Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

Пчела - сайт православной экзегетики

 

Имя Иисуса

«И назвал Моисей Осию, сына Навина, Иисусом» (Числ. 13:17; евр. Библия – 13:16).

Уже в спекуляциях Филона Александрийского обращается вни-мание на то, что вместе с переменой имени Осии на имя Иисус проис-ходит и перемена значения имени сына Нунова. Имена Осия (iwvh) и Иисус (iwvhy) не идентичны (хотя и имеют общий корень): первое оз-начает, согласно Филону, «спасенный», второе – «спасение Господне»: «Моисей меняет… имя Осии на имя Иисус, трансформируя то, что символизирует некое качество, в существенное состояние этого каче-ства. Осия, спасенный – индивидуум с неким качеством , в то время как Иисус, спасение Господне, есть имя лучшего возможного состоя-ния» . Новое имя служителя Моисеева означает переход к «спасению в себе», оно не связано более с индивидуумом как таковым, но со спа-сением от Господа.

Проницательность филоновского прочтения Числ. 13:17 так близко подвигает иудейскую мысль к христианскому порогу, что Кли-менту Александрийскому и Оригену в дальнейшем не потребуется особых усилий для истолкования этого текста – они только отождест-вят «спасение Господне» со Христом.

Изменение имени в Библии всегда предшествует какой-то особой миссии. Связь между именем и персональной идентичностью была го-раздо более крепкой в древних культурах, чем в наше время. И сегодня ещё в некоторых обществах Азии, Африки и Океании личное имя за-висит от среды, часто кратко описывает семейную ситуацию, а также особую роль, какую носитель имени призван исполнять.

Имя Иисус – теофорное, содержит в себе как составляющую имя Божие, hvhy. В русском переводе нет разницы между написанием име-ни «Иисус» в приложении к Иисусу Навину и написанием имени Иису-са Христа, в то время как в европейских языках эта разница сохраняет-ся. К примеру, в английском сын Навин – Joshua, а Христос – Jesus; в итальянском сын Навин – Giosue, Христос – Gesu. Большинство иссле-дователей находят, что в еврейском языке имя yehosu‘a является древ-ней формой имени yesu‘а. В том и другом случае это имя содержит в себе тетраграмму hvhy, которая является именем Божиим. В теофор-ных именах тетраграмма представлена в сокращенном виде. Если она стоит в начале теофорного имени, то сокращается до форм vhy, vy, vh и даже y . В многотомной Еврейской Энциклопедии, изданной в на-чале XX века в Санкт-Петербурге, мы читаем: «Iошуа (Iегошуа), ivwvhy, обыкновенно iwvhy, соответствует ivwy, от которого более краткая форма iwvh… В Септуагинте 'Ihsoaj... у Бен-Сиры (41:6) соот-ветствует ivwy – имени, весьма распространенном после изгнания» .

Следует сказать несколько слов о тетраграмме. После магистер-ской диссертации архимандрита (в последствие – архиепископа) Фео-фана (Быстрова), посвященной исследованию тетраграммы и увидев-шей свет почти сто лет тому назад , кажется бесспорным, что только тетраграмма является именем Божиим в собственном смысле, Его соб-ственным именем. Другие «имена», прилагавшиеся к Богу в Ветхом Завете – Элогим, Эль, Адонай, Шаддай, Цебаот, Гиббор и другие – не являются Его собственными именами, а лишь антропоморфными (и потому не представляющими особого труда при переводе на греческий и другие языки) обозначениями Бога человеком. Всевышний, Всемо-гущий, Всесильный, Творец, Господин, Царь, Воевода, Отец – так на-рекали люди Того, Кто являлся им, Кому они служили. «До торжест-венного провозглашения тетраграммы как собственного (курсив мой. – Арс.) для Ветхого Завета имени Божия у евреев были в употреблении имена la и ,yhla…» . Но однажды Он Сам Себя назвал: «Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий (hyha rwa hyha)» (Исх. 3:14) .

Это непереводимо, при всех попытках перевода смысл ускольза-ет. Даже греческое ? en, славянское Сый, Сущий – не более, чем ту-манный отсвет смысла, никак не его полнота. Если прочие «имена» Божии обозначают Его свойства, то тетраграмма имеет отношение не к свойствам, а к самой сущности Божией.

