15). Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин, вспоминая о пророке Иеремии, говорил: “Святые мужи никогда не надеялись собственным своим тщанием устроить тот путь, по которому надлежало идти, стремясь к полноте и совершенству в добродетелях, но всегда умоляли о том Господа…. Пророк свидетельствует (имеется ввиду Иер.10,23- прим. Р.Ш.), что он познал сие не только верой, но и из опыта, и некоторым образом из самой природы вещей”. Св. Кассиан упомянул о собственном опыте пророка стяжать присутствие Господне в своей жизни. Действительно, в этом мы можем убедиться, вспомнив, например, известную скандальную историю с пророком Ананией. Анания в довольно резкой форме обидел пророка Иеремию. Задетый за живое, собственно, обвиненный в лживом пророчестве, Иеремия, тем не менее, сдержал свои чувства, не дал своим эмоциям выплеснуться наружу, и, проглотив обиду, удалился с места спора. Он не допустил своей самостоятельности, но смиренно ждал того, что повелит ему Бог. Блаженный Иероним обращает внимание еще на одну сторону его нравственных принципов: “Не только слова, но и дела пророков служат нам побуждением к добродетели. Иеремия мог возвещать благоприятное и пользоваться расположением царя Седекии; но он предпочитал более повиноваться Богу, чем людям, более Тому, кто может и душу и тело погубить в геенне, чем тому, кто мог иметь власть только над телом”. Бог нередко подбадривал одинокого правдолюбца, чтобы его сердце случайно не дрогнуло пред неожиданным испытанием. Иеремии необходимо было выдержать все, что ни встретится пред ним, ибо на него была возложена чрезвычайная миссия. Он был избран “устами” Божиими. Через его сердце была проложена стезя, по которой навстречу погибающему Иерусалиму “шагал” праведный Яхве. При этом в пророке до конца была слышна надежда на любимый народ, что он вернется к Богу. Св. Иеремия не сомневался в том, что “слово от Бога имеет питательнейшую силу и охраняет сердце человека…, а слово нечестивых пророков или лжеучителей , будучи очень хрупким и соломенным, не доставляет слушателям никакой пользы”.

Иеремия на фоне пророков - профессионалов оказался не только бунтарем, обличавшем в вероломстве, но и безжалостным реформатором. Он выражал вслух то, что не подвергалось сомнениям. Благочестивый реформатор нанес удар по предрассудкам иудеев об их исключительности и, соответственно, несокрушимости. Еврейское общество не сомневалось в этом, поскольку за ним стояли обрезание и жертвы, храм и ковчег. Однако ж пророк видел все иначе. В его речах звучала проповедь о каком-то странном обрезании сердца, которое только и может удалить гнев Бога и облечь несокрушимостью (Иер.4,4). В этом случае не только ковчег, но даже и воспоминание о нем “на ум не придет…и не будут приходить к нему, и его уже не будет” (Иер.3,16). При этом пророк явно пренебрегал “гарантиями”, которыми прикрывались богоотступники. Св.Иеремия, сам будучи обрезанным по плоти, тем не менее не стеснялся напоминать о других народах, практикующих подобное обрезание (см. Иер.9,25-26), желая тем самым нейтрализовать в народе национальную гордость. “Пророк,- пишет преподобный Ефрем Сирин, - отнимает у иудеев надежду на обрезание плоти своей, и показывает, что другим (т.е. народам) бесполезно обрезание, ими соблюдаемое, а иудеев, небрегущих об обрезании сердца своего, ожидает суд, определенный народам, блуждающим по пустыням, которые не обрезаны плотью…. И вы, иудеи, говорит пророк, хотя обрезываете плоть, но не обрезаны остаетесь сердцем”.

Божественный Иеремия оправдал возложенные на него надежды. Миссия была тяжела, но он не отчаялся, и, даже более, по словам св.Максима Исповедника, мужественно перенес всякую боль, хулу и поношение, не замышляя совсем никакого зла против кого-нибудь. Пшеничное зерно, созревая под лучами божественной благодати, набирало свой колос. К Богу возносилась молитва праведника: “Исцели меня, Господи, и исцелен буду” (Иер.17,14). Духовное делание св. Иеремии в свое время впечатлила святителя Амвросия Медиоланского: “Не скрывай и ты своих прегрешений, открыто признавайся в том. Что (Господь) уже знает; не избегай стыдится того, чего не стыдились пророки”.

Оставался последний этап - пожатие жатвы, когда чистое зерно должно быть освобождено от мякины и сорняков. Руками язычника Навуходоносора суд Божий завершил это последнее дело.


 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 15 мс 
Яндекс.Метрика