Этот текст скопирован из другой on-line библиотеки, адрес исходного файла в которой не удаётся определить по техническим причинам

Ссылки, приводимые ниже, могут не работать или вести на страницы вне нашего сайта – будьте внимательны и осторожны: создатели сайта «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования» не несут ответственности за возможный риск, связанный с переходом по ссылкам на другие сайты. В особенности будьте внимательны при переходе по ссылкам рекламного характера, ссылкам, смысл которых Вам непонятен, и по ссылкам, текст которых отображён явно некорректно.

Авторские права (если таковые существуют) на приводимый ниже текст принадлежат авторам оригинальной публикации

.

Пчела - сайт православной экзегетики

 

И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба...

И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло.

После видения нового неба и новой земли Иоанну открывается третья реальность нового мира (пакибытия) — новый Иерусалим. Об этом он и пишет: И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего.

Центром новой Вселенной тайнозрителю видится святый город Иерусалим, новый. Иерусалим был и центром старого мира. В Эдеме — колыбель человечества, туда Бог поместил Адама, первого человека. На месте города Иерусалима, на Голгофе, был по церковному преданию похоронен Адам. Там нашел себе последнее пристанище изгнанный из рая. Там смерть настигла первого из вкусивших жизнь и бытие. И вот “одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили” (Рим. 5,12). Так это место стало местом падения и смерти твари. Но там, где смерть захватила Адама, там Бог решил воскресить жизнь. Там тварь, потерявшая свое бытие в Боге, должна возродиться, приобщившись пакибытия. Центр смерти и тления должен был стать центром жизни и пакибытия. О начале этого мы читаем еще в книге Бытия: “Мелхиседек, царь Салимский, вынес хлеб и вино, — он был священник Бога Всевышнего, — и благословил его (Аврама), и сказал: благословен Аврам от Бога Всевышнего, Владыки неба и земли” (Быт. 14,1819). Так Владыка неба и земли посылает через своего священника Мелхиседека благословение града Иерусалима Аврааму и всему роду его. Благословение Иерусалима почило на “отце веры” (Рим. 4,1112), Аврааме, а через него на всей Церкви ветхозаветной, столицей, центром и святилищем которой и стал Иерусалим. Как и первый Адам, второй Адам — Христос (ср. Рим. 5,1819) рождается не в Иерусалиме, но сюда приходит вкусить смерть. На месте погребения Адама умирает Христос на кресте (вот почему под распятием Христовым бывает изображение черепа Адама, знак того, что — “смертию смерть попрал”), и на третий день боголепно воскресает. Кровь и вода Голгофы (Ин. 19; 34; 1 Ин. 5,6) — вот баня пакибытия Вселенной. Центр смерти становится цетром жизни. “Восстань, светись, Иерусалим, ибо пришел свет твой, и слава Господня взошла над тобою” (Ис. 60,1). Церковь также поет: “Светися, светися, новый Иерусалиме, слава бо Господня на тебе возсия. Ликуй ныне и веселися, Сионе: Ты же чистая красуйся, Богородице, о восстании Рождества Твоего”. Так Иерусалим начинает преобразовывать уже весь мир по божественному плану Спасителя: “И будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли” (Деян. 1,8). “Радуйся, Сионе Святый, Мати Церквей, Божие жилище” (святой Иоанн Дамаскин). Иерусалим — место, связывающее Восток и Запад (тысячелетние споры Востока и Запада разрешаются только через Иерусалим. Географический центр становится центром мистическидуховным), становящееся сердцем мира и соединяющее его с небом. Город земной становится городом духовным, Церковь ветхозветная — Церковью новозаветной. Восклицает апостол о христианах: “Вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живаго, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов” (Евр. 12,22). И тот же апостол восклицает о Церкви: “А вышний Иерусалим свободен: он — матерь всем нам” (Гал. 4,26). “Вышний Иерусалим”, Церковь это — богочеловечество (“невеста” ставшая “одной плотью” с “женихом”), небо сходящее на землю, пакибытие в этом бытии. И вот тайнозритель видит и в новом мире пакибытия святой город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба на землю. Но не сказано “сшедший с неба”, а именно “сходящий”. Этим город Иерусалим ставится как бы между небом и землей. Но не просто между ними, как в новом, третьем месте, а именно как соединение того и другого, как сходящий от Бога с неба на землю. Новое небо и новая земля, это — пакинебо и пакиземля, новый Иерусалим, это — пакиИерусалим, пакиЦерковь. Это — место соединения нового неба и новой земли, место особого пребывания Бога с прославленными людьми, Церковь вечности.

Небесный город Иерусалим святый, ибо является местом особого пребывания Бога и прославленных святых в вечности. В него не войдет ничто нечистое (ст. 27). Он — новый, в отличие от того старого, бывшего на прежней земле, бывшего святилищем ветхозаветной Церкви. Город — новый, ибо он в новом мире вечности. Старого мира тления и старого Иерусалима уже нет. Но опять, как ранее о земле и небе, надо разуметь не совершенное исчезновение прежнего и создание его заново, а новое бытие или пакибытие прежнего города и прежней христианской Церкви, бывшей на прежней земле. Миновали не они сами, а их прежнее бытие.

Приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. В подобных выражениях представлялись Иерусалим и Церковь Ветхого Завета, а также и Церковь Нового Завета. “Восстань, восстань, облекись в силу твою, Сион! Облекись в одежды величия твоего, Иерусалим, город святый” (Ис. 52,1). “Ибо твой Творец есть супруг твой; Господь Саваоф — имя Его; и Искупитель твой — Святый Израилев: Богом всей земли называется Он. Ибо как жену, оставленную и скорбящую духом, призывает тебя Господь” (Ис. 54,56). Так и в Новом Завете Церковь именуется Невестой Христовой (2 Кор. 11,2; Еф. 5,2233; Откр. 19,78; 22,17). Небесная Церковь, вышний Иерусалим приготовленный как невеста, украшенная для мужаХриста. За долгие века земного странствования Церковь украсилась божественной красотой для своего мужаХриста. “Кто эта, восходящая от пустыни как бы столбы дыма, окуриваемая миррою и фимиамом, всякими порошками мироварника?.. Прекрасна ты, возлюбленная моя, как Фирца, любезна, как Иерусалим, грозна как полки со знаменами” (Песн. 3,6; 6,4). Вся Песнь Песней Соломона есть гимн нетварной красоте Церкви. Эту красоту стяжают святые, “ибо, подобно камням в венце, они воссияют на земле Его”. Об этой святой земле восклицает пророк: “О, как велика благость его и какая красота его!” (Зах. 9,17). “Отличительная особенность святых подвижников — вовсе не их доброта, которая бывает и у плотских людей, даже у весьма грешных, а красота духовная, ослепительная красота лучезарной, светоносной личности, дебелому и плотскому человеку никак недоступная” (священник Павел Флоренский). Этой крсотой украшайся, душа, дабы на тебя Бог “как на жениха возложил венец и, как невесту, украсил убранством (красотой — слав.)” (Ис. 61,10). Такой красотой будет украшен небесный Иерусалим, Церковь для Христа.

Одновременно с небесным видением Иоанн слышит и небесный голос. И услышал я громкий голос с неба. По иному переводу читается “голос от трона”. В первом случае голос нужно себе представлять раздающимся вне нового Иерусалима с неба. Из второго же чтения следует, что голос раздается от престола (трона) Бога и Агнца, который был в центре нового Иерусалима (22,1). Исходил ли этот голос с неба или от престола Божия, он принадлежит не Богу, а какомуто другому высшему существу (например, одному из четырех животных, окружавших престол (ср. 6,6), ибо о Боге говорится в третьем лице.

Голос громко возвестил тайнозрителю: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. Так Бог вступает в самое тесное общение с людьми и создает Себе и им одну обитель. Новый Иерусалим не просто скиния Бога, но именно скиния Бога с человеками. Это — союз Богочеловечества. Об этом говорилось еще в Ветхом Завете: “И поставлю жилище Мое среди вас, и душа Моя не возгнушается вами; и буду ходить среди вас и буду вашим Богом, а вы будете Моим народом” (Лев. 26,1112). “И будет у них жилище Мое, и буду их Богом, а они будут Моим народом” (Иез. 37,27). Уже в Ветхом Завете Бог повелевает Моисею сделать скинию, которая должна стать жилищем Бога среди людей. Обитая в скинии, Бог обитал среди Своего народа. Мрак язычества еще покрывал все народы земли, но уже был “ведом в Иудее Бог; у Израиля велико имя Его. И было в Салиме жилище Его и пребывание Его на Сионе” (Пс. 75,23). Бог был со Своим избранным народом, обитал среди него в Иерусалиме, и они были Его народом, а Он был Богом их.

Но вот совершается еще большее, исполняются слова пророчества “се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил, что значит: с нами Бог” (Ис. 7,14: Мф. 1,23). “И слово стало плотию, и обитало с нами” (Ин. 1,14). Бог избрал Себе нерукотворенную скинию для обитания с людьми. Девическое чрево вместило в себя Невместимого всем тварным миром. Потому Дева — превыше всякой твари, “честнейшая херувим и славнейшая без сравнения серафим”. Будучи тварною, Она рождает Нетварного, и во чреве Ее обитает вся полнота Божества телесно (Кол. 2,9), ибо носит Богомладенца. Теперь “в доме Божием, который есть Церковь Бога живаго” (1 Тим. 3,15) обитает “полнота Наполняющего всё во всем” (Еф. 1,22). Не часть, а вся полнота Божия, обитает в Церкви с человеками. Так символически и мистически тождественны Богородица и Церковь — обитель Бога с людьми. Чадам Церкви теперь говорится: “Ибо вы храм Бога живаго, как сказал Бог: вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом” (2 Кор. 6,16). Исполняется обетование Сына Божия человеку, что со Отцом через Духа “мы придем к нему и обитель у него сотворим” (Ин. 14,23). Вышний Иерусалим — обитель Живоначальной Троицы и матерь всем нам (Гал. 4,26). Здесь Бог говорит людям: народ Мой; здесь восклицают люди: Еммануил! С нами Бог! Всякий православный христианин исповедует свою веру “во едину, святую, соборную и апостольскую Церковь”. В пакибытии же, в вечности, упразднится вера и будет видение от “лица к лицу”, “каково оно есть”. Явленное, как через тусклое стекло (1 Кор. 13,12), явится тогда воочию. Церковь место особого пребывания Бога с людьми на земле будет небесным градом, местом особого пребывания Бога с людьми в вечности.