Архимандрит Феофан переводит hyha rwa hyha как «Я есмь, Который есмь», считая, что «глаголу hvh никакого другого значения кроме как «быть», «существовать» усвоено быть не может» . «В этом общем определении Бога как Сущего, в качестве необходимого содер-жания, implicite заключаются все те свойства божественного бытия, которые обычно различными экзегетами выдвигаются поочередно и разрозненно: самопричинность, неизменность, свобода, самотождест-венность и т.д.» .

В Еврейской Энциклопедии читаем: «Так называемый «тетра-грамматон», т.е. четырехбуквенное изображение имени Господа,.. яв-ляется отличительным личным именем Бога Израиля». И там же: «Из имён Божиих выделяется по своей святости и важности имя hvhy… В галахе и агаде оно известно под названием dhvymh ,w, т.е. имя собст-венное» . К такому явному произношению имени Божия прибегал первосвященник в день Искупления. Очень важно, что по иудейскому учению явное произношение имени Божия «станет доступно всем лю-дям только в мессианскую эру» .Эта тайна имени Божия открыта хри-стианам в имени «Иисус».

«Всякий, кто призовет имя Господне (hvhy), спасется» (Иоиль 2:32). Какое имя? «И Говорил Бог Моисею, и сказал ему: Я Господь (hvhy). Явился Я Аврааму, Исааку и Иакову с именем «Бог Всемогу-щий», а с именем Моим «Господь» (hvhy) не открылся им» (Исх. 6:2-3). Это-то чудное (Суд. 13:18), непереводимое, таинственное, невме-стимое тварным бытием имя – hvhy. Только призывая это имя всем умом, всем сердцем, всей жизнью, можно спастись. Его невозможно призывать механически. Призывать по имени значит знать того, кого призываешь, значит иметь общение с ним. Звать по имени – иметь ка-кую-то глубокую внутреннюю связь с носителем этого имени. В свете работ священника Павла Флоренского, А.Ф. Лосева и других исследо-вателей стихии имени, феномена имени в современную эпоху предста-ет очень рельефным древнее значение имен. Открывающий мне свое имя дает мне в какой-то степени право на обладание своей личностью. Это – не магия, это – путь к экзистенциальной сердцевине носителя имени. Только если собеседники знают имена друг друга, возможен диалог. А что такое вся история взаимоотношений Бога и человека, как не диалог – прерывавшийся человеком и восстанавливавшийся Богом – диалог Того, Кто каждого называет по имени (Ис. 45:3-4) и того, кто призывает спасительное Имя (Иоиль 2:32)?

Не случайно главной, а порой и единственной молитвой право-славных монахов-мистиков стала молитва, получившая наименование Иисусовой. «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, греш-ного». В этой краткой молитве – священная тайна Православия. Но ка-кое слово в ней является центральным, ключевым? Не «Господи», не «Христе», не «Сыне Божий». Слово, без которого молитва эта теряет силу – «Иисусе». Потому-то она и названа Иисусовой, что «Иисусе» – ее главное, центральное слово. В нем, теофорном имени нашего Спа-сителя, содержится вечное, непереводимое, священное, неантропо-морфное имя Божие, выражавшееся в Ветхом Завете с помощью тетра-граммы hvhy. «Яхве-спасение» – вот что значит имя Иегошуа, Иисус. Восходя к Богу, православный подвижник начинает тяготиться много-словием прочих молитв. Его единственной молитвой становится мо-литва Иисусова. Но и она постепенно сокращается. Сначала до пяти слов – «Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя», а затем до одного-единственного слова – Иисусе. Сладчайшее имя Иисусово, произноси-мое непрестанно молитвенником, исполняет его сердце тихой радо-стью, защищает его ум от помыслов, ведет его к экстазу – мистиче-скому выходу из своего «ветхого человека» – и соединению с Богом. Оно преображает подвижника божественными нетварными энергиями, так как само оно есть энергия Божия. Имя Иисусово – шехина, оби-тающая в человеке, жилище Божие. «После того Он явился на земле и обращался между людьми» (Вар. 3:38). В этом имени, в этой благодат-ной нетварной энергии Божества Сам Творец соединяется со Своей тварью – в сердце подвижника – и даёт вечную жизнь в Себе Самом. Имя Иисусово становится как бы оком, через которое исихаст зрит не только нетварный свет Божий, но и видит в лучах этого света все тво-рение, видит его таким, каким оно задумано Творцом, видит его пре-ображенным, таким, каким видит его Бог. Это – возвращение в перво-зданное состояние, состояние, дающее человеку право давать тварным созданиям имена, то есть владеть ими. «Нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4:12) – утверждает апостол Петр в своей проповеди, обращенной к иудеям. Он говорит об имени Иисусо-вом. Пред этим именем «преклонится всякое колено небесных, земных и преисподних», - говорит апостол Павел. Иисус – hvhy Нового Завета. В начале XX века, накануне революции в Российской Церкви разгоре-лись споры об имяславии. Как показывают новейшие исследования, эти споры не были отвлеченными, они касались сущности правосла-вия, самой его сердцевины. По существу, они явились продолжением споров XIV века о божественном свете, когда опытно-молитвенному богословию святителя Григория Паламы и афонских монахов противо-стояло рационально-критическое богословие в лице Варлаама Калаб-рийского, Никифора Григоры и прочих .

Является ли имя Божие, содержащееся в имени Иисусовом, но-сителем нетварной энергии Божией, или это всего лишь сочетание зву-ков, а на письме сочетание букв? Пытаясь «доказать» последнее, имя-борцы в пылу полемики писали на бумажках слово «Иисус», затем рвали эти бумажки на кусочки и топтали. Как тут не вспомнить иконо-борцев, делавших то же самое с досками и красками святых икон? Но не букв и звуков почитателями были афонские имяславцы. Один из апологетов имяславия, во время жестоких репрессий Святейшего Синода против имяславцев, уже после изгнания последних с Афона, писал: «Условных звуков и букв… мы не обожаем, ибо сии звуки и буквы не суть… действие Божества, а действие человече-ского тела, но тем не менее мы веруем, что и этим звукам и буквам присуща благодать Божия ради Божественного имени, ими произно-симого… Имя «Иисус» есть сила божественная, коей неотделимо при-cущ Св. Дух, творящий чудеса во Имени сем…» . Хотя полемическое сочинение иеромонаха Антония уже тогда подверглось критике из-за нечеткости и противоречивости богословских формулировок, но нель-зя упрекнуть его в неправославности. «…Имя «Иисус» по самому су-ществу есть Сам Бог, но не есть оно самая неименуемая сущность, как в том оклеветывают нас некоторые, будто мы это утверждаем, - прочь такое хуление!» .

Конечно, выражение «по самому существу» нуждается в коррек-тировке или в объяснении в соответствие с церковным учением об энергиях Божиих – слишком уж близко слово «существо» к слову «сущность». Иеромонах Антоний решительно разделяет эти два поня-тия, как видно из вышеприведенного высказывания. Если выражение «по самому существу» означает всего лишь «по самой сути», то это яр-ко иллюстрирует то, что учение об имяславии ничем не отличается от церковного учения о божественных энергиях, о божественном свете. Ведь является человеку Сам Бог, но видит-то человек не сущность Бо-жию, а Его нетварные энергии .

Перемена имени Осии (iwvh) на имя Иисус (iwvhy) означает, как было отмечено выше, качественный скачок. Подобная смена имени – Аврам на Авраам, Сара на Сарра, Иаков на Израиль – знаменовала ре-шительный поворот в жизни этих людей, приобретение какого-то но-вого качества, поставления на особое служение. Моисей, изменяя имя своему служителю, предуготовляет его таким образом к предстоящему служению – во главе народа Божия войти в землю обетованную и за-воевать ее. Именно такое значение перемене имени придавалось в иу-дейском (как раввинском, так и филоновском) и в христианском толко-вании. «Моисею преемствовал Иисус Навин, и, введши народ в обето-ванную землю, водворил его там, победив по божественному полномо-чию народы, которые теми местами обладали» . Но христианские авторы, в том числе и Августин, стараются в этой перемене имени не столько подчеркивать предуготовление Иису-са Навина к его земной миссии, сколько указать на прообразователь-ный характер этой перемены. Уже в самом раннем христианстве мы встречаем глубоко развитой типологию Иисус Навин – Иисус Христос. Так, в Послании Варнавы, иудео-христианском памятнике начала II ве-ка, автор так объясняет смену имени Моисеева преемника: «Моисей… возложил на него имя Иисус, и сделал это только для того, чтоб народ слышал всё то, что Отец обращает к нам в Своем Сыне» .