Тогда люди будут Его народом, ибо не будет уже иного царя и Он будет Богом их, и не будет богов иных. Но это должно предваряться уже сейчас. Мы все принадлежим к какомунибудь народу: к русскому, английскому, греческому, индийскому, но принадлежим ли мы уже к Его народу, к “народу святому, людям, взятым в удел” (1 Пет. 2,9)? Поревнуй о том, душа! Иные превозносятся принадлежностью к тому или иному народу. Однако в небесном граде будет проверяться не гражданство государств земных, не нация, но чужой ли ты и пришлец или согражданин святым и свой Богу (Еф. 2,19).

Нам свойственно любить свой народ и дорожить им. Но свойственна ли нам та божественная любовь, желающая видеть свой народ Его народом? Потрудились ли мы о том, помолились ли? Поревновали ли о братьях своих, родных нам по плоти? (Рим. 9,3).

Сам Бог будет Богом их. Что лучше: дом, одежда, друг или: мой дом, моя одежда, мой друг? Ясно, что второе. Как многие знают Бога, но стал ли Он Богом их? Что нам от таких отвлеченных понятий, как дом, одежда, друг, если они не стали нашими? Ты знаешь Бога Вселенной, Бога Авраама, Исаака и Иакова, но знаешь ли ты Бога своего? Стал ли Бог мира Богом твоим?

Сказав о чудном единении Бога с людьми в небесном граде, голос от престола возвещает далее о великом утешении, которого сподобятся святые. И отрет Бог всякую слезу с очей их, как и Исаия писал: “И отрет Господь Бог слезы со всех лиц” (Ис. 25,8). Сейчас на земле слезы не иссыхают на лицах людей, ибо идут они “долиною плача” (Пс. 83,7). Не случайно вся жизнь сравнивается с прохождением по долине плача. Но вот Сошедший в долину земных скорбей и слез восходит на гору Блаженств и возвещает: “Блаженны плачущие, ибо они утешатся” (Мф. 5,4). Настанет светлый день, когда Бог отрет всякую слезу, ибо иссушит их источник. Слезного моря и плача уже нет. Слезы покаяния иссушатся прощением, слезы скорбей — радостью. На Страшном cуде восплачут еще раз и праведники, ибо они увидят прегрешения своей жизни. Каждому со слезами придется отвечать за всю свою жизнь. Но вот и эти слезы иссушены — началась вечность небесной радости и веселья. Исчезла главная причина слез — смерть. И смерти не будет уже, “поглощена будет смерть навеки” (Ис. 25,8). Исторгнуто жало смерти — грех (1 Кор. 15,56) и “поглощена смерть победою” (1 Кор. 15,54)! Настало царство вечности, бытия всей твари в Боге!

Ни плача страждущих, ни вопля униженных и оскорбленных уже не будет. Как и Исаия говорил о новом Иерусалиме, что “не услышится в нем более голос плача и голос вопля” (Ис. 65,19).

Ни болезни уже не будет. Человек и вся природа, освободившись от греха и рабства тлению (Рим. 8,21), не будут уже знать болезни — этого проклятия прежнего мира (Быт. 3,1619). Болезнь — предверие смерти. Но вот закрылись врата смерти, и никто уже более не войдет ими. Вырван корень смерти, и исчезло древо болезней.

Ибо прежнее прошло. Прошли слезы, смерть, плач, вопли и болезни. Прошел образ прежнего мира. “И возвратятся избавленные Господом, придут на Сион с радостным восклицанием; и радость вечная будет над головою их; они найдут радость и веселье, а печаль и воздыхание удалятся” (Ис. 35,10).

Пакибытие вечности предваряется уже ныне в Церкви. Уже ныне в Церкви Христовой утешается плачущий, успокаивается вопиющий, исцеляется болящий, исчезает смерть, проходит образ грешного мира. Для этого обильно изливается благодать Божия. Душа, прошло ли твое прежнее? Исцеляешься ли от болезней греха, перешла ли ты от смерти в жизнь?

На этом кончаются слова небесного голоса, слышанного Иоанном.

Далее Иоанн слышит уже голос Самого Бога.


 Проект «Библеистика и гебраистика: материалы и исследования»
Сайт создан при поддержке РГНФ, проект № 14-03-12003
 
©2008-2017 Центр библеистики и иудаики при философском факультете СПбГУПоследнее обновление страницы: 24.3.2014
Страница сформирована за 46 мс 
Яндекс.Метрика