Если типологию Послания Варнавы можно условно назвать «матфеевской», то типологическая линия «Диалога с Трифоном Иуде-ем» св. Иустина Мученика – памятника второй половины II века – ярко «филоновская»: «Иисус… звался Осия… Моисей назвал его Иисус. Почему ты не спросишь себя о причине, по которой он сделал это?.. Посему Христос остается сокрытым от тебя и ты читаешь, не разумея. Даже сейчас, слыша, что Иисус есть наш Христос, ты не можешь дать себе отчет в том, что имя ему было дано не без смысла, не случай-но» . Как мы увидим, от Филона Александрийского через св. Иустина Мученика к Клименту Александрийскому и Оригену, а через них к каппадокийцам, к отцам пустыни и даже в какой-то степени к Авгу-стину в экзегезисе книги Иисуса Навина происходит развитие одной и той же типологической линии, которую условно можно назвать «филоновской».

Как новое имя служителя Моисеева, так и его подвиги указыва-ют, по мысли блаженного Августина, на другого Иисуса и Его подви-ги: «Так как сказано было Моисею, что он не введет народа в обещан-ную землю,.. избирается на его место другой – Иисус Навин, имено-вавшийся Осией. И так как ему Моисей поручил ввести народ в землю, он переменил имя Осии и назвал его Иисусом, чтобы не чрез Моисея, но чрез Иисуса, то есть не чрез закон, а чрез благодать народ Божий вступил в землю обетования» . Закон и благодать как бы персонифи-цированы здесь в лице Моисея и Иисуса Христа, прообразом же по-следнего является Иисус Навин. Хорошо заметно, как в этой проповеди Августин озвучивает для латинского слушателя мысль Кли-мента Александрийского, получившую великое развитие у Оригена и повлиявшую на весь тип христианских толкований: «Имя Иисус, пред-возвещенное в законе, было именно предызображением Господа» . «Книга Иисуса имеет целью не столько показать нам подвиги Иисуса сына Навина, сколько начертать нам тайны Иисуса, моего Господа» .

Такое истолкование Писания, которое сам Ориген называет «духовным», стремится актуализировать Ветхий Завет для каждого хри-стианина, отделенного от ветхозаветных событий веками и тысячеле-тиями, научить видеть «сквозь презренную плоть буквы дух смысла». И у Августина можно найти то же: «То, что называется Ветхим Заве-том, было дано как свидетельство о некоей другой реальности, гряду-щей» .

26 проповедей Оригена на книгу Иисуса Навина, дошедшие до нас в латинском переводе Руфина, представляют собой «духовный» обзор всех основных событий, описываемых в книге. Согласно Клау-дио Стеркалю, эти проповеди, составленные Оригеном в 249-250 го-дах, во время декиева гонения, являются одним из последних произве-дений великого интерпретатора, почти его завещанием, «плодом дос-тигнутой им духовной зрелости» .

Исключительностью служения, которое было поручено преемни-ку Моисея – ввести народ Божий в Палестину и (главное) прообразо-вать своими действиями дела Иисуса Христа – по мысли Оригена объ-ясняется то, что до него никто не носил имени Иисус. «Моисей напи-сал книгу Бытия. В ней читаем об Аврааме и о рожденных от него. Между ними было множество праведников, но никто не был удостоен быть названным Иисус. Ни Авель, ни тот, кто начал призывать имя Господа Бога (Быт. 4:26), ни тот, к которому возблаговолил Бог, кто был восхищен и не увидел смерти (Быт. 5:24), ни Ной, единственный найденный праведным в своем поколении (Быт. 6:8-9), ни сам Авраам, получивший обетование завета, ни его сын Исаак, ни Иаков, запинав-ший Исава (Быт. 27:36), ни кто-либо из его детей. Моисей был верен во всём доме (Числ. 12:7. Евр. 3:2), но однако и он не был назван Иисусом» . Иисусом был назван Осия, сын Навин, что для Оригена имеет «духовный» смысл: «…после Моисея был возвышен и принял командование Иисус, не сын Навин, но Иисус Сын Божий» .

Тертуллиан, будучи для латинского Запада тем же, чем Ориген для греческого Востока – «отцом отцов», но проклятым впоследствии «внуками» – стоявший у истоков западной экзегетики и догматики, первым по сути церковным писателем на латинском языке, также ус-матривает в имени Иисуса Навина прообразовательный, тaинственный смысл. Не Моисей, а «Бог назвал его Иисусом, ради тайны будущего имени (т.е. имени Иисуса Христа. – Арс.)» . Для Тертуллиана при-своение Осии имени Иисус происходит для того, чтобы в этом изобра-зилась тайна Христа: in huius sacramenti imaginem. Латинское «sacramentum», как и слово ????????? у греческих отцов, понимается в связи со спасением, которое откроется во Христе. Св. Иларий Пиктавийский будет впоследствии подчеркивать это сакраментальное измерение имени Iesus в связи с будущим искупительным делом (futuri sacramenti ratio) Иисуса Христа . К этой теме с настойчивостью обращается экзегетическая традиция как на Востоке, так и на Западе.

Святитель Кирилл Иерусалимский, экзегезис которого отличает-ся евангельской простотой, рассуждает о прообразовательном значе-нии имени Иисуса Навина, объединяя его с таковым же значением имени Аарона: «Иисус и Христос – два наименования: Иисус, ибо спа-сает; Христос, ибо священствует (Мессия, = помазанник, от глагола xwm, мазать, кропить. – Арс.). И сие предвидя, божественный пророк Моисей оные два наименования дал двум мужам из среды всех из-бранных: одного, преемника своей власти Навина, наименовал Иису-сом (Числ. 13:17), другого же, брата своего Аарона, назвал Христом (Лев. 4:5. В евр. тексте – xywmh, помазанник, мессия. Здесь просмат-ривается не столько, быть может, знание евр. текста – св. Кирилл ев-рейским языком не владел – сколько начитанность в Оригене. – Арс.), дабы в двух избранных мужах представить первосвященническое и царское достоинство имевшего придти единого Иисуса Христа» .

«Имя Иисуса доставило блуднице (Раав. – Арс.) спасение и про-щение грехов… Спасший её Иисус Навин был образом истинного Ии-суса», - поучает св. Иоанн Златоуст в проповеди «О блуднице и фари-сее» . Таким образом, и антиохийская экзегетическая школа не про-ходит мимо имени Иисус, настаивает на его прообразовательном зна-чении.

Блаженный Иероним утверждает , что Иисус Навин – это образ (typus) Господа не только в действиях, но и в имени (sed etiam in nomine).

Средневековая латинская экзегетика, к примеру Рабан Мавр и Руперт Дейцкий также возвращается к объяснению значения имени Иисуса Навина. У последнего имеется христологическое объяснение имен Иисуса и его отца Навина: «Во-первых, Иисус сын Навин являет-ся носителем образа Господа нашего Иисуса Христа на основании ин-терпретации собственного имени. Ибо “Иисус” значит Спаситель Гос-подень, Наве (благодаря ошибке переписчиков первых манускриптов это ошибочное чтение – “Наве”, “Навин” вместо “Нун”, ]vn – кочует от перевода LXX и Vulgat’ы через всех отцов Востока и Запада до позд-него Средневековья. – Арс.) значит красота. Итак, кто Иисус сын На-вин, то есть Спаситель Господень сын красоты, если не Спаситель единородный Бога Отца, Сын девства?» .

В Православном Катихизисе, напечатанном в Москве в XVII веке при царе Михаиле Феодоровиче и перепечатанном в 1874 году старо-обрядцами, говорится об образном значении трёх ветхозаветных носи-телей имени Иисус: «Исус толкуется – Спас, или Спаситель, сиречь Избавитель… В о п р о с. Чесо ради онии, иже прежде рождества Хри-стова в ветхом законе три мужие названи быша, ихже глаголет Писа-ние, Исус Навин, Исус Сирахов, Исус Иоседеков, егда убо и тии изба-вители быша? – О т в е т. Того ради еже они суть образ и подобие Ису-са Истиннаго Господа нашего Исуса Христа быша, понеже Исус На-вин, иже бе воевода сильный, поправый супостаты сынов Израильских и введе Израиля в землю обетованную, Исус же паки Сирах учитель бе премудр в вере, а Исус Иоседек бе священник соверши церковь Бо-жию; тако и Христос Истинный Исус, силою Своею поправый ненави-стника рода человеческаго, и верующих в Онь в землю живых, сиречь в Царство Небесное, введе Божественною силою и крепостию Своею, и Евангелием вселенную просвети, идолослужения тьму далече отгна, сего ради имена сия три Имени Исусову уподобляются…»

Типология Иисус Навин – Иисус Христос имеет корни еще в той раннехристианской среде, которая формировалась под воздействием иудейства, больше александрийской его ветви, чем палестинской. Как видим на примере традиционного истолкования имени Иисус, эта ти-пология была воспринята церковным богословием как на Востоке, так и на Западе. В дальнейшем, в рассмотрении сквозь призму традицион-ного толкования основных сюжетов книги Иисуса Навина мы увидим, что главные линии интерпретации, будучи сформированными в очень ранний период христианства, остаются по существу неизменными на протяжении всей истории традиционного экзегезиса.


 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 15 мс 
Яндекс.Метрика